ЭСБЕ/Португалия

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Португалия
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Обада — Прусик
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Полярные сияния — Прая. Источник: т. XXIVa (1898): Полярные сияния — Прая, с. 607—624 ( скан ); доп. т. II (1906): Кошбух — Прусик, с. 455—457 ( скан · индекс ) • Другие источники: БЭЮ : ВЭ : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : OSN


Португалия[1] — королевство в Европе. Занимает западную часть Пиренейского п-ова, между 36°59′ — 42°8′ сев. шир. и 6°10′ — 9°31′ запад. долг. от Гринвича; образует продолговатый четырехугольник, наибольшая длина которого 558 км, а ширина от 107 до 220 км (диагональ от устья Миньо до устья Гвадианы равняется 535 км). На С и В граничит с Испанией, на Ю и З берега омываются Атлантическим океаном. Пространство на материке — 89372 кв. км, со включением о-вов Азорских и Мадеры, которые считаются принадлежащими к королевству, а не колониями — 92576 кв. км. Кроме того, П. принадлежат внеевропейские колонии, так называемые «заморские владения» (posesiones ultramarinas). Прежде П. делилась на 6 провинций (Миньо, Трас-ос-Монтес; Бейра, Эстремадура, Алемтехо и Альгарве), а в настоящее время на 17 округов и 4 округа на о-ве Мадейры и Азорских о-вах.

Устройство поверхности. По своему устройству, П. представляется настоящим приморьем, горы и более значительные реки которого составляют только западное продолжение внутренних террас и гор Испании и ее крупнейших рек. Она по преимуществу — страна горная, но ее горы лишь в некоторых частях подходят непосредственно к морскому берегу, образуя на нем мысы; большая же часть прибрежной полосы представляется плоским морским побережьем. Число хороших гаваней ограничивается устьями крупнейших рек. Наиболее возвышенная часть П. находится там, где проходит западное продолжение ряда цепей, образующих срединный хребет Пиренейского п-ова, между двумя кастильскими плоскогорьями, на живописной Серра да Эстрелла (Гора Звезды), главный массив которой лежит между Мондего и Зезерой. Эти горы, своей вершиной Malhão da Serra достигающие высоты 1993 м, идут через Эстремадуру к морю в виде ряда более низких плоских возвышенностей, а здесь вдруг обрываются самым крутым в горах Serra da Cintra и достигающим высоты 127 м мысом Рока (Cabo da Roca), представляющим самую западную оконечность европейского материка. На крайнем юге, как западное продолжение Марианской горной системы, постепенно из степей Алемтехо (Alemtejo) до высоты 903 м поднимаются горы Serra da Monchique, разграничивающие Алемтехо от Альгарве (Algarve). Горы эти состоят из параллельно с В на З идущих цепей, которые ниспадают в долины, становящиеся постепенно все уже и глубже, пока не доходят до песчаного и жгучего Альарвского побережья. Мыс Св. Викентия (Sâo Vicente), достигающий высоты всего 120 м, есть последний выступ и вместе с тем самая юго-западная точка Европы. На С Мондего лежит террасса Верхней Бейры со средней высотой в 600 м — мало застроенная человеческими жилищами, но богатая стадами скота плоская возвышенность, пересекаемая многочисленными глубокими, узкими и плодородными долинами, реки которых большею частью впадают в р. Дуро, или Дуэро (испанск. Duero). Влево от Дуэро возвышается Montemuro до 1389 м. Теснее всего сдвигаются тянущиеся на С этой реки скалистые гребни, представляющие собой разветвления горной страны Леона и Галисии; там на Миньо поднимается Serra do Soajo в 2400 м и Serra do Gerez в 1468 м. Serra do Marão в Tras os Montes достигает между Corgo и нижним Tamega высоты в 1422 м, Cimas de Mogaduro и Serra de Roberedo между нижним течением Сабора и Дуэро — 1008 м. Еще выше Serras (горы), которые более на севере служат связью между Serra Mamede и другими членами Галисийской горной системы. Почти все они состоят из гранита или из кристаллических шиферов, тогда как далее на Ю выступают более низкие известковые и шиферовые горы. Равнины находятся только в Алемтехо, Эстремадуре и Бейре, и все они носят характер степной.

Главные реки на материковой части П. Прежде всего следует назвать: 1) р. Миньо (португальск. Minho), которая, образуя границу, вступает на территорию П. выше Мелгасо (Melgaço) и на пространстве 40 км судоходна; ее приток — Кура (Coura); затем идут 2) Лима (Lima), вступающая в П. выше Линдозо, 37 км судоходна; приток её — Вез (Vez); 3) Кавад (Cavado), берущая начало на Serra de Larouco, 12 км судоходна; притоки ее — Rabagao и Homem; 4) Аве (Ave) из гор Serra de Cabreira, с притоками; 5) Дуро, или Дуэро, образующий выше Miranda do Douro границу с Испанией, около Barca da Alva совсем переходит на территорию П. и почти при самом вступлении сюда становится доступным для небольших судов; его притоки: с левой стороны — Cõa, Teja, Torto, Tavora, Paiva; с правой — Sabor, Tua, Tamega; 6) p. Вуга (Vouga) из гор Serra da Lapa; 42 км судоходна, притоки Agueda и Caiva; 7) Мондего (Mondego) из гор Serra da Estrella, 84 км судоходна; его притоки: с левой стороны — Alva, Ceira, Arunca; с правой — Dao; 8) Тэхо (Tejo), выходящий из Испании, где называется Tajo, образует сначала границу между Испанией и П., вступает совсем в пределы П. у Villa Velha уже почти судоходным и у Лиссабона образует великолепную гавань; левые его притоки: Sever, Niza, Sorraja; правые: Erges, Ponsul, Ocreza, Zezere; 9) Sado (Sadao) из гор Serra de Sao Martinho, 61 км судоходна; притоки Roxo, Figucira, Odivellas, Xarrama; 10) прибрежная р. Mira, 20 км судоходна; 11) Гвадиана (Guadiana), переходящая из Испании, образует от Badajoz do Mansaraz границу между П. и Испанией, пересекает вост. часть Алемтехо до Pomarao, где снова становится пограничным вплоть до самого устья; ее левые притоки: Degebe, Vascao, Foupana; правые: Ardilla, Chança. Внутренних озер в П. нет, за исключением нескольких горных озер в горах Serra da Estrella; зато в ней довольно много минеральных источников, которыми, однако, очень мало пользуются. Большая часть этих минеральных источников содержит серу, но встречаются и содержащие углекислоту, соль, медь, мышьяк. Известно до 103 источников, с температурой от 20 до 69°. Для лечебных целей приспособлены, однако, всего 7 источников.

Климат П., как и Испании, вообще теплый, кроме гор. В прибрежной полосе Альарвы, Азорских о-вов и о-ва Мадеры совсем не бывает морозов, на остальном прибрежьи морозы и снег редки и непродолжительны. По сравнении с теми же широтами Испании, в П. несколько холоднее, особенно летом. Нагорье на В (Кампо-Майор и т. д.) имеет более суровую зиму и более жаркое лето, чем прибрежье П. Кроме того здесь воздух суше, дождя выпадает мало. На побережьи и в низовьи рек лето почти без дождя, который падает, главным образом, с октября по март; количество дождя увеличивается с юга на север. Серра Эстрилья необычайно дождлива (297 стм в год).

  Широта Средняя температура Осадки, стм
Января Апреля Июля Октября Года Год
Фунчал, о-в Мадера 32° 15,9 17,1 21,9 20,1 18,8 68
Ангра и Дельгада, Азорские о-ва    38° 13,8 15,2 22,0 18,6 17,2 94
Лагор, Альгарва 37° 11,8 16,3    23,8 18,4 17,4 52
Лиссабон 39° 10,3 14,6 21,7 16,9 15,6 73
Коимбра 40° 9,5 13,0 20,8    15,3 14,6 89
Кампо Майор (выс. 290 м) 39° 8,3 16,0 25,2 16,4 16,3 56
Опорто 41° 10,1 15,1 20,6 16,0    15,2 117

Небо вообще ясное, особенно в летние месяцы; даже зимой редки дни совсем без солнца. Дожди падают обыкновенно в виде дивней. Бури бывают только поздней осенью, зимой и весной.

Растения и животные. В отношении растительности П., сообразно со своим атлантическим климатом, отличается от Испании главным образом перевесом лесов над покрытыми травой степными пространствами. Эти леса состоят преимущественно из пород Pinus, Pinaster и Pinea, Quercus suber, Quercus Hex, Q. lusitanica, Castanea vesca и др. Другую особенность ее составляет целый ряд растений, свойственных атлантической флоре, каковы Hedera canariensis, Prunus lusitanica, Davallia canariensis, много эрикаций, различные виды Ulex и Armeria. Насекомоловящее Drosophyllum lusitanicum и один из видов Empetrum’a (Empetrum album) имеют в П. свою родину. Распределение растений по поясам сообразно с высотой местоположения таково же, как и в Испании (см.), только на португальском побережьи, вследствие близости океана и обусловленной этим низкой температуры сравнительно с такими же местами на Средиземном море, границы этих поясов проходят гораздо ниже, чем в Испании. Царство животное в Португалии носит характер смешанный, южно-европейский и северно-африканский. Верблюд уже введен в П. Мир пернатых такой же, как и в Испании. Пресмыкающимися П. беднее на несколько видов, зато из амфибий один вид, саламандр, именно Chioglossa lusitanica, водится исключительно только в П. Реки П. очень богаты рыбой и моллюсками; речных раковин одних насчитывается до 30 видов; из земляных моллюсков встречаются преимущественно различные виды Helix.

