ЭСБЕ/Снег

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Снег
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Слюз — София Палеолог. Источник: т. XXXa (1900): Слюз — София Палеолог, с. 622—627 ( скан · индекс ) • Другие источники: БЭАН : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ТСД


Снег, снежный покров. — Когда водяные пары, находящиеся в воздухе, перейдут, при понижении температуры, через точку насыщения, избыток их выделяется в жидком или твердом виде. В этом последнем случае, в зависимости от того, насколько быстро идет конденсация и затвердевание, пары могут принять различную форму. Если конденсация и затвердевание идут настолько быстро, что правильное развитие и нарастание ледяных кристаллов становится невозможным, — как это и имеет место при сильных восходящих потоках весьма теплого и влажного воздуха, — продукты конденсации принимают форму аморфной, более или менее прозрачной массы льда и являются на земную поверхность в виде града. Когда же конденсация и затвердевание паров происходит настолько медленно, чтобы успевали образоваться достаточно развитые кристаллы льда, осадки, достигающие земной поверхности, принимают обыкновенно форму кристаллическую и являются в виде С. В слоях воздуха, сравнительно спокойных, кристаллики льда, постепенно нарастая и соединяясь между собой, образуют правильно развитые кристаллические сростки; наиболее обычная форма такого сростка кристаллов шестигранная пластинка или шестилучевая звездочка, с целым рядом разветвлений, чрезвычайно разнообразных в деталях. Образцы различных форм снежинок, каковыми они представляются под достаточно сильно увеличивающим микроскопом, даны на табл. I по микрофотографиям, снятым с натуральных снежинок А. Симоном в Рыбинске; фотографии, снятые в Германии Гелльманом и Нейгаузом, показали такое же точно строение снежинок.

СНЕГ.
Фотографические снимки снежинок, сделанные А. Симоном в Рыбинске. 1. Снимок с одной из наиболее часто встречающихся форм снега; темп. 7°R. 2. То же; снимок сделан при темп около 6°R. 3. Снимок со сравнительно редко встречающейся формы. 4—6. Встречаются сравнительно редко. Условия выпадения не отмечены.

При сравнительно высоких, близких к 0° температурах, отдельные звездочки, соединяясь, или, правильнее, сплавляясь между собой, образуют более или менее крупные хлопья С.; при этом нередко и самые снежинки оказываются с оплавленными краями. В очень неспокойном воздухе, при порывах ветра, часто меняющего свое направление, хлопья С. скатываются в белые непрозрачные, более или менее правильные шарики, обнаруживающие при изломе признаки кристаллического строения, известное под названием крупы. Наконец, если образование ледяных кристаллов происходит при очень низких температурах и в спокойном воздухе, нарастание кристаллов может идти настолько медленно, что они успевают достигнуть земной поверхности, не соединившись в снежинки; наблюдаемые при этом очень мелкие ледяные иглы представляют собой в несколько увеличенном виде те элементарные кристаллики, из которых построены уже более сложные агрегаты или сростки таковых, — снежинки. Из перечисленных форм, принимаемых затвердевшими парами, град уже был рассмотрен (см. соотв. статью); крупа и ледяные иглы — явление более редкое; иное дело — С., значительную часть года одевающий территорию России сплошным слоем мощного снежного покрова до метра и даже более толщиной. Без этого покрова при низких температурах, наблюдаемых здесь зимой, многие растения должны были бы погибнуть от мороза. Отличаясь весьма малой теплопроводностью, снежный покров защищает наши поля, сады, культуры от вымерзания тем лучше, чем он рыхлее, а следовательно, и чем ниже температура воздуха. С другой стороны, с пробуждением жизни в природе весной, при тех малых количествах влаги, которые выпадают обыкновенно в нашем континентальном климате в эти весенние месяцы, растения ощущали бы сильный недостаток во влаге, не будь эта влага аккумулирована в течение зимы природой в виде огромных запасов С. Весной, при таянии С., образующаяся из него вода медленно, понемногу, впитывается в оттаивающую почву и доставляет оживающим или прорастающим растениям достаточный запас влаги в самый важный момент их жизни, когда недостаток или избыток влаги может гибельно влиять на весь дальнейший рост растения. Но этими двумя сторонами не исчерпывается еще все значение снежного покрова. Влияние, оказываемое С. на температуру воздуха и на испарение, непрерывно поддерживаемое им даже в холодные, зимние месяцы, условия его схода и их разрушительное действие на овраги и крутые склоны, наконец, весенние половодья, обуславливаемые его быстрым и дружным таянием — все это вместе взятое показывает, насколько велико значение С. и снежного покрова для всякой страны. Поэтому, за последнее время С. и снеговой покров сделались предметом тщательного изучения, — и притом особенно в России, где лежит месяцами и огромными массами и где его влияние на всю экономическую жизнь страны будет, поэтому, значительнее, чем где бы то ни было в Европе. Русским метеорологам и принадлежит большая часть работ в этой области.

