ЭСБЕ/Спорынья

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Спорынья
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: София — Статика. Источник: т. XXXI (1900): София — Статика, с. 299—304 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Спорынья (см. Болезни растений, фиг. 4) — черные рожки, образующиеся нередко, вместо зерен, в колосьях ржи и других злаков. Эти рожки представляют собой покоящуюся стадию развития или так называемые склероции (см.) паразитного грибка Claviceps purpurea Tul. из отдела сумчатых (см. Ascomyceteae) и группы Pyrenomyceteae (пиреномицетов). Рожки имеют цилиндрическую, слегка изогнутую форму с бороздчатой или немного морщинистой поверхностью, черновато-фиолетового цвета; они достигают длины от 1 до 3 стм и таким образом сильно выступают из цветочных чешуек злаков. Внутренняя их ткань, плотная, белая или розоватая, чрезвычайно богата жирными и белковыми веществами. Во время жатвы рожки легко вываливаются из колосьев и падают на почву, где перезимовывают; следующей весной они начинают прорастать; оболочка их лопается и из белой сердцевины выступают от 10 до 30 плодовых тел в виде шаровидной головки красноватого цвета, покрытой бугорками и сидящей на цилиндрической ножке в 15—30 мм. Вся поверхность головки состоит из грушевидных вместилищ (перитеции) с отверстием у вершины, в которых образуются цилиндрические сумки (см.), содержащие по 8 нитевидных, одноклеточных, бесцветных спор. Созревшие споры, освободившись от сумок, выходят из перитеций и переносятся насекомыми или ветром на цветы ржи и других злаков. Здесь они прорастают в ростковую трубку, которая проникает в завязь злаков и образует, разрастаясь постепенно, густое сплетение грибницы. Верхушка завязи остается неизменной, но остальные части зараженного органа вполне заменены грибницей, образующей сероватое, морщинистое, бороздчатое тело, сохраняющее только форму завязи. В это время вся поверхность этого тела покрыта короткими, нитевидными стеригмами, отделяющими у своей вершины округлые или яйцевидные, очень мелкие конидии; эти конидии связаны между собой слизистым, сладковатым веществом и выступают из цветочных чешуек в виде беловатых капель, называемых в простонародье медвяной росой. Конидии, попадая на цветы злаков, способны тотчас же прорастать и заразить новые завязи. К концу лета образование конидий прекращается, а образующее их тело начинает уплотняться со своего основания и постепенно принимает вид рожка с черно-фиолетовой оболочкой и плотной, беловатой сердцевиной, состоящей из довольно толстых, сплетенных нитей, содержащих, как уже упомянуто, большое количество жирных и белковых веществ. С. обладает очень сильными ядовитыми свойствами, обуславливающими опасные заболевания, известные под названием — злой корчи, рафании или эрготизма (см. ниже). С. оказывает такое же вредное влияние на домашних животных, исключая коров, овец и птиц. С. следует собирать с колосьев до полного созревания зерна, так как в это время она легко опадает и, оставаясь на полях, легко может заразить в следующем году посеянные злаки. Сбор легко производить, так как замечено, что С. главным образом распространяется по краям полей и вдоль межей. После молотьбы, если осталось много С. между зернами, необходимо ее удалить по способу профессора Курчинского: для этого в невысокую кадку наливают раствор одного пуда поваренной соли на 4 ведра воды. Насыпают зерно на два пальца в толщину на решето, и это решето погружают в кадку почти до краев. Если смешивать зерно деревянной лопаткой, то вся С. выплывает на поверхность и ее легко удалить. Затем зерно промывается в чистой воде и высушивается. Кроме обыкновенной С., известны еще 6 других видов, весьма близких к Claviceps purpurea, из которых особенно часто встречается Cl. microcephala Tul. на тростнике. О свойствах этих видов пока мало известно.

А. Ячевский.

