ЭСБЕ/Россия/Физическая география/Растительность

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Россия :: Физическая география :: Растительность
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Пруссия — Сюрра
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Розавен — Репа. Источник: т. XXVII (1899): Розавен — Репа, с. 125 ( скан · индекс ); т. XXVIIa (1899): Репина — Рясское и Россия, с. 1 (Россия) ( скан · индекс ); т. XXVIII (1899): Россия и С — Саварна, с. 1 (Россия) ( скан · индекс ); доп. т. IIa (1907): Пруссия — Фома. Россия, с. 551 ( скан · индекс ); I—XCVIII ( скан · индекс )


Физическая география | Население | Политика и финансы | Медицина | Экономика | Просвещение | Общественное призрение и благотворительность | История | Право | Русский язык и литература | Искусство | Наука | Дополнение


Границы и пространство | Орография | Гидрография | Климат | Фауна | Растительность | Основные черты геологического строения | Почвы | Минеральные богатства | Почвенные (грунтовые) воды | Приложения: Регионы | Населённые пункты | Монеты | Реки | Иск. водные пути | Озёра | Острова

F. Растительность. При огромном протяжении Росс. имп. растительность ее чрезвычайно разнообразна. При этом постепенное изменение климата по направлению с С. на Ю. определяет смену ботанических областей, отличающихся, главным образом, общей физиономией своих формаций. Огромное же протяжение этих областей по направлению меридиана обусловило разнообразие в их составе, так как они заимствовали своих членов из разных растительных центров. Для того, чтобы понять происхождение состава, общего характера и современного расчленения флоры Р., попробуем в самых общих чертах набросать картину тех изменений, которые произошли со времени третичного периода. Есть полное основание предполагать, что в последнюю фазу третичного периода (плиоцен) растительность сев. полушария носила более однородный характер, чем теперь. При этом большая часть Европейской России и вся Сибирь была покрыта смешанными лесами из хвойных и лиственных пород. В горных же странах с расчлененным рельефом развивались также формации степных растений. Наступившее в конце третичного периода значительное охлаждение климата повело к образованию на С. особой кругополярной флоры, состоящей из арктических растений, а также из субарктических луговых трав и некоторых сев. древесных пород вроде березы и рябины. При дальнейшем охлаждении, повлекшем за собою наступление ледникового периода, эта арктическая флора двинулась к Ю., оттесняя и уничтожая остатки третичной флоры. Эта последняя сохранилась лишь под защитой южн. горных хребтов: Альп, Карпат, Балкан, Крымских и Кавказских гор, гор Туркестана и Гималаев. Арктическая флора доходила до Ю. Европ. Р. и до южн. границы Сибири, так что на всем этом протяжении лишь в очень немногих местностях, как в Забайкалье на Алтае, на Южном Урале и, быть может, в Средней Р. сохранились некоторые представители древней флоры [1]. Для дополнения картины нужно еще заметить, что значительные пространства в юго.-вост. Р. и Туркестане были покрыты водой, так что Каспийское и Аральское море занимали значительно более пространства, чем в настоящее время. По миновании ледникового периода вновь наступил более теплый климат. При этом арктическая флора отчасти отступила вновь к сев., образовав современную арктическую область; отчасти же передвинулась в верхние зоны гор и, смешавшись с местными горными формами, дала начало там так назыв. альпийской обл. Освободившееся от ледников и обсохшее пространство стало заселяться выходцами из южн. стран, сохранившими в себе остатки третичной флоры. Такими центрами распространения по отношению к области ледниковой трансгрессии явились у нас следующие местности: 1) Южная Европа, откуда перешли главным образом две ассоциации: формы лиственного леса и растения луговых степей; 2) Кавказ, откуда переселились главным образом растения ковыльных степей; 3) Алтай и отчасти Сев. Монголия, откуда распространились формы сибирского хвойного леса, и, наконец, 4) Маньчжурия, давшая лесные формы для крайнего В Сибири. Одновременно с повышением температуры во всей Вост. Европе и большей части Азии происходило значительное высыхание страны. Вследствие этого на В. Европ. Р., в Зап. Сибири, также в Туркестане и Монголии обширные водные бассейны исчезли или сократились, увеличив значительно область суши. В силу увеличившейся сухости воздуха леса уже не могли занять всей территории, но ограничились лишь более сев. полосой, между тем как более южная покрылась лугами или степями. Низменности же Средней Азии, освободившиеся от воды, усеянные солончаками и сыпучими песками, послужили ареной для переселения весьма древней и характерной флоры, спустившейся, по всей вероятности, с плоскогорья Тибета и Памира. Вследствие того же усыхания значительно изменилась и флора той южной полосы, на которую не простиралось или сравнительно менее простиралось охлаждающее влияние ледникового периода. Только там, где близость моря, направление ветров и тому подобные условия благоприятствовали сохранению влажности воздуха и большому количеству осадков, как, напр., в Черноморской губернии, в Талыше, Гиляне, в Японии и части Китая, сохранилась флора, наиболее приближающаяся к древней флоре третичного периода. В других же районах увеличивающаяся сухость климата значительно разредила леса и способствовала развитию ксерофильных (т. е. любящих сухость) формаций. Таким путем флора Балканского полуострова, Крыма и Кавказа, Туркестана и др., однородная по своему происхождению, постепенно изменяясь, далеко уклонилась от своего прототипа и приняла совершенно иной облик. Сообразно с вышеизложенным можно разделить все пространство Росс. империи (вместе с остальной Европой и Азией до тропического пояса) на две зоны: зону северных флор, или арктобореальную, и зону южных флор, или субтропическую. Большая часть Р. относится к первой зоне, к второй же принадлежит Крым, Кавказ, Туркестан и южная окраина Амурской обл. и Уссурийского края. Вне русских владений сюда же относится вся область Средиземного моря, Малая Азия, Персия, Афганистан, Гималаи, Тибет, часть Монголии и большая часть Китая и Японии. Зона сев. флор характеризуется тем, что составляющие ее ботанические формации (т. е. типы растительности) образовались в послетретичный период и расселились в стране уже после ледникового периода. Современное их распространение обусловливается преимущественно убыванием тепла по направлению к полюсу (отчасти также большей или меньшей сухостью или влажностью воздуха), почему в этой зоне ботанические области располагаются главным образом по меридианам и на огромных пространствах отличаются значительной однородностью. Ее можно разделить на следующие области (см. карту I): 1) область арктическо-альпийская, 2) область северных лесов, 3) область степей.

