Энума элиш

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Энума Элиш
Пер. Шилейко Владимир Казимирович
Язык оригинала: аккадский. Название в оригинале: enūma eliš. — Дата создания: вторая половина II тыс. до н. э.. Источник: ИстФак БГПУ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Большой вавилонский космогонический эпос „Энума Элиш“ („Когда наверху“), названный по первым двум словам текста, рассказывает о череде событий, простирающихся от изначального выделения порядка из хаоса до творения специфического космоса, известно древним вавилонянам. Когда из смешения вод первородителей, Апсу и Тиамат, рождаются боги, их неугомонность раздражает Апсу. Вопреки желанию Тиамат он замышляет убить их, но мудрый Эйя узнает о его замысле и сам убивает Апсу. Теперь разгневана Тиамат; она порождает чудовищ, чтобы отомстить за мужа и отнять власть у младшего поколения. Боги в ужасе обращаются за помощью к Мардуку, сыну Эйя. Мардук согласен сразиться с Тиамат, но взамен требует верховной власти над богами. Они незамедлительно собираются, провозглашают Мардука, вооружившегося ветрами и бурями, царем и посылают его на бой. Битва была недолгой: ветры надули тело Тиамат, точно воздушный шар, а стрела Мардука попадает в ее раскрытый рот и пронзает сердце.

Затем Мардук расчленяет тело Тиамат и образовывает из двух половин небо и землю. Упорядочив небо, он просит Эйя помочь ему создать черноголовых людей Месопотамии из крови Кингу, начальника демонического войска Тиамат. В конце поэмы боги воздвигают Мардуку храм и собираются в нем, чтобы восславить его подвиги.