Химический состав С. Составные части С., особенно же специфически действующие вещества ее, вследствие чрезвычайно легкой разлагаемости их, весьма трудно поддаются исследованию; до сих пор еще не достигнуто единства во взглядах на данный вопрос. В главных чертах состав С. следующий. Красящие вещества, из которых наиболее изучен (хотя еще далеко не вполне) склерэритрин, нерастворимый в воде, нефтяном эфире, легко растворимый в алкоголе, уксусной кислоте, этиловом эфире, щелочах и проч.; выделен еще склеройодин, нерастворимый в воде, спирте и эфире. Холин (см.). Склерокристаллин и склероксантин, С14Н14О — оба вещества кристалличны. Жирное масло до 40% и более; оно легко портится и, по-видимому, тогда обуславливает разложение действующих веществ С. Маннит (см.) и трегалоза (микоза), С12Н22О11.H2О, в количестве от 0 до 1,5%. Слизь, гликоген, белок — до 18%, лейцин (см.). Эргостерин, С26Н40О.Н2O (?) — около 0,05% — одноатомный спирт, по-видимому, заменяющий в споровых растениях фитостерин и пр. Молочная и фосфорная кислоты в свободном состоянии и частью в виде солей; минеральные вещества 2—7%, преимущественно калий; вода — 4—5% в свежей спорынье. Специфически действующие вещества С. Наиболее известные исследования в этом направлении произведены Драгендорфом и Подвысоцким (1876), Танре (1875 и 1878), Кобертом (1884 и 1895), Келлером (1894), Якоби (1897) и др. Более тщательными и более поздними являются исследования Коберта и Якоби. Кобертом были выделены из С. следующие 3 тела: эрготиновая кислота, полученная в виде желто-белого аморфного порошка, слабокислой реакции, содержащего азот; сфацелиновая кислота, выделенная в виде бурой смолистой массы кислой реакции, не заключающей азота; корнутин, представляющий в более чистом виде желтоватого цвета порошок, менее же чистый — бурую смолистую массу или такие же бурые комки; причислен к алкалоидам. Якоби выделил из С. сфацелинтоксин — зеленую смолистую массу, не заключающую азота. В более чистом состоянии он представляет, по-видимому, желтую массу весьма, однако, легко изменяющуюся на воздухе в массу зеленого цвета, которая легко дальше разлагается. Якоби выделил еще следующие два продукта более постоянные: секалинтоксин, который представляет сочетание сфацелотоксина с секалином, азотистым соединением (алкалоидом) состава C29H55O14N6; секалинтоксин в возможно чистом состоянии представляет белый порошок; состав его (C13H24O2N2) еще вполне не установлен. Хризотоксин продукт сочетания сфацелотоксина с не заключающей азота смолой — эргохризином, состава C21H22O9.H2O, представляет порошок без цвета и вкуса; состав хризотоксина, который с трудом получается в кристаллическом состоянии, совпадает вполне с формулой эргохризина [Танре (Tanret) в 1875, 1878 и 1895 гг. описывает выделенный им из С. алкалоид эрготинин, полученный и в аморфном виде, и в кристаллическом.].

А. С. Гинзберг. Δ.

С. (медико-санит.) С. применялась для медицинских целей уже в глубокой древности (Диоскорид, Гален). В Германии С. также применяется уже с незапамятных времен, как народное средство, при кровотечениях. Врачебное употребление С., как средства, вызывающего родовые потуги, по всей вероятности, было известно издавна китайцам. Но в Европе С. для этой цели стали применять только в конце XVII столетия (Camerarius) и широкое применение С. в терапии вообще и в акушерской практике в частности началось лишь с двадцатых годов XIX столетия, благодаря Прескотту и Стерну. Содержание общего количества алкалоидов в различных сортах С. колеблется, по Келлеру, в следующих пределах:

русская С. содержала 0,245% алкалоидов
австрийская С. содержала 0,225% алкалоидов
испанская С. содержала 0,205% алкалоидов
немецкая С. содержала 0,157% алкалоидов
немецкая С. содержала 0,130% алкалоидов
швейцарская С. содержала 0,095% алкалоидов

Коберт доказал, что С., собранная на полях за 2—3 недели до созревания ржи, отличается наибольшим фармакологическим действием. Последнее все более и более ослабевает с течением времени, и Грюнфельдт утверждает, что С. уже по прошествии 4 месяцев после собирания значительно слабее действует, а по прошествии 8—9 месяцев терапевтический эффект С. будто бы равен нулю. В согласии с этим обстоятельством стоит требование российской фармакопеи, что запасы С. должны быть заготовлены только на один год.