Карта ботанических областей Российской империи.

Что касается до южной зоны, то флоры, ее составляющие, носят большею частью древний характер и существуют в тех же странах со времени третичного периода. Разумеется, они подвергались тоже различным изменениям: одни формации оскудевали, другие развивались, но в общем эта флора представляет остатки третичной растительности тех же стран, в которых мы ее наблюдаем и теперь. И если, например, растительность среднеазиатских пустынь заняла обширные пространства, бывшие сравнительно недавно под водой, то все-таки она сформировалась гораздо раньше, существовала приблизительно в той же полосе (на прилежащих плоскогорьях) и представляет, по всей вероятности, один из наиболее древних элементов флоры. Области, составляющие южную зону, располагаются не меридиональными полосами и в своем распределении обнаруживают зависимость прежде всего от рельефа страны, а также от направления ветров, распределения влажности воздуха, осадков и т. п. Южная зона весьма удобно делится географически на такие области, как Крым, Кавказ, Туркестан Монголия и Китай. Но эти области хотя и принимаются многими ботаниками, не могут, однако, быть названы ботаническими. Конечно, флоры их отличаются друг от друга и могут быть соответственно охарактеризованы, но каждая из них состоит из разнородных элементов, эквивалентных соответствующим элементам смежных областей. Такие области, наконец, совершенно не соответствуют по своему смыслу и значению тем областям, которые мы отличили в сев. зоне. Более рационально поэтому разделить субтропическую зону на области по господствующим формациям, соответственно тому, как это принято относительно северной зоны. А именно: 4) область среднеазиатских пустынь, 5) область горно-степной флоры, 6) область реликтовых лесов, 7) область третичных лесов. Перейдем теперь к описанию отдельных ботанических областей.