Энума элиш


Когда наверху небо не было названо,
Твердая земля внизу по имени не была еще названа,
Ни изначальный Апсу[1], их родитель,
Ни Мумму[2] – Тиамат[3], породившая их всех,
Еще не смешали воедино свои воды[4].
Тростниковая хижина не была еще циновкой застелена,
Болотистая почва еще не появилась.
Когда не существовало еще ни одного бога,
Не было их имен, судьбы их не были предопределены –
Вот тогда-то внутри них[5] и зародились боги.
Лахму и Лахаму[6] были произведены на свет, по имени были названы.
Долго, долго возрастали они веком и статью.
Аншар и Кишар[7] зародились, превосходящие прочих.
Они прибывали днями, прирастали годами.
Сын их Ану[8], соперник своих отцов;
Да, первородный Аншана, Ану, был ему ровня.
Ану породил по образу своему Нудиммуда[9].
Этот Нудиммуд был владыкой своим отцам.
Широкомудрый, понимающий, могучий силой,
Куда более могучий, чем его дед Аншар.
У него не было соперника среди богов, его братьев.
Божественные братья собирались вместе,
Тревожили Тиамат, толпясь здесь и там.
Воистину, они раздражали Тиамат
Своим весельем в Обители Неба.
Апсу не мог утишить их вопли,
А Тиамат, видя их нравы, дар речи теряла.
Их деяния были омерзительны [...].
Безобразны были их нравы; они были несносны.
Тогда Апсу, породитель великих богов,
Воззвал к Мумму, своему советнику:
“О Мумму, советник мой, дух мой радующий,
Подойди сюда, и отправимся к Тиамат!”
Они пошли и сели пред Тиамат,
Советуясь о богах, своих первенцах.
Апсу, уста отворив, молвил блистательной Тиамат:
“Их нравы отвратительны мне до омерзения,
Ни днем нет мне облегчения, ни ночью – покоя.
Я уничтожу, я сокрушу их нравы,
Чтобы восстановить тишину. Давай отдохнем!”
Тиамат, как только услышала это,
Разгневалась, воззвала к мужу.
Она воззвала в муке, разъяренная, скорбящая:
“Что? Мы уничтожим тех, которых создали?
Да, они не дают нам покоя, но будем же добры к ним!”
Тогда ответим Мумму, советник Апсу;
Злокознен и немилосерден был совет Мумму:
“Уничтожь, отец мой, мятежные нравы,
Тогда будет тебе днем облегчение и покой ночью!”
Услышал это Апсу, лицо его просияло,
Ибо он замыслил зло против богов, сыновей своих.
Что до Мумму, то он обнял его за шею,
Сидящего на коленях, чтобы поцеловать его.
И то, что они замыслили между собою,
Было повторено перед богами, их первородными.
Услышав это, боги заметались.
(Затем), будто язык проглотили, хранили молчание.
Превосходящий мудростью, совершенный, находчивый,
Эйя[10], всемудрый, проник в их[11] замысел.
Отменный план придумал он и выполнил,
Составив искусное заклятье, превосходное и святое.
Он произнес заклятье и поместил в глубине[12],
Излив на него сон. Тот заснул беспробудно.
Когда Апсу был уложен, окутан сном,
Мумму, советник, не мог и пошевелиться.
Он распустил его пояс, сорвал его тиару,
Снял с него сияние и водрузил на себя.
Связав Апсу, он убил его.
Мумму он связал и посадил под запор.
Утвердив свое жилище на теле Апсу,
Он наложил руку на Мумму, подвесив его за нос на веревке.
Победив и растоптав своих врагов,
Полностью восторжествовав над супостатами,
Эйя глубоко заснул в священном покое.
Он назвал его „Апсу“[13] и посвятил ему храмы.
В этом самом месте он нашел свою священную хижину.
Эйя и Дамкина, его жена, жили (там) в блеске.
В обители судеб, в жилище рока,
Был порожден бог, из богов самый могучий и мудрый.
В сердце Апсу[14] был сотворен Мардук. [...]
Великаном возвышался он над богами, превосходя их во всем.
Недосягаемое совершенство было в его членах.
Непревзойденный разум, труднопостижимый.
Четыре было у него глаза, четыре уха[15];
Когда он шевелил губами, вылетало пламя.
Огромны были его уши,
И глаза, такие же числом, проницали все вещи.
Он был выше всех богов, подавляюща была его стать.
Его члены были огромны, он был выше всех прочих.
............................................
Сокрушена была Тиамат, металась она день и ночь.
Боги по злокозненности сами усилили бурю.
Их внутренность замыслила зло,
Вот что сказали эти братья Тиамат:
“Когда они убили Апсу, твоего супруга,
Ты не помогла ему, но осталась безучастна.
Хотя он изготовил страшную Пилу[16],
Твои внутренности разжижены, и мы не можем обрести покой.
Пусть Апсу, твой супруг, будет в твоем сердце
И Мумму, который был побежден! Ты осталась одна.
................................................

[Текст сохранился фрагментарно. Боги побуждают Тиамат отомстить за Апсу и Мумму. Она внимает им благосклонно и предлагает вступить в битву с богами-обидчиками. Но сперва она производит на свет ужасное отродье своих помощников – одиннадцать чудовищ, „с острыми зубами, беспощадными жалами, с ядом вместо крови, которым она наполнила их тела“.]
Из перворожденных богов[17], составлявших ее собрание,
Она возвысила Кингу, поставила его их главой.
Первое место в их рядах, власть на собрании,
Подъятие оружия, приближение к схватке,
Предводительство в битве –
Все это доверила она ему, посадив его в совете:
“Я произнесла над тобою заклятье, возвысив тебя в собрании богов.
Я дала тебе полную власть в совете богов.
Воистину, нет выше тебя, ты мой единственный супруг!
Все Ануннаки[18] покорятся произнесенному тобой”.
Она дала ему таблички Судьбы, укрепив их у него на груди:
„Что до тебя, то твоя власть будет неизменна, слово твое не ослабеет!“.
Как только возвысился Кингу, возведенный в положение Ану,
Богам, ее сыновьям, они[19] судьбу провозгласили:
“Ваше слово потушит огонь,
Унизит „Могучее Оружие“, столь могучее в битве!”