На метеорологических станциях количество осадков, выпадающих в виде С. или его разновидностей: крупы и ледяных игл, измеряется, как и для других форм осадков, обыкновенным дождемером. При этом дождемер, при температурах около 0° и ниже, в назначенные для измерения сроки снимается и заменяется запасным; снятый вносится в теплую комнату, чтобы содержимое его растаяло, а затем образовавшаяся вода измеряется, как обыкновенно, мерным стаканом (см. Дождемер). Но этим путем получается только понятие о количестве воды, выпавшей в виде С. Для более детального изучения мощности снежного покрова и ее изменений во времени приходится еще измерять его высоту посредством разделенной на сантиметры рейки, укрепленной неподвижно там, где изучаются изменения высоты С. Если же желают получить более верное понятие о распределении С. по данной местности, для чего требуется знание его высоты в большом количестве пунктов, то для подобной цели пользуются такою же переносной рейкой. Чтобы следить за изменениями рыхлости С., приходится измерять его плотность, т. е. отношение объема воды, полученной при таянии некоторого объема С., к этому последнему. Так как С. занимает всегда объем больший, чем образовавшаяся из него вода, то плотность С. есть всегда правильная дробь, меньшая единицы. Чтобы не иметь дела с дробями, берут часто величину, обратную плотности; эту величину называют обыкновенно удельным объемом С. Так, если при таянии 1 литра С. получилось 125 куб. стм воды, плотность С. этого будет 125/1000 = 0,125 = 1/8,0, а удельный объем его = 8,0 = 1/0,125. Для измерения плотности или удельного объема С. пользуются металлическим открытым цилиндром, нижний край которого снабжен остро отточенным кольцом, имеющим определенные размеры. По образующей цилиндра нанесена шкала, разделенная на сантиметры. Погружая такой цилиндр в С. на определенную глубину, можно вырезать строго определенный объем С.; одна или даже две острые лопаточки, сбоку плотно подведенные к верхнему и нижнему основаниям цилиндра, позволяют вырезанный объем С. перенести в мерный сосуд, где после таяния можно измерить образовавшуюся воду, или на весы, где еще проще и скорее взвешиванием определить количество воды в вырезанном объеме С.