А. Северная зона. 1) Область арктическо-альпийская состоит географически из двух элементов: из арктической области, окаймляющей побережье Ледовитого океана, и из альпийской области, занимающей верхние горизонты гор Урала, Алтая, Кавказа, Тянь-Шаня и других хребтов. Оба эти элемента, несмотря на свою изолированность, вполне сходны между собою и по общей физиономии, и по климатическим свойствам, и по характеру растительности. Главной отличительной чертой арктической области можно считать отсутствие леса. В этой наиболее северной полосе вследствие низкой температуры и короткого вегетационного периода (6—8 недель) лес или, лучше сказать, лесные древесные породы уже не могут существовать, и северный предел их распространения принимается в то же время за южную границу арктической области. Эта граница проходит иногда очень недалеко от Ледовитого океана, иногда же значительно удаляясь от него, в общем между 66° и 70° с. ш. и лишь между низовьями Оби и Енисея спускаясь до 64°. В сев.-вост. же углу Сибири, по берегу Берингова моря, она доходит к югу даже до 60°. Впрочем, и к югу от этой границы рассеяны то крупные, то мелкие участки безлесной тундры, совершенно сходные по характеру и растительности с сплошной арктической полосой. Арктическая область является чаще всего в виде плоской низменности, которую называют тундрой и которую многие путешественники сравнивают со степью. Это сходство, однако, очень поверхностное, так как ограничивается только ровностью и безлесьем. Во всем же остальном тундра характеризуется совершенно иной природой. На огромных пространствах она представляет зыбкое болото, оттаивающее летом лишь на небольшую глубину и поросшее различными мхами, среди которых растет масса морошки (Rubus Chamaemorus), клюквы (Oxycoccus palustris), голубики (Vaccinium uliginosum), брусники (Vaccinium Vitis idaea) и вороньей ягоды (Empetrum nigrum). Эти ягоды часто созревают в таком количестве, что для собирания их самоеды употребляют местами особые деревянные гребни, которыми как бы счесывают их с травы. На более сухих местах тундры растительный покров состоит главным образом из разнообразных ягелей, среди которого особенно выдаются виды оленьего ягеля (Cladonia rangiferina). Точно так же в гористых местностях арктической области растительность состоит преимущественно из ягелей, среди которых высшие растения играют подчиненную роль. В общем растительность тундры в южных частях арктической области может назваться довольно богатой. По крайней мере, она дает обильную пищу оленям, от которых зависит в этих широтах существование человека, а кроме того, в виде ягод представляет большой запас растительной пищи для этого последнего. Но чем далее к северу, тем природа делается угрюмее, растительность скуднее. На Таймырском полуострове и на Новой Земле выше 73° — 74° с. ш. ягодные кустарники исчезают, растительный покров редеет. Только в низменных защищенных местах еще можно видеть зеленые лужайки из мелких трав или мшистые луговинки, между тем как большая часть поверхности представляет голую щебневую или глинистую почву, на которой лишь изредка попадаются отдельные кустики трав. Вся флора арктической области состоит почти исключительно из многолетних трав и кустарников. Впрочем, различие между теми и другими в этом поясе значительно стушевывается. Подобно многолетникам, кустарники арктической области точно так же почти не возвышаются над поверхностью почвы. Их древесные стволы, хилые и изогнутые, плотно прилегают к земле или скрываются в мхе или почве, подобно ползучим корневищам трав, и выпускают вверх лишь короткие веточки. Только в защищенных местах некоторые виды их достигают вышины одного или двух футов. Чем далее к северу, тем более сосредоточивается жизнь у самой поверхности земли на границе между вечно мерзлой почвой и холодной атмосферой с леденящими ветрами, в том верхнем слое почвы, который наиболее способен воспринимать и удерживать теплоту солнечных лучей. С наступлением теплого времени года жизнь начинает пробуждаться во всех этих корневищах и стволиках. Едва стает снег, они быстро пускают побеги, начинают цвести и приносят плоды, если первые морозы, наступающие часто уже в начале августа, не кладут предела их дальнейшему развитию. Некоторые растения, по наблюдениям Миддендорфа, успевают уже в три недели пройти весь цикл своего развития и принести зрелые семена. Но у большей части растений эти последние далеко не всегда успевают вызревать. Обыкновенно наступающие холода застают растительность в полном разгаре и одевают ее новым снежным покровом. Вот причина, почему в арктической флоре почти вовсе нет однолетних растений, существование которых здесь слишком не обеспечено вследствие сурового климата и в особенности короткого вегетационного периода. Состав арктической флоры в общем чрезвычайно однообразен. На всем огромном протяжении от Лапландии до Берингова пролива мы видим, за немногими исключениями, одни и те же растения, так же как в арктической области Америки, в Гренландии и на Шпицбергене. В качестве особенно характерных арктических растений, могущих служить как бы показателями арктической флоры, нужно назвать: Diapensia lapponica, Dryas octopetala, Sibbaldia procumbens, Lagotis glauca, Hedysarum obscurum, Oxyria digyna, Salix polaris, reticulata и arctica, некоторые виды Draba, Saxifraga и др. Что касается до альпийской области, то она располагается в верхнем поясе гор, где лес в силу климатических условий (главным образом вследствие короткого периода вегетации) уже не может существовать. Высота этого пояса над уровнем моря бывает различна сообразно с широтой, на которой расположены данные горные хребты. Большая или меньшая влажность климата также влияет на высоту альпийской области, так как мощный снеговой покров требует более времени для растаивания и тем значительно сокращает период вегетации. Вследствие этого в климате более влажном граница альпийской области спускается ниже, чем в горных странах, лежащих под той же широтой, но в климате более сухом. Таким образом, на Кавказе альпийская флора появляется с высоты около 7500' — 8000', на Алае с 8500' — 9000', на Тянь-Шане около 7600', Алтае, Саянах и Яблоновом хребте (Сохондо) с 6000'. На Урале под 60° с. ш. — с 2400', а под 64° с. ш. — 1700'. Далее к северу эта граница все более и более понижается, и, наконец, альпийская область сливается с арктической. Состав альпийской флоры на разных хребтах также бывает различен. Чем ближе данная цепь к арктической области, тем более преобладают в ней арктические растения. В горах же, далеко отстоящих к югу, в составе альпийской флоры играют большую роль местные элементы, развившиеся из горной флоры данной цепи.

