БСЭ1/Гапон, Георгий Аполлонович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< БСЭ1
Перейти к навигации Перейти к поиску

Гапон, Георгий Аполлонович
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Высшее — Гейлинкс. Источник: т. XIV (1929): Высшее — Гейлинкс, стлб. 546—548 ( РГБ )


ГАПОН, Георгий Аполлонович (1870—1906). Сын зажиточного крестьянина Полтавской губ., неоднократно занимавшего должности сельского старосты и волостного писаря. Г. окончил двухклассное училище, где находился под влиянием толстовца И. М. Трегубова, потом поступил в Полтавскую духовную семинарию, к-рую окончил в 1893. В семинарии Г. находился под влиянием другого толстовца И. Б. Фейнермана. Вскоре после окончания семинарии стал священником, а затем, с 1898 по 1903, учился в Петербургской духовной академии.—Со второго года своего пребывания в академии Г. получил место священника в одном из рабочих кварталов (во 2-м приюте Синего креста) и стал проповедывать в Ольгинском доме для бедных и др. местах. Уже здесь обнаружилась способность Г. наэлектризовывать толпу своими проповедями. Здесь же он близко сталкивался с неимущими слоями Петербурга и стал увлекаться идеей благотворит. помощи беднейшему населению. Оп выработал и подал в правительственные сферы обширную докладную записку, в к-рой наметил план устройства целой сети рабочих домов и колоний для нуждающихся. Хотя проекты Г. остались без движения, но на молодого, энергичного и способного священника обратили внимание в высших сферах, и служившему в департаменте полиции известному С. В. Зубатову (см.) было предложено попытаться использовать Г. для насаждения полицейских рабочих организаций в Петербурге.

Осенью 1902 состоялась встреча Г. с Зубатовым, к-рый связал его с теми московскими зубатовцами, к-рые пытались в ноябре 1902 создать в Петербурге зубатовские организации. В первое время Г. хотя и посещал иногда собрания зубатовцев, но сравнительно редко. Ближе к делу создания организации среди рабочих Г. подошел с весны 1903, когда он, по предложению Зубатова, составил от имени зубатовской организации докладную записку С. Ю. Витте с просьбой оказать содействие ее легализации. С мая 1903 Гапон собирает вокруг себя небольшую группу рабочих, к-рая, не сливаясь совершенно с зубатовской организацией, стремится оказывать влияние на последнюю. Б. или м. широко эта группа стала действовать с августа 1903, когда Г. и кружком, группировавшимся вокруг него, было снято помещение на Выборгской стороне, где они открыли чайную-читальню, нечто вроде клуба. В сент.—окт. 1903 гапоновцы стали вырабатывать устав своей организации—«Собрания русских фабрично-заводских рабочих С.- Петербурга», утвержденный министром внутренних дел 15 февраля, продолжая распространять свое влияние и в др. районах. К ноябрю 1904 уже существовало 11 отделов, насчитывавших 9 т. членов. Созданной организации департаментом полиции были даны такие организационные формы, к-рые гарантировали невозможность проникновения в ее руководящие органы «чуждых» элементов. Г. был назначен ответственным «представителем „Собрания“». Подобранная им группа рабочих составляла «кружок ответственных лиц». По утвержденному уставу все руководство «Собранием» находилось в руках «представителя» и «кружка ответственных лиц». Гапоновской организации были отпущены нек-рые суммы департаментом полиции и петербургской охранкой на расходы по оборудованию своих отделений. Летом 1904 Г. сделал попытку распространить свою деятельность; с этой целью он посетил Москву, Киев, Полтаву и нек-рые др. города, не добившись, однако, успеха.

С осени 1904 на гапоновскую организацию в Петербурге стала оказывать влияние общая обстановка нарастания революционных настроений, на собраниях все чаще стали обсуждаться политические вопросы. Были случаи и выступлений на собраниях ораторов революционных партий. С ноября 1904, под влиянием петиций земств, адвокатуры и общего нарастания революционного настроения, среди гапоновцев начались разговоры о необходимости подачи рабочими петиции правительству. Г. вначале был противником подачи петиции, и лишь под сильным давлением своего рабочего актива он в конце декабря согласился поднять кампанию за подачу рабочими петиции. В середине декабря «Собрание» вступило в конфликт с администрацией Путиловского завода, уволившей 4 активных гапоновцев. Переговоры с градоначальником и фабричным инспектором оказались безрезультатными, и 2 янв. 1905 завод забастовал, а к 8-му забастовали и все крупнейшие заводы, рабочие к-рых под влиянием гапоновцев решили итти 9 января с петицией к царю (см. Девятое января). Демонстрацию, во главе к-рой шел Г., расстреляли, но Г-на успел спасти с.-р. Рутенберг. Г. нелегально перебрался за границу, где сначала связался с с.-д., а затем с с.-р., помогавшими Г. созвать 2 апр. 1905 конференцию всех революционных социалистических партий. На конференции остались лишь с.-р. и примыкавшие к ним национальные партии, т. к. прибывшие представители латышской и армянск. с.-д-тии, Бунда и «Впередовцев», убедившись в искусственной подобранности состава конференции (преимущественно народнический состав) покинули заседание, заявив соответственный протест. Конференция реальных результатов не дала. Вскоре после этого эсеры разочаровались в Г. и отвернулись от него.

С осени 1905 Г., в к-ром к этому моменту полностью выявились типичные черты революционного авантюриста, снова переходит на сторону правительства, нелегально переезжает в Россию, где вступает в переговоры с тогдашним председателем совета министров С. Ю. Витте, и добивается открытия закрытых в январе 11 отделов своей организации, после чего сам Г. снова направляется за границу, где помещает письма и интервью, содержавшие нападки на российские революционные партии. Восстановленные в Петербурге 11 отделов гапоновской организации исполняли роль правительственной агентуры в рабочем классе, противопоставляя себя Петербургск. совету рабоч. депутатов, но в конце янв. 1906 правительство, убедившись в их ненужности, снова их закрыло.

В февр. 1906 Г., по поручению департамента полиции, пытается добиться от Гутенберга выдачи департаменту полиции боевой организации ЦК партии с.-р. Гутенберг об этом сообщил ЦК своей партии, от к-рого он получил задание организовать убийство Г., но в такой обстановке, в которой провокаторство последнего было бы совершенно неопровержимо доказано. 28 марта 1906 Гутенберг заманил Г. на дачу в Озерках под Петербургом, где в боковой комнате была спрятана целая группа рабочих, среди которых было три эсера, и стал с ним вести переговоры о выдаче департаменту полиции боевой организации партии с.-р. Находившиеся за перегородкой рабочие могли убедиться в провокаторской роли Г. Через некоторое время они вышли из своей засады, арестовали Г., устроили над ним суд и здесь же его повесили. Труп Г. был обнаружен полицией лишь 30 апреля 1906.

Лит.: Гапон Г., История моей жизни, Л. 1926; Сверчков Д., Три метеора: Г. Гапон, Г. Носарь, А. Керенский, Л., 1926; Айнзафт С., Зубатовщина и гапоновщина, 4-е изд., М., 1925; Павлов И., Из воспоминаний о «Рабочем союзе» и священнике Гапоне, «Минувшие Годы», №№ 3 и 4, 1908; Рутенберг П., Дело Гапона, «Былое», № 2, 1917, есть отдельное дополненное издание—Рутенберг П. М., Убийство Гапона, Л., 1925; В. Н., Библиография о зубатовских союзах, «легальном рабочем движении», Гапоне и 9 января, «Красная Летопись», № 1, 1922.