Эпиграмма (Поверьте мне, Фиглярин-моралист — Боратынский)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Эпиграмма (Поверьте мне, Фиглярин-моралист…)
автор Евгений Абрамович Боратынский (1800—1844)
См. Стихотворения Боратынского, не включённые в сборники.
 
Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Эпиграмма


Поверьте мне — Фиглярин-моралист
Нам говорит преумиленным слогом —
Не должно красть; кто на руку нечист,
Перед людьми грешит и перед Богом.
Не надобно в суде кривить душой,
Не хорошо живиться клеветой,
Временщику подслуживаться низко;
Честь, братцы, честь дороже нам всего! —
— Ну, что ж? Бог с ним! всё это к правде близко,
А кажется и ново для него.


1829


Примечания

Впервые — в альманахе «Денница» на 1831 г., стр. 137, вместе с эпиграммой Вяземского «Не то беда, Авдей Флюгарин…» под общим заглавием «Эпиграммы» и без подписи.

«Фиглярин» — Ф. В. Булгарин (см. эпиграмму на него 1827 г. «На некрасивую виньетку» и примечание к ней).

Принадлежность эпиграммы Баратынскому, а также и обстоятельства, которыми она была вызвана, устанавливаются письмом М. Погодина к С. Шевыреву от 28 апреля 1829 г. Погодин писал: «Полтава Пушкина вышла, но принята холоднее, чем заслуживает. У Пушкина публика вычитает теперь из должных похвал прежние лишние. Гораздо более шуму в Петербурге сделал «Выжигин» Булгарина. Булгарин почитает себя соперником теперь одного Пушкина и выступил против его «Полтавы» с ужасно нелепою статьею… Киреевский писал против него для Галатеи… Баратынский написал презлую эпиграмму на него: «Б. уверяет нас, что красть грешно, лгать стыдно» («Русск. Архив», 1822, т. III [кн. 5], стр. 72—80). (Статья, о которой говорит Погодин, «Разбор поэмы «Полтава», соч. Александра Сергеевича Пушкина», была напечатана в «Сыне Отечества», 1829, ч. 15 и 16. Возражение на нее — «О разборе «Полтавы» Пушкина, в «Сыне Отечества», появилось в № 17 «Галатеи» за тот же год.)

Следует думать, что в свое время, т. е. в начале 1829 г., эпиграмма не была опубликована из тактических соображений, под давлением Пушкина, не желавшего еще в это время обострять отношения с Булгариным.

Наступление на Булгарина со стороны Пушкина и его литературных друзей развернулось только в следующем, 1830 г., в связи с изданием «Литературной Газеты». В это время в общем потоке полемических выпадов против Булгарина и эпиграмм на него появилась и эпиграмма Баратынского.