ЭСБЕ/Судебная медицина

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Судебная медицина
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Статика — Судоустройство. Источник: т. XXXIa (1901): Статика — Судоустройство, с. 907—909 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ


Судебная медицина (Medicina legalis seu forensis, médicine légale, gerichtliche Medizin) — составляет специальный отдел медиц. сведений, имеющих важное значение для надлежащего отправления правосудия, так как во многих случаях разбирательство С. процесса не может быть выполнено без всестороннего освещения тех или других данных с помощью медицинских методов исследования. Но следует, однако, полагать, что одними практическими медицинскими сведениями удовлетворяются задачи С. медицины. Многие медицинские вопросы, не имеющие практического значения ни для терапии в широком смысле этого слова, ни для гигиены и потому не изучаемые специалистами по этим отраслям медицинских наук, могут иметь весьма важное значение для С. врача. Сюда следует прежде всего отнести детальные судебно-медицинские исследования мертвых тел, когда наряду с описанием происшедших в трупе наиболее существенных изменений необходимо занести в протокол подробности, при обычных вскрытиях не имеющие значения, напр. о возрасте, росте, питании, цвете и длине волос, трупных пятнах, условиях, в которых мертвое тело оставалось после смерти покойника, степени гнилости и т. д. Судебно-медицинские исследования трупов новорожденных имеют специальною целью выяснение важного для правосудия вопроса, родился ли ребенок живым или мертвым, произошли ли роды в срок или преждевременно, погиб ли новорожденный вследствие естественных или насильственных причин (удушение, отравление) и т. д. Все упомянутые подробности, не представляя практического врачебного значения, имеют огромную важность для судебно-медицинского исследования. В состав С. медицины входит также изложение законоположений, имеющих отношение к ответам на предлагаемые С. врачам вопросы. Наконец, некоторые сведения процессуального характера также излагаются в курсе С. медицины с тою целью, чтобы судебно-медиц. исследования производились с соблюдением известных формальностей, так как только при этом условии исследование имеет законную силу для заинтересованных лиц. Особенное внимание на исполнение формальных требований обращается при судебно-медиц. вскрытиях мертвых тел; в таких случаях судебно-медицинское исследование производится не иначе как по формальному от присутственного места требованию, в присутствии чинов полиции.

Привлечение врачей к разъяснению судебно-медиц. случаев практиковалось издавна. Намеки на требование заключений врача можно найти уже в законах Моисея, в законах XII таблиц и в кодексе Юстиниана. Определенные постановления по этому поводу встречаются уже в VI столетии, в законах аллеманов; но более или менее утвердилась роль врача в качестве сведущего лица, привлекаемого к разъяснению суду вопросов технического свойства, лишь со времен Каролины, изданной в 1532 г. (см.). Высоко поднял значение С. врача Амбруаз Парэ (см.). В начале XVII ст. итал. врачи составили первые учебники С. медицины. Строго говоря, однако, медицинские исследования для целей правосудия не могли находить широкого применения в то время, когда научная медицина не достигла своего настоящего развития. Только в XIX стол. благодаря успехам вспомогательных наук (химии, гистологии, патологической анатомии, физиологии, токсикологии и т. д.), а также более совершенным методам исследования — микроскопии, спектроскопии и т. д. — С. медицина приобрела твердые основы, позволяющие при судебных разбирательствах дать научные разъяснения различным явлениям в живом или мертвом организме. Вместе с тем открылась возможность научной разработки тех вопросов, которые составляют специальную область С. медицины. Большие заслуги в этой области принадлежат Генке Менде, Касперу, Лиману — в Германии, Марку, Орфиле, Тардье — во Франции, Христинсону — в Англии. Огромное влияние на судебно-мед. деятельность врачей имели также изменения в законодательстве, а именно введение гласности и устности. Этими нововведениями врачам в более важных С. процессах дана была возможность являться на суд и устно сообщать о произведенных ими исследованиях и вытекающих оттуда заключениях. Ввиду столь важного значения С. медицины медицинские факультеты должны были обставить преподавание этой специальной прикладной науки возможно полно — устройством специальных институтов, где обучающиеся могут практически ознакомиться со всеми деталями по производству судебно-медицинских вскрытий, с изменениями, производимыми в организме наиболее известными ядовитыми веществами, а также с различными точными методами исследования, встречающими наиболее частое применение при решении судебно-медиц. вопросов.