2) Область сев. лесов представляет широкую полосу, проходящую через весь европейско-азиатский материк, от Атлантического океана до Великого. Ее отличительная черта в том, что вся она покрыта сплошными лесами, где только эти последние не уничтожены рукой человека. Это и есть тот Герцинский лес, о котором писал Юлий Цезарь и который, начинаясь от Франции, покрывал большую часть Германии и, огибая Венгрию, шел столь далеко к В., что о его протяжении в то время никто не имел понятия. В настоящее время лесная область осталась в более или менее неприкосновенном виде в Сибири и на С. Европ. Р. В Средней же Р. и Средней Европе леса по большей части уничтожены, уступив свое место полям, деревням и городам, а оставшиеся нередко изменили свой первобытный характер вследствие многократных рубок, влекущих за собою часто смену древесных пород. Однако на основании почвенных исследований, с одной стороны, и фактов ботанической географии, с другой, мы можем в общих чертах восстановить очертания и первобытный характер данной полосы. Сев. граница лесной области совпадает с сев. границей существования леса, за которой начинается арктическая область. Эта граница несомненно климатическая, ибо лес, прежде чем исчезнуть, меняет свой характер, делается редким и мелким, а отдельные деревья делаются приземистыми и кривыми. Граница леса чрезвычайно извилиста; по рекам, на почве, лучше дренированной, она далеко вдается к С., на болотистых же пространствах, где почва оттаивает на небольшую глубину вследствие густого мшистого покрова и отсутствия стока воды, она делает изгибы к Ю. Кроме того, за границей лесной области, уже в пределах лесной полосы, встречаются значительные участки болотистой тундры, которые, постепенно редея и уменьшаясь в размерах, изменяя отчасти и свою флору, доходят в виде торфяных болот до самого Ю. лесной области. Южная граница лесной области определяется появлением степей, т. е. безлесных пространств, поросших степными растениями. Являясь сначала в виде небольших участков, степи постепенно расширяются и, наконец, сливаются в одну мощную полосу, среди которой, однако, рассеяны клочки леса. Таким образом, лесная область и с С., и с Ю. окружена более или менее широкой полосой переходного характера, в которой разнородные элементы чередуются между собою на небольших расстояниях. Характер растительности лесной области, разумеется, определяется прежде всего древесными породами. Из всех деревьев безусловно наиболее распространенным видом является ель (Picea excelsa Link.), обитающая во всей лесной области от побережья Охотского моря до вост. Пруссии. Во всей Сев. Р. и большей части Сибири она образует основу лесов. За нею следует сосна, которая имеет почти столь же широкую область распространения, но не играет такой роли, так как всюду связана с особым характером субстрата, именно песчаным или скалистым. Затем огромное распространение имеют береза (Betula verrucosa) и осина (Populus tremula), но они очень редко образуют самостоятельные насаждения, а развиваются обыкновенно там, где первобытные леса уничтожены лесными пожарами или порубками. Все же остальные древесные породы, составляющие леса, имеют более ограниченную площадь обитания. Леса в зап. Сибири от Енисея до Урала состоят главным образом из пород: ели, сосны, кедра, пихты и лиственницы. За Уралом к З. последние три породы постепенно отстают от других. Так, напр., кедр исчезает уже на меридиане в 23° в. д. от Пулкова, пихта доходит до 12° в. д., лиственница до 6° в. д. В общем они занимают сев.-вост. угол Европейской России, ограниченный приблизительно линией, проведенной от г. Уфы к Онежскому озеру. В Финляндии из названных пород остается лишь ель и сосна. К В. от Енисея леса в общем сохраняют тот же облик, как в Зап. Сибири, но место сибирской лиственницы занимает даурская (Larix dahurica). На горах и плоскогорьях (в субальпийской области) появляются заросли кедрового сланика (Pinus pumila). Наконец, на Дальнем В. появляется аянская ель (Picea ajanensis) и особый вид пихты (Abies nephrolepis). Эти отличия, равно как и постепенная смена кустарников и травянистых растений, не меняют, однако, общей физиономии хвойного леса, который имеет одинаковый характер на всем протяжении Сибири. Только в Камчатке растительность имеет совершенно иной облик: здесь повсюду в равнине рассеяны редкие леса из одного вида березы (Betula Ermanni) и благовонного тополя (Populus suaveolens). Склоны гор покрыты непроходимыми чащами кедровника (Pinus pumila). Высокоствольные хвойные породы, именно даурская лиственница, аянская ель и пихта (Abies nephrolepis), встречаются только в одном районе в центральной части Камчатки по реке того же имени. На крайнем Ю.В. Сибири, в Амурской области, к хвойным породам присоединяется масса лиственных пород, как виды клена, липы, монгольский дуб, маньчжурский ясень и пр., которые значительно изменяют характер леса и делают его очень сходным с лесами Европы или Кавказа. Что касается до Европ. Р., то на большей части ее протяжения характер лесов довольно разнообразен. Здесь играют большую роль широколиственные древесные породы, которых особенно много в юго-зап. Р. По направлению к С. и В. они исчезают одна за другой. Так, бук обитает только в Польше и в зап. окраине Подолии; серебристая липа (Tilia argentea) в Подолии, Херсонской губ. и Бессарабии; граб доходит до Чернигова и Полтавы, паклен (Acer campestre) и европейский бересклет (Euonymus europaeus) до Рязани и Пензы, ясень до Казанской губ., орешник (Corylus Avellana) и бородавчатый бересклет (Euonymus verrucosus) до западной окраины Пермской губ. и до г. Уфы; дуб, остролистный клен (Acer platanoides), вяз (Ulmus effusa) и илим (Ulmus montana) до Уральского хребта; наконец, липа (Tilia europaea) переходит и за Урал, распространяясь до г. Тобольска и Тары. Эти лиственные породы образуют значительные леса, особенно в юго-зап. части лесной области, и в виде островов в пределах уже степной области. К В. эти леса редеют, но отдельными участками, состоящими, главным образом, из дуба и липы, доходят до зап. склона Урала; на вост. склон они не переходят. Кроме того, лиственные породы проникают глубоко внутрь еловых лесов по заливным долинам рек и на порубках, благодаря которым многие леса совершенно изменили свой первоначальный характер. Поэтому выделять особую область или подобласть лиственных лесов, как это делают многие авторы, решительно невозможно, ибо первобытно-лиственные леса не образуют нигде сплошной полосы, а разбросаны отдельными островами или в области ели, или в области степей. Если же иметь в виду распространение отдельных древесных пород, то всякая попытка разделения на этом основании была бы слишком произвольна. Такое разнообразие в составе лесов описываемой области есть сложный результат как климатических, так и исторических причин. Лесная область в ее современном виде образовалась уже после ледникового периода и заселялась пришельцами из тех стран, где сохранились остатки третичной лесной флоры. Такими центрами распространения по отношению к нашей области были: 1) Южная Европа, 2) сев. часть Монголии, прилежащая к Алтаю, и отчасти эта последняя страна и 3) Маньчжурия (см. карту II).