[Эйя снова узнает об их замысле; но на этот раз у него нет готового решения. Он отправляется к своему деду Аншару и рассказывает ему все о ярости Тиамат и ее военных приготовлениях. Аншар приходит в смятение. Наконец, он отсылает Ану со словами: “Пойди и встань перед Тиамат, чтобы усмирить ее, чтобы ее сердце успокоилось“. Но, увидев полчища Тиамат, Ану теряет отвагу и возвращается к Аншару.]

Понурившись, пошел он к отцу, Аншару.
Словно к Тиамат, к нему обратился:
„Не достанет моей руки, чтоб покорить тебя“.
Ничего не говоря, Аншар вперил взгляд в землю,
Хмурясь и головой качая перед Эйя.
Все Ануннаки собрались в том месте;
Плотно сжав губы, сидели в безмолвии.
“Ни один из богов (думали они) не может пойти на битву и,
Столкнувшись с Тиамат, живым унести ноги”.
Владыка Аншар, отец богов, поднялся, величественный,
И, поразмыслив в сердце своем, сказал Ануннакам:
“Тот, чья сила могуча, будет нашим мстителем,
Ярый в схватке, Мардук отважный!”

[Эйя извещает Мардука о замысле Аншара и советует ему смело предстать перед Аншаром. Мардук подчиняется, и Аншар при виде смельчака немедленно смиряет свой гнев.]

“Аншар, не молчи; широко раскрой свои губы.
Я пойду и выполню желание твоего сердца...
Кто тот герой, что подступает к тебе с битвой?
Это всего лишь Тиамат, женщина, на тебя ополчилась!
О мой отец-создатель, радуйся и ликуй;
Скоро ты будешь попирать выю Тиамат!
........................................................
Сын мой, знающий всю премудрость,
Усмири Тиамат своим святым заклятьем.
Спеши изо всех сил на колеснице бурь.
Они не прогонят тебя от нее! Обрати их в бегство!”
Владыка возликовал при слове отца,
Сердце запрыгало от радости, он сказал отцу:
“Творец богов, судьба великих богов,
Если мне, твоему мстителю, и в самом деле предстоит
Победить Тиамат и спасти вам жизнь,
Созови собрание, провозгласи доли моей верховенство.
Когда все вместе в Убщукинне[20] вы восседаете, радуясь,
Пусть не твое, а мое слово определяет судьбы.
Неизменным будет то, что я создам.
Повеление моих губ будет неотменимо и непреложно”.

[Аншар готов принять условия Мардука. Он посылает своего советника Гагу к еще более старому поколению богов – Лахму и Лахаму. Гаге поручено изложить им все обстоятельства и пригласить богов собраться на пир для утверждения постановлений Мардука.]