Обыкновенно в курсы С. медицины включается изложение действующих законов, устанавливающих формальные требования, которым должны удовлетворять судебно-медицинские акты (у нас правила о порядке осмотра и вскрытия мертвых тел и исследования повреждений изложены в «Уставе С. медицины», образующем третью книгу в Уставе Врачебном, Св. Зак., т. XIII, изд. 1892 г.). В особенности немецкие профессора придают большое значение этой обрядовой части, рассматривая ее как интегральную часть С. медицины и проявляя вместе с тем склонность признавать специалистов по С. медицине компетентными для предъявления заключений по всем представляющимся в С. практике делам. В действительности при судебно-медицинской экспертизе от врача требуется вовсе не знание уголовных законов и процессуальных форм, а одно только уменье произвести правильное исследование и сделать из него строго научное заключение, для чего необходима лишь надлежащая медицинская подготовка. Во многих делах, напр. при определении беременности, родов, состояния здоровья (физического и психического), рода болезни, значения телесного повреждения для жизни и здоровья потерпевшего и пр., вопросы, составляющие специфическую область С. медицины, совершенно не затрагиваются. При современной специализации медицинских знаний специалист по С. медицине не может считаться компетентным по всем вопросам, могущим возникнуть на суде, и приглашение соответствующего специалиста принесет иногда делу экспертизы гораздо больше пользы, чем приглашение даже опытного С. врача, не располагающего клиническим материалом. Это и практикуется в наших судах. При предварительном следствии обязанности С. врача возлагаются: в уездах — на уездного, а в городах — на городового или полицейского врача; но если по болезни или по другой уважительной причине они явиться не могут, то вместо них следователь приглашает другого военного, гражданского или вольнопрактикующего врача. Врачи вообще пользуются правами сведущих людей (см.). См. также С. химия.

Литература. Casper, «Handbuch der gerichtlichen Medizin» (8 изд. Лимана, Берл., 1889; русск. перевод вышел в 1870-х гг.); Hofmann, «Lehrbuch der gerichtlichen Medizin» (6 изд., Вена, 1893; русск. перев. под ред. И. М. Сорокина, СПб., 1887); Maschka и др., «Handbuch der gerichtlichen Medizin» (Тюбинг., 1881—83); Emmert, «Handbuch der gerichtlichen Medizin» (Лпц., 1900); Штольц, «Руководство к судебной медицине для врачей и юристов» (СПб., 1890).

Особый отдел судебной медицины составляет в последнее время С. психопатология. Она изучает вопросы, возникающие при судебном установлении душевного здоровья человека, что представляется необходимым при сомнении во вменяемости преступника, в случаях сомнительной дееспособности данного лица или сомнительной способности давать свидетельские показания, а также в случаях, когда душевное расстройство приписывается понесенному повреждению (ст. 1486, 1487 и 1490 Улож. о наказ.), иногда и при заключении или расторжении брачного союза. Ближайшим образом С. психопатология исследует уклонения в душевной жизни человека, которые являются основою и причиною его преступности. Как наука сравнительно новая, С. психопатология еще мало разработана. См. Friedreich, «System der gerichtlichen Psychologie» (3 изд., Регенсб., 1852); v. Krafft-Ebing, «Lehrbuch der gerichtlichen Psychopatologie» (3 изд., Штутг., 1893; есть русский перевод); Maschka, «Die gerichtliche Psychopatologie» (1882); Coutagne, «La Folie au point de vue judiciare et administratif» (1888); Tardieu, «Etude medico-légale sur la folie» (1880); Фрезе, «Очерки С. психиатрии» (1874); В. Чиж, «Лекции по С. психопатологии» (СПб., 1890); П. Ковалевский, «С. психопатология» (2 изд., СПб., 1900). По системе проф. Ковалевского, в состав С. психопатологии входит часть психологии, именно душевная жизнь преступного человека (криминальная психология). С. психопатологию проф. Ковалевский разделяет на две главные части: общая С. психопатология и специальная С. психиатрия. Первая изучает общие болезненные уклонения в душевной жизни человека, имеющие соприкосновение с судом; такими уклонениями являются расстройства органов чувств (анестезия, гиперстезия, иллюзия, галлюцинации, дальтонизм, глухонемота), расстройства области мышления (внимания, количества, хода и сочетания представлений, насильственные представления, качественные изменения в мыслительной области), изменения в области самочувствия (предсердечная тоска, патологический аффект, патофобия, извращения влечений в пище и полового чувства), импульсивные явления (клептомания, пиромания, неудержимое влечение к самоубийству, убийству, половому удовлетворению, бродяжничеству), расстройство движений и поступков (расстройства речи, письма, автоматические движения, гипноз, внушение в бодрственном состоянии, сомнамбулизм и лунатизм, засыпание, сновидения, просонки), трофические расстройства тканей (в коже, подкожной клетчатке, костях, остематома, расстройства отделений). Специальная С. психиатрия исследует частные болезненные уклонения в душевной жизни человека, имеющие соприкосновение с областью суда.