ЭСБЕ/Оккам, Вильгельм

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Оккам
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Нэшвилль — Опацкий. Источник: т. XXIa (1897): Нэшвилль — Опацкий, с. 819—820 ( скан ) • Другие источники: БЭЮ : МЭСБЕ : НЭС : ADB : DNB (1885—1900) : OSN


Оккам (Вильгельм из О. — местечка в английском графстве Сэрре) — схоластик XIV века, главный представитель номинализма; слушал в Оксфорде Дунса Скота, потом преподавал теологию и философию в Париже. Выступил противником папской власти, признавая папу подчиненным в мирских делах — государям, а в духовных — всей церкви, и отрицая светскую власть папы. Призванный, за публичное распространение этих мнений, к папскому суду в Авиньон (в 1322 г.), он был заключен под стражу, но в 1328 г. бежал в Германию, под покровительство императора Людвига Баварского. Умер около 1350 г., по одним известиям в Мюнхене, по другим — в Неаполитанской области. Подобно другим знаменитым схоластикам, О. получил от своих учеников почетные названия Doctor invincibilis, D. singularis, Inceptor venerabilis. Основное его учение, кроме общего названия номинализма, обозначалось еще в особенности как терминизм, так как в образовании нашего познания он различал двоякого рода «термины»: 1) представления или мыслительные акты, вызываемые непроизвольно данными внешнего и внутреннего опыта — естественные знаки (signa) и следы (vestigia) существующего в познающем, и 2) произвольные обозначения предметов в том или другом отношении (nomma, voces), для правильного и отчетливого распорядка наших познаний. О. признавал действительно существующим только единичное (particularia). Родовые и видовые понятия имеют реальность только в своих индивидуальных представителях, например понятие «человек» — только в отдельных людях. Аристотелевы категории и Порфириевы предикабилии О. признавал лишь словесным, а не реальным распорядком. Сущность познания, с точки зрения О., состоит в фактической связи между нашими представлениями и понятиями (termini первого рода) и теми действительными впечатлениями, которыми непроизвольно вызывается наша умственная деятельность: самые акты нашего мышления, поскольку они обусловлены известной реальностью (в интуитивном познании), действительно извещают нас об этой реальности или обозначают ее, хотя это обозначение не должно быть принимаемо за изображение. Так как о Божестве мы не имеем наглядного (интуитивного) познания, т. е. никакого реального основания для дальнейшей абстракции, то значит о Боге невозможно и отвлеченное, а, следовательно, вообще никакое познание; Он есть исключительно предмет практической веры, порождаемой актом воли, и в этой непознаваемости и недоказуемости Божества состоит главная заслуга веры в Него. Сам О. не видел в Божестве ничего, кроме безусловного произвола и всемогущества, и в своем теологическом волюнтаризме шел еще дальше Дунса Скота (см.), вместе с которым он и в философии, несмотря на их разногласия в некоторых пунктах, заложил основы позднейшего английского эмпиризма. Из сочинений О., напечатанных уже в конце XV в., важнейшие суть: «Summa totius logices», «Quodlibeta septem», «Quaestiones super IV libr. Sententiarum», «Expositio aurea super artem veterem v. I. in Porphyrii praedicabilia et Aristotelis praedicamenta», «Centiloquium theologicum» и «Quaestiones in libros physicorum». — Из многочисленных учеников и последователей О. особую известность приобрели Иоанн Буридан и Петр de Alliaco.