Услышав это, громко возопили Лахму и Лахаму,
Все Игиги[21] взвыли от горя:
“Как странно, что они приняли это решение!
Нам не постигнуть деяний Тиамат!”
Они подготовились отправиться в путь,
Все великие боги, которые вершат судьбы.
Они приходили пред лицо Аншара, наполняя Убшукинну.
Они целовали друг друга в собрании.
Они беседовали, рассевшись на пиру.
Они ели праздничный хлеб, вкушали вино,
Увлажняли свои трубки для питья сладостным хмелем.
От крепкого питья их тела разбухли.
Они крепли духом, пока тела их никли.
Мардуку, мстителю за них, они определили судьбы.
Они воздвигли для него царственный престол.
Пред своими отцами он воссел, возглавив собрание.
“Ты – почтеннейший из великих богов,
Твои постановления не превзойти, твоя власть – Ану[22].
Ты, Мардук, почтеннейший из великих богов.
........................................................
Мы даровали тебе царскую власть над всем мирозданьем.
Когда ты будешь восседать в собрании, твое слово будет решающим.
Твое оружие не подведет – оно сотрет в порошок твоих врагов!
О господин, пощади жизнь того, кто доверился тебе,
Но вычерпай жизнь бога, ухватившегося за зло”.
Поместив в гущу своих рядов кусок ткани,
Они обратились к Мардуку, своему первородному:
“Господин, воистину твое постановление – первое у богов.
Повели исчезнуть или появиться – и будет.
Открой уста: ткань исчезнет.
Заговори снова, и она вновь появится!”
При слове его уст ткань исчезла.
Он заговорил вновь, и ткань снова оказалась на месте.
Когда боги, его отцы, увидели плод его слова,
Они с радостью ему поклонились: „Мардук – царь!“
Они вручили ему скипетр, трон и палу;
Они вверили ему бесподобное оружие, отражающее врагов.
Утвердив так судьбу Бела[23], боги, его отцы,
Вывели его на путь успеха и достижения.
Он сделал лук, натянул тетиву.
Он создал булаву, схватил ее десницей;
Лук и колчан перекинул через плечо.
Перед собой восстановил молнию,
Тело свое наполнил пышущим пламенем.
Затем сделал сеть, чтобы опутать ею Тиамат.
Отрядил четыре ветра, от которых нельзя укрыться,
Южный ветер, Северный ветер, Восточный ветер, Западный ветер.
Крепко прижал к себе сеть, дар отца, Ану.
Он произвел на свет Имхуллу, „Злой ветер“, Вихрь, Шквал,
Четвероякий ветер, Семеричный ветер, Смерч, Неодолимый ветер;
Затем выслал семь из сощданных им ветров,
Чтобы тревожить нутро Тиамат, они восстали позади него.
Затем владыка воздвиг бурю-навонение, свое могучее оружие.
Он взошел на колесницу бури – неодолимую и вселяющую трепет.
Впряг в нее четверку коней –
Убийцу, Безжалостного, Топталу, Стремительного.
Остры были их зубы, сочащиеся ядом.
Были они научены опустошению, умелы в уничтожении.
...............................................
Голову его венчало ужасное сияние.
Владыка выступил и отправился своим путем,
Перед разъяренной Тиамат показал он свое лицо.
В губах своих держал [.......] красного теста[24].
Растение, выводящее яд, было в его руке.
Затем они завертелись вокруг него, боги завертелись вокруг него.
Владыка подходил, чтобы устремить свой взор в чрево Тиамат,
Чтобы постичь замысел Кингу, ее супруга.
От его взгляда шаг того[25] стал неровен,
Воля того ослабла, он растерялся.
И когда боги-помощники, выступившие на стороне Кингу,
Увидели доблестного героя, затмились их взоры.
Тиамат издала вопль, не поворачивая головы,
Дикий вопль слетел с ее уст:
“Слишком ты важен для владыки богов, чтобы подняться против тебя!
На своем ли месте они собрались или на твоем?”
В ответ владыка поднял наводнение-бурю, свое могучее оружие,
Разъяренной Тиамат послал такие слова:
“Могуча твоя стать, высоко ты надмилась;
Ты сама велела своему сердцу возбудить распрю,
Чтобы дети отвергли собственных отцов,
И тебя, родившую их, они возненавидели [...]!
Ты возвысила Кингу, сделала его супругом;
Властью, не принадлежащей ему по праву, ты заменила власть Ану.
Против Аншара, царя богов, ты замыслила зло;
Перед богами, отцами моими, ты доказала свою злобность.
Собравшая себе войско, препоясанная оружием,
Встань, чтобы я сразился с тобой один на один!”
Услышав это, Тиамат
Впала в неистовство; утратила она разум.
В гневе Тиамат возопила громко,
Ноги ее до самого корня подкосились.
Она прочла чару и не переставала накладывать заклятья,
Пока боги битвы острили свое оружие.
Затем в схватку вступила Тиамат с Мардуком, из богов мужрейшим,
Они сошлись один на один, сцепились в битве.
Владыка распростер свою сеть, чтобы опутать ее,
Злой ветер, следовавший за ним, швырнул ей в лицо.
Когда Тиамат разинула пасть, чтобы проглотить его,
Он вогнал ей в глотку Злой ветер, чтобы она не могла сомкнуть губ.
Когда яростные ветры ворвались в ее брюхо,
Тело ее растянулось, а пасть широко распахнулась.
Он выпустил стрелу, которая разорвала ей брюхо,
Пронзила ей нутро, рассекла сердце.
Расправившись с Тиамат, он погасил ее жизнь.
Он сбросил вниз ее тушу, чтобы встать на ней.
После гибели Тиамат, владычицы,
Отряд ее был рассеян, распалось ее войско.