Население. В 1835 г. в континентальной П. (без островов) насчитывалось 3076000 жит., в 1851 г. — 3487000, в 1864 г. — 3978713, в 1870 г. — 4160315, в 1878 г. — 4550669. Таким образом прирост населения за время с 1864 по 1878 г. составлял 4,56% (средним числом в 1 год 0,33%); в 1878—1890 гг. он достиг 13,26% (или 1,10% в 1 год). В 1878 г. мужчин было 2175829, женщин 2374870: на 1000 мужч. приходилось 1091 женщ. В 1890 г. общая сумма населения достигла 5049634 чел., из которых 389638 составляли население островов. Число браков в 1890 г. — 35769, деторождений — 164627 (в том числе внебрачных — 19994), смертных случаев — 112213. По американским данным, в 1891 г. переселилось в Бразилию 30071, в Соед. Штаты Сев. Америки — 1590 эмигрантов. Наиболее крупные населенные пункты П. — столица ее Лиссабон и главный портовый город Порто, или Опорто (см.). 14 городов имеют от 10 до 30000 жит. Население П. почти все принадлежит к так наз. португальской нации; но самая нация образовалась из постепенного слияния разных племен. Наибольшей чистотой крови отличается население двух северных провинций — преимущественно галицийцы (португ. Gallegos), которые, однако, значительно отличаются от испанских галицийцев и физически, и нравственно, прежде всего — трудолюбием. В остальных провинциях население образовалось из смеси, в основу которой легли древние лузитанцы; к ним присоединились в разное время римляне (или вообще италийские народы латинского корня), арабы, колонисты из Франции, Англии, Голландии, Фрисландии (во время крестовых походов), насильно крещеные евреи, цыгане и негры. О влиянии римской культуры см. ниже, в исторической части статьи. Арабы, владевшие страной в течение нескольких веков, наложили свою печать на физические и нравственные особенности народа. В Альарве (Алгарве, Алгарбия), где мусульмане господствовали до половины тринадцатого столетия, население до сих пор носит характер наполовину мавританский. Во времена кровавых расправ инквизиции, преследуемые в Испании евреи тысячами переходили в П. и селились вблизи испанской границы, образуя значительные общины. Мало-помалу они отчасти слились с остальной массой населения, внеся в его тип кое-что из своего характера, особенно в окрестностях Браганцы и во всем Трасос-Монтесе. Португальские евреи в свое время дали стране много замечательных деятелей; они основали в Лиссабоне Академию; первая книга в П. была напечатана евреем. Значительная часть португальских евреев, не желавших принять христианство, переселились в другие страны (см.). Негры в XVI ст. (и раньше) привозились в П. целыми тысячами (от 10 до 12 тысяч ежегодно), и еще в конце прошлого столетия черные составляли одну шестую часть всего населения Лиссабона. Они отправляли, большей частью, обязанности прислуги и в значительной степени смешивались с туземцами, способствуя усвоению ими типа более южного, чем существовавший у их древнейших предков. В настоящее время население П. представляется довольно однообразным по физическим признакам, характеру и языку. Черты лица вообще довольно грубоваты и неправильны: губы толсты, нос вздернут. Ростом португальцы невысоки, коренасты и, по большей части, склонны к полноте, особенно женщины. Не обладая благородной наружностью и горделивой красотой испанок, португ. женщины замечательны роскошными волосами, оживленными лицами, блестящими глазами. Португ. крестьяне услужливы, обходительны, сострадательны к чужому горю. Они хорошо обращаются с домашними животными и даже приручают диких зверей. Как и испанцы, они любят бои быков, но бой не имеет у них кровавого исхода, так как рога быка покрываются тупыми наконечниками. Разговорная речь их отличается изяществом, соединенным с некоторой церемонностью. Большой говорун, даже до болтливости, португальский простолюдин, тем не менее, всегда следит за своими выражениями; в его речи не слышно грубых клятв, не проскальзывают нескромные выражения. Выгодно отличаются португальцы, в особенности северные, от своих соседей-испанцев трудолюбием и энергией. Заботясь о производительности доставшихся им клочков земли, они придумывают остроумные способы для орошения верхних склонов скалистых холмов; во многих местах сооружения для ключевой воды представляют целые подземные галереи. Горы во многих местах изрезаны террасами, тщательно орошаемыми и превращающимися в искусственные луга. Крестьяне отличаются зажиточностью, сказывающейся, между прочим, в женском наряде, к которому в праздник привешивается масса дрогоценностей, преимущественно — золотых ожерелий в мавританском вкусе. В местностях, плотнее населенных и вообще не представляющих достаточных средств для существования жителей, смелые и энергичные португальцы бросают насиженные места и целыми тысячами идут искать счастья, иногда по ту сторону океана. Благосостояние Бразилии основано и поддерживается этими переселенцами из П., отличающимися выносливостью и мало страдающими от неблагоприятных условий климата, не поддаваясь даже желтым лихорадкам. В некоторых местностях в отхожие промыслы уходит так много мужчин, что они в известное время кажутся населенными чуть не сплошь женщинами. Часто почти все население занимается каким-нибудь одним ремеслом: так, напр., жители округа Вианны расходятся по стране преимущественно в качестве штукатуров и каменщиков. Своих ближайших соседей, испанцев, португальцы не любят. По мнению португальцев, «из Испании не идет ни хорошего ветра, ни хорошего быта» («De Espanha nem bom vento, nem bom casamento»). Испанцы платят им той же монетой, называя их «немногочисленными и сумасшедшими» («Portugueses pocos у locos»). Римское католичество признается господствующей или госуд. религией (religião do estado); все остальные вероисповедания терпимы. В ведении патриарха лиссабонского и архиепископов бражского и эворского состоят 9 епископств и 4043 церковных прихода. Прежде многочисленное черное духовенство с 1834 г. упразднено, вместе с уничтожением монастырей. Семь протестантских общин в Лиссабоне и Опорто насчитывают все вместе лишь около 500 членов. В отношении к землевладению и сельскому хозяйству можно различать четыре района: 1) северный от Миньо до среднего течения Мондего. Земля здесь представляет частью свободную собственность, частью наследственную аренду, поделенную между многими земледельцами. Здесь встречаются почти одни только мелкие участки, с заботливой и тщательной обработкой; разводятся маис, пшеница, овощи, конопля, лен, все среднеевропейские плоды и фрукты, каштаны, миндаль, апельсины, виноград и маслины. Скотоводство обеспечено хорошими пастбищами и лугами богатого дождями севера. 2) Горный район, к В от первого, обнимает округа Браганца, Вилла-Реаль, Гварда и Кастелло Бранко. Землевладение здесь более крупное. Рожь — господствующий из хлебных злаков; между домашними животными первое место занимают овцы и козы. 3) Средний район, от Мондего и за Техо, охватывающий в особенности Эстремадуру, с округами Лейриа, Сантафем и Лиссабон. Здесь находятся главным образом крупные земельные имущества, сосредоточенные в руках знати, государства и церкви; обрабатывают землю арендаторы со своими работниками. Почва вдоль берега песчаная, в общем — среднего качества; только в долине р. Техо и боковых долинах она очень плодородна. Разводят преимущественно пшеницу и маис, отчасти рис, и только в наиболее благоприятных местностях — виноград и фрукты. Скотоводство здесь большого значения не имеет. 4) Южный район — Алемгехо и Альгарва. Поместья здесь всего обширнее. Возделывается преимущественно пшеница самое обычное домашнее животное — свинья. В Альгарве в изобилии родятся южные фрукты, напр. апельсины, лимоны, фиги, миндаль, сладкие стручья (или сахарные рожки). В общем, во всей П., за исключением С и Альарвы, земледелие находится на очень невысокой степени. В последнее время многое сделано для улучшения и подъема земледелия: увеличено число мелких крестьянских владений, путем отчуждения национальных имуществ и облегчения перехода от аренды к собственности на церковных землях: пролагаются проездные и железные дороги, устраиваются сельскохозяйственные выставки, образовалось общество покровительства земледелию, учреждено несколько сельскохозяйственных училищ. Из всей площади П. на виноградники приходится 2,2%, на фруктовые сады 7,2%, на хлебные растения 12,5%, на стручковые плоды и другие полевые насаждения 2,7%, на степные пастбища и залежи 23,7%, на леса 2,9%; остальное на неудобные земли. Рис возделывается только на 7000 гектар, в болотистых местностях близ Лиссабона, Авейро, Коимбры и др. Кроме хлебных растений разводятся бобы, овечий горох, чечевица, горох, волчий боб (люпин). На кормовые травы обращается мало внимания. Садоводство и огородничество в крупных размерах процветает только в окрестностях городов. Картофель разводится везде. Разведение красной свекловицы стало значительно усиливаться, в особенности в Эстремадуре, в долинах р. Мондего и по р. Миньо. Дыни, тыквы и огурцы повсеместно вошли в употребление и на Ю считаются полевыми плодами. На С, в окрестностях Опорто, разводится земляника в очень больших размерах. Из промышленных растений возделывается только лен, в особенности по р. Миньо, и конопля, в Трас-ос-Монтес и Эстремадуре. Эспарто, из которого приготовляется бумага, растет на Ю, часто даже в диком виде и, подобно коре и листьям карликовой пальмы и волокнам питейры (Agave americana L.), служит материалом для плетеных работ, но предмета вывоза не составляет. Табак в континентальной П. не разводится. Распространено разведение маслины (на 2000 кв. км) в Алемтехо, Эстремадуре и Трас-ос-Монтес. Разведение винограда получило громадное развитие с тех пор, как французские виноградники были опустошены виноградной вошью, и представляет чрезвычайно доходную статью. Лучшие сорта португальского вина, кроме портвейна (см.) — Moscatels, Faro и Cetubal (белые вина, известные также под названием лиссабонского и с.-ивесского), Torres-Vedras, Moncaon, Barra-a-Barra, Collares (красные вина). В Альарве выделывается и водка. В среднем, производство вина за 1 год достигает 4 млн. гектолитров. Лесоводство только в королевских лесах Лейрии поставлено правильно, вообще же оно находится в жалком положении. В общем в П. 210000 гектаров занято хвойным лесом (пинии, прибрежная и терпентинная сосна), 50000 гектаров — пробковым и другими вечно зелеными дубовыми лесами. Близ Лейрии, в области наносных песков (дюн), гонится много скипидара. В 1870 г. лошадей в П. было 79716, мулов 60590, ослов 137950, овец 2706777, коз 936869, свиней 776868, крупного рогатого скота 520474 головы. Коневоды разводят лошадей двух типов: небольшую и крепкую галицийскую лошадь и обыкновенную, более распространенную бетийско-лузитанскую. Шерсти получается в год до 50000 метр. центнеров. Значительно развито разведение шелковичного червя; количество добываемого в год шелка-сырца доходит до 15000 кг. Рыбной ловлей на море (сардины, тунцы и т. п.) занято бывает до 4000 судов. В новейшее время обращено внимание и на многочисленные устричные мели. Горное дело довольно развито, но, ввиду обилия минеральных богатств в стране, оно могло бы получить и гораздо большее значение. Горы П. доставляют медную руду (180000 тонн), марганцовую (6000 тонн), железную, свинцовую и др., затем каменный уголь (16000 тонн). Из морской воды в 1200 солончаках на морском берегу добывается ежегодно около 250000 тонн соли, значительное количество которой вывозится за границу. Строительным материалом горы П. также богаты; в особенности много мрамора, который отличается большим разнообразием. Богаты и залежи глины, мергеля и песка (фарфоровая глина — в окрестностях Опорто). В горах Serra Estrella встречаются гранаты и гиацинты, под Batalha — агаты, в горах Serra do Gerez — аметисты. Промышленность лишь отчасти удовлетворяет местным потребностям и по качеству произведений значительно уступает заграничной. Главные центры ее — Лиссабон и Опорто. На первом месте стоит производство тканей — шерстяных, льняных, хлопчатобумажных и шелковых. Кожи, обувь и шляпы также служат предметами вывоза. Видное место занимают золотые и серебряные работы, из последних — в особенности филигранные. Заводы стеклянные и фарфоровые, писчебумажные фабрики, мукомольное дело (8 паровых мельниц в Лиссабоне), пивоварение, выгонка водки; производство железных изделий и машин, сахара, шоколада, мыла, свечей, консервов, кружев, пробковых изделий, мебели, вагоно- и судостроительство. Табак составляет монополию одного общества. В 1893—94 г. было выпущено 1892500 кг табака, сигар и сигарет на сумму 7200000 мильрейсов; государство от этой монополии получает дохода 4350000 мильрейсов. В 1894 г. промышленных учреждений считалось 1299, рабочих — 90144; стоимость продуктов производства определилась в 27 млн. мильрейсов. Участие Португалии во всемирной торговле не соответствует ее положению и числу жителей. В 1893 г. ввоз составлял 38314780 мильрейсов, вывоз 23358739 мильрейсов, в 1894 г. ввоз — 35662499 мильрейсов, вывоз — 23911793 мильрейсов, в 1896 г. ввоз — 40815913 мильрейсов, вывоз — 29879375 мильрейсов. Главными предметами ввоза в 1896 г. были (в тысячах мильрейсов): хлеб 4353, хлопчатая бумага 2105, треска 2270, сахар 1907, каменный уголь 1743, хлопчатобумажные ткани 1747, железо 1873, шерсть 1121, животные 2472, шкуры и кожи 1154; главными предметами вывоза — вино 10983, пробка 3650, медная руда 1052, животные 2510. Транзит в 1894 г. достиг суммы 12,2 млн. мильрейсов. Движение судов во всех гаванях П.: в 1896 г. вошло 10323 судна, с грузом в 8515 тыс. тонн; вышло 10477 судна, с грузом в 8536 тыс. тонн; около половины — суда дальнего плавания. Наиболе крупную торговлю П. ведет с Великобританией, Германией, Францией, Бразилией, Сев.-Америк. Соединенн. Штатами, Испанией и Бельгией. Торговый флот П. в начале 1895 г. состоял из 258 судов, вместимостью в 89 тыс. тонн.

Железные дороги П. в 1896 г. имели длину в 2358 км, в том числе 1470 км правительственных жел. дор. Шоссейные дороги в 1884 г. имели длину в 9155 км. Длина телеграфной линии в 1894 г. 7245 км, длина телеграфной проволоки — 15101 км, число телеграфных контор — 386. В течение года подано 1326 тыс. телеграмм. Почтовых учреждений в 1895 г. было 4856; через них прошло 28 миллионов закрытых писем, 68 млн. открытых и 30 миллионов произведений печати и образчиков товаров. Кредитных или финансовых учреждений в 1892 г. было 40, с капиталом в акциях на 14,3 млн. мильрейс. Главное из них — Португальский банк, в настоящее время единственный учетный банк в стране, с акционерным капиталом в 13,5 млн. мильрейсов, металлическим фондом в 8090000 мильрейсов и оборотом на 51894000 мильрейсов.

Меры, вес, деньги. В 1852 г. в П. принята система французских мер; с 1868 г. они одни употребляются в пределах собственно королевства, тогда как в колониях все еще удерживаются прежние. Монетной единицей считается реал (португальск. Rei, множеств. Reis), но монеты такой ценности нет и счет обыкновенно ведется на тысячи рейсов (португ. Milreis), а в более крупных суммах — даже на миллионы рейсов или конто (португ. Contos de Reis). Чеканятся монеты медные, в 3, 5,10, 20 и 40 рейсов, серебряные — в 50, 100, 200 и 500 рейсов; золотые — корона (corõa), стоимостью в 10000 рейсов, 1/2, 1/5 и 1/10 короны. В большом ходу также английское золото: 1 фн. стерл. принимается в 4500 рейсов. Старые португальские монеты (теперь редкость): 1 peca = 8000 рейсов и 1/2 реса = 4000 рейсов.