В особенности легко поддается порче порошок С., а равно и истолченный товар. Поэтому фармакопеями предписывается изготовление этих препаратов в аптеке только в случае надобности (ex tempore). С. и препараты ее в медицине применяются преимущественно в акушерской и гинекологической практике. У женщин препараты С. вызывают сокращения матки во второй половине беременности и в послеродовом периоде. Мышечные сокращения становятся более энергичными, паузы между отдельными сокращениями уменьшаются и каждая схватка совершается в течение более продолжительного времени. Маточные сокращения, вызванные С., отличаются от нормальных схваток в том отношении, что С. вызывает тетаническое сокращение не только тела и дна, но также и шейки матки. При нормальных же родовых потугах шейка матки расширяется и таким путем создаются благоприятные условия для свободного передвижения плода по родовому каналу. Поэтому в настоящее время препараты маточных рожков назначаются при родах только по отделении последа, с тем, чтобы с помощью энергичных сокращений мышц матки закрыть кровоточащие сосуды и таким образом остановить кровотечение. Назначение же С. до изгнания последа может привести к сильному сокращению и сужению шейки матки и тем затруднить как естественное удаление последа, так равно и доступ к полости матки; таким образом, подобное сужение явится: серьезной помехой подачи акушерской помощи при неправильном разрешении родов. При кровотечениях из других органов, например из легких, при кишечных кровотечениях, также назначаются маточные рожки, но, в этих заболеваниях, с сомнительным успехом. С. назначают в порошке по 0,3—0,5 несколько раз в день или в настое из 5,0—10,0 на 100,0—150,0 воды по столовой ложке через 2—3 часа. Кроме этих препаратов нередко, особенно в случаях необходимости подачи быстрой помощи, употребляется экстракт С. (Эрготин Boujeani) в виде подкожных вспрыскиваний по следующей прописи: экстракта С. 3,5, глицерина, спирта и воды по 5,0 — по 1—3 шприца под кожу; кроме того, экстракт назначается также в пилюлях по 0,06—0,12 на прием.

Д. К.