[Помощники Тиамат в панике разбегаются, но Мардук захватывает и связывает их всех.]

И Кингу, сделавшегося вождем их,
Он связал и препоручил Уггае[26].
Он отнял у него Таблички судьбы, принадлежавшие ему не по праву,
Запечатал их печатью[27] и укрепил у себя на груди.
.............................................
И снова обратился к Тиамат, которую он связал.
Владыка наступил на ноги Тиамат,
Своей беспощадной булавой раскроил ее череп.
Когда он отделил ее кровенные жилы,
Северный ветер унес (их) в неведомые края.
Видя это, его отцы радовались и торжествовали.
Они принесли ему почетные дары.
Тогда владыка остановился, чтобы осмотреть ее мертвое тело,
Чтобы расчленить чудовище и создать искусные вещи.
Он рассек ее, словно ракушку, на две части:
Одну половину сделал небесным сводом,
Поставил засов и назначил стражников.
Он велел им не выпускать ее воды на волю.
Он прошел по небу и осмотрел его области.
Очертил участок Апсу, обитель Нудиммуда,
Измеряя области Апсу.
Великую Обитель, ее подобие, он установил в Эсхарре,
Великая Обитель, Эсхарра, которую он сделал твердью.
Ану, Энлиля[28] и Эйю поселил в их жилищах.

[Большая часть Таблички V отбита. Мардук упорядочивает небо, устанавливает солнечный путь и приказывает луне сиять.]

Когда Мардук слышит слова богов,
Его сердце побуждает его к искусным делам.
Открыв уста, он обращается к Эйя,
Чтобы сообщить свой замысел, он обращается к Эйя,
Чтобы сообщить свой замысел, родившийся в его сердце:
“Я соберу кровь и создам кости.
Я сделаю дикаря, „человек“ будет его имя.
Воистину дикаря-человека я создам.
Ему будет поручено служение богам,
Чтобы они могли отдохнуть!
Нравы богов я искусно изменю.
Почитаемые равно, они разделятся на две (группы)”.
Эйя ему ответил, слово ему молвил,
Чтобы рассказать ему о задуманной помощи богам:
Пусть один из их братьев будет выдан;
Он один погибнет, чтобы можно было сотворить[29] людей.
Пусть великие боги окажутся здесь, в собрании,
Пусть виновный будет выдан, чтобы дни их продлились”.
Мардук созвал великих богов в собрание;
Милостивый владыка, он издавал постановления.
К речи его прислушивались боги.
Царь молвил слово Ануннакам:
“Если ваше предыдущее постановление было правдой,
Пусть теперь клятвой будет обнаружена правда!
Кто замышлял смуту,
Кто подстрекал Тиамат и вступил в битву?
Пусть будет выдан затеявший смуту.
Он понесет от меня наказание, чтобы вы жили в мире!”
Игиги, великие боги, ему отвечали,
Лугальдиммеранкии[30], советчику богов, своему владыке:
“Затеявшим смуту был Кингу,
Он подстрекал Тиамат и вступил в битву”.
Они связали его, держа перед Эйя.
Они наложили на него вину его и отделили его кровеносные жилы.
Из его крови они сотворили человека.
Он[31] назначил ему службу и отпустил богов.