Образование. Школьное обучение в П. для народа считается обязательным, но в действительности находится в довольно жалком положении: в 1890 г. умели читать и писать только 938165 лиц, а 110607 — только читать. В 1890 г. было 3864 народных школы, с 181738 учащихся, и 1600 частных начальных училищ, с 60000 учащихся. Для образования учителей и учительниц существуют так называемые нормальные училища (4 для учителей и 1 для учительниц). В 1891 г. насчитывалось 23 правительственных лицея, 3 муниципальных училища, 18 среднеучебных заведений в ведении духовенства, кроме частных училищ, в которых преподаются преимущественно предметы реального образования. 25 ремесленных, 6 сельскохозяйственных училищ. Высшие учебные заведения: Университет в Коимбре, Политехническое училище в Лиссабоне, Политехническая академия в Опорто, медико-хирургические училища в Лиссабоне, Опорто и Фунхале, Высшие ученые курсы в Лиссабоне, Академия художеств в Лиссабоне и Опорто, Музык. консерватория в Лиссабоне, Сельскохозяйств. институт, Военное и Морское училище. Королевская академия наук в Лиссабоне, астрономические и метеорологические академии в Коимбре и Лиссабоне. В этих обоих городах — естественно-исторические музеи. В Лиссабоне Археологический музей и Музей академии наук с богатой нумизматической коллекцией, Национальная библиотека; в Коимбре университетская библиотека и библиотека монастыря Св. Креста Господня. Благотворительных учреждений в П. очень много; самые важные из них: Santa Casa da Misericordia, в Лиссабоне, соединенная с большим воспитательным и сиротским домом; больница São José — там же, Casapia в бывшем монастыре иеронимитов, в Белеме; сиротский дом воспитания в Опорто; дом умалишенных в бывшем монастыре, в Лиссабоне.

Военное дело. Военный устав 12 сентября 1887 г. подтвердил еще раньше введенную всеобщую воинскую повинность, но разрешил выкуп и заместительство. Ежегодно около 12000 молодых людей поступает на службу под знаменами, после чего они в течение 5 лет состоят в резерве 1-го класса и 4 года — в резерве 2-го класса. В 1891 г. трехгодичный срок действительной службы сокращен до 24 месяцев. По закону 18 февр. 1890 г., резервисты 1-го класса могут быть призываемы ежегодно для 20-ти дневных упражнений и кроме того для смотров. Пехота состоит из 24 пехотных и 12 егерских полков, каждый в два батальона, и 36 кадровых батальонов (в батальоне 4 роты); кавалерия — из 2 уланских и 8 егерских полков, по 3 эскадрона и одному кадровому; полевая артиллерия — из 3 полков, по 10 батарей в 6 орудий и 2 кадровых батарей в 4 орудия (две батареи в 1894 г. обращены в конные), и одной горно-артиллерийской бригады, в 2 батареи по 8 орудий и 4 кадровых батареи, крепостная артиллерия — из 2 полков по 8 рот и 8 кадровых рот; инженерные войска — 1 полк в два батальона по 4 роты и один кадровый батальон также в 4 роты; одна минная (торпедная) рота, которая относится уже к флоту; затем к армии принадлежат еще муниципальная гвардия (жандармы) и таможенно-пограничная стража. Состав войска в мирное время определялся на 1894—96 г. в 30000 чел., в военное время — в 150000 чел. Войско в военное время имеет 264 орудия и 23000 лошадей или вьючных животных. Пехота вооружена ружьями (8 мм) системы Kropatschek М/86, кавалерия — карабинами системы Snyder M/72. Кроме Военного училища Лиссабоне, с особым отделением для приготовления офицеров генерального штаба, есть еще Практическое пехотное и кавалерийское училище в Мафре. Для приготовления к Военному училищу служит предназначенная для сыновей офицеров Военная коллегия близ Лиссабона. Из многочисленных крепостей П. замечательны: лиссабонский укрепленный лагерь (построенный в новейшее время), укрепления при устье Тэхо и при Elvas. Колониальные войска состоят из одного пехотного полка в 4 батальона (из европейцев), 8 егерских батальонов для Африки, 2 егерских рот для Тимора (преимущественно из местных уроженцев), в общей сложности около 9000 чел.

Военный флот в 1896 г. состоял из одного панцирного корвета, 6 корветов, 21 канонерск. лодки, 2 транспортных судов, 1 буксирного парохода и нескольких учебных судов, канонерских лодок и шлюпок для таможенной службы и т. п. целей, в особенности в колониях. Есть также одно подводное судно. Вооружение судов самое разнообразное. Морской персонал в 1895 г. состоял из 294 флотских офицеров, более 240 врачей, духовных, инженеров, механиков, гардемаринов и комиссариатских офицеров, и 4699 матросов, из которых 400 приходятся на колонии. Вневропейские колонии П.:

А) в Африке Кв. км Жителей
Острова Зеленого мыса 3851 110926
Гвинея 87000 ?
Св. Фомы и Принсипе 1080 20931
Ангола, Бенгуэла и т. д. 1315460 12400000
Восточно-африканская республика    768740 800000
Итого в Африке 2126131    13331857
Б) в Азии Кв. км Жителей
Индия Гоа 3270 445449
Дамао 383 56084
Диу 5 12636
Макао 12 67036
Тимор 16300 300000
Итого в Азии 19970 881205
Всего    2146101 14213062

Бюджет колоний в 1694 — 95 г.: приход — 4929314 мильрейсов, расход — 5162861 мильрейс. Торговые обороты колоний в 1891 г. достигали по ввозу 3939000 мильрейсов и по вывозу 5121000 мильрейсов. Герб П. см. VIII, 464—465. Флаг П. состоит из двух равных вертикальных полос синей и белой, на рубеже которых гербовый щит, окруженный желтой полосой и украшенный короной. Ордена: орден Христа, военные ордена Сан-Яго и São Bento de Aviz, орден da Torre e Espada, орден de Nossa Senhora da Conceição de Villa Viçosa и орден Св. Изабеллы.

Литература (география, этнография, статистика): J. von Minutoli, «Portugal und seine Kolonien» (Штуттгардт, 1855); «Diccionario abreviado de chorographia, topographia e archeologia das cidades etc. de Portug.» (Лиссабон, 1861); Rousseyroux, «Le P.» (там же, 1880); Aldama-Ayala, «Compendio geographico-estatistico de P. e sus posesiones ultramarinas» (Мадрид, 1880); Crawfurd, «P., old and new» (Лонд., 1880); Passarge, «Aus dem beutigen Spanien und P., Reisebriefe» (Лейпциг, 1883); Müller-Beeck, «Eine Reise durch P.» (Гамбург, 1883); Willkomm, «Die Pyrenäische Halbinsel» (т.1, Прага, 1884); de Vezelay. «Le P. politique» (П, 1891); Tavares de Medeiros, «Staatsrecht des Königreichs P.» (Фрейбург, 1892); Braga, «Ethnographia portugueza» (Лиссабон, 1885). Путеводители (по Испании и П.) изд. Murray (Л.), O’Shea (там же), Lavigne (П.), Hartleben (II изд. «Spanien und Р.», Вена, 1892). Официальные издания: «Annuario estatistico de Portug.», «Estatistica de P., Populaçao», «Estatistica geral do commercio de P.». «Boletin official» и проч. См. также Ribeiro, «Historia dos estabelecimentos scientificos, litterarios eartisticos de P.» (Лиссабон, 1871—72). Карты: «Carta chorographica dos Reinos de P. e Algarve» (на 37 листах, масштаб 1:100000, еще не окончена); Folque, «Carta geographica de Р.» (масштаб 1:500000, 1870 г. сл.).

Государственный строй П. основывается на конституционной хартии короля дона Педро IV от 29 апреля 1826 г., дополнительном акте королевы Марии II 1852 г., сопровождавшем восстановление конституции после ее двукратной отмены, избирательном законе 1859 г., законе о палате пэров 1878 г., новом избирательном законе 1884 г. и конституционном законе 1885 г., введшем институт избираемых пэров. П. — ограниченная монархия. Королевская власть наследственна в Браганцском доме, с предпочтением мужчин женщинам только в одном поколении. Законодательная власть принадлежит королю и кортесам, делящимся на две палаты — палату пэров и палату депутатов. В первой заседают принцы королевского дома, 100 лиц, пожизненно назначенных королем, 13 прелатов и 50 пэров, избираемых населением в округах (двухстепенной подачей голосов), Университетом и некоторыми другими учреждениями. Пэры назначаются короной из числа бывших министров, членов госуд. совета, депутатов, заседавших в палате не менее 8 избирательных периодов, высших чинов армии, дипломатии, суда, администрации, профессоров университета, а также купцов и промышленников, удовлетворяющих требованию высокого имущественного ценза, именно уплаты в течение последних трех лет не менее 700 мильрейсов податей ежегодно. Несмотря на упорную борьбу за всеобщую подачу голосов, вызвавшую несколько реформ избирательного права, право голоса для выбора депутатов поныне обусловлено имущественным цензом, именно доходом не ниже 100 мильрейсов (для права быть избранным — не ниже 400 мильрейсов); образовательный и служебный ценз заменяет собой ценз имущественный. Выборы производятся на 3 года, по спискам; избираемые пэры избираются на 6 лет. Как палата депутатов, так и избираемые пэры могут быть распущены короной до окончания срока, вместе или порознь. Палата депутатов состоит из 120 членов. Президент и вице-президент верхней палаты назначаются короной, президент и вице-президент палаты депутатов — ею же, но из числа 5 кандидатов, предложенных палатой. Сессия продолжается не менее 3-х месяцев в году, для обеих палат одновременно. Верхняя палата является верховным судом для членов королевской семьи, министров, членов государственного совета, пэров и депутатов (для последних — только в случае совершения ими преступления во время законодательной сессии). Законодательная инициатива принадлежит короне, через посредство министров, и обеим палатам кортесов, за исключением законопроектов финансовых, инициатива которых не может принадлежать пэрам. Для действительности закона требуется согласие обеих палат и санкция короны, сохраняющей право veto. В случае разногласия двух палат по вопросу о поправках к какому-либо закону, при согласии их относительно закона в принципе, избирается комиссия из равного числа депутатов и пэров, которая окончательно решает, большинством голосов, спор между палатами. Государственный совет, члены которого пожизненно назначаются короной, представляет королю свои заключения по важнейшим вопросам управления. Министры, числом 7, обыкновенно назначаются из среды кортесов и во всяком случае ответственны перед ними. Судит их, в случае совершения ими преступления, палата пэров, предает суду — палата депутатов. Португальскую конституцию во французском переводе см. у Dareste, «Les constitutions modernes» (т. I, П., 1891); ср. L. P. Coïmbre, «Estudios sobre a Carta constitucional de 1826 e Acto addiccional de 1852» (Лиссабон, 1878—1880).

Во главе всех судебных учреждений находится высший суд в Лиссабоне. Три апелляционные палаты (Relações), в Лиссабоне, Опорто и на Азорских о-вах. Судов первой инстанции 146, по числу судебных округов (Comarcas). В уголовных делах первой инстанцией является суд присяжных. В общинах существуют еще единоличные судьи. До 1894 г. бюджет в П. в последнее десятилетие ежегодно давал дефицит в среднем около 8 млн. мильрейс., так что с 1853 по 1892 г. государственный долг П. воз-рос на 312 млн. мильрейс. После того как в 1891—92 г. дефицит оказался свыше 16 млн. мильрейс., правительство вынуждено было понизить проценты по государственному долгу (по внешним займам понижение доведено до 331/3%, по внутренним — до 70%). С 1894 г. стал появляться излишек доходов. По смете на 1897—98 г., доходов предположено 55105878 мильрейс., расходов — 55034844 мильрейс. Главная статья расходов — проценты и погашение госуд. долгов (ок. 23 млн. мильрейс.). Общая сумма госуд. долга — 664 млн. мильрейс.).