Токсикология спорыньи и ее препаратов. Острые отравления С. и ее препаратами, в общем, случаются не часто и обуславливаются, разве за немногими исключениями, преступным применением С. для вызывания искусственного выкидыша. Мукой и хлебом, содержащим С., симптомы острого отравления вызываются лишь при содержании С. до 2% (Monche). Картина, наблюдаемая при этом, отличается крайним разнообразием, но, в сущности, складывается из двух факторов: пагубного действия содержащихся в С. сфацелиновой кислоты и корнутина, так как эрготиновая или склеротиновая кислота (Dragendorff, Podwyssotzki), по Коберту, ядовитым действием не обладает. Большей частью действие обоих ядовитых начал сочетается. Сфацелиновая кислота в высокой степени обладает свойством вызывать холодную гангрену прежних авторов (sphacelus, σφακελός), которая, смотря по количеству введенного яда, проявляется то в местах, приходящих в соприкосновение с ядом, то в периферических местах пораженного организма. Последнее наблюдается при введении яда в организм в слабой концентрации, тогда как введение более концентрированных растворов сфацелиновой кислоты ведет и к повреждению желудочно-кишечного тракта: возникают потеря эпителия, геморрагии и язвы. Яд поражает сосудодвигательные центры и через них мускулатуру сосудов, которая становится менее эластичной, вследствие чего и наблюдаются экхимозы; последние бывают сильнее всего в сосудах, питающих желудочно-кишечный тракт. Симптомы чистого отравления сфацелиновой кислотой заключаются в следующем: по прошествии нескольких дней или, что реже — через 2—3 недели после повторных приемов хлеба, выпеченного из муки, содержавшей С., замечается мучительное чувство ползания мурашек в концах пальцев рук и ног; те и другие холодны и болезненны, чувствительность большей частью потеряна. Мало-помалу пораженные части принимают синевато-черный цвет и наступают явления омертвения, которое может касаться только кожицы или же может распространяться на кожу, мягкие части и даже кости. В тяжелых случаях процессы омертвения распространяются на целые конечности, причем таковые без кровотечения и нагноения совершенно отпадают. В таких случаях, при явлениях общих судорог, смерть наступает в 4—8 дней. В более легких случаях, когда омертвению подвергаются лишь отдельные участки кожи, последние отпадают при явлениях реактивного воспаления. Бывают также случаи, когда дело оканчивается выпадением волос и ногтей. Если процесс обнаруживается в кишечнике, то получается патологоанатомическая картина, напоминающая тиф. В иных случаях болезнь долгое время может оставаться незамеченной; но стоит только такому, несомненно ослабленному, организму заболеть воспалением легких, скарлатиной, оспой, как тотчас и замечается омертвение в легких, коже, кишечнике и даже женских половых органах. В случаях, имеющих хроническое течение, болезнь оканчивается большей частью — выздоровлением; но и в таких случаях нередко наблюдается потеря нескольких пальцев. Пользование пораженных частей заключается в применении теплых ванн для ослабления напряженности сосудов и в возможной дезинфекции кишечника (каломель, салол и тому подобные средства). С ампутацией пораженных частей не следует спешить: омертвение почти всегда ограничивается меньшим участком, чем это кажется. Отравление корнутином характеризуется поражением центральной нервной системы и сказывается раздражением судорожных центров, сосудодвигательного центра и центра блуждающего нерва, а равно и центра, заведующего маткой и находящегося в спинном мозгу. Этим объясняются и симптомы, наблюдаемые при отравлении корнутином и известные под названием Ergotismus convulsivus — судорожного эрготизма — «злой корчи». Но самые характерные симптомы — сильнейшие тонические и клонические судороги, нередко продолжающиеся по целым часам — обуславливаются раздражением судорожных центров. Эти припадки, очень сходные с эпилептическими, ведут ко всякого рода душевным расстройствам. Если припадки часто повторяются, то остаются контрактуры членов. Наичаще судороги замечаются в сгибателях, так что рука оказывается сжатой, а ноги притянутыми к тазу. В свободное от судорог время в руках и ногах бывают невыносимые боли. Полного выздоровления почти никогда не наблюдается, остаются более или менее ясно выраженные душевные расстройства и, кроме того, как следствие поражения спинного мозга, так называемый «Mutterkorntabes» (Tuczek) [Страдание, имеющее большое сходство со спинной сухоткой.]. Так как корнутин и сфацелиновая кислота встречаются в С. не всегда в одинаковых количествах, а корнутин, кроме того, отличается, очень легкой разлагаемостью, то вполне понятно то непостоянство симптомов, которое наблюдается при отравлениях С.

