Древние Российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым/Про Василья Буслаева

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Древние Российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым
Про Василья Буслаева
 : № 10

автор Кирша Данилов
Из сборника «Древние Российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым». Источник: Древние Российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым. — 2-е дополн. изд. — М.: Наука, 1977. — 488 с. — (Лит. памятники).Рукопись и нотная запись


В славном великом Нове-граде
 А и жил Буслай до девяноста лет,
С Новым-городом жил, не перечился,
Со мужики новогородскими
Поперек словечка не говаривал.
Живучи Буслай состарелся,
Состарелся и переставился.
После ево веку долгова
 Аставалася его житье-бытье
10 И все имение дворянское,
Асталася матера вдова,
Матера Амелфа Тимофевна,
И оставалася чадо милая,
Молодой сын Василей Буслаевич.
15 Будет Васинька семи годов,
Отдавала матушка родимая,
Матера вдова Амелфа Тимофеевна,
Учить ево во грамоте,
А грамота ему в наук пошла;
20 Присадила пером ево писать,
Письмо Василью в наук пошло;
Отдавала петью́ учить церковному,
Петьё Василью в наук пошло.
А и нет у нас такова́ певца́
25 Во славном Нове-городе
Супротив Василья Буслаева.
Поводился ведь Васька Буслаевич
 Со пьяницы, со безумницы,
С веселыми удалами добрыми молодцы,
30 Допьяна уже стал напиватися,
А и ходя в городе, уродует:
Которова возьмет он за руку, —
Из плеча тому руку выдернет;
Которова заденет за ногу,—
35 То из гузна ногу выломит;
Которова хватит поперек хребта, —
Тот кричит-ревет, окарачь ползет;
Пошла-та жалоба великая.
А и мужики новогородския,
40 Посадския, богатыя,
Приносили жалобу оне великую
 Матерой вдове Амелфе Тимофевне
 На тово на Василья Буслаева.
А и мать-та стала ево журить-бранить,
45 Журить-бранить, ево на ум учить.
Журьба Ваське не взлюбилася,
Пошел он, Васька, во высок терем,
Садился Васька на ременчетой стул,
Писал ерлыки скоропищеты,
50 О[т] мудрости слово поставлено:
«Кто хощет пить и есть из готовова,
Валися к Ваське на широкой двор,
Тот пей и ешь готовое
 И носи платье розноцветное!».
55 Россылал те ерлыки со слугой своей
 На те вулицы широкия
 И на те частыя переулачки.
В то же время поставил Васька чан середи двора,
Наливал чан полон зелена вина,
60 Опущал он чару в полтара ведра.
Во славном было во Нове́-граде́,
Грамоты люди шли прочитали,
Те ерлыки скоропищеты,
Пошли ко Ваське на широкой двор,
65 К тому чану зелену вину.
Вначале был Костя Новоторженин,
Пришел он, Костя, на широкой двор,
Василей тут ево опробовал:
Стал ево бити червленым вязом,
70 В половине было налито
 Тяжела свинцу чебурацкова,
Весом тот вяз был во двенадцать пуд;
А бьет он Костью по буйной голове,
Стоит тут Костя не шевел(ь)нится,
75 И на буйной голове кудри не тряхнутся.
Говорил Василей сын Буслаевич:
«Гой еси ты, Костя Новоторженин,
А и будь ты мне назва́ной брат
 И паче мне брата родимова!».
80 А и мало время позамешкавши,
Пришли два брата боярченка,
Лука и Мосей, дети боярские,
Пришли ко Ваське на широкой двор.
Молоды Василей сын Буслаевич
85 Тем молодцам стал радошен и веселешонек.
Пришли тут мужики Залешена,
И не смел Василей показатися к ним,
Еще тут пришло семь брато́в Сбродо́вичи,
Собиралися-соходилися
90 Тридцать молодцов без единова,
Он сам, Василей, тридцатой стал.
Какой зайдет — убьют ево,
Убьют ево, за ворота бросят.
Послышел Васинька Буслаевич