История. Современную П. историки отождествляют с прежней Лузитанией, хотя границы ее не везде совпадают с границами последней. Она испытала участь всех остальных стран Пиренейского полуострова. Целый ряд пришлых народностей попеременно владел ею, покоряя ее жителей, смешиваясь с ними и затем уступая свое место новым пришельцам. Финикияне, проникшие впервые на полуостров за 600 лет до Р. Хр., застали там два племени, иберов и кельтов, с которыми завязали торговые сношения, получившие еще большее развитие в руках карфагенян. Мало-помалу на различных пунктах морского побережья основались греческие колонии и греческие города и произошло смешение кельтских, греческих и финикийских племен. В 139 г. до Р. Хр. П. была завоевана римлянами, после продолжительной борьбы, во время которой видную роль играл Вириат (см.). Римская цивилизация оказала глубокое влияние на смешанную народность, не успевшую еще обратиться в сильное и компактное целое, способное противостоять цивилизующему влиянию Рима. Лузитания образовала римскую провинцию, занимавшую большую часть современной П. и теперешние испанские области Эстремадуру, Саламанку и зап. часть Толедо; в ней насчитывалось 46 городов. Вместе с остальной частью полуострова П. подверглась вторжению аланов (409 г. по Р. Xp.), свевов (440 г.) и вестготов (583 г.). Последние включили П. в состав вестготского королевства. Испанско-римское население страны исчезло, отчасти, под мечом варваров. Готы разделили обработанную часть королевства на три части: одна была предоставлена испано-римлянам, а остальными двумя воспользовались готы, хотя число туземцев значительно превосходило число завоевателей. Мало-помалу между сохранившимися остатками испано-римлян и завоевателями произошло примирение: отдельные готские и римские права были уничтожены, и все члены общества подчинились одному и тому же кодексу законов (Foro dos Surzes), представлявшему смешение различных варварских и римских учреждений; все жители полуострова образовали одну нацию, под именем готов. Население разделялось на три большие группы: дворян, свободных (ingenios) и рабов различных градаций (servo). Рождением определялась принадлежность к сословию: сын раба считался также рабом. Так как в основании нового общества лежала обширная система клиентуры, по которой свободные отдавали себя под покровительство дворян, получая от них средства к жизни, то дворянство завладело почти всеми готскими уделами и раздало их своим приближенным в качестве бенефиций. Произошло разделение свободных на 2 класса: близкий к дворянству и близкий к рабам. От первых произошли buccelarios, или лица, не обладавшие собственностью и жившие за вознаграждение, получаемое от сеньоров; от вторых — свободные землевладельцы. Муниципии продолжали жить и получили еще большее значение. Место прежних praesides, consules и т. д. заступили графы, обладавшие не всеми прерогативами римских губернаторов: они сосредоточивали в своих руках центральную власть, взимали налоги, производили набор людей в войска, но внутренняя жизнь местности находилась под надзором курии и муниципальных чиновников. Король был самым крупным землевладельцем страны, отчасти благодаря крупным наделам, доставшимся короне при распределении готами обработанных земель, отчасти вследствие увеличения земель, получаемых в виде пени за преступления. Его вассалы были наиболее многочисленны; они приписывались не столько к королю, сколько к короне, потому что монархия была избирательная, и по смерти короля бенефиции зависели не от его детей, а от его преемника. Земли, принадлежавшие готам, были избавлены от налогов, которые всей тяжестью ложились на низшие классы населения — рабочих, поденщиков, колонистов и рабов, принадлежавших к испано-римской расе. Положение колонистов при римском владычестве ближе всего подходило к положению крепостных; таким оно осталось и при готах, которые предоставили себе военные занятия, а туземцам — земледелие. В муниципиях народ разделялся на декурионов и плебеев; первые образовали curia, или senatus, который избирал муниципальные власти и взимал налоги. В VIII в. произошло завоевание П. арабами, которое привело к еще большему смешению народностей. Под мудрым управлением Омейядов, древние римские колонии и города сохранили самоуправление и увеличили свое благосостояние. Покоренному народу была предоставлена полная религиозная свобода; он сохранил свою собственность, под условием уплаты известной дани, размер которой был вовсе невелик сравнительно с тем, что ему приходилось выплачивать при прежних владельцах. Превосходя испано-готов своим умственным развитием, арабы оказали на них сильное влияние; национальные обычаи были забыты, покоренный народ усвоил восточную литературу, философию, науку и поэзию. Для полного слияния оставалось одно непобедимое препятствие — различие в вере. Часть населения нашла себе убежище в неприступных Астурийских горах, куда перенесла свои нравы и учреждения. Оттуда начинается ряд нападений на арабов, особенно успешных после того как халифат Омейядов распался, в XI в., на отдельные части, постоянно воевавшие друг с другом. Фердинанд Вел., король Леона и Кастилии, занял Коимбру, Опорто и мн. др. города. Эта часть страны, по имени своего наиболее значительного города Опорто, получила с этого времени название П. (Portucale, terra portucalensis). Когда в Испанию были призваны Альморавиды, Альфонс VI, сын Фердинанда, был разбит (при Саллаке, или Сагалии, в 1086 г.), но, пользуясь междоусобиями между мусульманами, завоевал (1093) Сантарем, Лиссабон и Синтру. Мужу своей дочери, Генриху, графу Бургундскому, Альфонс отдал П., состоявшую из областей Коимбры и Опорто (1095 г.). Генрих, первый государь П., принял титул графа Португальского. Он участвовал в крестовых походах, воевал с маврами, принимал деятельное участие в гражданских войнах, раздиравших Кастилию, Леон и Арагонию. При его вдове Терезе, управлявшей страной до 1128 г., границы П. были расширены вдвое, а значение страны сильно возрасло по мере того, как междоусобия в Леоне и Кастилии ослабили эту монархию. Тереза начала именовать себя королевой и управляемая ею область стала обозначаться именем «королевство П.», вместо прежнего названия: Галиция. Первый документ, на котором П. обозначена новым именем — карта, составленная в 1116 г. С этого времени П. всегда сохраняла единство по отношению к другим государствам; ее вожди сражались всегда под одним и тем же знаменем, несмотря на частные недоразумения, возникавшие среди них. Сын Генриха, Альфонс-Генрих (1128—1185), долго боролся с императором всей Испании, как называл себя теперь король Леона и Кастилии, Альфонс VII, а также с мусульманами. Битва при Орике, в которой он разбил сарацин (1139), сделалась, по мнению хроникеров, краеугольным камнем португальской монархии. Мирным договором с Кастилией (1143) за Альфонсом-Генрихом был утвержден титул короля. Для упрочения своего молодого государства Альфонс-Генрих поставил его под охрану и верховенство папского престола, обязавшись уплачивать ежегодно папе дань в количестве 4 унций золотом. С этих пор португ. государям приходилось постоянно вести борьбу с папами, стремившимися захватить в свои руки власть над страной. В 1147 г. Альфонс-Генрих захватил Лиссабон, куда и перенес свою столицу из Коимбры. К 1166 г. его владения достигли границ современной П. При покорении мусульманских областей те из мавров, которые признали власть христиан, продолжали мирно жить рядом с ними; их свобода, жизнь и имущество находились под охраной хартий, выдаваемых королями. Евреи, положение которых значительно улучшилось при мусульманском владычестве, также образовали значительную часть населения во многих городах и деревнях П. Постоянные войны, набеги неприятеля опустошали страну; быстрое заселение ее являлось делом первой необходимости, и к этому были направлены усилия ее государей: Санчо I, прозванного Proveados, т. е. устроителем городов (1186—1211), Альфонса Толстого II (1211—1228), Санчо II (1223—1246), Альфонса III (1246—1279). Еще Генрих Бургундский призывал для этой цели из Зап. Европы, преимущественно из Франции, колонистов, которые устраивали новые поселения и города, получившие муниципальные права. Разные рыцарские ордена, селившиеся внутри королевства, приводили с собой громадные свиты. Короли давали средства на возведение вновь разрушенных городов, на постройку новых замков и деревень, раздавали земли тем, кто служил им хорошо, расширяли владения монастырей, под условием, что они будут хорошо обрабатываемы. На прелатов и дворян возлагалась обязанность основывать новые города внутри страны или поправлять замки на границе. Развитие страны замедлялось, помимо войн, голодовками и эпидемиями. В XIII в. масса португальского населения состояла: 1) из мосарабов, т. е. потомков испано-готов, переродившихся под влиянием новой цивилизации и составлявших главную часть низших классов, и 2) из испано-готов, потомков астурийских изгнанников, слившихся с туземцами этих гор, не знавших рабства, смелых, энергичных; из них составилось, главным образом, испанское дворянство. Этому христианскому обществу противополагались сарацины и евреи, причем первые были гораздо многочисленнее и пользовались гораздо большим значением. Все королевство делилось на округа, представлявшие административные и военные единицы и называвшиеся землями, terras; они управлялись дворянином (rico homen или tenente, иногда dominus terrae) и образовывали в то же время судебные округа (judicatum), начальники которых назывались судьями (judex, judex terrae). Кроме этих властей, в округе существовал еще фискальный чиновник (maior, maiordomus), уполномоченный собирать налоги. Округа обыкновенно подразделялись на престимонии (praestimonium, prestamum), т. е. на известное количество деревень, или приходов, доходы с которых отчасти или всецело доставались на долю одного лица (prestamarius), в виде вознаграждения за военную или гражданскую службу. Те королевские налоги, которые не получали этого назначения, составляли доход rico homen. С течением времени, по мере возрастания благосостояния страны и умножения ее населения, количество подразделений увеличилось. В то же время, уже в начале XII в., в П. существуют в разных местах в зачаточном виде общины (concelhos) разных степеней развития; они постепенно возрастают и в числе, и в могуществе; общинные принципы представляют выдающуюся черту царствований Альфонса I и особенно Санчо I. Народ быстро проникся мыслью, что принцип ассоциации обладает могущественной силой и служит лучшей защитой личности и имущества от всякого рода посягательства. Как те общины, которые возникли еще до образования монархии, так и те, которые были основаны в XII и XIII в., могут быть разделены на три класса: зачаточные, полные и неполные. От числа привилегий, предоставленных общинам, зависела степень свободы, которой они пользовались. Во главе общинной юрисдикции стоял в полной общине особый судья, избираемый местами самой общиной, местами сеньором; он решал дела обыкновенно при помощи совета из добрых людей (homens bons). В некоторых общинах рядом с судьей назначался (местами избирался) и фискальный чиновник. Короли стремятся заменить избранных судей коронными, но общины энергично противятся этому, жалуясь, что король таким образом действий нарушает их права (лиссабонские кортесы 1352 г.), и что жалованье, выплачиваемое ими королевским чиновникам, налагает на них бесполезное бремя. Король уступил, в 1352 г., требованиям городов, но потребовал, в свою очередь, чтобы они избирали добросовестных и способных людей, угрожая, что «в противном случае его corregedores наложат на них достойное наказание» (corregedores — чиновники, которых король отправлял в разные местности для выслушивания жалоб местных жителей и исправления разного рода несправедливостей). В первых хартиях, данных общинам, не замечается разделения классов; все жители общины называются peoes, пешие (потому что они должны было отправлять свою службу пешими), или tributarios, плательщими. Начиная с первых годов XII ст. встречаются упоминания о cavalleiros villaos colonos, обязанных нести службу на лошади, но зато избавленных от необходимости платить дань. Cavalleiros и peoes различаются друг от друга: первые принадлежат почти исключительно к владельцам недвижимой собственностью, вторые образуют собственно ядро общины и состоят из земледельцев, ремесленников и торговцев. Они находятся в непосредственной зависимости от короны. Те землевладельцы, colonos, которые находятся в зависимости от cavalleiros, называются jugadeiros. Низшую ступень общественной лестницы составляли рабы; но в начале XIII в. рабство было превращено в крепостную зависимость. Cavalleiros делились на cavalleiros, или escudeiros fidalgos, и cavalleiros, или escudeiros villaos. Первые имели право на большую виру и могли обратить свои поместия в honrar, лены; последние представляли собой земдевладельцев не дворянского происхождения. Родовые дворяне, infançon, владевшие недвижимым имуществом в городе, пользовались правами cavalleiros. Был еще особый род граждан, visinhos (соседей), обыкновенно принадлежавших к высшему дворянству и к свите короля и представлявшихся как бы патронами данной местности. С начала XII века до конца XIV в., в особенности при Альфонсе III, большинство местностей П. получили общинные права, foraes, которые представляют наиболее характерную черту этого периода. Не только короли и принцы выдавали foraes, но и вельможи, гроссмейстеры рыцарских орденов и прелаты раздавали их тем общинам, которые находились в зависимости от них. Последнего рода foraes обыкновенно утверждались королем. Если известный forae казался королю особенно важным и полезным, то он давал его разным местностям, находившимся в одинаковых условиях. Три условия, однако, действовали разрушительным образом на общинное управление в П.: 1) существование особого суда для каждой отдельной общины; 2) полное отделение дворянских классов от других граждан, распространявшееся и на принадлежавшие им земли, и 3) различие между жителями общин и лицами, жившими вне общин — различие, благоприятное для первых. Все это вызывало постоянные раздоры, недоразумения и столкновения и привело, в конце концов, к разрушению общинного строя. — К тому же времени, к которому относится развитие общинного строя, можно отнести и развитие представительных собраний, или кортесов. Представительные учреждения возникли в П. очень рано. Зародыши их мы видим в национальных и провинциальных conciles вестготской эпохи, в заседаниях совета светских и духовных вельмож при дворе короля. Национальные conciles созывались королем главным образом для решения церковных дел, но в обсуждении их принимали участие и светские вельможи. После завоевания арабов светский элемент выступает резче вперед; дворяне, действуя на поле брани, приобретают первенствующее значение. Conciles попрежнему начинаются обсуждением церковных дел, но затем переходят и к разрешению вопросов, возбуждаемых народной жизнью. Иногда на этих собраниях присутствует и народ, но в качестве безмолвного свидетеля, без права участия в прениях. После образования монархии епископы принимают участие в собраниях, отчасти как представители церковных интересов, отчасти как советники короля; но наиболее выдающуюся роль играют светские вельможи, образующие двор короля. Народ сначала не принимает никакого участия в собраниях, но мало-помалу выдвигается вперед, выработав в общине способность к самоуправлению. С другой стороны, и король нуждается в поддержке представителей общин для проведения такого рода планов и намерений, которые шли вразрез с желаниями того или другого из привилегированных классов. Мало-помалу, рядом с дворянством и духовенством, появляются на собраниях кортесов представители общин, именно тех из них, которые получили на то право в силу особых foraes. Каждая такая община выбирала по два, а некоторые — по четыре представителя. Впервые появились представители общин на кортесах 1254 г. При Санчо II духовенство было освобождено от уплаты ежегодной дани и от всяких натуральных повинностей. Заботясь об укреплении королевской власти, Альфонс III взял назад многие из данных духовенству преимуществ. Для проведения своих взглядов ему нужно было народное согласие — и он созвал собрание в Лейре, на которое были впервые приглашены представители городов. Уже в 1261 г. представители городов смело выразили королю свое неудовольствие по поводу новой чеканки монеты, не соответствовавшей номинальной ее стоимости, вследствие чего все товары возросли в цене; они потребовали признания, что налоги взимаются не по прирожденному королю праву, а в силу свободного согласия народа. В конце XIII в. период войн сменяется периодом просвещения. В основе гражданских смут, раздиравших П. в царствование короля Дениса (1279—1325), лежал средневековой феодализм, подкрепляемый кастильским элементом. Имея во главе сначала брата короля, а затем его сына, феодалы боролись против королевской власти. Король, однако, успешно продолжал борьбу против привилегированных классов, начатую его отцом. Главная заслуга Дениса заключается во внутренней организации страны, основание которой было положено Санчо II. В то время короли путешествовали из города в город, отправляя правосудие среди народа и исследуя лично народные жалобы и желания. Для расходов по поездкам короля жителя платили особую подать, jantar del rei. Путем разъездов Денис знакомился с потребностями народа. Он много способствовал заселению страны. Монастырям, военным орденам и крупным землевладельцам он разрешал сохранять в своем владении землю только под условием ее обработки; необрабатываемую землю он отдавал под общее пастбище или раздавал участками земледельцам. Во многих местностях было в обычае обрабатывать землю сообща, иметь в общем владении постройки, мельницы, печи и т. п., сообща исправлять дороги, мосты и т. д. Все эти обычаи Денис тщательно охранял, но для большего прогресса в земледелии он приказал применять новые способы обработки к коронным владениям, чтобы подать населению хороший пример. Желая привлечь возможно больше лиц к земледельческим занятиям, Денис