Санитарное значение С. С санитарной точки зрения С. представляет выдающийся интерес в следующих отношениях: 1) хроническое отравление С. и профилактические меры, направленные к устранению его, 2) способы обнаружения присутствия С. в муке и хлебе и 3) урегулирование отпуска С. из аптек при «ручной продаже» акушеркам и т. п. лицам. Под терминами: эрготизм, рафания, злая корча привыкли подразумевать эпидемическую болезнь, вызванную продолжительным употреблением в пищу муки, содержащей С. Из сообщений Плиния, Галена и других ясно, что злокачественные заболевания вследствие употребления испорченного хлеба в их время встречались нередко. Первое достоверное известие об эрготизме в Германии (на Рейне) относится к 857 г. (по Hirsch’y). В 922 г. такая эпидемия свирепствовала в южной Франции и в Испании, а в 944 г. — в Париже. Во Франции умерло тогда около 40000 человек, а в одном Париже — 14000. Болезнь была прозвана «священным огнем» (ignis sacer, ignis St. Antonii) и представляла собой преимущественно картину гангренозного эрготизма. Лицо, груди, руки, ноги — все это уничтожалось при страшнейших болях, которые ничем не удавалось устранить. При этом «огненная язва» (Brandseuche) обдавала больных страшным холодом: они никак не могли согреться во время самой болезни, но, при выздоровлении, наоборот, чувствовали мучительный жар. «Священным огнем» поражались преимущественно те местности, где наблюдался неурожай и в особенности тогда, когда бывало дождливое лето. По Гиршу, в Европе с 1581 по 1879 гг. были 62 эпидемии: в Германии — 29, в России — 11, в Швеции — 10, в Италии — 4, в Финляндии — 2, а в Нидерландах, Англии, Швейцарии, Норвегии, Венгрии и Нью-Йорке — по одной. В России первая эпидемия «злой корчи» была в Прибалтийском крае в 1710 г. Следующая в 1722 г. в Москве и Нижегородской губернии: она преимущественно свирепствовала между крестьянами и возвратившимися из Персии войсками. Изучал болезнь врач Gottlieb Schober, по повелению Петра Великого. В 1785—86 гг. свирепствовала эпидемия «злой корчи» в Киевском наместничестве. Штаб-лекарь Стефанович-Донцов изучил тогда эту эпидемию и писал по поводу ее. В 1804 г. эпидемия наблюдалась в Минской губернии, Подолии, Украине, на Волыни и в Екатеринославе, а в 1819 г. — в Вятской губернии. Засим известны следующие эпидемии: в 1821 г. (во многих губерниях, и притом обе формы эрготизма), в 1824 г., в 1835—1836 гг., в 1837 г., в 1840—1844 гг. (в Финляндии), в 1854 г. свирепствовала довольно сильная эпидемия эрготизма между союзными войсками в Крыму, при одновременном существовании холеры; в 1862 г. (в Финляндии); в 1865 г., в 1872 г., в 1879 г., в 1880 г. в различных русских губерниях. В 1881 г. были многочисленные заболевания «злой корчей» в Полтавской губернии. «При этом многие из заболевших умерли, другие же лишились рук и ног, иные же остались на всю жизнь параличными или слабоумными, с поражением органов чувств, зрения, слуха, а также и языка» (Реформатский). В 1887 г. была эпидемия в Черниговской губернии, которую описал В. Курчинский, затем — в 1888—1889 гг. в Костромской губернии. В том же 1889 г. и до 1890 г. эпидемия «злой корчи» свирепствовала в Вятской губернии. Доктор H. H. Реформатский всесторонне изучил эту эпидемию и написал обширную монографию по этому вопросу, содержащую всю важнейшую литературу вопроса. Об эпидемиях с 1832 по 1864 гг. включительно имеются официальные сведения, приведенные в таблицах, составленных лекарем Пруссаком (см. доклад Е. Пеликана).

