ЭСБЕ/Постлиминиум

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Постлиминиум
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Полярные сияния — Прая. Источник: т. XXIVa (1898): Полярные сияния — Прая, с. 708—710 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Постлиминиум (jus postliminii) — римский гражданин, попавший в плен к неприятелю, считался, по античному воззрению, рабом и на своей родине. Он терпел capitis deminutio maxima (см.), хотя, ввиду возможности возврата, его имущественные и личные права и продолжали охраняться в том положении, в каком находились в момент плена, т. е. имущество не переходило к наследникам, жена, дети оставались personae alient juris; над несовершеннолетними не учреждалось опеки; опекунские права пленного не передавались другому и т. д. Для заведования домом и имуществом пленного назначалось попечительство, и все его права находились в том же положении, как наследство, в обладание которым еще не вступил наследник. По фикции Корнелиева закона (I в. до Р. Хр.), в случае смерти пленника в плену, его юридические отношения на родине рассматривались как отношения умершего римского гражданина, существовавшие в последний момент перед смертью. При отсутствии попечительства, а также против злоупотреблений правами отсутствующего со стороны попечителя, существовала защита в виде популярного иска. Возврат пленного на родину прекращал это положение: он вновь получал все свои права и вступал в отправление своих обязанностей, как если бы промежутка между пленом и возвращением не существовало. Это право на восстановление и носило и Риме название jus postliminii. У юристов императорского времени встречается подробная интерпретация его, применительно к отдельным случаям. К этому времени создалось уже некоторое смягчение положения лиц, подвластных пленному, во время нахождения его в плену, а след. и ограничена его jus postliminii. Сыновья получили право жениться без согласия отца по истечении трех лет; приобретенное сыновьями во время плена отца считалось их собственностью; жена пленного становилась persona sui juris и через пять лет после плена могла выйти замуж. Император Лев признал действительность завещаний находящегося в плену и сделал таким образом первый шаг к признанию за пленным гражданско-правовой личности, несмотря на продолжающийся плен. В средние века это признание вошло в общее сознание, и с тех пор исчезли, в сущности, всякие основания для существования юридического института П. Юридические вопросы, связанные с возвращением пленных, а также и вопросы о восстановлении прав жителей завоеванных или занятых неприятелем местностей после удаления последнего, по-прежнему, однако, рассматривались в связи с римскими постановлениями. Международное право до сих пор пользуется нормами, которые оно называет П., хотя современный П. не имеет ничего общего с римским и не опирается даже на его источники. Под именем П. в настоящее время понимают право, в силу которого лица, вещи, юридические и политические отношения, которых коснулось завоевание, по освобождении от неприятельской власти вновь возвращаются в прежнее юридическое положение, поскольку условия мирного трактата не изменили его или вообще не содержат специальных о нем определений. Конструкция права, а также условия и случаи его применения возбуждают целый ряд недоумений и споров. По основному принципу современного международного права война ведется только между государствами, а не их подданными; оккупация той или иной местности не может, след., сопровождаться нарушением частных прав. Поскольку, далее, оккупант не узурпирует всей совокупности государственной власти, восстановление прежнего правительства в его старых функциях также не основывается на особом праве, а является продолжением старого юридического господства, парализованного оккупацией фактически, но не юридически. В случае узурпации всей власти восстановление прежнего правительства, по изгнании узурпатора, есть акт создания нового государства, или по крайней мере, должно быть рассматриваемо, как таковой, ввиду того, что устранение изменений в политическом, административном, общественном и юридическом строе, совершившихся в течение узурпации, вызывает очень много затруднений. В 1797 г. перестало существовать отдельное генуэзское государство, будучи присоединено к цизальпинской республике. По освобождении Генуи английским флотом от французского владычества англичане, на основании П., объявили ее вновь самостоятельной республикой. Позже по парижскому миру и решению венского конгресса, Генуя была присоединена к Сардинии. В защиту первоначального акта Англии приводили то соображение, что по отношению к ней Генуя была дружественным государством, почему и занятие ее английскими войсками давало Англии право завоевания не против Генуи, а лишь против Франции. Восстановление независимой генуэзской республики было, поэтому, актом возвращения в старое положение, след. случаем применения П. В защиту постановления венского конгресса указывали на то, что страна, освобожденная с чужой помощью, не может безусловно претендовать на старое положение, и освободившей ее державе принадлежит известное право распоряжения ее судьбой, вследствие чего Англия на венском конгрессе могла дать свое согласие на присоединение Генуи к Сардинии. Представленное Блунчли и Геффтером, последнее мнение является господствующим между юристами. Когда гессен-кассельские владения, в 1807 г., вошли в состав вестфальского королевства, король Жером-Наполеон продал многие из числа бывших гессенских доменов. По возвращении Гессен-Касселя прежнему его владетелю, курфюрст Вильгельм I, в 1814 г., объявил все эти отчуждения недействительными на основании П. и приказал финансовому управлению вступить во владение проданными доменами, где нужно — силой удалив покупщиков. Несмотря на протест государственных чинов и противодействие апелляционного суда, эта мера была приведена в исполнение. Юристы признают ее неправильной, указывая на то, что царствование Жерома было эпохой нового государственного порядка, которому должны были подчиниться подданные. Но и при простой оккупации страны, меры, принятые временным правительством, не всегда могут почитаться ничтожными без вреда для населения. Если временное управление организовало уголовную и гражданскую защиту, приняло известные экономические или полицейские меры для поддержания благосостояния и безопасности, то отмена их, поскольку их применение содействовало поддержанию порядка, сопровождалось бы очень тяжелыми последствиями. Таким образом и здесь область приложения П. является ограниченной, в зависимости от качества мероприятий временного правительства. Бесспорным представляется применение П. в области частноправового обладания. Земли и имущества, отнятые завоевателями у собственников, с удалением их возвращаются старым владельцам ipso jure.; как сказано, здесь дело идет не о восстановлении в силу особого права П., а лишь об устранении фактического препятствия к обладанию. П. приложим, поэтому, лишь к случаям, когда отнятие имущества служит для завоевателя основанием права на него, что имеет место при взятии призов и военной добычи. Отбитая обратно военная добыча или взятый обратно приз поступает в обладание прежних собственников в силу П. И по отношению к этому вопросу существуют, однако, разные мнения. Наиболее правильным представляется то, по которому присвоение военной добычи и взятие призов на море не заключает в себе ничего юридического; для восстановления прав первоначальных собственников П. и здесь, таким образом, не нужен. Ср. Муромцев, «Гражданское право древнего Рима» (§ 11, M., 1883); ст. Брокгауза в «Rechtslexicon» Holt-zendorff’a; Holtzendorff, «Handbuch des Völkerrechts» (IV, 822 сл.).

В. Н.