ЭСБЕ/Сибирские инородцы

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Сибирские инородцы
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Семь озер — Симфония. Источник: т. XXIXa (1900): Семь озер — Симфония, с. 745—747 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Сибирские инородцы. — С упрочением русской власти в Сибири правительство начинает пещись о покоренных в этой стране племенах. О «нечинении» обид и притеснений инородцам гласят указы Петра I, Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны. Елизавета Петровна командирует в Сибирь доверенное лицо для обнаружения виновных в незаконных поборах с инородцев при взимании ясака. Екатерина II в 1763 г. посылает капитана Щербачева в Сибирь «для отвращения происходящих там непорядков и взяток, вымогаемых при сборе ясака». В комиссию для составления нового уложения был вызван и депутат от бурятов, буддист Засев. Для распространения христианства среди С. инородцев посылались проповедники; инородцы, восприявшие христианскую веру, получали награждение (указ 1720 г.); по указу 1726 г. крестившиеся в греко-российскую веру С. ясачные иноверцы не включались в подушную перепись, и с них по-прежнему взимался ясак. В 1822 г. Сибирским комитетом, в работах которого принимал участие граф Сперанский, был издан устав об управлении инородцев, который с некоторыми изменениями действует и в настоящее время и составляет раздел I Положения об инородцах (Св. Зак. т. II изд. 1892 г.). С учреждением министерства государственных имуществ (в 1837 г.) к нему перешло попечительство над С. инородцами: ему поручено поощрять инородцев к переходу от кочевой и бродячей жизни к оседлой, заботиться о наделении их землей и доставлении им первоначальных средств к оседлому водворению, содействовать развитию среди них торговли и промыслов. Впрочем, обширная власть сибирских генерал-губернаторов устраняла до некоторой степени прямое вмешательство м-ва в дела инородцев. — Ныне действующее положение о С. инородцах делит все обитающие в Сибири (в тесном смысле, т. е. в генерал-губернаторствах Иркутском и Приамурском и в губерниях Тобольской и Томской) инородные племена на три разряда: оседлых, кочевых и бродячих. Первые сравнены с русскими в правах и обязанностях, смотря по сословиям, к которым принадлежат. Если число душ в селениях оседлых инородцев достаточно, то они составляют особенную волость, а в противном случае причисляются к ближайшей русской волости; точно так же если они не могут составить особенного сельского общества, то причисляются к русским селениям. Кочевые инородцы суть те, которые хотя и имеют оседлость, но по временам года переменяемую, и не живут деревнями. К бродячим инородцам, или ловцам (см.), принадлежат те, которые, не имея никакой оседлости, переходят с одного места на другое по лесам и рекам или урочищам для звероловного и рыболовного промысла, отдельными родами или семействами. Распределение каждого племени и рода или улуса, стойбища, наслега и т. п. по разрядам производится при каждой общей переписи. Запрещается включать в разряд оседлых таких инородцев, которые хотя и живут в постоянных шалашах и землянках, но по образу жизни и промыслам суть более кочевые; точно так же не включаются в число земледельцев те племена, которые только начинают заниматься земледелием и не имеют еще от него значительных выгод. Особенные разряды инородцев составляют чукчи в Приморской обл., дзюнгорцы в юго-вост. части Томской губ. и инородцы о-вов Командорских. Кочевые инородцы уравнены в правах с крестьянами и участвуют в общих по губернии повинностях. Инородцы, носящие почетное звание (князьцы, тоэны, тайши, зайсанги, шуленги и пр.), пользуются теми почестями, какие в местах их жительства обычай и степные законы им предоставляют; звание почетных инородцев является наследственным или избирательным, смотря по тому, каким оно было до 1822 г. Каждое поколение кочевых инородцев имеет назначенные ему во владение земли, дальнейшее разделение которых зависит от самих кочующих. Пособие некоторым инородцам в продовольствии и промыслах (хлеб, порох, свинец) доставляется от губернского начальства. Каждое стойбище или улус, в котором считается не менее 15 семейств, имеет свое собственное родовое управление, состоящее из старосты и одного или двух помощников его из почетных и лучших родичей; староста