Перейдем к симптомам острого и хронического эрготизма, наступающего после принятия вовнутрь хлеба или муки, содержащих С. При остром отравлении нередко наблюдают, в качестве предвестников болезни, рвоту и сильную жажду, а в иных случаях также сильное слюнотечение, затрудненное дыхание, болезненное глотание, чувство необъяснимого страха или даже легкий обморок. Засим появляются сильные боли в языке, груди и конечностях, причем в последних, кроме того, наблюдается невыносимое чувство ползания мурашек. Очень часто всему этому сопутствует нечувствительность кожи к всякого рода раздражениям (между прочим, к холоду и теплу). Засим бывают: более или менее полная потеря речи, чувство холода и подергивания в конечностях с сокращениями мускулов-сгибателей. Температура тела падает, пульс становится слабым, наступает бред. У беременных, при остром отравлении С., обыкновенно наступают почечные колики, кровотечения и выкидыш; нередок смертельный исход. В благоприятных случаях наступает выздоровление, которое идет очень медленно. Гангрена иногда наступает еще 1½ месяца спустя после последнего приема С. Кроме того, после исчезновения симптомов отравления, нередко наблюдается образование катаракты. При хроническом отравлении С. больные сначала чувствуют себя слабыми, наблюдается отсутствие аппетита, бывают сильные головные боли. Эти симптомы могут продолжаться от 1—2—3 недель, а потом уже выступают на первый план обыкновенно явления судорожного эрготизма, реже симптомы гангренозного эрготизма или же признаки той и другой формы сочетаются. В легких формах судорожного эрготизма наблюдаются: отсутствие аппетита и поносы или — наоборот — полифагия (волчий аппетит) и запоры; нередко бывают рвоты и сильные боли в животе. В конечностях существует большая слабость, чувство ползания мурашек, а головокружение и отсутствие сна, в таких случаях, являются постоянными симптомами. Если в этой стадии прием С. прекращается, то все указанные симптомы мало-помалу исчезают. В более тяжелых случаях, наряду с сильным истощением, наблюдаются: сильнейшие боли в конечностях и невыносимое чувство ползания мурашек в них же; усиленная жажда и частые позывы к мочеиспусканию, при невозможности мочиться. Руки и ноги — вследствие судорог, продолжающихся от нескольких минут до нескольких дней, — принимают ненормальные положения. Больные при этом испытывают невыносимые боли и чувство сильнейшего жжения в руках и ногах; далее бывают чувство необъяснимого страха, затрудненное дыхание, страшная боль под ложечкой тонические (реже клонические) судороги в различных группах мускулов. Ко всему этому присоединяются походка и остальные симптомы, наблюдаемые у лиц, одержимых спинной сухоткой, а равно различные душевные расстройства: острое слабоумие с отупением, с приступами возбуждения или без оного, под влиянием обманов органов чувств, меланхолия, разные степени расстройства сознания, ослабление интеллекта и многие другие. Смерть может наступить или во время судорог, или же больной в конце концов погибает от истощения. Если преобладает форма гангренозного эрготизма, то сначала наблюдаются головокружение, судороги и боли в конечностях, засим какая-нибудь часть тела становиться нечувствительной, холодной на ощупь и на ней возникают пузыри с серозным содержимым, которое впоследствии мутнеет. В тех случаях, когда наблюдается обширная гангрена кожи, больные издают чрезвычайно неприятный запах и большей частью (при сильных коликах, поносах) впадают в коматозное состояние, в котором и умирают. В иных случаях, кроме страшных болей, общее состояние здоровья как будто не затронуто, и даже после отпадения целых конечностей больные иногда выздоравливают по прошествии нескольких недель.

Пользование острого отравления С. направлено к возможно скорому выведению яда из организма с помощью слабительных и рвотных; полезно также осторожное применение амильнитрита. При хроническом отравлении С., кроме того, прибегают к назначению Scopolamini hydrochlorici и хлоралгидрата, полезны, далее, горячие ванны. Против контрактур — электричество, массаж, ортопедические меры; душевное расстройство делает необходимым перевод больного в лечебницу. При гангрене необходима своевременная хирургическая помощь.

Так как специфических средств для лечения болезни «злой корчи» не существует, то поэтому важны профилактические меры. Необходимо возможно старательное удаление С., а равно и сорных семян из только что собранного хлеба, особенно в неурожайные и дождливые годы. Снопам должно дать достаточно выстояться в поле и зерно не следует околачивать без надлежащей просушки и оно должно хорошо провеиваться. Поучительны анализы докторов Наумова и Орлова, исследовавших муку, вызвавшую «злую корчу» в Нолинском уезде, Вятской губернии: эта мука содержала от 1—9 (Орлов) и от 3—10% (Наумов) С., но встречались пробы, содержавшие до 25—27%. Профилактические меры, далее, должны выражаться в следующем: 1) в покупке С. и в обмене ржи, содержащей С., на чистую рожь. 2) В надлежащем исследовании (химическом и микроскопическом) муки перед продажей. Соблюдение этих мер в особенности можно рекомендовать тогда, когда эпидемия уже появилась. К приведенным профилактическим мерам администрация прибегала во время вышеупомянутой эпидемии в Нолинском уезде, в 1889—90 г.

