Историко-географический словарь Саратовской губернии. Южные уезды: Камышинский и Царицынский

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Историко-географический словарь Саратовской губернии : Южные уезды: Камышинский и Царицынский
автор Александр Минх
Опубл.: 1898-1902.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Сведения[править]

Текст книги неполный, отсутствует большинство статей

Автор: Минх, Александр Николаевич (1833 — 1912) — российский историк, краевед, этнограф, археолог, член Императорского Российского географического общества.

Издание: Выпущена в 1898-1902 годах в Саратове и Аткарске. Одна из основных работ Александра Николаевича. В алфавитном порядке даны словарные статьи о населенных пунктах; реках, дорогах, местных дворянских родах уездов Камышинского и Царицынского Саратовской губернии. Это одно из самых подробных описаний северной части современной Волгоградской области рубежа 19-20 веков. Книга переиздана в 2011 году в Волгограде.

Аннотация[править]

От автора.

Мне часто ставят вопрос: почему я начал "Словарь Саратовской губернии" с уездов Камышинского и Царицынского, а не с Саратова и Саратовского уезда?

Поводов к этому было много, но укажу на главные: полные описания города Саратова, его губернии, Волги и Рязанско-Уральской железной дороги, в её пределах, считаю для себя одного совершенно непосильными и требующими дружного участия специалистов саратовцев, иначе явился бы громадный пробел в 1-м же томе.

Можно было бы начать с севера, т.е. с Хвалынского уезда, и затем идти последовательно книзу, но я предпочел обратное - начать с юга и идти вверх, к чему меня побудило следующее: исстари движение азиатских народов шло с востока на запад, захватывая именно южную часть Камышинского и Царицынского уездов. По этой местности пролегали дороги, по которым в старину "хаживали ардобазарные станицы" на Москву и Саратов из Астрахани. Здесь существовала известная переволока, по которой татарские орды совершали, несколько столетий подряд, свой путь с левого берега Волги на русские пределы; этим же путем, но с запада на восток, переходили воровские люди (как Стенька Разин и другие) на Волгу, грабя по ней вверх и вниз встречные караваны судов.*) Здесь же явился первый сторож южного Поволжья - городок Царицын. В Царицынском уезде царь Петр поставил вал с укреплениями, служивший до Екатерины II, основательницы Саратовской губернии, оплотом юго-восточной границы нашего края между Доном и Волгой. История Волжского казачества, образовавшегося с 1730 годов в станицах нынешних Камышинского и Царицынского уездов, постоянные сношения Саратова с Царицынскими воеводами и затем комендантами имеют существенное значение как для города Саратова, так и для его уезда. Наконец, Царицын и его южная окраина с давних пор служит и по сие время сторожем от чумы и холеры, проникающих вверх от Астрахани и Каспийского моря.

Вот главные причины почему первый том начат мною именно с этой окраины, а не с севера или средины.

Выпуск 1. Лит. А. — Г.[править]

Грязнуха[править]

Грязнуха - село Камышинского уезда, Верхне-Добрнаской волости, расположено на небольшой речке Грязнуха, впадающей в р. Иловлю с правой стороны. Когда заселена Грязнуха — неизвестно, но из архивных документов видно, что в 1765 г. существовало уже сельцо Дмитриевское, Грязнуха тож, и что здесь в этом году освящена деревянная церковь, по благословению пре-освященного Астраханского Илариона. По сведениям священника Н. Кузне-цова (1895 г.) церковь это сгорала и вместо неё была построена вновь дере-вянная же церковь, освященная в 1841 году, затем исправленная на средства помещика г. Готовицкого и вновь освященная в 1855 г.; эта вторая церковь была очень ветхая и в недавнее время продана под церковноприходскую школу в с. Верхнюю Добринку, а вместо неё в 1886 году построена прихожа-нами новая деревянная Дмитриевская церковь, освященная 12 ноября 1888 года, престол в настоящей один во имя великомученика Дмитрия Солунского, в честь которого были сооружены предшествовавшие две церкви. При на-стоящем храме имеется часовня, выстроенная на том самом месте, где нахо-дился престол прежней церкви. Причт состоит из священника и псаломщика, а приход из с. Грязнухи и дер. Макаровки.

По списку населен. мест центр. статис. комит., изд. 1862 г владельче-ское село Грязнуха лежит при pечке - Грязнухе, в 80 верстах от г. Камышина, а в нем показано: 224 двора, 899 д. м. п., 975 женск, всего 1874 д. об. пола; церковь православная – 1.