Карта распространения некоторых древесных пород по Европейской России.

Каждый из этих центров дал свои виды (или разновидности), соответствующие видам других центров. Южно-европ. центр дал главным образом широколиственные породы, из которых одни, как липа, вяз, илим, дуб, остролистный клен и проч., далеко проникли по направлению к С.В., другие же, как бук, граб и плющ, требующие умеренного климата, остановились в юго-зап. Р. Хвойные же породы южно-европейского центра остались преимущественно в горах. Из них дальше всех к В. проникла европейская пихта (Abies pectinata), встречающаяся изредка до Беловежской пущи (Гродненской губ.) и Дубенского у. Волынской губ. Затем европ. лиственница (Larix decidua), обитающая кое-где в Польше. Что же касается до ели, то она образует леса главным образом в гористых странах Средней Европы, сравнительно редко и недалеко спускаясь в равнины. Кедр встречается только в субальпийской области Альп и Карпат. В противоположность южно-европейскому, алтайский центр дал исключительно хвойные породы. Из них сильнее всех распространилась ель, доходящая к В. почти до Тихого океана, а к З. до Вост. Пруссии и Швеции. Сибирская пихта, сибирская лиственница и кедр точно так же имеют широкое распространение, но не заходят так далеко к В. и к З. Из широколиственных же пород в этом центре сохранилась лишь одна липа (близкая к европ.), которая обитает на предгорьях Кузнецкого Алатау вместе с соответствующей травянистой флорой, многие формы которой встречаются, кроме этого района, лишь в Средней Европе и в Амурской области. Липа встречается также по Енисею около Красноярска, занесенная неизвестно откуда. Маньчжурский центр дал как хвойные, так и лиственные породы. Из первых наиболее широко распространилась даурская лиственница, именно до Камчатки, р. Боганиды и Даурии. Несколько менее расселился кедровый сланик (Pinus pumila). Ель (Picea ajanensis) и пихта (Abies nephrolepis) встречаются лишь по Уссури, Амуру, по берегу Охотского моря и в Камчатке. Из лиственных пород дальше всех распространилась Betula Ermanni и Populus suaveolens, но они не принадлежат к формации широколиственного леса. Из членов же этого последнего мы находим вновь дуб (Quercus mongolica), ясень (Fraxinus mandshurica), два вида липы (Tilia cordata и mandshurica), из которых одна соответствует обыкновенной европейской, а другая серебристой липе Европы, несколько видов клена и т. п. Все эти виды, однако, не распространяются далеко; лишь немногие из них доходят с одной стороны до Удской губы, а с другой — до Даурии. Наконец, Крым, Кавказ и Туркестан хотя и сохранили в себе много остатков третичной лесной флоры, но в заселении области сев. лесов, по-видимому, не участвовали. Таким образом, как с З., так и с В. описываемая область могла заселяться как лиственными, так и хвойными породами, но неизвестные нам причины (по всей вероятности — климатические) дали в одном случае перевес одним, а в другом — другим породам. Вместе с главными лесными породами, играющими роль как бы показателей флоры, переселился целый ряд связанных с ними травянистых растений и кустарников, которые своею совокупностью и образуют лесную флору. Надо, однако, заметить, что некоторые древесные породы, как, например, сосну, березу и осину вместе с целым рядом сопровождающих их растений, нельзя приурочить ни к одному из названных центров. Вероятно, эти формы не прерывали своего обитания в ледниковый период, но в виде особой полосы отступали и наступали вслед за арктической флорой. Такие виды можно назвать субарктическими.

