ЭСБЕ/Феофания, германская императрица

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Феофания, германская императрица
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Яйцепровод — Ижица. Источник: т. XLIa (1904): Яйцепровод — Ѵ, с. 927—928 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Феофания — дочь византийского царя Романа II, германская императрица по браку с Оттоном II (955—991). Между византийскими принцессами, вступившими в брак с европейскими государями и игравшими значительную политическую роль, Ф. занимает одно из самых выдающихся мест. Брачный союз германского императорского дома (Саксонской династии) с Македонской династией в Константинополе составлял предмет горячих желаний Оттона I, который с этой целью отправлял неоднократные посольства в Константинополь. Этот же вопрос должен был трактовать при Никифоре Фоке посол Оттона Лиутпранд, епископ кремонский; но последний слишком презрительно и свысока отнесся к притязаниям византийского императора на Южную Италию, и желательный для обеих сторон союз не состоялся. Оттон I, недавно принявший императорский титул, находил в высшей степени полезным для себя и для авторитета своей династии родственный союз с восточными императорами. Византийский император Иоанн Цимисхий, достигший трона убийством своего предшественника, не мог быть слишком требовательным по отношению к Оттону I; ему нужно было развязать себе руки для болгарских дел, получивших грозное направление вследствие походов в Болгарию великого князя Святослава. Цимисхий возобновил переговоры о брачном союзе, составлявшие уже около 4 лет предмет переговоров между Германией и Византией. В 971 г. он отправил к Оттону Пандульфа, герцога Капуи и Беневента, содержавшегося пленником в Константинополе и пользовавшегося особенньм расположением германского императора. Пандульф должен был говорить о брачном союзе между Оттоном, сыном императора, и царевной Ф. или Феофано, сестрой императоров Василия и Константина, вместе с которыми царствовал, за их малолетством Цимихсий. Жениху было тогда ок. 17, невесте — около 16 лет. Политическая сторона союза заключалась в установлении точных границ между владениями империй в Южной Италии, а равно сфер политического влияния византийского и германского правительств. Со стороны императора Оттона сделаны были значительные уступки в пользу Византии; во всяком случае не было и речи о тех притязаниях, какие прежде заявлял епископ Лиутпранд. Немецкое посольство, прибывшее в ноябре 971 г. за невестой, имело во главе своей Геро, архиепископа кельнского. Внзантийский двор приготовил дорогие подарки жениху и членам посольства. Архиепископ Геро получил в дар мощи святого великомученика Пантелеймона, почивавшие в Никомидии; в честь св. Пантелеймона воздвигнут был храм в Кельне и в нем положены останки святого. С царевной отправлено было множество произведений искусства, между прочим рукописи и драгоценные церковные предметы, часть коих и доныне украшают собрания древностей в Германии. По словам летописи, царевна прибыла cum innumeris thesaurorum dtvitiis. В апреле 972 г. царевне устроена была пышная встреча в Риме императором Оттоном и папой. В том же году произошло бракосочетание. Первой греческой царевне, прибывшей в Германию, предстояла нелегкая задача приспособиться к совершенно новым и необычным для нее условиям жизни, в особенности же к довольно простой и сравнительно бедной обстановке двора, в котором тон жизни давали такие серьезные женщины, как императрица Адельгейда и аббатисса Матильда. Ф. не потерялась в этой обстановке. С 973 г. она сделалась императрицей, а через 10 лет, по смерти мужа, ей выпало на долю быть регентшей, за малолетством Оттона III. Ей приписывается значительное влияние в смысле распространения на Западе византийского искусства и моды. Что она внесла в обычаи германского двора новую струю — это отмечено в довольно пространной легенде, повествующей о том, как Ф. по смерти подверглась мучениям за то, что при жизни ввела роскошь в одеждах и испортила скромных немок византийскими модами и кокетством. Этой общей неприязнью к чужестранке можно объяснить и упреки ее в том, что она радовалась успехам греческого оружия в Южной Италии и осмеивала германскую тяжеловесность и неповоротливость. Современный историк Титмар Мерзебургский своим замечанием, что Ф. с мужской энергией защищала интересы империи и заботилась о благе своего сына, дает, по-видимому, более беспристрастную оценку греческой царевны. — Весьма может быть, что без меры преувеличивается ее влияние на распространение византийской культуры в Германии; можно предполагать, что из разнообразных и разновременных воздействий греческого искусства не все относится к Ф. С нею прибыло в Германию много греков; она привезла с собой немало драгоценностей и редких произведений искусства, которыми сильно поразила немцев. Влияние ее на сына было громадное. Он был воспитан на греческих писателях и исполнен глубокого уважения к греческому образованию. Крайне развитое воображение и мистическое настроение, а равно глубокое преклонение перед преданиями римской империи, сделали из даровитого юноши человека не от мира сего, который носился с идеалами, имевшими весьма мало общего с реальными фактами. Чрезвычайно характерно место из письма его к ученому Герберту, где он просит тогдашнюю знаменитость побывать у него, дабы раздуть тлеющую в нем искорку греческого гения и помочь ему бороться с грубостью немецкой натуры. Ф. умерла в 991 г. См. Mottmann, «Theophano die Gemahlin Ottos II» (Шверин, 1878); Schlumberger, «L’épopée Byzantine»; Giesebrecht, «Geschichte der Deutschen Kaiserzeit» (4 изд.; несколько прекрасных страниц).