Снег, особенно падающий при сравнительно низких температурах, должен быть рассматриваем как тело сыпучее. Поэтому распределение его по данной местности будет вполне обуславливаться формой ее рельефа и состоянием ее поверхности. Будучи затем сравнительно со своей величиной весьма легкими, благодаря ничтожной толщине, — обладая при крайне малой массе, каждая в отдельности, огромной, сравнительно с массой, поверхностью, отдельные снежинки могут падать в воздухе только весьма медленно, вследствие огромного сопротивления воздуха. Поэтому как движение их в воздухе, так и распределение по земной поверхности при падении будет в значительной степени зависеть от более или менее спокойного состояния воздуха, т. е. от ветра. Но и достигнув уже земной поверхности, С. при ветрах не может оставаться в покое; под влиянием достаточно сильных ветров массы С. перемещаются по земной поверхности, при метелях нередко снова подымаются на воздух и переносятся на значительные расстояния. Наконец, естественные препятствия и преграды сильно влияют на распределение С. В силу всех этих причин снежный покров представляет собой объект до такой степени изменчивый и в пространстве, и во времени, что более или менее полное его изучение — дело, требующее огромной затраты труда и возможное только при массовых работах целого ряда наблюдателей. В настоящее время являются намеченными, — и то в сравнительно грубых чертах, — главнейшие только факты по отношению к этому важному метеорологическому элементу. Из физических свойств снежного покрова главнейшим является его плотность и тесно с ней связанная его рыхлость; этим основным свойством определятся до известной степени и все остальные. Плотность свежевыпавшего С. колеблется в очень широких пределах, в зависимости от условий, сопровождающих выпадение С. В среднем можно сказать, что плотность свежевыпавшего С. будет 0,1, т. е. из 10 объемов С. получится 1 объем воды. При низких температурах и слабых ветрах плотности С. могут быть несравненно меньше: Абельсу в Екатеринбурге удалось измерить в ноябре 1890 г. при темп. — 11° уд. объем 45,0; в Лесном Институте близ СПб. при полном почти безветрии и температуре около — 15° наблюдался в декабре 1897 г. уд. объем 85,3, а в феврале 1900 г. 87,5. Такие исключительные цифры могут быть, конечно, получены только при особенно благоприятных условиях. Наблюдения показывают вообще, что выпадающий С. тем рыхлее, чем слабее ветер и чем защищеннее от влияния последнего то место, куда С. падает. Удельные объемы С. оказались при измерении в Лесном Институте:

16 дек. 1896 г. 14 февр. 1897 г.
На открытом поле 6,5 42,9
На дворе большого здания 7,1 38,7
На лесной защищенной поляне 7,9 46,2
На маленькой площадке в лесу 8,9 50,6

При оттепели, наоборот, С. падает компактными массами, а в смеси с дождем его удельный объем может уменьшиться до 3,0 и еще того менее. С. обладает способностью при лежании быстро уплотняться сам собой от чисто механических причин: вес верхних слоев, трение и удары ветра о его поверхностные слои достаточно быстро уплотняют С.; колебания температуры — особенно оттепели, еще более этому уплотнению С. содействуют. Затем уплотненный С. снова заносится свежим; в свою очередь, и этот опять начинает уплотняться. После оттепелей — при последующих за ними морозах на поверхности С. появляется плотная кора сплавившихся снежинок, так называемый наст, нередко разделяющая массу С. на слои различной рыхлости. Когда начинается массовое таяние С., образующаяся на его поверхности под влиянием тепла вода быстро впитывается в пористую, рыхлую массу С.; отдельные снежинки, пропитываясь ледяной водой, соединяются между собой теснее, и масса С. мало-помалу из рыхлой, пушистой, легко рассыпающейся превращается в более компактную, крупнозернистую, ноздреватую, распадающуюся при давлении на более или менее крупные шарики или зерна; С. переходит в снежник, или фирн. Плотность такого С. уже весьма значительна; удельные объемы близки к 3—2, а в исключительных случаях бывают и того меньше; 15 апреля 1897 г. в Лесном институте для такого С. измерен объем 1,5. Таким образом, масса лежащего на земле С. обыкновенно слагается из целого ряда перемежающихся по плотности слоев, расположенных иногда крайне неправильно. Измерение 13 марта 1892 г. С. по слоям дало в Лесном Институте, например, следующие удельные объемы:

Глубины Удельные
объемы
0—10 стм 3,6
10—20 стм 3,2
20—30 стм 2,7
30—40 стм 4,7
40—50 стм 4,7