3) Область степей простирается непрерывной полосой от Карпат до Алтая и Тарбагатая, а затем, прерываясь хребтами, идет до Маньчжурии. К С. от сплошных степей встречаются окруженные лесами степные острова вдоль Урала, в Енисейской и Иркутской губ., в Забайкалье и по среднему течению Амура. Отличительным признаком этой области служит присутствие степей, т. е. безлесных пространств, покрытых травянистой растительностью. Всю область нельзя считать безлесной. Почти на всем ее протяжении встречаются леса в виде островов большей или меньшей величины. В сев. половине эти лесные острова делаются чаще и крупнее; они соединяются в крупные лесные районы и, наконец, сливаются между собою в сплошную область лесов. Самый характер растительности безлесных пространств не везде одинаков. У сев. границы степной области травяной покров носит характер луга, т. е. одевает сплошь почву; он состоит как из степных злаков, так и из различных двудольных трав, большая часть которых далеко не свойственна исключительно степям. В этой полосе мы встречаем наиболее тучный чернозем. Леса здесь разбросаны всюду и, сколько можно судить, не встречают в физико-географических условиях никаких препятствий для своего роста и распространения. На основании этих признаков данную полосу можно выделить как отдельную подобласть под названием лесостепной или лугово-степной. Она особенно резко выражена на В. Европ. Р. и в Зап. Сибири, но на остальном пространстве пределы ее и характер еще не совсем выяснены. В типичных степях, начинающихся несколько южнее, растительность состоит преимущественно из злаков, так что все двудольные отступают на второй план. Эти злаки не покрывают сплошь почвы, но образуют отдельные дерновинки, между которыми видна голая почва. Последняя представляет чернозем, который по направлению к Ю. все более и более беднеет гумусом и лежит более тонким слоем на богатой углекислыми солями подпочве. Леса хотя и раскинуты местами, но в меньшем количестве и притом нуждаются, как кажется, в особых благоприятных топографических условиях для своего существования (долины, склоны гор, возвышенности и т. п.). Обе полосы, однако, тесно связаны между собою. Указанные изменения совершаются лишь постепенно и зависят от увеличивающейся к Ю. сухости воздуха. Самое существование степей и характер их, без сомнения, обусловливается в общих чертах прежде всего сухим континентальным климатом этого пояса. Нужно заметить только, что сев. граница области и смена лесов степями не зависит непосредственно от изменения климата, но скорее есть выражение известной стадии переселения и распространения лесных деревьев. Можно считать доказанным, что степи некогда простирались далее на С., но были отодвинуты к Ю. под напором лесов. К числу самых характерных растений степной области надо отнести, во-первых, виды ковыля (Stipa pennata, capillata, Lessingiana и Richteriana), кипец (Festuca sulcata) и келерию (Koeleria cristata). Эти формы своим массовым распространением и образуют своеобразную физиономию степей, хотя все они встречаются и далеко за пределами описываемой области. В Европ. Р., кроме того, играют видную роль заросли степных кустарников, как бобовник (Amygdalus nana), степная вишня (Prunus Chamaecerasus), карагана (Caragana frutescens) и таволга (Spiraea crenifolia и hypericifolia). Все остальные растения имеют значение как бы примеси. При этом состав их весьма меняется в зависимости от близости тех или других центров горно-степной флоры, выходцы которой и заселили современную степную область. При этом в степях Европ. Р. главную роль играют выходцы с Кавказа, в азиатской же — туркестанские, алтайские и монгольские формы, так что собственно степи не имеют ни одного вида, исключительно им свойственного.

В. Зона южных флор, или субтропическая. 4) Область среднеазиатских пустынь занимает все низменности Туркестана, большей части Монголии и юго-восточный угол Европ. Р., прилегающий к Каспийскому морю. Вся эта страна отличается крайней сухостью воздуха, малым количеством осадков и высокой температурой летних месяцев при значительных иногда морозах зимой. Она покрыта на большие пространства песчаными отложениями, непрерывно меняющими свою форму от действия ветра, или представляет солонцеватые низменности, часто с солеными усыхающими озерами, или, наконец, щебневые пустыни. Растительность, в высшей степени характерная, состоит из редких, разбросанных среди раскаленной почвы форм, большею частью с мелкими листьями или совсем безлистных, но с мясистыми стеблями и ветвями. Особенно хорошо выражена эта флора на песчаных пространствах, где она образует крупные древесные заросли, состоящие из саксаула (Haloxylon Ammodendron), баялыча (Salsola Arbuscula), джузгуна (виды Calligonum), песчаной акации (Ammodendron), некоторых видов Ephedra и др. На солонцеватой же суглинистой почве растительность состоит по большей части из низких травянистых растений, главным образом из семейства солянковых (Salsolaceae). Особенно скудна флора на каменистых пространствах, усеянных щебнем из обломков горных пород. Для области среднеазиатских пустынь наиболее характерно сем. солянковых, распространенное здесь в огромном количестве видов. Из других сем. можно отметить Calligonum, Nitraria, Zygophyllum и пр., также играющие роль в этой своеобразной флоре.