95 У мужиков новгородскиех
 Канун варен, пива яшныя, —
Пошел Василей со дружинею,
Пришел во братшину[1] в Никол(ь)шину:
«Не малу мы тебе сып[2] платим:
100 За всякова брата по пяти рублев!».
А за себе Василей дает пятьдесят рублев,
А и тот-та староста церковной
 Принимал их во братшину в Никол(ь)шину,
А и зачали оне тут канун варен пить,
105 А и те-та пива ячныя.
Молоды Василей сын Буслаевич
 Бросился на царев кабак
 Со своею дружиною хорабраю,
Напилися оне тут зелена вина
110 И пришли во братшину в Никол(ь)шину.
А и будет день ко вечеру,
От малова до старова
 Начали уж ребята боротися,
А в ином кругу в кулаки битися;
115 От тое борьбы от ребячия,
От тово бою от кулачнова
Началася драка великая.
Молоды Василей стал драку разнимать,
А иной дурак зашел с носка,
120 Ево по уху оплел,
А и тут Василей закричал громким голосом:
«Гой еси ты, Костя Новоторженин
 И Лука, Моисей, дети боярския,
Уже Ваську меня бьют!».
125 Поскокали удалы добры молодцы,
Скоро оне улицу очистели,
Прибили уже много до́ смерти,
Вдвое-втрое перековеркали,
Руки, ноги переламали, —
130 Кричат-ревут мужики посадския.
Говорит тут Василей Буслаевич:
«Гой еси вы, мужики новогородския,
Бьюсь с вами о велик заклад:
Напущаюсь я на весь Нов-город битися-дратися
135 Со всею дружиною хоробраю —
Тако вы мене с дружиною побьете Новым-городом,
Буду вам платить дани-выходы по смерть свою,
На всякой год по́ три тысячи;
А буде же я вас побью и вы мне покоритися,
140 То вам платить мне такову же дань!».
И в том-та договору руки оне подписали.
Началась у них драка-бой великая,
А и мужики новгородския
 И все купцы богатыя,
145 Все оне вместе сходилися,
На млада Васютку напущалися,
И дерутся оне день до вечера.
Молоды Василей сын Буслаевич
 Со своею дружиною хороброю
150 Прибили оне во Наве́-граде́,
Прибили уже много до́ смерте.
А и мужики новгородские догадалися,
Пошли оне с дорогими подарки
 К матерой вдове Амелфе Тимофевне:
155 «Матера вдова Амелфа Тимофевна!
Прими у нас дороги подарочки,
Уйми свое чадо милоя
 Василья Буславича!».
Матера вдова Амелфа Тимофевна
160 Принимала у них дороги подарочки,
Посылала девушку-чернавушку[3]
 По тово Василья Буслаева.
Прибежала девушка-чернавушка,
Сохватала Ваську во белы́ руки́,
165 Потащила к матушке родимыя.
Притащила Ваську на широкой двор,
А и та старуха неразмышлена
 Посадила в погребы глубокия
 Молода Василья Буслаева,
170 Затворяла дверьми железными,
Запирала замки булатными.
А ево дружина хоробрая
 Со темя́ мужики новгородскими
 Дерутся-бьются день до вечера.
175 А и та-та девушка-чернавушка
 На Вольх-реку ходила по воду,
А [в]змолятся ей тут добры молодцы:
«Гой еси ты, девушка-чернавушка!
Не подай нас у дела у ратнова,
180 У тово часу смертнова!».
И тут девушка-чернавушка
 Бросала она ведро кленовоя,
Брала коромысла кипарисова,
Коромыслом тем стала она помахивати
185 По тем мужикам новогородскием,
Прибила уж много до́ смерте.
И тут девка запыша́лася,
Побежала ко Василью Буслаеву,
Срывала замки булатныя,
190 Отворяла двери железные:
«А и спишь ли, Василей, или так лежишь?
Твою дружину хоробраю
 Мужики новогородския
 Всех прибили-переранили,
195 Булавами буйны головы пробиваны».
Ото сна Василей пробужается,
Он выскочил на широкой двор,
Не попала палица железная,
Что попала ему ось тележная,
200 Побежал Василей по Нову-городу,
По тем по широким улицам.
Стоит тут старец-пилигримишша,
На могучих плечах держит колокол,
А весом тот колокол во триста пуд,
