ЭСБЕ/Органическая теория общества

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Органическая теория общества
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Опека — Оутсайдер. Источник: т. XXII (1897): Опека — Оутсайдер, с. 99—100 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Органическая теория общества. — От О. теории государства необходимо отличать О. теорию общества. Последняя возникла в социологии, как положительной науке об обществе, отрешившейся от каких бы то ни было метафизических идей, тогда как О. теория государства, наоборот, отличается более метафизическим характером. Во-вторых, социология имеет в виду общество, принимая это понятие в более широком смысле, нежели понятие государства. На О. теории сказывается, наконец, совершенно новое понимание организма, выработанное биологической наукой только за последнее время и совершенно чуждое прежней О. теории государства. Представители О. направления в социологии в громадном большинстве случаев игнорируют своих предшественников в области государствоведения. Родоначальником нового направления был Огюст Конт, у которого мы впервые встречаемся с идеей о том, что общество следует рассматривать как своего рода организм. Все «тела» в окружающем нас мире он делит на мертвые и организованные, причисляя к последним не только индивидуальные организмы, но и общества. Он является, вместе с тем, родоначальником стремления дать социологии чисто биологическое основание. Настоящее развитие эта идея получила лишь во второй половине XIX в., когда в биологии утвердился взгляд на организм как на своего рода общество, составленное из элементарных жизненных единиц (бионы или клеточки). Самым замечательным представителем О. теории общества является Спенсер. Он проводит аналогию между обществом и организмом, как двумя разными видами одного и того же рода существ. Развитие общества он понимает по аналогии с развитием организма, состоящим в процессе интеграции и дифференциации: более мелкие общественные группы сплачиваются в более крупные, причем взаимная связь частей социального целого скрепляется все сильнее, но зато эти части становятся все разнороднее, т. е. все менее похожими одна на другую. С этой точки зрения высота развития измеряется степенью интеграции целого и дифференциации частей: чем совершеннее организм, тем более его части поглощены целым и тем большее различие существует между частями. Обнаруживая аналогии между строением и развитием организма и общества, Спенсер отмечает и два важных пункта различия: во-первых, все части животного образуют одно конкретное целое, между тем как части, составляющие общество, образуют целое раздельное (discrete), но не конкретное; во-вторых, в обществе не существует того, что соответствовало бы «чувствилищу» отдельного организма (см. Спенсер). После Спенсера наиболее видными представителями О. теории являются Шеффле и Лилиенфельд, сочинения которых: «Строение и жизнь общественного тела» и «Мысли о социальной науке будущего» относятся к семидесятым годам. И в настоящее время органическая теория общества имеет немало представителей в социологической литературе; таковы Дюркгейм («О разделении общественного труда», 1893), Пиоже («Общественная жизнь, нравственность и прогресс», 1894), Вормс («Общественный организм», 1896) и др. Между этими писателями существуют большие разногласия в способах применения биологической аналогии, но вообще применение ее у всех страдает большей или меньшей произвольностью. Иногда они высказывают соображения, с которыми социологии несомненно приходится считаться, но в других случаях уподобления общества организму не имеют ни малейшего научного значения; например, Вормс серьезно рассуждает об измерении общества в длину, вышину и ширину, о половых различиях общественных организмов, об их органах выделения и т. п. О. теория общества сделалась предметом серьезной критики со стороны представителей других социологических направлений В русской литературе главная заслуга в этом отношении принадлежит Н. К. Михайловскому («Что такое прогресс», «Орган, неделимое, общество», «Что такое счастье», «Борьба за индивидуальность» и др.). Русский социолог становится, главным образом, на точку зрения человеческой индивидуальности, которой не может научным образом понять О. теория общества. Не в интеграции общества, сопровождаемой дифференциацией его членов, видит он прогресс, а в постепенном увеличении целостности индивидуумов, причем разделение труда должно быть возможно большим между органами индивидуума и возможно меньшими между самими индивидуумами. Весьма остроумной критике подвергает идею общественного организма Фуллье, в своей книге: «Современная наука об обществе» (1880): он сопоставляет эту идею с идей общественного договора, чтобы путем примирения обеих придти к понятию договорного организма. Последовательно проведенная О. теория общества приводит к отождествлению индивидуума с клеточкой общественного организма, к превращению личности в служебный орган общества, к отрицанию за личностью всякой творческой силы. Еще ранее уже существовало в литературе представление об органичности исторического процесса, которая якобы исключает самостоятельную творческую роль личности. В начале XIX в. стали говорить об органическом развитии языка, права и т. п. Немецкая метафизическая философия первой половины XIX в. также прониклась этой идеей, в применении к разным сторонам культурной и социальной жизни человека. В органической теории общества исторический процесс понимается так же, как чисто органическая эволюция (évolution spontanée Конта). По этому взгляду общество развивается как бы само собою, и общественная деятельность личностей отступает на задний план. Идея социального саморазвития нашла критика в лице американского социолога Лестера Варда (см.), автора «Динамической социологии» (1883), который различает в обществе процессы генетические, подобные безличной эволюции, и антропотелеологические, обязанные своим существованием тому, что человек ставит цели своей деятельности. Не отрицая доли истины, заключающейся в О. понимании общества, критики О. теории выдвигают вперед как бы игнорируемое ею начало личности. Сторонники О. теории часто обнаруживают большую непоследовательность, обходя встречающиеся им затруднения при помощи разного рода натяжек. Большей частью они не согласны между собой и относительно того, что следует понимать под обществом, при сравнении его с организмом; так напр., у Спенсера преобладает точка зрения политическая, у Шеффле — экономическая. В самое последнее время у представителей О. теории наблюдается стремление связать идею общественного организма с явлениями психического взаимодействия, происходящего между членами общества; но и тут они не идут далее органических аналогий, полагая, что индивидуальные сознания относятся к сознанию коллективному, как первичные элементы душевной жизни, представляемые отдельными мозговыми клеточками — к сознанию индивидуальному. В общем развитии социологии органическому направлению принадлежит весьма видное место, рядом с направлениями дарвинистическим (см. Дарвинизм в социологии), психологическим и экономико-материалистическим (см. Социология). Для характеристики и критики органической теории общества см., кроме названных трудов: Эспинас, «Общественная жизнь животных» (введение); Н. Коркунов, «Лекции по общей теории права»; И. Карев, «Основные вопросы философии истории» и «Введение в изучение социологии».

Н. К.