[Сотворив человека, Мардук разделяет Ануннаков и назначает каждому из них места пребывания, триста на небесах и триста на земле.]

После того как были изданы все постановления,
Ануннакам неба и земли он определил их доли,
Ануннаки открыли уста
И сказали Мардуку, своему владыке:
“Теперь, о владыка, причина нашего вызволения,
Каким даром почтим мы тебя?
Да построим тебе чертог, который назовется
„Чу! Покой нашего ночного сна“; давай отдохнем там!
Да построим чертог, углубление в его обители!
В день, когда мы прибудем[32], мы отдохнем в нем”.
Когда Мардук услышал это,
Лицо его, как день, просияло:
“Пусть его кирпичная кладка будет такой, как в высоком Вавилоне,
О строительстве которого вы просили. Пусть имя его будет –
„Святилище“.
Ануннаки приступили к работе;
Целый год они кирпичи лепили.
Когда наступил второй год,
Они высоко воздвигли главу Эсагилы[33], равного Апсу[34].
Построив плоскую башню высотой с Апсу,
Они воздвигли в ней чертог для Мардука, Энлиля и Эйи.
В их присутствии они украсили его великолепной отделкой.
До основания Эсхарры доходят его рога.
Построив дом Эсагила,
Ануннаки сами возвели свои святилища.
[...] все они собрались,
[...] они построили ему чертог.
Богов, отцов своих, он рассадил на пиру:
“Это – Вавилон, здесь ваш дом!
Веселитесь в его пределах, занимайте его широкие площади”.
Великие боги расселись по своим местам.
По местам рассевшись, праздничное питье получили.
Навеселившись вволю, в Эсагиле блестящем,
Совершили свои обряды.
Были установлены правила и все их знамения,
Все боги разделили небо и землю.
Пятьдесят великих богов заняли свои твердыни.
Семь богов судьбы поселили трехсот на небе.
Энлиль поднял лук, свое оружие, и положил перед ними.
Боги, его отцы, увидели сделанную им сеть.
Увидев лук, его искусную форму,
Отцы похвалили работу, им совершенную.

[Оставшаяся часть эпоса – это пространный гимн Мардуку. Он завершается перечислением его пятидесяти имен, атрибутов, отражающих его могущество и подвиги.]



  1. Бог подземных вод, изначальный пресноводный океан.
  2. Эпитет Тиамат, возможно, означает „мать“.
  3. Водное божество, изначальный соленый океан.
  4. Т.е. пресные воды Апсу и соленые воды Тиамат.
  5. Воды Апсу и Тиамат.
  6. Первое поколение богов.
  7. Боги.
  8. Бог Неба.
  9. Одно из имен Эйя, бога земли и вод.
  10. Бог земли и вод.
  11. Замысел Апсу и Мумму.
  12. Т.е. поместил его в водах Апсу.
  13. „Бездна“.
  14. См. сноску 13.
  15. Ср. Иезекииль, 1:6.
  16. Оружие бога Солнца.
  17. Боги, вставшие на сторону Тиамат.
  18. Собирательное имя богов подземного мира.
  19. Тиамат и Кингу.
  20. Зал собраний богов.
  21. Собирательное имя небесных богов.
  22. Т.е. обладает властью Ану.
  23. Т.е. Мардука.
  24. Красный цвет служил в магии для отвращения дурного глаза.
  25. Кингу.
  26. Бог смерти.
  27. Этим поступком Мардук легализует свое владение Табличками судьбы.
  28. Бога ветра.
  29. Из его крови.
  30. „Царь богов неба и земли“.
  31. Эйя.
  32. На праздник Нового года.
  33. Название храма Мардука в Вавилоне.
  34. Очевидно, высота Эсагилы соответствовала глубине вод Апсу.