Оказалось, следовательно, что наиболее плотный С. лежит в средине всей толщи снежного покрова, наиболее рыхлый — внизу, у поверхности почвы; сверх того, мерный цилиндр несколько раз перерезал прослойки крепкого наста. Как быстро и сильно может уплотняться С. при лежании, дадут понятие следующие числа: 4 дек. 1891 г. измерение плотностей С. в Лесном Институте дало удельный объем 7,0; 9 декабря измерение было на том же месте повторено после довольно значительной оттепели, от которой на С. образовался крепкий наст; удельный объем оказался 4,9. В другом случае с 11,1 (3 ноября 1896 г.) после оттепели он упал до 6,8 (7 ноября). То же самое, но в более слабом масштабе, наблюдается и без оттепелей; так, напр., с 20 по 25 дек. 1892 г. в парке Лесного Института при температурах от — 6,7 до — 40,3° и при ветре не свыше 2 м в секунду С. осел на 6 стм, т. е. оседал почти на 1 стм в сутки. В зависимости от плотности или рыхлости С. находится его теплопроводность. Исследования Абельса в Екатеринбурге изучавшего распределение температур в снеге, показали, что коэффициент теплопроводности С. есть величина, пропорциональная квадрату его плотности, — K = 0,406×D2, где К — коэффициент теплопроводности (т. е. число малых калорий, проходящее в минуту через куб. С., стороны которого равняются 1 стм), а D — плотность С. В каких пределах будет изменяться величина К при колебаниях плотности С., показывает следующая табличка по Абельсу:

Плотность
снега
Коэффициент
теплопроводности
0,05 0,0010
010 0,0041
0,20 0,0091
0,30 0,0162
0,50 0,1015
0,90 0,3289