объявил, что дворяне не потеряют своих привилегий, обратись в землепашцев. Он способствовал также развитию внутренней промышленности и торговли, создал новые рынки и ярмарки; устроил общества взаимопомощи между купцами, основал военный флот, с помощью которого защищал от пиратов морские берега и торговые корабли П. Торговый договор, заключенный с Англией, оказался очень выгодным для П. Устройством пятидесяти крепостей, реорганизацией народной милиции и реформированием военных орденов Денис повысил средства защиты страны. Умело управляя финансами, он значительно увеличил общественную казну. Борьба с церковью закончилась решительной победой гражданской власти, выразившейся законом о main morte. Благодаря твердому проведению этого закона и предоставлению светским судам гражданских дел, прежде ведавшихся судами церковными, духовенство было обуздано, светская власть церкви была уничтожена. Запретив дворянам строить новые сеньоральные замки и разрушив многие старые, отняв у дворян право решать многие дела мечом и освобождать рыцарей от королевских налогов, Денис поколебал основания, на которых покоилось феодальное дворянство. Наконец, будучи сам одним из величайших португальских поэтов первых 4 столетий, он основал в Лиссабоне Университет, переведенный впоследствии в Коимбру. Последующие государи, Альфонс IV Храбрый (1325—57) и Педро I Строгий (1357—67), преследовали ту же политику, хотя далеко не с таким блестящим успехом. Царствование Фердинанда I (1367—83) произвело кризис в истории П. Благодаря долгому миру и более свободным учреждениям, народ значительно развился и разбогател, между тем как дворянство становилось все более требовательным и все более расходилось с народом. Вместо того, чтобы сообразоваться с народными потребностями и желаниями, Фердинанд I потратил первые годы царствования на бесплодную борьбу с кастильцами; в 1381 г. он призвал к себе на помощь англичан, но они не одержали никаких побед, а только сильно истощили казну. Подчиняясь влиянию жены своей, Леоноры, король в 1383 г. заключил мир с кастильцами и обязался выдать замуж за их короля Иоанна I свою единственную дочь Беатриче, наследницу престола, с тем, что королева Леонора будет по смерти мужа регентшей П. до совершеннолетия старшего сына Беатриче. Народ увидел в этом посягательство на независимость П. и вскоре после смерти Фердинанда восстал против регентши. Леонора бежала в Сантарем и обратилась за помощью к своему зятю, королю кастильскому. С другой стороны, Иоанн, незаконный сын Педро I и гроссмейстер ордена св. Беннета Авизского, был избран защитником королевства. Большинство дворянства стало на сторону Леоноры, но заем, заключенный в Англии, дал восставшим возможность продолжать борьбу. В 1384 г. Леонора отреклась от власти и передала ее в руки кастильского короля. Многие города подняли португальско-кастильское знамя, но Лиссабон защищался так упорно, что кастильцы вынуждены были отступить. Нумо Альварус Перейра, которого гроссмейстер авизский назначил губернатором Алемтехо, одержал блестящие победы над кастильцами, за что был прозван священным коннетаблем. В 1385 г. созваны были в Коимбре кортесы, под предлогом изыскания мер для улучшения положения страны, но на самом деле для признания прав гроссмейстера авизского на престол. Он был избран королем, под именем Иоанна I. Дело, начатое народом, было подтверждено духовенством и дворянством. На престол П. вступил король, избранный народной волей. Он согласился на требование кортесов, чтобы вопрос о войне и мире не решался без предварительного их созыва и чтобыникто не имел права выдавать насильно замуж вдову или девушку. В награду за стойко выдержанную осаду, Лиссабон был сделан королевской резиденцией. С кастильцами, после поражения их при Альхубаротте, заключено было перемирие. 9 мая 1388 г. подписан был союзный договор с Англией в Виндзоре; Иоанн женился на английской принцесса, Филиппе. По мирному договору 1411 г. кастильский король отказался от притязаний на португ. престол. Продолжительное царствование Иоанна I (1385—1433) было временем мирного развития П. Постоянной заботой об общем благе, искусным управлением, частым созывом кортесов король сумел сохранить привязанность избравшего его народа, а своим рыцарским обращением и приветливостью расположил к себе и дворян. Он вырвал с корнем последние опоры португальского феодализма — церковную и сеньориальную юрисдикции — и соединил в один свод законов изданные кортесами постановления, расширенные и видоизмененные им по образцу римского права. Этот свод составляет до сих пор главный источник португальского права. В 1415 г. Иоанн I предпринял поход в Африку против мавров и занял Цеуту, один из сакых богатых и населенных городов Мавритании, который сделался с тех пор военной школой для португальских рыцарей. Еще важнее было открытие новых земель, произведенное под руководством сына короля, ученого математика Генриха Мореплавателя. Уже в 1418 г. был открыт о-в Порто-Санто, в 1419 г. — о-в Мадера, вскоре после того — остальные Азорские острова; в 1433 г. открыт был Гвинейский берег. Все эти новые открытия доставили новые исходы для деятельности, новые источники дохода и способствовали развитию богатства и предприимчивости португальского народа. В духе отца правил и его сын Эдуард (1433—38). Первым его делом был созыв кортесов для обнародования так наз. lei mental — закона, определяющего и ограничивающего передачу дворянских прав. В 1437 г. отправлен был в Африку флот для осады Тангера, под начальством принцев Генриха и Фердинанда; но высадившаяся армия была отрезана от моря, и Генрих вынужден был заключить договор, по которому уступил им Цеуту и все области, завоеванные на Гвинейском берегу, а в залог исполнения договора оставил в плену у мавров принца Фердинанда. Кортесы постановили признать договор недействительным и не возвращать Цеуты маврам. Принц Фердинанд умер в плену в 1445 г.; еще раньше его скончался король Эдуард, оставив малолетнего сына Альфонса V. Малолетство его было ознаменовано гражданскими смутами, вследствие столкновений за власть, сначала между его дядей Педро, герцогом Коимбрским, и матерью Леонорой, а затем между Педро и самим королем. Последнего подстрекал к борьбе с дядей герцог Браганцский, выступавший представителем интересов дворянского сословия, в противоположность Педро, который, верный традициям деда и отца, защищал интересы народа. Столкновение закончилось смертью Педро. Воинственный, жаждавший славы король совершил три экспедиции в Африку, почему и получил прозвище Африканского. Они доставили П. несколько городов — Тангер, Аркацелл, Арзиллу. Женившись на единственной дочери и наследнице Генриха IV Кастильского, Иоанне, Альфонс, после смерти Генриха, заявил притязания на кастильский престол, но кастильцы предпочли избрать королевой инфанту Изабеллу, вышедшую замуж за Фердинанда Арагонского. Альфонс V потерпел ряд неудач и, не получив помощи от Франции, вынужден был в 1479 г. заключить мир, в силу которого жена его была заключена в монастырь, а он сам отказался от притязаний на кастильский престол. Постоянные войны Альфонса V сильно истощили страну, но это вознаграждалось рядом блестящих открытий: Кабо Бланко (1440), Гамбия (1414), Сенегал (1445), о-ва Зеленого мыса (1449), о-в Арген (1452), во второй раз Гвинейский берег (1426), Аннабон (1471), о-ва Канарские (1480). В 1469 г. основано было общество для торговли с Гвинеей. Альфонс V был последним королем феодального строя, считавшим себя «первым из дворян»; Иоанн II, его сын (1481—1496), был первым политическим королем, управлявшим согласно ожившим формам римского права. В царствование Альфонса V дворянство вернуло себе часть своего утраченного влияния, но это была последная искра потухавшего пламени. Третье сословие вновь подняло голову после воцарения Иоанна, который поставил себе задачей сломить могущество дворянства. Он заявил первым созванным при нем кортесам, что назначает компетентных лиц для рассмотрения прав и привилегий, пожалованных дворянству. Кортесы признали, что королевские corregedores имеют полное право отправлять правосудие во всех феодальных владениях дворянства. Это повлекло за собой столкновение между королем и дворянством, во главе которого стоял герцог Браганцский; последний был обвинен в государственной измене и казнен; занявший его место зять короля, герцог Визен, был собственноручно убит королем (1484); казнено было еще восемьдесят вельмож и разрушена навсегда феодальная власть дворянства. Король уплатил долги, оставленные его отцом, ввел строгую экономию в финансах, поощрял науки и искусства, способствовал развитию мореходства; при нем самые большие корабли в Европе строились на португальских верфях, при нем же сделаны были первые опыты применения артиллерии к судам. В 1484 г. был построен форт Ельмина для защиты разроставшейся торговли на Золотом берегу. В 1486 г. Бартоломей Диас открыл мыс Доброй Надежды. Три года спустя Диего Кан открыл Конго. Буллой папы Александра VI от 4 мая 1494 г. новый свет был разделен между Испанией и П., причем последней отданы были все земли к востоку от меридиана, проведенного по Азорским о-вам. Разрешив изгнанным из Испании евреям доступ в свое королевство, Иоанн доставил казне большие доходы, а стране множество трудолюбивых граждан (до двадцати тысяч семей). По смерти Иоанна II на престол вступил внук короля Эдуарда, Эммануил Счастливый, царствование которого признается золотым веком П., хотя оно и запятнано преследованиями евреев; он начал угнетать их в угоду Фердинанду и Изабелле, на дочери которых, Изабелле, он женился. По рождении у Эммануила сына Мигуеля, он был объявлен наследником П., Кастилии, Леона, Арагонии и Сицилии; но Мигуель скоро умер, и план соединить Пиренейский п-ов в одно государство рушился. При Эммануиле Васко да Гама открыл морской путь в Ост-Индию и доставил доступ в нее португальской торговле. Второй флот, под начальством Кабраля, открыл Бразилию (1501), которая в 1503 г. была занята для П. Америко Веспуччи. Альфонс Альбукерк положил начало торговому преобладанию П. в Гоа и своим умным и твердым управлением упрочил владычество П. в Индии. В 1512 г. открыты были Молуккские о-ва, в 1515 г. построен форт в Коломбе, на Цейлоне; в 1517 г. Фердинанд Анбрада утвердился в Кантоне и проник в Пекин; в 1520 г. португалец Магеллан (состоявший на испанской службе) проехал по проливу, носящему с тех пор его имя. Португальцы повсюду устраивали колонии, завязывали торговые сношения. Ост-Индская торговля представляла монополию короны; купцам давались концессии на ту или иную отрасль торговли, но перевозка товаров должна была совершаться обязательно на португальских кораблях и все остиндские продукты свозиться в Лиссабон. Этим сильно отменялась как частная инициатива, так и свободное развитие мореходства. В царствование Иоанна III (1521—1557) П. достигает наибольшего распространения своей власти на востоке. В Ост-Индии завоевываются новые области, Абиссиния исследуется, Турция посрамлена в своей попытке отнять у португальцев владычество над восточными странами. В 1542 г. португальцы проникают в Китай и начинают утверждаться в разных прибрежных пунктах; в 1557 г. они овладевают п-овом Макао. К концу царствования Иоанна III Япония и Китай открываются для португальской торговли; Бразилия исследуется и заселяется португальскими эмигрантами. Миссионеры распространяют христианство, устраивают школы, семинарии, монастыри и оказывают громадные услуги изучением языков, истории, нравов и обычаев обращаемых ими народов и природы посещаемых ими стран. Но эта блестящая картина имела и оборотную сторону. Легкость наживы, обусловленная колониальными владениями, дйствовала деморализующим образом на П. Жестокое и жадное португальское владычество сделалось синонимом египетского ига. Управление отдаленными странами и содержание в них войска вызывало громадные расходы, истощавшие казну. Громадные суммы тратились также на содержание военного флота, который должен был оберегать берега покоренных областей и защищать торговые суда П. от нападений корсаров, особенно французских. Колонизация отвлекала массу сил в далекие земли, отнимая их у земледелия, скотоводства и т. д.; целые семьи отправлялись искать счастья на о-в Мадеру или в Бразилию. Многие из оставшихся на родине стекались в Лиссабон, население которого утроилось за 80 лет; целые области оставались необработанными. Падению П. способствовала также внутренняя политика, направленная к утверждению абсолютизма. Дворянство, подавленное антифеодальной политикой ряда государей, сосредоточивало всю свою деятельность на военной службе и не в состоянии было противодействовать посягательствам короны, распоряжавшейся по своему произволу богатыми областями Индии и Африки и плодородными землями Бразилии. Кортесы ограничивали свою деятельность робкими воззваниями к королю и беспрекословным вотированием налогов. В царствование Иоанна III их созывали всего три раза. Народ, отвлекаемый другими интересами, с равнодушием относился к нарушению приобретенных им прав и привилегий. Когда чужеземцы стали угрожать П., они встретились не с энергичным, храбрым народом, а с приниженным и апатичным; король оказался одиноким среди подавленной им нации. Третьим фактором разрушения был религиозный фанатизм Иоанна III. Он допустил в П. иезуитов, быстро получивших громадное влияние. Вслед за ними была введена инквизиция, оказавшая угнетающее влияние на дух португальской нации: когда в Европе, в конце XVI в., началось возрождение литературы, в П. наступил полный ее упадок. Пагубной была и внешняя политика португальских государей, состоявшая в усиленном тяготении к Испании и в полном индифферентизме ко всем общеевропейским вопросам. Европа отплатила П. таким же равнодушием, когда судьба последней была поставлена на карту. После смерти Иоанна III на престол вступил его трехлетний внук, Себастьян. Во время регентства матери его, Екатерины, и дяди, кардинала-инфанта Генриха, иезуиты получили еще большее влияние и стали деятельно вмешиваться в управление. Влияние их на короля побудило его устраивать крестовые походы в Африку для покорения и обращения мавров. Эти крестовые походы возбудили сильное недовольство народа и бесполезно истощили казну; король стал прибегать к жестоким поборам с обращенных в христианство евреев и объявил частичное банкротство государства. Первый поход в Африку был неудачен; второй окончился поражением португальского войска при Алькассар-Квивире и гибелью короля, который, не желая сдаваться, врезался в неприятельскую армию и исчез без вести (1578). Детей у него не было, и Бургундская династия в П. должна была прекратиться. На престол вступил престарелый его дядя, кардинал Генрих. Еще при жизни его разные кандидаты на престол заявляли свои права, между прочим Филипп Испанский, не щадивший денег на подкуп португальского дворянства, из членов которого немногие устояли против искушений. После смерти Генриха (1580) наиболее опасными для Филиппа II соперниками были Екатерина Браганцская и Антонио, приор Корта, незаконный сын Люиса, второго сына короля Эммануила. Обещанием Бразилии, с титулом короля, Филипп II убедил герцога Браганцского отказаться от соперничества. Против Антонио было пущено в ход оружие: Филипп напал на П. с моря и с суши, и войска Антонио, уже провозглашенного королем в Лиссабоне, были разбиты герцогом Альба при Алькантаре. Филипп обещал кортесам (1581) охранять самостоятельность П., уважать права и привилегии португальского народа, часто созывать кортесы, назначать на должности в П. только португальцев и учредить португальский совет, который должен был повсюду сопровождать короля и руководить португальскими делами. Он был провозглашен королем П., под именем Филиппа I. Колонии немедленно покорились испанскому владычеству, но португальский народ долгое время боролся, побуждаемый к восстанию целым рядом самозванцев, которые большей частью кончили жизнь на плахе. Антонио также делал целый ряд попыток вооруженной силой отстоять свои права, опираясь то на французов, то на англичан, но, после многих неудач, умер во Франции, в бедности, в 1594 г. Период владычества Испании, длившийся с 1580 по 1640 г. и называемый 60-летним пленением П., является самым мрачным в истории П. Политика Филиппа и его преемников клонилась к тому, чтобы уничтожить португальскую национальность. Все обещания Филиппа были нарушены: португальские интересы всегда приносились в жертву испанским, кортесы созывались только один раз, в 1619 г.; на должности в П. постоянно назначались испанцы, овладевшие португальскими землями и обогащавшиеся за счет народа. Колониальное могущество П. было сломлено соединенными усилиями голландцев, англичан и французов, особенно первых, завладевших половиной Бразилии, о-вами Молуккскими, Суматрой и т. д. и всюду построивших фактории, составлявшие противовес португальским. При этом голландцы сумели лучше организовать свои торговые дела и совершенно подорвать торговлю португальцев. Вывозя товары из Индии, голландцы развозили их во все европейские страны, португальцы же складывали все свои товары в Лиссабоне и ожидали, что другие народы позаботятся сами забрать их оттуда. Англичане завладели Азорскими о-вами, фортом Аргеном и т. д., Ост-Индская их компания утвердилась в Индии. Французы поселились в Бразилии и открыли торговлю с Южной Америкой и с западным берегом Африки. Угнетаемый чужеземцами, оскорбляемый в своих национальных чувствах, разоряемый потерей колоний, народ не выдержал. Наибольшим влиянием в П. пользовался Браганцский дом, на представителе которого, Иоанне, сосредоточились теперь все надежды португальского народа. Это был человк добрый, не способный к смелым, решительным действиям; но его жена, честолюбивая, энергичная женщина, заставила его принять смелое решение. Дворяне составили заговор для свержения испанского ига; получив согласие Иоанна, они приступили к действиям. П. находилась в то время под управлением Маргариты Савойской, герцогини Мантуанской. 