избирается или наследует это звание по обычаям, помощники его избираются на определенное или неопределенное время. Все дела в родовом управлении производятся словесно. Родовое управление имеет ближайший надзор за порядком в роде или наслеге (см.) и облечено правом взыскивать за маловажные проступки по обычаям каждого племени и в качестве домашнего исправления. На родовое управление возлагается сбор податей, которые взыскиваются нераздельно с управления за весь род. Несколько стойбищ или улусов одного рода подчиняются инородной управе из головы, двух выборных и, ежели возможно завести письмоводство, письмоводителя. Головы получают свое звание наследственно или по выбору, сообразно с обычаями племени; выборные и письмоводители назначаются по выбору родовичей на определенное или неопределенное время. Управа наблюдает за исполнением законов, рассматривает жалобы родовичей на несправедливость родового управления и со своим мнением представляет их по порядку. Ведомству инородной управы принадлежит: а) по полиции: обнародование и исполнение всех предписаний высшего начальства; меры предупреждения против повальных болезней, скотских падежей, пожара лесов и так наз. палов; доставление сведений о происшествиях; б) по хозяйству: раскладка ясака и повинностей, сбор и взнос их в казначейство, сбор недоимок; размножение хлебопашества, где это возможно; заведование хлебными магазинами; попечение о продовольствии хлебом и солью; в) по суду: исполнение определений высших мест по делам гражданским и уголовным и суд в маловажных винах и взысканиях. Родовое управление есть частное управление кочевых инородцев, инородная управа — общее управление. По отдаленности и другим местным уважениям в улусе кочевых инородцев может быть учреждено одно только частное, т. е. родовое, управление, на котором в таком случае лежат обязанности инородной управы. Многие роды, а именно забайкальские буряты, имеют свои степные думы (см.), в которых дела производятся письменно. У бродячих инородцев родовое управление состоит из одного старосты: это название носят их князьцы и другие почетные лица. Староста имеет все права и власть обеих степеней степного управления. Инородные управы или, где их нет, родовые управления подчинены окружным полицейским управлениям или отдельным заседателям, где они находятся; степные думы подчинены окружным управлениям. Кочевые инородцы имеют право сбывать свои произведения и лов продажею и меною в городах, селениях и на ярмарках; торговля с кочующими воспрещается служащим в той же губернии чиновникам; места и время ярмарок назначаются сообразно с временем взноса податей и с нуждами инородцев; если нельзя привлечь торгующих для составления ярмарки, то для взимания податей назначаются в определенное время мирские собрания инородцев (сугланы). По прибытии на ярмарку инородцы избирают из своей среды старосту, который наблюдает за порядком и разбирает словесно, по степным обычаям, взаимные жалобы инородцев, касающиеся собственно мены и купли на ярмарке. Наем С. инородцев на частную работу производится с ведома родового начальства, на основании особых правил; точно так же действуют для них особые правила о денежных займах и об отдаче разных промыслов в оброчное содержание. Сборы с С. инородцев взимаются трех родов: 1) так назыв. ясак, поступающий в Кабинет Его Величества; 2) земские повинности, количество которых различно для каждого племени инородцев, смотря по виду его промышленности; 3) повинности внутренние, на содержание степного управления, определяемые степною думою или общественным приговором инородцев. Судебные дела кочевых и бродячих С. инородцев подразделяются на исковые, подлежащие словесной расправе, и уголовные, изъятые от словесной расправы; к последним принадлежат возмущение, намеренное убийство, разбой и насилие, делание фальшивой монеты, похищение казенного и общественного имущества и корчемство. Исковые дела подлежат разбирательству родового управления как первой степени словесной расправы. В делах между людьми разных стойбищ или по неудовольствиям на разбирательство родового управления вторую степень расправы словесной составляет инородная управа; в делах между людьми, подчиненными разным управам, или по неудовольствиям на разбирательство инородной управы третью и последнюю степень словесной расправы составляет