205 Кричит тот старец-пилигримишша:
«А стой ты, Васька, не попорхивай,
Молоды глуздырь, не полетывай!
Из Волхова воды не выпити,
Во Нове́-граде людей не выбити;
210 Есть молодцов сопротив тебе,
Стоим мы, молодцы, не хвастаем!».
Говорил Василей таково слово:
«А и гой еси, старец-пилигримишша,
А и бился я о велик заклад
215 Со мужики новгородскими,
Апричь почес(т)нова мона́стыря,
Опричь тебе, старца-пилигримишша,
Во задор войду — тебе убью!».
Ударил он старца во колокол
220 А и той-та осью тележную, —
Начается старец, не шевелнится,
Заглянул он, Василей, старца под колоколом —
А и во лбе глаз уж веку нету.
Пошел Василей по Волх-реке,
225 А идет Василей по Волх-реке,
По тои Волховой по улице,
Завидели добрыя молодцы,
А ево дружина хоробрая
Молода Василья Буслаева:
230 У ясных соколов крылья отросли,
У их-та, молодцов, думушки прибыло.
Молоды Василей Буслаевич
 Пришел-та молодцам на выручку.
Со темя́ мужики новогородскими
235 Он дерется-бьется день до вечера,
А уж мужики покорилися,
Покорилися и помирилися,
Понесли оне записи крепкия[4]
 К матерой вдове Амелфе Тимофевне,
240 Насыпали чашу чистова се́ребра,
А другую чашу краснова зо́лота,
Пришли ко двору дворянскому,
Бьют челом-поклоняются:
«А сударыня матушка!
245 Принимай ты дороги подарочки,
А уйми свое чадо милая,
Молода Василья со дружиною!
А и рады мы платить
 На всякой год по три тысячи,
250 На всякой год будем тебе носить
 С хлебников по хлебику,
С калачников по калачику,
С молодиц повенешное[5],
С девиц повалешное[6],
255 Со всех людей со ремесленых,
Опричь попов и дьяконов».
Втапоры матера вдова Амелфа Тимофевна
 Посылала девушка-чернавушка
 Привести Василья со дружиною.
260 Пошла та девушка-чернавушка,
Бежавши-та девка запыша́лася,
Нельзя пройти девки по улице:
Что полтеи́[7] по улице валяются
 Тех мужиков новогородскиех.
265 Прибежала девушка-чернавушка,
Сохватала Василья за белы руки,
А стала ему россказавати:
«Мужики пришли новогородския,
Принесли оне дороги подарочки,
270 И принесли записи заручныя
 Ко твоей сударыне матушке,
К матерой вдове Амелфе Тимофевне».
Повела девка Василья со дружиною
 На тот на широкий двор,
275 Привела-та их к зелену вину,
А сели оне, молодцы, во единой круг,
Выпили ведь по чарочке зелена вина
 Со тово урасу[8] молодецкова
 От мужиков новгородских.
280 Скричат тут робята зычным голосом:
«У мота и у пьяницы,
У млада Васютки Буславича,
Не упита, не уедено,
В кра́сне хо́рошо не ухо́жено,
285 А цветнова платья не уно́шено,
А увечье на век зале́зено!».
И повел их Василей обедати
 К матерой вдове Амелфе Тимофеевне.
Втапоры мужики новогородския
290 Приносили Василью подарочки
 Вдруг сто тысячей,
И затем у них мирова́ пошла́,
А и мужики новогородския
 Покорилися и сами поклонилися.

Примечания

  • Оригинальное название былины — «Василья Буслаева».
  1. Братчина — складчина, ссыпчина; праздник на общий счёт.
  2. Сыпь (сып) — доля в складчине.
  3. Чернавкаустар. служанка в барском доме (обычно выполняющая чёрную, черновую работу). (прим. редактора Викитеки)
  4. Записи — договор об условиях боя и о принятых ставках, заключённый между новгородцами и Василием Буслаевым. Принося эти записи, новгородцы тем самым признают своё поражение.
  5. Повенечное — плата, сбор за венчание.
  6. Повалечное (повалешное) — сбор (с валька) за мытьё белья на плоту.
  7. Полть (мн. ч. полтеи) — половина туши, разрубленной вдоль.
  8. Урас — поражение.