(Абельс, «Суточный ход темп. снега и зависимость между теплопроводностью снега и его плотностью», прил. к LXXII т. «Записок Имп. Акад. Наук» или «Мет. Сборн. Имп. Акад. Наук», т. IV, 1894). Роль С. при защите растений от морозов лучше всего покажут несколько примеров. Зимой 1892—93 г., когда около С.-Петербурга морозы доходили до — 38° и даже — 40°, в Лесном около С.-Петербурга почва оказывалась под С. уже на самых незначительных глубинах непромерзшей; в среднем за январь 1893 г. на глубине 20 стм под С. было 0,23°, тогда как на той же глубине в почве, очищенной от С., средняя температура января оказалась — 14,06°, т. е. на 14,3° холоднее покрытой С. В отдельных случаях разности между покрытой и непокрытой С. почвой достигали за эту зиму гораздо больших величин; напр. 15 янв. 1893 г. температура на поверхности С. — 39,3°, на поверхности почвы под С. — 3,0°; разность 36,3°; почва на глубине 20 стм под С. — 1,9°, а в почве, лишенной С., на той же глубине — 23,9°, разность 22,0°. Еще интереснее оказались по сравнению температуры почвы за две соседние зимы 1892—3 и 1893—4 г. Первая зима, при средней температуре воздуха 3-х месяцев (дек., янв., февр.) — 15,1°, в покрытой С. почве дала температуры такие же, как и зима 1893—4 г. со средней температурой — 3,0° только благодаря тому, что при суровых температурах первой снеговой покров отличался очень большой рыхлостью, а следовательно, и весьма малой теплопроводностью, тогда как при частых оттепелях за вторую зиму он представлял весьма плотную, компактную массу с сравнительно хорошей теплопроводностью. Что касается до других физических свойств С. и снежного покрова, то они еще очень мало исследованы. Укажем, между прочим, на пластичность С. От долгого лежания слои С., имеющие возможность двигаться по наклонной поверхности или прямо вниз, обыкновенно прогибаются и съезжают, точно так же, как это наблюдается, напр., с куском обыкновенного твердого сапожного вара, положенного на наклонную плоскость. Подобным же свойством пластичности обладает и лед, благодаря чему возможным является перемещение ледников (см. Глетчеры). Вследствие своей большой рыхлости, обладая огромной поверхностью сравнительно с массой, С. обладает способностью весьма сильно излучать тепло в морозные зимние ночи; поэтому температура поверхности С. зимой в длинные ночи оказывается значительно ниже, чем температура воздуха. В этом свойстве снеговой поверхности сильно охлаждаться под влиянием излучения тепла лежит причина влияния С. на температуру воздуха в зимние месяцы, а следовательно, и на климат местности. Охлаждаясь при морозах сам лучеиспусканием, С. охлаждает мало-помалу и прилегающие к нему слои воздуха. С другой стороны, и при оттепелях, когда температура поднимается выше 0°, начинается таяние С., при котором поглощается много тепла на переход С. в воду, а следовательно, и охлаждение воздуха, — как следствие этого поглощения тепла. В силу этих двух причин, как показал А. И. Воейков в своей книге «Снежный покров [1] etc.», температуры зимы всегда будут ниже, при прочих равных условиях, в присутствии С., чем в бесснежные зимы и в бесснежных местностях. Низкие температуры воздуха, держащиеся во время лежания С., точно так же, как и еще более низкие температуры, наблюдаемые на поверхности С., не препятствуют, однако, ему поддерживать в зимние месяцы испарение. Прямые наблюдения над испарением С. в весовых испарителях вполне подтверждают это; с другой стороны, П. Мюллер, в Екатеринбурге, определяя температуры и влажность воздуха вблизи поверхности С., равно как и температуры этой последней, показал, что точка насыщения воздуха по большей части находится ниже температуры поверхности С., а так как это показывает, что воздух даже у самой поверхности С. не насыщен водяными парами, то отсюда Мюллер заключил, что хотя и весьма медленно, но С. должен испаряться, чтобы пополнять недостаток влажности в воздухе (П. Мюллер, «К вопросу об испарении снежного покрова», прил. к LXIX т. «Записок И. А. Н.»). Наконец, остается еще упомянуть, что прямое поглощение снегом солнечных лучей, по-видимому, очень невелико; поэтому зимой, даже в яркие, солнечные дни, С. с поверхности тает весьма медленно, отражая большую часть лучей. При низких сравнительно температурах даже в феврале — марте, когда инсоляция заметно начинает возрастать, чистый с поверхности С. тает еще весьма медленно; но как только поверхность С. загрязняется частицами пыли и копоти, то поглощение солнечных лучей усиливается, и даже при сравнительно низких температурах таяние С. начинается с поверхности. В рыхлом, неуплотненном С. солнечные лучи имеют возможность, при большой прозрачности отдельных снежинок и огромной пористости всей массы С., проникать в эту массу на довольно значительную глубину; таяние при этом будет происходить не только на поверхности снегового покрова, но и на некоторой глубине в его толще. Совершенно иначе будет относиться к солнечным лучам уплотненный С.; здесь лучи действуют только на его поверхность, не проникая в его толщу или проникая только на очень незначительную глубину. Поэтому весной не редкость встретить такое явление, напр., что на проезжей дороге колеи не тают дольше, чем промежутки между ними; старые следы шагов по С., следы бега на лыжах дольше не тают, чем окружающие их массы С. Таяние С. вообще начинается всегда вблизи предметов; поглощающих солнечные лучи, и притом со стороны, обращенной к Солнцу. Нагреваясь под действием солнечных лучей, такие предметы сами начинают испускать лучи тепловые (большой длины волны), которые и заставляют уже таять С. Поэтому именно ранней весной и зимой при оттепелях образуются около деревьев, столбов и т. п. воронки в С., особенно сильно вытянутые в солнечную сторону (к югу). Затем начинается таяние С. на склонах канав, холмов и т. п., обращенных к югу, потом на ровных местах. Мало-помалу С. переходит в фирн и более или менее быстро уже сходит совсем и исчезает, постепенно впитываясь в землю и стекая по естественным неровностям земной поверхности в реки и водоемы.

