ЭСБЕ/Муции

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Муции
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Московский Университет — Наказания исправительные. Источник: т. XX (1897): Московский Университет — Наказания исправительные, с. 250 ( скан ) • Другие источники: РСКД


Муции (Mucii) — плебейский род. Из членов его замечательны: 1) родоначальник, легендарный Гай Муций Сцевола (G. Mucius Scaevola), составивший, с согласия сената, замысел убить этрусского царя Порсенну, осаждавшего Рим (около 507 г. до Р. Хр.). Замысел не удался; М. был схвачен и, в доказательство своей неустрашимости, положил, в присутствии царя, правую руку в огонь жертвенника и дал ей сгореть. Пораженный этим поступком, а также известием (по всей вероятности, выдуманным М.), что в заговоре участвуют еще 300 его сверстников, Порсенна отпустил М. на свободу и отступил от Рима. Блогодарные сограждане даровали М. прозвище «Левши» (Scaevola). 2) Публий М. Сцевола, тайный сторонник Тиберия Гракха, реформам которого он покровительствовал, будучи консулом (133 г. до Р. Хр.). Он изъял историографию из исключительного ведения великого первосвященника, чтобы, путем конкуренции, сообщить большую точность изложению событий. Он же открывает ряд знаменитых правоведов этого рода. 3) Двоюродный брат его, Квинт М. Сцевола, обыкновенно называемый авгуром, в отличие от своего одноименного родственника (см. ниже), консул 117 г. до Р. Хр. Знаменит мужественной защитой друга своего Мария перед Суллой, а также обширными познаниями в области права, особенно священного. Цицерон в своей юности был у него практикантом. 4) Сын Публия, Квинт М. Сцевола, великий первосвященник; в высшей степени честный и беспристрастный человек. Во время своего консульства (95 г. до Р. Хр.) провел, вместе с товарищем по должности, Лицинием Крассом, закон касательно ревизии и ограничения прав гражданства, послуживший одной из причин союзнической войны. В своем сочинении «Jus civile» (в 18 кн.), известном нам по многочисленным извлечениям из него в Дигестах, М. едва ли не впервые попытался привести гражданское право в единообразную и расчлененную систему, вместо прежнего, казуистического толкования законов.