ЭСГ/Преступления против веры

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Преступления против веры
Энциклопедический словарь Гранат
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Поляновский мир — Пуазель. Источник: т. 33 (1916): Поляновский мир — Пуазель, стлб. 395—399 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Преступления против веры, или религиозные преступления, в качестве самостоятельной группы преступных деяний, возможны лишь при наличности таких религиозных интересов, которые берутся государством под особую охрану, скрепленную угрозой наказания. В порядке исторической постепенности охрана государства прежде всего простиралась на одно признаваемое истинным религиозное вероучение со всеми его догматами и установлениями; отклонение от этих догматов и нарушение этих установлеиий почиталось уже преступным. Государство и церковь соединенными силами в течение ряда веков принуждали с помощью суровых наказаний исповедывать определенное вероучение. С возникновением нескольких христианских вероучений, возведенных в ранг государственных религий, охрана исключительного господства какой-либо одной вероисповедной системы сделалась невозможной. Тогда в основу понимания религиозных преступлений были положены не забота о чистоте догмы, a выросшие на почве учений школы естественного права, с одной стороны, взгляды на религию, как на необходимый устой общественной и государственной жизни, а с другой — представление о субъективных правах гражданина и в частности о праве свободного религиозного самоопределения. Последствием усвоения этих новых взглядов положительным законодательством было в одних случаях значительное сокращение прежнего обширного круга религиозных преступлений, в других случаях даже полное исчезновение религиозных преступлений в прежнем смысле и замена их посягательствами на религиозную свободу (напр., французское, бельгийское, итальянское уложение и др.). Существующие в современном положительном праве П. п. в., с точки зрения непосредственного объекта их посягательства, могут быть разбиты на три главные группы: религиозные преступления в соб. смысле, объектом посягательства которых является религия, как моральная основа общественной и государственн. жизни; посягательства на религиозн. свободу и посягательства на чувство благоговения к усопшим и месту их упокоения.

Наше уголовное законодательство в области П. п. в. подверглось реформе в силу закона 17 апр. 1905 г., имевшего в виду „обеспечить каждому из подданных свободу верования и молитв по велениям его совести“. Пересмотренная с указанной целью II гл. Угол. Улож. 1903 г. „о нарушении ограждающих веру постановлений“ 14 марта 1906 г. вступила в силу. Она предусматривает следующие группы П. п. в.: посягательства на религию вообще, посягательства на религиозную свободу и деяния, в коих религиозный момент имеет добавочное значение, а центр тяжести заключается в нарушении каких-либо общественных и государств. интересов. К первой группе следует отнести богохуление и оскорбление святыни (ст. 73, 76), кощунство (ст. 74), бесчинство (ст. 75, 77), лишение христианина погребения по христианскому обряду (ст. 78) и похищение или поругание действием умершего (ст. 79). Все эти деяния, являясь надругательством или поношением предметов верования или религиозного почитания, различаются между собою как непосредственным предметом посягательства, так способом и обстановкой учинения. Предметом богохульства и оскорбления святыни, по мысли закона, является догматическое понятие Божества в смысле христианских религий, православие и иные христианские вероучения со всеми их догматами и предметами, признаваемыми священными. С внешней стороны это деяние выражается в „возложении хулы“, „поругании действием“ или „поношении“. Предметом кощунства являются церковные установления, обряды и предметы, освященные употреблением при православном или ином христианском богослужении; характерной особенностью кощунства является непристойная насмешка, свидетельствующая только о неуважении к вере и церкви, но не заключающая прямого оскорбления или поругания. Бесчинство направляется против места религиозных собраний и учиняется путем крика, шума или вообще путем чего-либо, хотя и не подходящего под понятие оскорбления святыни, богохуления или кощунства, но не соответствующего должному почтению к святости того места, где находился виновный. Ко второй группе — посягательствам на религиозную свободу — следует отнести как общие случаи принуждения или воспрепятствования совершать богослужение или обряд или участвовать в богослужении (ст. 80), так и частные случаи воспрепятствования лицом нехристианского вероучения находящемуся у него в услужении, в обучении ремеслу или работе христианину исполнить религиозную обязанность его вероисповедания или участвовать в установленном этим вероисповеданием чествовании воскресного или праздничного дня (ст. 81) и случаи воспрепятствования посредством насилия над личностью или наказуемой угрозы принять православную веру желающему к ней присоединиться (ст. 95). Сюда же относится совращение, т. е. умышленное отклонение лица от исповедуемой им веры, как насильственное, так и ненасильственное в его разных видах (ст. 82—84, 86, 87). Закон карает не только оконченное совращение и покушение на насильственное совращение, но и действия, подготовительные к совращению (ст. 85 и 90), а также действия, хотя и не заключающие состава совращения, но содействующие отпадению от исповедуемой веры или знаменующие собою переход в иную веру; таковы случаи учинения родителями или опекунами над малолетними (до 14 л.) обрядов и таинств не той веры, в которой они должны быть воспитаны по своему рождению (ст. 88, 89), и случаи учинения над „заведомо православными“ действий, в которых законодатель усматривает нарушение интересов православной церкви (ст. 93, 94). Наконец, к третьей группе следует отнести случаи принадлежности к изуверному учению, соединенному с посягательством на жизнь свою или других или с оскоплением себя или других или с явно безнравственными действиями (ст. 96), учинение священнодействия лицом, самовольно присвоившим себе сан священнослужителя христианского вероисповедания (ст. 97) и оскорбление православного священнослужителя или насилие над ним с целью оказать неуважение к вере и церкви православной (ст. 98). Наказания за П. п. в. назначены в законе самые разнообразные, начиная с денежной пени и кончая срочной каторгой. В общем следует сказать, что наше законодательство о П. п. в. содержит много таких постановлений, которые совершенно не соответствуют началам религиозной свободы и которые давно уже исключены из зап.-европ. уголовных кодексов, каковы, напр., постановления о ненасильственном совращении (ст. 82, ч. I, 83, ч. I, 84, ч. I, 86), о произнесении или чтении проповеди, речи или сочинения, возбуждающих к переходу православных в иную веру (ст. 90) и некот. друг., так что намерение законодателя, провозглашенное 17 апр. 1905 г., осталось до сих пор неосуществленным.

Литература: Белогриц-Котляревский, „Религ. преступления в важн. госуд. Зап. Европы“ (1886); Попов, „Суд и наказание за прест. против религии и нравственности“ (1904); Познышев, „Религ. преступл.“ (1906); Ширяев, „Религ. преступл.“ (1909); Протоколы уголовного отд. С.-Петербург. Юридич. общ. (т. III — доклады В. Д. Спасовича и Н. С. Таганцева); Кистяковский, „О П. п. в.“ („Наблюдатель“, 1882, X); Бобрищев-Пушкин, „Суд и раскольники-сектанты“ (1902); Арсеньев, „Свобода совести“ (1905); Сергеевский, „К учению о религ. преступл.“ („Журн. Мин. Юст.“, 1906, IV); Жижиленко, „Зак. 14 марта 1906 г.“ („Право“, 1906); Таганцев, „Угол. Улож. 22 марта 1903 г.“.

В. Ширяев.