5) Область горно-степной флоры не занимает сплошного ареала, подобно предыдущим областям, но разбросана отдельными клочками по всей южной зоне. Более всего она развита в Туркестанском крае, где покрывает сухие склоны гор от самого их подножия до 8—9000'; на плоских же возвышенностях и вершинах хребтов, не достигающих альпийской зоны, а также на лёссовых отложениях она образует настоящие степи, чрезвычайно сходные с степями северной зоны, что, впрочем, вовсе не удивительно, ибо эти последние населены выходцами горно-степной флоры. На Кавказе и в Крыму горно-степная флора имеет меньшее распространение, но точно так же покрывает все сухие склоны гор и плоские возвышенности (Яйла, Армянское нагорье и пр.); она развита также в горах Монголии, но по направлению к В. значительно беднеет формами. Горно-степная флора состоит главным образом из травянистых растений и мелких кустарников, но и некоторые деревья, не входящие в состав лесных формаций, как арча (Juniperus excelsa и foetidissima) и фисташка (Pistacia vera), нужно скорее причислить к горно-степной флоре. Состав ее в разных горных странах несколько различен, но меняется с большой постепенностью. Так, флора гор Туркестана весьма тесно связана с кавказской, но отличается особенным развитием видов астрагалов (Astragalus), Oxytropis, Acantholimon, Acanthophyllum, Cousinia и некоторых др. В общем для горно-степной флоры характерно обилие видов из семейств крестоцветных, зонтичных, бобовых, сложноцветных и губоцветных. Много видов сильно пахучих, содержащих много эфирных масел; много растений колючих.

Карта Российской империи с обозначением реликтов третичных лесов, центров распространения и путей переселения лесных деревьев

6) Область реликтовых лесов характеризуется лесами, развившимися из третичных, но видоизмененными и оскудевшими вследствие сухости воздуха или сурового климата. Они состоят из разных лиственных или хвойных пород, причем основу леса образует один-два или вообще немного видов, а другие играют роль только примеси. Такие леса располагаются на склонах гор или в защищенных горных долинах и имеют неодинаковое развитие и состав в разных горных странах. В Крыму реликтовые леса покрывают как северный, так и южный склон Яйлы, причем состоят из дуба (Quercus pedunculata и sessiliflora), бука, граба (Carpinus duinensis), сосны обыкновенной и крымской (Pinus silvestris и Р. Laricio) с примесью тиса, липы, клена (Acer opulifolium), ясеня и др. В нижнем поясе южного склона Яйлы появляются и некоторые вечнозеленые растения, как Arbutus Andrachne, Hedera Helix, Ruscus aculeatus и R. Hypoglossum. В культурном состоянии здесь растут многие вечнозеленые деревья, как лавр (Laurus nobilis), маслина (Olea europea), кипарис, магнолии, лавровишня и др. На Кавказе реликтовые леса покрывают непрерывной полосой весь северный склон хребта, а также большие пространства и в Закавказье. Они состоят из видов дуба (Quercus pedunculata, sessiliflora и pubescens), ильма (Ulmus campestris и montana), граба (Carpinus Betulus), бука (Fagus orientalis), липы (Tilia intermedia), кленов (Acer campestre, tataricum и platanoides) и обыкновенного ясеня. В Туркестане леса, хотя и рассеяны почти во всех хребтах, но по большей части ничтожными клочками. В Копетдаге они встречаются лишь изредка в ущельях и состоят из карагача (Ulmus campestris) вместе с Ficus Carica, Acer monspessulanum, Celtis australis, Vitex Agnus Castus и нек. др. Чаще, однако, можно говорить про отдельные местонахождения древесных пород, но не про леса. То же можно сказать и про Бухару, из провинций которой только в Бальчжуане мы встречаем довольно большие лиственные леса на склонах (Juglans regia, Fraxinus два вида, Celtis australis, Prunus divaricata, Mahaleb и ulmifolia и др.). По Зеравшану лиственные леса из Acer monspessulanum вместе с орехом (Juglans regia), яблоней (Pirus Malus), ясенем (Fraxinus sogdiana) и др. нередки на склонах гор на высоте 4—5000'. На предгорьях Ферганского хребта на высоте 4—6000' мы находим обширные лиственные леса, состоящие главным образом из ореха (Juglans regia) с примесью яблони, алычи (Prunus divaricata), видов боярышника (Crataegus orientalis, pinnatipartita и sanguinea), клена (Acer Lobelii и Semenowi), ясеня (Fraxinus potamophila), крушины (Rhamnus cathartica), барбариса (Berberis heteropoda) и др. На Тянь-Шане лиственные леса имеют малое развитие и встречаются лишь в некоторых ущельях. Они состоят главным образом из яблони, клена (Acer Semenowi), карагача (Ulmus campestris), ясеня (Fraxinus potamophila) и абрикоса (Prunus Armeniaca). Последний образует целые лески также в горах между Ферганским хребтом и Тянь-Шанем. Кроме того, в верхней зоне гор появляется уже, начиная с Ферганского хребта, Шренковская ель (Picea Schrenkiana), которая на Тянь-Шане образует целые леса. На Джунгарском Алатау леса состоят исключительно из Шренковской ели, а из широколиственных пород растет лишь яблоня. Последняя сохранилась в одном пункте и на Тарбагатае, который, в общем, совершенно безлесен. Вообще леса Туркестана отличаются от лесов Кавказа как меньшими размерами, так и меньшим разнообразием пород. Замечательно, что во всем Туркестане, который по составу своей флоры тесно связан с областью Средиземного моря, совершенно отсутствуют виды липы и дуба, столь распространенные еще на Кавказе. А с другой стороны, орех, образующий крупные леса в Туркестане, на Кавказе встречается лишь в одичалом состоянии. Реликтовые леса рассеяны также по южной окраине Монголии, а особенно в пределах уже Китая. Они встречаются также в Маньчжурии, где окаймляют, как можно думать, границу Монголии и состоят, вероятно, преимущественно из монгольского дуба, но более точно распространение и состав их неизвестны.