1 декабря 1640 г. заговорщики ворвались в королевский дворец, арестовали принцессу и рассеялись по городу с громкими криками: «Да здравствует свобода! Да здравствует король Иоанн IV»! Восстание быстро охватило город. Вся П. дружно восстала против испанцев. В несколько дней сброшено было ненавистное иго. 15 дек. Иоанн был коронован королем, а 19 янв. созваны были кортесы для подтверждения законности его избрания. Принцип верховенства народа был, таким образом, опять провозглашен. За коротким возбуждением последовал опять период мрака, инерции внизу и неограниченного деспотизма вверху. Управление Иоанна и сына его, Альфонса VI (1656—1668), было посвящено всецело защите П. от нападений испанцев и защите колоний от нападений голландцев. Война с Голландией привела к изгнанию голландцев из Бразилии, но они завоевали Цейлон и распространили свое владычество на Малабарском берегу; за П. в Индии вскоре остались только области Гоа и Диу, а также китайская гавань Макао. Окончательный мир с Голландией заключен был в 1661 г. Борьба с Испанией долго ограничивалась пограничными столкновениями, но после заключения пиренейского мира граф Кастель Мельор, стоявший во главе управления П., образовал сильное португ. войско, присоедивив к нему солдат, присланных Англией, и французских и немецких волонтеров. Испанцы были разбиты при Монтес-Кларосе; Испания признала независимость П. и вернула ей Цеуту. Жена Альфонса VI, принцесса Мария Савойская, влюбилась в его брата Педро и после года брачной жизни развелась с мужем; Педро, сумевший приобрести большую популярность в народе и поддерживаемый иезуитами, принудил короля, слабого физически и умственно, отречься от престола, женился на Марии и правил государством сначала под именем регента, а затем как король, с 1683 по 1706 г. Наскоро созванные кортесы подтвердили эту перемену правительства. Мало заботясь об интересах народа, Педро стремился лишь к упрочению своего абсолютизма; той же политике следовали и его преемники. Когда оказывалась надобность в новых налогах, как, напр., в 1706 г., они взимались без согласия кортесов; кортесы, несмотря на обещания, не созывались даже для принесения присяги наследнику престола или новому королю. Два события ознаменовали собой еще царствование Педро II: война за испанское наследство (см. Испания) и метуенский договор с Англией, на основании которого португ. вина допущены были к ввозу в Англию на условиях более благоприятных, чем немецкие и французские, взамен чего и английские мануфактурные товары пользовались такими же преимуществами, что еще больше стеснило развитие португ. мануфактурной промышленности. Войны, которые вели с Испанией Педро II и Иоанн V (1706—50), разорили страну и истощили ее финансы. Иоанн V, кроме того, много тратил на духовенство и папство и устраивал крестовый поход против турок, за что получил титул Fidelissimus. Тратя громадные суммы на себя и на свой двор, Иоанн V издавал множество законов против роскоши, способствовавших упадку промышленной деятельности страны. В середине XVIII в. П. представляла самое жалкое зрелище. Земледелие дошло до такого упадка, что необходимые для потребления хлеб и масло привозились из чужих стран, а в земледельческих округах добывалось только вино. Торговля и промышленность находились также в полном упадке. Англичане получили преобладающее влияние в торговых делах и смотрели на П., как на подчиненную им область. Все внимание португальцев было обращено на колонизацию Бразилии, куда их привлекали богатые рудники. Из этого положения П. вышла при Иосифе-Эммануиле (1750—77), благодаря не столько королю, сколько его первому министру, маркизу Помбалю (о реформах, им произведенных, и об изгнании иезуитов см. Помбаль). Единственная война, которую П. вела в царствование Иосифа, была вызвана тесным союзом с Англией. Когда Испания вмешалась в семилетнюю войну, испанская армия вторглась в П., но, при помощи англичан, португальцы одержали победы над испанцами при Валенсии де Алькантара и Вилла Велья, и мир был заключен 10 февраля 1763 г. К концу царствования Иосифа вспыхнули опять раздоры с Испанией, по поводу колонии Сан-Сакраменто; они не были еще разрешены, когда король умер, оставив престол старшей дочери своей, Марии (1777—1816), бывшей замужем за братом его, Педро. Тотчас же по вступлении на престол новой королевы (1777—1816) все благие начинания Помбаля были отменены, а сам он выслан из Лиссабона. Суд над еретиками был восстановлен в прежней силе; иезуитам не разрешено было селиться в П., но на их возвращение смотрели сквозь пальцы. Они вскоре получили прежнее влияние в управлении, и португальские деньги начали опять уплывать в Рим. Столкновение с Испанией в Америке закончилось возвращением Испании утраченного ею острова Св. Екатерины и отнятием у нее островов Сан-Сакраменто и Габриеля. В 1788 г. королева сошла с ума и регентом сделался (официально — с 1792 г.) ее сын Иоанн, сторонник Англии. Боязнь распространения революционных принципов вызвала усиленное преследование всех лиц, заподозренных в либеральных идеях, и изгнание из П. французов. Иоанн заключил с Англией союз против французской республики и соединил свои силы с испанскими. Испания вскоре заключила мир с Францией, но П. осталась верна Англии, вследствие чего между ней и прежней союзницей вспыхнула война. Англия назначила П. субсидию в 200000 фн. стерл. и отправила к ней на помощь 6000 солдат; но кампания окончилась в несколько дней весьма невыгодно для П. Заключен был мир в Бадахосе 6 июня 1801 г., по которому Оливенца с ее окрестностями была уступлена Испании, Гвадиана объявлена границей между обоими государствами, доступ английским судам в португальские порты закрыт. Мадридский мир 24 сентября был еще более выгоден для Франции; только всеобщий мир в Амьене (1802) вернул П. некоторые из отнятых у нее колоний. Наполеон, желавший совершенно уничтожить союз П. с Англией, решил свергнуть с португальского престола Браганцский дом, который он ненавидел за несогласие примкнуть к его континентальной политике. 29 октября 1807 г. подписан был в Фонтенбло договор с Испанией, которым было постановлено завоевание П. и разделение ее на три части: одна должна была быть оставлена нейтральной, другая — передана королю Этрурии, взамен итальянских его владений, а третья должна была образовать независимое королевство для Годои, могущественного испанского министра. Португальский королевский дом бежал в Бразилию; Жюно вступил в пределы П., вместе с испанскими войсками (см. Испанско-португальская война 1807—1814 гг.). Захватив Лиссабон, Жюно в 1808 г. учредил временное правительство, состоявшее отчасти из приверженцев французской партии, отчасти из членов регентства, образовавшегося после бегства Иоанна. Оно издало множество декретов, из которых одни предписывали открытие новых каналов и устройство новых дорог, другие были направлены к поднятию сельского хозяйства и к уничтожению всевозможных злоупотреблений и предрассудков, укоренившихся в португальском обществе. Рядом с этим получено было от Наполеона предписание собрать с П. 100 млн. франков, что возбудило сильнейшее недовольство как низших, так и высших классов. Народ восстал; в Опорто учреждена была хунта. При помощи англичан португальцы одержали победы над французами 17 и 21 августа. По договору в Цинтре Жюно обязался очистить П. и сдать все крепости, находившиеся в его руках. Установлено было вновь регентство, но, в сущности. управлял страной присланный Англией лорд Бересфорд, возбудивший всеобщую ненависть. Военный бюджет поглощал две трети дохода; треть офицерских должностей была занята англичанами. После смерти королевы Марии, в 1816 г., на престол П. и Бразилии вступил принц-регент, под именем Иоанна VI (1816—1826). Народ и войско желали, чтобы королевская семья вновь поселилась в П. и управляла Бразилией из Лиссабона, но двор желал обратного и противился отьезду в П. Иоанн VI предложил наиболее знатным представителям дворянства и наиболее богатым купцам переселиться в Бразилию и намеревался воспользоваться деньгами и войсками метрополии для покорения Уругвая. Все это привело в 1817 г. к военному заговору, который стоил жизни генералу Фрейре и одиннадцати другим участникам. Ненависть к Бересфорду еще более усилилась. Когда вспыхнула испанская революция (1820), Бересфорд похал в Бразилию, чтобы лично переговорить с королем. 24 августа 1820 г. в г. Опорто вспыхнуло восстание и образована была временная хунта, которая должна была управлять от имени короля до созыва кортесов. Лиссабон присоединился к восстанию, регентство было низложено, хунты Опорто и Лиссабона слились в одну; созваны были кортесы, которые должны были выработать новую конституцию. Инквизиция была отменена, все остатки феодализма уничтожены; лорд Бересфорд, вернувшийся из Бразилии, не мог уже войти в Лиссабонскую гавань. Пруссия, Австрия и Россия отозвали своих послов. Англия обратилась к королю с настоятельным требованием о возвращении. Заявив, что лиссабонская конституция распространяется и на Бразилию, и назначив регентом Бразилии своего сына Педро, Иоанн со всей семьей отправился в Европу, куда прибыл 3 июля 1821 г. Его не допустили высадиться, пока он не подписал проекта конституции, составленного в резко демократическом духе. После окончательной выработки этой конституции он присягнул ей (1822) и принудил к тому же своего второго сына, Мигуеля. Жена его Карлотта старалась, однако, подавить конституционную жизнь и побуждала к тому и Мигуеля. Устроенная графом Амаранта контрреволюция потерпела неудачу, но в мае 1823 г. Мигуель склонил на свою сторону значительную часть лиссабонского гарнизона и принудил кортесы разойтись. Конституция была отменена, королева Карлотта, отправленная было в изгнание, призвана назад, а Мигуель назначен главнокомандующим португальских войск. Король, не разделяя пристрастия Карлотты к абсолютизму, окружил себя лицами, не принадлежавшими к ее партии (напр., графы Пальмелла и Субсерра и маркиз Луле). Луле был убит в аппартаментах самого короля, а когда и это не побудило короля изменить свою политику, устроена была дворцовая революция. 30 апр. 1824 г. принц Мигуель, во главе войска, занял дворец, взял в плен отца и принудил его назначить министрами приверженцев абсолютизма. Английский посол протестовал против государственного переворота; Иоанн бежал на борт английского корабля, и переворот не удался. Мигуель поплатился изгнанием в Вену. Торговые интересы Англии и желания бразильцев требовали отделения Бразилии от П. 13 ноября 1825 г. был подписан акт, в силу которого Иоанн объявлял Бразилию независимой и признавал своего сына Педро императором Бразилии, но сохранял за собой этот титул пожизненно; тайной статьей было постановлено, что отныне короны обеих стран больше никогда не будут соединены на одной голове. Смерть Иоанна VI вызвала новые бури. Ввиду вышеупомянутой тайной статьи Педро не мог принять португальской короны. Он отрекся от португальского престола в пользу своей дочери, Марии Да Глориа, издал для страны либеральную конституцию и назначил своего брата Мигуеля регентом, или скорее наместником, обязанным управлять страной согласно с конституцией; Мария Да Глориа, по достижении брачного возраста, должна была стать супругой своего дяди. Новая конституция была объявлена в Лиссабоне; Мигуель присягнул ей в Вене; в то же время объявлено было и о помолвке его с племяницей. Вожди реакционеров, Амаранте и Абрантес, получили поддержку от апостолических хунт Испании и сделали нападение на португальскую территорию; оно было отражено, отчасти при помощи Англии; но вскоре сам Мигуель стал действовать вопреки своим обещаниям, подчиняясь всецело влиянию своей матери Карлотты. Конституционалисты были отстранены от должностей; учреждено было министерство из servile; кортесы были распущены; приверженцы Педро подверглись всевозможным притеснениям; старые кортесы были вновь созваны и провозгласили Мигуеля королем П. (26 июля 1828 г.). Военное восстание, распространившееся из Опорто по всей стране, потерпело неудачу. Началось террористическое управление. В течение одного месяца заключено было в тюрьмы 16000 чел., принадлежавших к высшим сословиям. Всякий, кто мог, спасался в Англию. Имущества заключенных и эмигрантов были конфискованы. Педро, не встретив поддержки со стороны бразильцев, должен был равнодушно смотреть на узурпацию своего брата. Дочь его была встречена в П. не как королева и вернулась обратно в Бразилию. Между тем о-в Терчейра сделался сборным пунктом для приверженцев Педро и операционным базисом для наступательных действий против Мигуеля. В 1831 г. они заняли и другие Азорские о-ва. Сам Педро, отрекшись от бразильского престола в пользу своего шестилетнего сына Педро II, отправился с дочерью в Европу и встретил самый благоприятный прием и в Париже и в Лондоне, так как Мигуель своим дурным обращением с французскими и английскими подданными истощил терпение обоих правительств. 7 июня 1832 г. инсургенты, в числе 12000, высадились в Опорто, куда явился и Педро. На его службу поступил опытный английский полководец, Чарльз Нэпир, и совместно с генералом Виллафлора предпринял экспедицию в Альгарву. Они разбили флот и войско Мигуеля, призвали народ под оружие и 24 июля 1833 г. вступили в Лиссабон, при всеобщей радости населения, которое уже успело открыть тюрьмы и провозгласить королевой донну Марию. Все дальнейшие нападения Мигуеля были отражены. Вслед за этим между Англией, Францией, Испанией и П. заключен был союз четырех держав для вытеснения из Пиренейского п-ова обоих претендентов, Карлоса и Мигуеля. В силу этого испанские войска двинулись против Мигуеля. Потерпев поражение при Томаре, он 26 мая 1834 г. подписал в Эворе отречение от португальской короны. Педро ввел обнародованную им конституцию, открыл 15 августа 1834 г. кортесы и был объявлен ими королем до совершеннолетия его дочери. Все монашеские ордена и монастыри были уничтожены, конфискованные имущества возвращены их собственникам, уволенные чиновники восстановлены в своих должностях. Педро умер в том же году, не успев объявить свою дочь совершеннолетней. Пятнадцатилетняя королева вышла замуж, в 1835 г., за принца Августа Лейхтенбергского, а после его смерти вступила в новый брак с принцем Фердинандом Кобург-Готским (1836). Царствование Марии представляет нескончаемую борьбу кортесов с королевой и разных партий между собой. Страну опустошали толпы разбойников, называвших себя мигуелистами и убегавших в Испанию, как только им грозила опасность. Так как правительство отказалось платить по займам, заключенным его предшественниками, то финансовый кредит П. сильно пал. Испанская революция 1836 г. (см. Испания) отразилась и на П.; королева вынуждена была признать демократическую конституцию (сент. 1836 г.). Вскоре она пожелала взять назад сделанные ею уступки и восстановить умеренно-монархическую конституцию ее отца; тогда национальная гвардия восстала и с оружием в руках потребовала у королевы созвания кортесов. Последние изменили конституцию 1820 г. введением системы двух палат и предоставлением короне абсолютного veto; в таком виде конституция, подтвержденная присягой королевы (1838), сделалась основным законом П. Четыре года спустя она была ниспровергнута консерваторами (умеренными, moderados), которые опять провозгласили конституцию Педро. Правительство, душой которого был министр внутренних дел Коста Кабраль, действовало с большой строгостью против демократов (сентябристов), увеличило налоги и позволило себе целый ряд произвольных действий. Вспыхнуло восстание; Мария призвала к себе на помощь Англию, Францию и Испанию. С помощью английской эскадры и испанского вспомогательного войска она одержала верх над мятежниками. В течение последующих лет предводитель умеренных, Коста Кабраль, и маршал Салданья боролись за власть. Салданья одержал верх и изменил конституцию, восстановив прямую подачу голосов и понизив имущественный ценз. По смерти Марии (1853), ей наследовал сын ее Педро V, несовершеннолетний, за которого правил его отец до 1855 г. Молодой король, человек миролюбивый, свято соблюдавший конституцию, составил в 1857 г. коалиционное министерство под председательством маркиза Луле, оказавшего большие услуги финансовому и материальному развитию П. В 1861 г. Педро V умер от желтой лихорадки; на престол П. вступил брат его, Льюис, или Людовик I (1861—89). Новый король следовал политике своего брата; с тех пор парламентский режим правильно функционирует в П. Министерства менялись одно за другим, не вызывая волнений; небольшое восстание в Браге было очень быстро подавлено (1862). В 1863 г. уничтожены майораты, в 1864 г. отменены наследственное пэрство и табачная монополия. В 1868 г. вотированы были гражданские законы, в 1877 г. выработан устав гражданского судопроизводства, в 1885 г. расширено избирательнее право. Колониальная политика вновь оживилась; больше внимания стали обращать на португальские поселения в Африке; португальские путешественники играли видную роль в исследовании внутренней Африки. Фонтес Перейра, предводитель прогрессистской партии, много способствовал улучшению и расширению железнодорожной сети, а также проведению разного рода санитарных реформ. Народное просвещение было также сильно двинуто вперед устройством многих первоначальных и средних школ, главным образом при содействии известного португальского поэта, Антонио Фелициано ди Кастильо. Вообще в редкой стране ученые и литераторы принимали такое деятельное участие в политической жизни, как в П. По смерти Льюиса I, в 1889 г., вступил на престол его сын, Карл I, при котором революционное направление настолько усилилось, что начало угрожать короне. После смены целого ряда министерств вспыхнуло восстание в Опорто, которое было, впрочем, быстро подавлено. Неблагоприятной для внутреннего развития П. является ее финансовая неурядица, которая никак не могла быть улажена до сих пор, несмотря на все усилия министерств. С 39 миллионов мильрейсов (мильрейс = 6 франкам) в 1853 г. долг возрос в 1873 г. до 233, а в 1896 достиг 664 млн. В сорок лет (1853—92) он увеличивался средним числом на 8 миллионов в год. В 1892 г. решено уменьшить сумму процентов по государств. долгу, что сильно отразилось на португальском кредите за границей. С 1889 по 1892 г. происходили постоянные столкновения П. с Англией по поводу африканских колоний.