Осадки в виде С. для большей части Европейской России, — за исключением крайнего ее севера, — наблюдаются не ранее сентября; последний С. падает в мае; С. в июне уже представляет собою явление редкое, исключительное. В общем можно сказать, что из всего количества осадков — в виде С. выпадает для большей части Европ. России в сентябре не более 5%, в октябре 10—40%, в ноябре 20—90%, в декабре 70—100%, в январе и в феврале 80—100%, в марте 40—80%, в апр. 10—50%, за год — 20—30%. Относительно продолжительности лежания снежного покрова новейшие данные (в «Климатологическом атласе», изд. Главной физической обсерватории, СПб., 1900) показывают, что на крайнем сев.-вост. Европ. России продолжительность существования снежного покрова — наибольшая и достигает до 200 дней в году, в средней России она около 150 дней, для крайнего запада и юго-запада падает до 60, а в Крыму — до 20 дней за исключением южного берега, где снежный покров бывает далеко не каждую зиму. В Зап. Европе — С. обычное явление зимой на Скандинавском полуострове и в Германии, затем бывает до 14 дней со С. — в Париже, до 3—в Марселе; как сравнительно редкое явление он наблюдается еще в южной Испании, южной Италии и Алжире. В Азии он — еще не редкость в Иерусалиме, Багдаде; в Сев. Америке наблюдается на берегах Мексиканского залива. В Южной Америке он уже известен в Чили, Бразилии. Понятно, что здесь идет речь о местностях, сравнительно невысоко подымающихся над уровнем моря; с возрастанием высоты места С. будет наблюдаться все чаще и чаще, — по мере того, как падает температура воздуха с возрастанием высоты. При достаточной высоте, на горах, какова бы ни была географическая широта места и его климат на уровне моря, всегда, во всякое время года, можно найти С., — даже такой, который никогда не тает, но рассмотрение таких вечных, нетающих С. не входит в предмет настоящей статьи (см. Снеговая линия). На данные выше числа продолжительности лежания снежного покрова нужно смотреть только — как на весьма приблизительные, так как продолжительность эта в очень значительной степени зависит от местных условий. На быстроту таяния С. сильно влияет степень его доступности солнечным лучам; поэтому в местах, хорошо защищенных от действия солнечных лучей, С. будет, при совершенно одинаковых прочих условиях, лежать много дольше, чем рядом же, но в местах, доступных лучам Солнца. Наблюдения, произведенные в Лесном институте около СПб., показали, что в некоторые снежные зимы в лесу здесь С. таял на 2—3 недели позднее, чем на открытых местах. Так, продолжительность лежания С. была за две, особенно снежные зимы здесь:

1899—1900 1892—1893
На открытом поле 144 дня 147 дня
Во дворе большого здания 148 дней 161 день
На лесной поляне 155 дней 163 дня
На маленькой прогалине в лесу между деревьями 160 дней 172 дня

Вообще на защищенных хорошо от действия солнечных лучей береговых склонах, на обрывах холмов и т. п. — не редкость встретить С. тогда, когда кругом все зелено.

Распределение С. по данной местности зависит от ветра и степени защищенности места от этого последнего. Нет, поэтому, никакой возможности дать в общих числах понятие о средней высоте С. на сколько-нибудь значительной поверхности. Сыпучесть и подвижность рыхлого, выпадающего или недавно выпавшего С. — главная этому причина. Выпадение С. при ветре всегда сопровождается так наз. верхнею метелью, т. е. переносом С. по горизонтальному направлению, причем вихревые движения, сопровождающие обыкновенно сильные ветры, заставляют снежинки описывать очень сложные траектории. Точно так же всякий, достаточно сильный ветер, наблюдаемый в присутствии рыхлого С., лежащего на поверхности почвы, увлекает этот последний, поднимает его на воздух и переносит с места на место, образуя также метель, называемую, в отличие от предыдущей, низовой, или поземной (поземка). При очень сильном ветре метель может перейти в настоящую снежную бурю, поднимающую и переносящую иногда целые горы С. Для более подробного исследования распределения С. по данной местности в зависимости от различных условий, влияющих на его расположение, приходится обыкновенно производить некоторое подобие нивелировки С., измеряя его высоты через небольшие промежутки на весьма большом протяжении с помощью переносных реек.

На табл. «Снежный покров» (I и II) даны результаты подобных нивелировок, произведенных в Лесном институте зимой 1892—93 гг.

СНЕЖНЫЙ ПОКРОВ I.
СНЕЖНЫЙ ПОКРОВ II.