Способы обнаружения С. в муке могут быть разделены на физические и химические методы. Последними пользуются тогда, когда содержание С. в исследуемой муке сравнительно велико, во всех других случаях прибегают к физическим способам распознавания примеси С., пользуясь при этом или микроскопическим исследованием подозрительного хлеба или подозрительной муки, или же ведя исследование при помощи спектроскопа. При микроскопическом исследовании обращают должное внимание на форму и величину крахмальных зерен ржи и элементы ложной паренхимы склероция С.; кроме того, от прибавления раствора йода в йодистом калии крахмал муки окрашивается в синий, а ткань С. в желтый цвет. Для констатирования присутствия С. с помощью спектроскопа исследуемый продукт (мука, хлеб) настаивают в течение 8—16 часов с 95% спиртом, содержащим несколько капель разведенной серной кислоты, при частом взбалтывании, потом фильтруют, фильтрат обрабатывают эфиром, в котором растворяется красящее вещество С. — эритросклеротин. Полученный раствор выбалтывают водным раствором двууглекислого натрия и последний засим исследуют при помощи спектроскопа: в присутствии С. получается спектр поглощения между линиями E и F и раствор отличается темно-красным цветом. Из всех способов химического испытания муки на присутствие С. способы Зинина и Гофмана должны считаться наилучшими. Способ Зинина заключается в извлечении подозрительной муки винным спиртом, подкисленным разведенной серной кислотой: в присутствии С. жидкость окрашивается в кроваво-красный, алый или розовый цвет. Способ Гофмана, отличающийся наибольшей точностью, заключается в настаивании исследуемого препарата с подкисленным серной кислотой эфиром (на 5—10 часов) и последующем прибавлении к профильтрованной жидкости 10—15 капель насыщенного раствора двууглекислого натра, при частом взбалтывании. Нижний слой (раствор соды), в присутствии С., окрашивается в фиолетовый цвет. Описанными химическими реакциями можно еще обнаружить присутствие 0,5% С. в муке, а тщательным микроскопическим исследованием открываются и следы С. в муке. Реакцию на присутствие С. с едким калием (возникает характерный запах селедочного рассола) нельзя считать убедительной, ибо и затхлая, загнившая мука, совершенно не содержащая С., нередко дает такие же результаты.

Урегулирование отпуска С. и ее препаратов из аптек должно быть направлено к тому, чтобы С. и препараты отпускались не иначе как по рецептам врачей; во избежание злоупотреблений последние всякий раз должны подписывать рецепт, когда требуется повторное применение его. Такая строгость необходима во избежание хронического отравления С., могущего наступить при продолжительном употреблении пилюль, содержащих С. и даже после наружного применения свечей, содержащих экстракт С.

Литература. Учебники по фармакологии. Kobert, «Intoxicationen» (много литературных указаний); Grünfeld, «Beiträge zur Kenntniss der Mutterkornwirkung» (диссертация, Дерпт, 1892; вся литература до 1892 г.); Hirsch, «Handbuch der historisch-geographischen Pathologie»; Heser, «Lehrbuch der Geschichte der Medicin»; Кокоркин, «К вопросу об изменениях в тканях животного организма при хроническом отравлении спорыньей» (диссертация, 1884); Н. Н. Реформатский, «Душевное расстройство при отравлении спорыньей» (диссертация; подробное и весьма тщательное исследование эпидемии «злой корчи», появившейся в 1889 году в Вятской губернии и обнявшей восемь уездов; много литературного и экспериментального материала, хорошо сгруппированного). Доклад Е. Пеликана: исследования о С., о способах открытия ее в муке и о мерах предосторожности к устранению вредных последствий от употребления в пищу хлеба etc. etc. (СПб., 1864).

Магнус Блауберг.