Литература. Gebauer, «Portug. Geschichte» (Лпц., 1759); Diago Lemos, «Hist. de P.» (1786—1820); Da Costa, «Hist. de P.» (Л., 1809); Rabbe, «Histoire de P.» (Пар., 1823); Sousa de Monteiro, «Hist. de P.» (1838); Schäfer, «Gesch. v. Р.», в сборнике Heeren u. Uckert (1836—1854); J. Pereira, «Hist. de P.» (1846—48); Herculano, «Hist. de P.» (I—IV, 1848—53 и позже; наиболее критически разработанная история П.; сокращен. изложение сделано M’Murdo, «Hist. of Р.» Лисс., 1889); L. Rebello da Silva, «Hist. de P. pendente XVI e XVII s.» (1860—71); L. Coelho, «Hist. de P. desde os fins de XVIII ate 1814» (1874); A. Ennes, B. Ribeiro, E. Vidal, G. Lobato, L. Cordeiro и Pinheiro Chagas, «Hist. de P.» (иллюстрированное издание, 1877—83). Для истории учреждений выдающимся трудом является еще неоконч. сочин. Н. da Goma Barros, «Hist. da administração publica em Portugal» (от XII до XV в., Лиссаб. 1885—94). Главный источник — издание документов для истории П. в средние века, составленное Лиссаб. акад., по образцу издания Пертца: «Portugalliae Monumenta historica» (в изд. прин. деят. участие H. Herculano). См. также «Colleccão dos livros inéditos da Hist. P.» (изд. Correa da Serra, акад. изд., 1790—1804); «Colleccão dos principales auctores da Hist. P.» (1806); Santarem, «Quadro elementar das relacões politicas e diplomaticas de Р.», продолженное R. da Sylva под заглав.: «Corpo diplomatico Р.» (1856—78); «Colleccão dos actos publicos celebradas entre a Coroa de P. e as mais potencias desde 1640 até a о présente» (1856—66). Для истории кортесов: изд. дипломатической лиссабонской коллегии — «Memorias para a hist. dos inqueracãoes dos primeiros Reinados de P.» (1876); Santarem, «Memorias para a hist. e theoria das cortes» (Лиссабон, 1828). Для истории XIX стол. — Simão Jose da Luz Soriano, «Hist. da guerra civil e do establecimento do governo parlamentar em P.» (1866—82); Accursio das Neves, «Hist. geral da invasão dos franceses em P.» (Лиссабон, 1810—11): Cl. Chaby, «Excerptos historicos relatives a guerra denominada da pentnsule» (1863); Freire de Carvalho, «Memorias para a hist. do tempo que duron a usurpasão de D. Miguel» (1841—43); Barros Cunha, «Hist. da libertade em P.» (1869); ряд изданных мемуаров.