7) Область третичных лесов. Под третичными лесами здесь подразумеваются леса, относительно которых можно предполагать, что они в силу особенно благоприятных географических и климатических условий сохранили в большей или меньшей степени тот же характер, какой имели в конце третичной эпохи. Отличительное свойство этих лесов заключается прежде всего в том, что они состоят из смеси очень многих широколиственных, а иногда и хвойных пород, с разнообразным и сильно развитым подлеском, и содержат в себе много форм, географическое распространение которых свидетельствует о их значительной древности. В пределах Р. такие леса развиты, во-первых, в западной части Кавказа на берегу Черного моря, в так называемой Понтийской области, или Колхиде. Леса здесь состоят из видов дуба (Quercus pedunculata, sessiliflora и pontica), каштана (Castanea vesca), бука (Fagus orientalis), граба (Carpinus Betulus), зелквы (Zelkowa crenata), Ostrya carpinifolia, липы (Tilia caucasica), ясеня (Fraxinus excelsior) вместе с подлеском из винограда (Vitis vinifera), Staphylea colchica, Euonymus latifolius и sempervirens, Philadelphus coronarius, Hedera Helix и H. colchica, Viburnum orientale, Vaccinium Arctostaphylos, Prunus Laurocerasus, Rhododendron ponticum, Buxus sempervirens и мн. др. Во-вторых, подобные же леса расположены узкой полосой по р. Алазани, а также у западного берега Каспийского моря в Талыше и Гиляне. Затем, минуя огромное пространство, на противоположном конце азиатского материка мы встречаем совершенно аналогичные леса в Японии и Восточном Китае. Эта область захватывает и русские пределы по р. Уссури и среднему течению Амура. Здесь густые первобытные леса состоят точно так же из смеси разнообразнейших древесных пород, как липа (Tilia cordata и Т. argentea), пробковое дерево (Phellodendron amurense), ясень (Fraxinus mandshurica), клен (Acer Mono, Dedyle и tegmentosum), маакия (Maackia amurensis) и пр. с подлеском из Vitis amurensis, Actinidia Kolomikta, Schizandra chinensis, Dimorphanthus mandshuricus, Eleutherococcus senticosus, Deutzia, Euonymus, Corylus mandshurica и др. См. также Леса в России. Ср. Гризебах, «Растительность земного шара» (пер. с прим. А. Бекетова, СПб., 1874); Drude, «Handbuch der Pflanzengeographie» (1890); Бекетов, «География растений» (СПб., 1896). Частные описания растительности тех или других местностей Р. находятся или при флорах, т. е. систематических списках растений той или другой страны, или рассеяны в описаниях путешествий. Описания отдельных ботанических областей: Kihlman, «Pflanzenbiologische Studien aus Russisch Lappland» (Гельсинг., 1890); Коржинский, «Северная граница черноземно-степной области» (2 части, Казань, 1888—1891); Танфильев, «Пределы лесов на юге Р.» (СПб., 1894); его же, «Физико-географические области Европ. Р.» (СПб., 1897); Краснов, «Травяные степи северного полушария» (М., 1894); Кузнецов, «Элементы средиземноморской области в Западном Закавказье» (СПб., 1891); Краснов, «Опыт истории развития флоры южной части Восточного Тянь-Шаня» (СПб., 1888); Борщов, «Материалы для ботанической географии Арало-Каспийского края» (СПб., 1865); Коржинский, «Очерки растительности Туркестана» (СПб., 1896); Миддендорф, «Растительность Сибири» («Путешествие на север и восток Сибири», часть I, отд. 4, СПб., 1867); Maximowicz, «Primitiae florae amurensis» (СПб., 1859).

С. Коржинский.

Примечания[править]

  1. Надо упомянуть при этом, что, хотя на востоке Европ. Р. обледенения и не происходило, а относительно Сибири оно представляет вопрос спорный, но охлаждение климата несомненно имело место и там и произвело те же явления, как и в Европе.