местная полиция. В тех племенах, где не учреждено инородных управ, словесная расправа состоит только из одного родового старосты. Главная обязанность словесной расправы состоит в прекращении несогласий между инородцами и в примирении спорящих на основании степных законов и обычаев. С обоюдного согласия инородцы могут по своим обычаям разбираться особыми посредниками, решения которых признаются окончательными. Исковые дела С. инородцев в окружных судах, учрежденных на основании Судебных Уставов имп. Александра II, начинаются не иначе, как по неудовольствиям на решения во всех степенях словесной расправы; решения окружных судов по таким делам признаются окончательными и обжалованию не подлежат. На основании временных правил о применении Судебных Уставов в губерниях и областях Сибири (Собр. Узак. 1896 г., № 61, ст. 732) мировым судебным установлениям неподсудны иски между инородцами, подлежащие ведомству их собственных сословных судов, разве если на предоставление иска разбору мирового судьи последует между истцом и ответчиком соглашение. Возникающие между инородцами иски: а) основанные на актах, совершенных при участии подлежащих властей, по общим законам империи, и б) предъявляемые инородцами к своим единоплеменникам, проживающим в пределах русских поселений, подлежат ведению мировых и общих судебных установлений. Лица, не принадлежащие к инородческому состоянию, по искам к инородцам, а равно инородцы, имеющие различные сословные суды, по делам между собою, могут с обоюдного согласия истца и ответчика обращаться к инородческому суду; в таком случае истец лишается права начать иск по тому же делу у мирового судьи или в окружном суде. Дела о преступлениях и проступках С. кочевых и бродячих инородцев, по которым они подлежат ответственности перед их собственными судами, изъяты из ведомства мировых и общих судебных установлений. В 20-х годах XIX в. было предпринято собрание обычного права С. инородцев с целью отменить несообразности, смягчить все дикое и жестокое, не допуская, однако, существенных изменений в степных законах впредь до перемены образа жизни и степени образования инородцев. Были учреждены временные комитеты в Иркутске и Красноярске, а затем в Тобольске и Омске; составленные ими проекты поступили в Сибирский комитет (см.), при котором для обозрения этих работ была учреждена особая комиссия. Составленный ею свод степных законов для Восточной Сибири в 1836 г. был представлен в Сибирский комитет, а после закрытия комитета внесен в Государственный совет, который препроводил его во II отделение Собственной Е. И. В. канцелярии для соображения с заключениями местного начальства Вост. Сибири. Работа была окончена в 1841 г. и издана под назв. «Свод степных законов кочевых инородцев Восточной Сибири» (СПб., 1841), но до настоящего времени этот «Свод» не получил утверждения верховной власти. Несмотря на это, степные законы упоминаются в ст. 845 т. IX Св. Зак., в которой постановлено: «степные законы принимаются присутственными местами в основание при решении дел инородцев; недостаток этих законов дополняется общими государственными узаконениями». Степные законы заключаются не только в обычаях, но отчасти и в писанных законах, напр., у бурят. «Свод степных законов» имеет 6 разделов: в первом говорится о правах и обязанностях семейственных, во втором — о праве инородцев на имущество, в третьем — об обязанностях по договорам, в четвертом — о благочинии в инородческих стойбищах, в пятом — о взысканиях и наказаниях, в шестом — о судопроизводстве. В 1876 г. проф. Самоквасов издал в Варшаве «Сборник обычного права сибирских инородцев», составленный по распоряжению правительства самими инородцами в 20-х годах XIX в.; он хранился в рукописных подлинниках и переводах во II отделении Собственной Е. И. В. канцелярии, но потом эти бумаги куда-то исчезли; они послужили материалом при составлении «степных законов». Проф. Самоквасов издал «Сборник» по копиям, сделанным для сенатора Губе. В этом сборнике помещены обычаи калмыков и татар Бийского округа; инородцев Кузнецкого округа; вогул, остяков и самоедов; тунгусов Нерчинского ведомства; тунгусов ведомства кн. Гантимурова, бурят Верхоленского ведомства; бурят Идинского, Тункинского, Балаганского и Кудинского ведомств; бурят Хоринского ведомства; бурят Селенгинского ведомства; якутов; киргизов.