Дополнение[править]

* Португалия (XXIV, 607—624) — королевство в Европе.

Пространство и население:

  Пространство
в кв. км
Число жителей
в 1900 г.
Метрополия:
Португалия 89372 5016267
Азорские о-ва 2388 256291
О-в Мадера 815 150574
Всего 92575 5423132
Колонии в Африке:
О-ва Зеленого мыса 3822 147424
Гвинея 33900 170000
О-ва Св. Фомы и Принсипе 939 42103
Ангола (Лоанда, Бенгуэлла, Конго и друг.) 1270200 3800000
Восточная Африка (Мозамбик, Замбезе и др.). 761100 2300000
Колонии в Африке 2069961 6459527
Колонии в Азии:
В Индии (Гоа, Дамао и друг.). 3658 531798
Макао и Тимор 16260 263991
Колонии в Азии 19918 795789
Всего португальских владений 2182454 12678448

Городов свыше 100 тыс. жит. всего 2: Лиссабон (356 тыс.) и Опорто (168 тыс.). В колониях крупных городов нет; самый значительный Макао в Китае (59 тыс.). Внешняя торговля (1903 г.) собственно П.: ввоз — 58806000 мильрейсов, вывоз — 30603200 м.-р. Более всего торговые сношения ведутся с Англией. Из колоний торговля более всего развита в Макао: в 1900 г. ввоз оценивался в 17920339 долл., вывоз — в 14068269 долл. Торговый флот П., вместе с колониями, в 1904 г. состоял из 574 суд. в 113535 тонн, из них 77 паровых в 50487 тонн. Жел. дорог в П. в 1904 г. было 2394 км., в колониях (1901) — 1074 км.; телеграфных линий в П. — 8547 км., в колониях — 6044 км. Войско (1901): в мирное время — 33446, в военное — 175380, в колониях — 10154 чел.; военный флот — 50 судов с 256 орудиями (1 броненосец); экипаж военных судов — 5264 чел. Госуд. бюджет (1904—5 г.): доходы — 58879494 м.-р., расходы — 59018587 м.-р., из них на уплату долгов и % по ним свыше 28 милл. м.-р. Госуд. долг в 1904 г. составлял 976 милл. мильрейсов.

Государственное устройство. Пересмотр конституции и новый избирательный закон 1895 г. ввели следующие изменения в организацию кортесов: 1) из верхней палаты устранены члены по избранию, и она состоит с тех пор из принцев королевского дома, 12 епископов и 90 пэров, пожизненно назначаемых короной; 2) палата депутатов состоит из 120 деп., избираемых в провинциях на 4-летний срок по сист. scrutin de liste; активным избирательным правом пользуется каждый португальский гражданин мужск. пола, достигший 21 года, если он грамотен или, при безграмотности, удовлетворяет требованию имущественного ценза (платеж прямых податей не менее 1/2 мильрейса = 2 фр. 80 с. в год). Для пассивного избирательного права сохранено требование имущественного ценза в прежнем размере (годовой доход не менее 400 мильрейсов). Число врачей и адвокатов, входящих в состав палаты депутатов, не должно превышать 20, число чиновников — 40.

История. Вся история П. за последние 15 лет сводится к борьбе с дефицитами и сперва грозившим государственным банкротством, а потом, когда оно наступило, с его последствиями. В январе 1892 г. купоны по некоторым заграничным займам не были оплачены, вследствие чего либеральный кабинет Абрей-е-Суза (Abreu е Sousa) должен был выйти в отставку. Новый коалиционный кабинет, с Диас Ферейра во главе, выступил с программой повышения налогов и понижения на ⅓ платимых по долгам процентов. В июне 1892 г. опубликовано было, в качестве временной меры, понижение платежей по заграничным долгам — на 33⅓% по внутренним — на 30%. Комитет кредиторов протестовал; правительства Англии, Франции и Испании сделали дипломатические представления правительству португальскому; тем не менее означенная мера была осуществлена. Новые выборы дали значительное большинство партии регенерадос (консерваторов); в виду этого министерство было реорганизовано и сделано чисто консервативным. Размеры консолидированного португальского долга были таковы:

  Внутреннего Внешнего
в миллионах мильрейсов
1853 г.    25 3
1863 »г. 90 17
1873 »г. 204 31
1883 »г. 235 43
1890 »г. 258 46
1893 »г. 244 281

Золотой мильрейс = 5 фр. 60 с. Иностранный долг заключен главным образом в 1890 и 1891 гг. для конверсии текущего долга, а также для некоторых производительных предприятий (железные дороги) из 4 и 4,5%. В мае 1893 г. иностранные кредиторы добились устройства в Лиссабоне управления публичным долгом П., состоящего из 5 членов, из которых 3 назначаются кредиторами, 2 — правительством. Это управление реальных прав не получило и заметного влияния на финансы П. не имело. В феврале 1893 г. министерство Ферейры вышло в отставку, и его место занял кабинет Рибейро, тоже регенерадоса. Новый кабинет обещал некоторые уступки кредиторам, но сохранил нормы платежей по долгам внешнему и внутреннему; согласно с этим на % по долгу в бюджет 1893—94 г. было назначено только 12 милл. мильрейсов. Новые выборы, в апр. 1894 г., дали кабинету значительное большинство. В феврале 1894 г. Франция отозвала из П. своего посланника вследствие нелояльного образа действий П. по отношению к кредиторам; П. ответила тем же, и дипломатические отношения были прерваны. В след. году, однако, они были восстановлены в виду частичных уступок, сделанных П. Конфликты с Великобританией и Германией из-за пограничных столкновений в Африке окончились миролюбивыми соглашениями и более точным определением пограничных линий. Под давлением прогрессистов Рибейро провел в 1895 г. новый избирательный закон, значительно понизивший имущественный ценз для активного избирательного права и допустивший замену его цензом образовательным, и понизивший число депутатов в кортесах до 120 (см. выше, Госуд. устр.). Прогрессистов и республиканцев, требовавших всеобщего избирательного права, он не удовлетворил. Осталась система давления на выборах, дающая большинство всякому правительству, из кого бы оно ни состояло. Выборы на основании нового закона дали регенерадосам 90 мест и только 30 всей оппозиции. В конце 1895 г. проведено изменение состава палаты пэров, являвшееся компенсацией для консерваторов за уступки в вопросе об избирательном праве при выборах в палату депутатов (см. Госуд. устр.). В январе 1897 г. прогрессисты опубликовали свою новую программу, главным пунктом которой было восстановление платежей по долгам в полном размере. Кабинет Рибейро вышел в отставку; его место занял прогрессистский кабинет Луциано де Кастро, который в том же году и осуществил свою задачу. В бюджет на 1897—98 г. было ассигновано на проценты по займам, вместе с расходами на конверсию некоторых долгов, уже 27 милл. мильрейсов, т. е. половина всего бюджета, который был сведен впервые после многих лет с небольшим превышением доходов над расходами. То же повторилось в бюджете след. года. Избытки, однако, оказались призрачными и роспись 1899—1900 гг. пришлось вновь свести с дефицитом; курс бумажных денег все время стоял низко, внутреннее экономич. положение страны скорее ухудшалось. Выборы в конце 1899 г. дали значительное большинство прогрессистам. Во время войны в южной Африке (1899—1902) П. сохраняла нейтралитет, фактически дружественный к Англии: под рукой допускался провоз английских солдат и припасов через португальскую территорию. Образ действий правительства вызывал внутри страны, симпатизировавшей бурам, недовольство, под влиянием которого, а также вследствие невозможности справиться с экономическими затруднениями, Кастро вышел в отставку в июне 1900 г. Место его занял Рибейро. В 1901 г. королевским декретом была принята решительная мера против духовных конгрегации; им предписано испрашивать разрешение у правительства. Некоторые конгрегации подчинились, другие — нет; иезуитские, бенедиктинские и францисканские конгрегации были закрыты. Протесты духовенства остались безрезультатными. В 1901 г. разразился над страной промышленный кризис; множество фабрик закрылось, тысячи рабочих остались без работы. Выборы в конце 1901 г. дали большинство правительству. В 1904 г., вследствие замешательств в Африке, Рибейро должен был уступить место Кастро. Выборы 1905 г. дали большинство последнему; несмотря на это, в марте 1906 г. он уступил место кабинету Рибейро, который провел выборы в свою пользу, но не смог осуществить свою финансовую программу и уже в мае 1906 г. вышел в отставку, уступив место консервативному кабинету Бранко. В финансовый 1904—05 г. на платежи по долгам было ассигновано 22 милл. мильрейсов. См. Zimmermann, «Die Kolonialpolitik P.’s und Spaniens in ihrer Entwickelung bis zur Gegenwart dargestellt» (Б., 1896); Whiteway, «The rise of Portuguese power in India» (Л., 1899).

Примечания[править]

  1. Карта П. — см. карту Испании.