На таблице, кроме профиля местности, нанесены высоты снежного покрова в виде двойной окрашенной полосы: более густая краска соответствует первой нивелировке, в декабре 1892 г., верхняя более слабая краска дает высоты С. по тому же профилю при второй нивелировке в январе 1893 г., отделенной от первой жестокой метелью. Из этой графики можно видеть, насколько естественные препятствия способствуют скоплению С., задерживая его движения при метелях: опушки сравнительно даже редкого леса, аллеи деревьев, лесные прогалины и небольшие полянки отмечены везде, — особенно на верхней кривой, т. е. после метели, — большими скоплениями С., сдуваемого сюда ветром с более ровных и менее защищенных мест; то же самое заметно по канавам. Как влияют препятствия на перемещение С., еще лучше и детальнее можно видеть на фиг. 3 и 4 той же таблицы, на которых дано более детальное расположение снежных сугробов на канавах и у изгородей. Так как подобные сугробы представляют собой механически прибитый к изгороди ветром С., то плотность такого С. будет значительно больше, чем на окружающей местности; удельные объемы, измеренные Охлябининым в некоторых сугробах в 1892—93 гг., имели величины до 1,74, т. е. плотность С. была только почти вдвое меньше плотности воды. Так как влияние естественных препятствий на распределение и перемещение С. было уже замечено давно, то давно уже явилась и мысль воспользоваться замеченными фактами для практических целей. Метели и снежные бури, нанося сугробы С. на пути сообщения, задерживают и даже совсем прекращают на некоторое время по ним движение. С целью задержать переносимый метелью С. при помощи искусственных препятствий были предпринимаемы защитные посадки деревьев по сторонам железнодорожного полотна или шоссейных дорог — особенно в степях на юге России, где метели и снежные бураны, сопровождаемые снежными заносами, могут принимать благодаря местным условиям грандиозные размеры. Пробовали также задерживать С. искусственными щитами — особенно у полотна железных дорог (подробнее — см. соотв. статью). Были также попытки регулировать расположение С. по данной местности с целью известным образом распределить влагу, запасенную природой на весну в виде С., или содействовать его накоплению в известных местах. Исследования в этом направлении, в больших размерах произведенные в 1890-х гг. под руководством проф. Докучаева, а также управлением обществен. работ в зиму 1892—1893 гг. показали, что, располагая на пути господствующего ветра посадки деревьев, особые щиты или изгороди, можно заставить С. скопляться около этих искусственных препятствий в большие сугробы, которые затем весной весьма медленно тают и дают возможность образующейся воде впитаться понемногу в почву. К тем же результатам относительно накопления С. приводит оставление на полях после уборки хлебов достаточно высоких стеблей соломы или травы: задерживая движение С., стебли мешают ему при метелях сдуваться в овраги и балки. Наконец, с целью искусственного накопления С. в некоторых областях Сибири практикуется иногда даже сноска С. в расщелины гор и утрамбовывание его; образуется искусственный ледник, медленное таяние которого дает весной достаточный сток влаги в ниже его лежащие поля и запас воды для питья. Относительно влияния С. при таянии на изменение уровня рек, т. е. на так наз. половодья — см. Реки.

Детальная разработка вопроса о С. началась только в последнее десятилетие, а потому большинство работ рассеяно по различны журналам — особенно в «Метеорологическом Вестнике» и «Meteorologische Zeitschrift». Кроме указанных в статье работ Абельса и Мюллера, можно еще указать на работы: Клингена, «Снежный покров» (Метеорол. Вестн.», II); Абельса, «О плотности снега в Екатеринбург» («Записки И. А. Н.», VIII серия, т. III; «Метеор. Вестн.», II, 1892). См. также Воейков, «Снежный покров, его влияние на почву, климат и погоду» (СПб., 1889). Из курсов — см. Angot, «Traité élémentaire de Météorologie» (Пар., 1899); Лачинов, «Основы метеорологии и климатологии» (СПб., 1895).

Примечания[править]

  1. «Записки по общей географии Имп. Рус. Географ. Общества», т. 18