При освобождении крестьян устроена была особая волость Грязнухин-ская, состоявшая из с. Грязнухи и дер. Макаровки; волость эта внесена, в 1886 г., и в Сборник Сар. Губ. Земства т. XI, но около 1890 года Грязнухинская волость упразднена и селения Грязнуха и Макаровка причислены к Верхне-Добринской волости как значится в свед. Губерн. стат. комитета за 1891 год. В селе 2 школы: сельская, основанная в 1867 и обращенная в земскую с 1885 г. В ней в 1886 г. обучалось 32 мальчика и 16 девочек, а в 1895 г. 37 мальчиков и 4 девочки, школа грамотности существующая в 1887 г., в ко-торой в 1895 г. обучалась 24 мальчика и 3 девочки. В с. Грязнухе земская станция и при ней 4 лошади. До г. Саратова считается 120 верст, г. Камышина — 80, до пристани на Волге Нижней Банновки - 30, до станции Неткачева Тамбовско-Камышинской железной дороги — 27, волостного села Верхней Добринки — 12, колонии Грязноватки — 5, дер. Макаровки — 7, женского монастыря — 4, усадьбы Готовицкого — 4, Тетеревятки — 12 и колонии Ка-менки - 12 верст. — Через село проходит большая дорога с пристани Нижней Банновки в с.Рудню. Село прежде принадлежало одному помещику Готовицкому, затем к освобождению крестьян от крепостной зависимости (1861 г.) образовалось 2 сельских общества по именам своих помещиков: Бурковой и Шомпулевой; крестьяне великороссы, православные и старообрядцы.

Крестьяне Бурковского общества собственники; время их поселения неизвестно. По 10 ревизии (1858 т.) в селе считалось вообще 218 домохозяев, 897 д. м. п. и 945 женского. По земской переписи 1886 г. в Бурковском обще-стве было 299 домохоз., 809 д. м. п., 858 женск., всего 1667 д. об. пола, кроме того 5 семей постоянно отсутствующих и 1 семья в 5 д. об. п. постороннего населения; грамотных считалось 88 мужчин; жилых изб в этом обществе считалось 299, из них 8 каменных, 284 деревянных и 7 мазанок, крытых тесом 63, соломою — 233, землей - 3; в 1885 г. здесь был пожар, от которого сгорело 120 дворов и Mиpcкой хлебный амбар. Промышленных заведений 3, кабак 1, лавка мелочная 1. У крестьян: плугов 136, сох 259, веялокъ 2, моло-тилок 25; лошадей 706, волов 76, коров 354, гулевых 172, телят 151, овец 1716, свиней 209, коз 61; пчельников 2, в 6 колод пчел. Всех платежей и по-винностей с Бурковского общества в 1885 г. причиталось 2434 рубля. В Шомпулевском обществе по переписи 1886 г.: 52 домохоз., 170 д. м. п., 152 женск., всего 322 д. об. пола; кроме того 26 семей постоянно отсутст-вующих; грамотных считалось 36 мужчин. Жилых изб 50, из них каменных 4, деревянных 45, мазанок 1; крытых тесом 19, соломою 31; промышленных за-ведений 2, кабак 1, мелочн. лавка 1. У крестьян: плугов 16, сох 58, веялка 1; лошадей 137, волов 17, коров 63; гулевых 30, телят 31, овец 176, свиней 63, коз 37; пчельник 1 в 3 колоды пчел. Bcех платежей и повинностей с Шомпу-левского общества в 1885 г. причиталось 1409 рублей. По сведениям губерн. стат. комитета за 1891 г. село Грязнуха показана Верхне-Добринской волости, состоящим из 2-х обществ: в Бурковском счи-талось 327 дворов, 917 д. м. п., 1008 женск., в Шомпулевском 58 дворов, 200 д. м. п., 215 женск.; всего въ селе 2340 д. об. пола.

По списку населенных мест Сарат. Губ. Зем. Управы 1894 г. в с. Гряз-нухе было 381 двор, в числе их 7 общественных строений: сельское управле-ние, земская школа, школа грамотности, 2 церковно-служительских двора, 1 церковь св. Дмитрия Солунского и сторожка при церкви. Кроме того 2 двора Камышинских мещан на общественной земле и 1 двор Грязнушинской жен-ской общины (монастыря) на своей собственной земле.

Крестьянские cтpoeния расположены в одну большую улицу и не-сколько больших, по речке Грязнухе; они деревянные, большею частью кры-ты соломою, около l/3 —деревом, 1 изба — железом; 2 дома каменных. Цер-ковь деревянная, крыта железом. К речке Грязнухе несколько удобных съез-дов и на ней 1 плотина; колодцев в селе 120. Население в 1894 г. состоит из 1180 д. м. п., 1193 женск., всего 2373 д. об. пола крестьян великороссов, бывших помещичьих, составляющих 2 общества: Грязнухинско-Бурковское и Грязнухинско-Шомпулевское. Кроме того в селе 2 семьи духовенства и 2 сем. мещан. По свед. священника Н. Кузнецова 1895 г. в селе Грязнухе считается 238 душ об. п. раскольников австрийской секты, остальные православные; земли при церкви — усадебной 1 десятина и пахотной 60 десятин казен. меры, в одном месте; хозяйство на ней трехпольное. По сведениям Верхне-Добринского волостн. правления 1894 г. всей земли у крестьян обоих обществ: напольной — 634 дес. удобной и приобре-тенной на правах частной собственности 1578 десят., а всего 2212 десятин. По свед. Сарат. Губ. Земск. Управы 1886 г. Бурковское общество владеет 895,3 десят. удобной земли (в том числе пашни 460 десятин) и неудобной 54,6 десятин, всего около 950 десятинами, выкупленными у помещицы без содействия правительства, и кроме того, купленной в 1872 г. у г. Шомпуле-вой, 323 десят. удобной и неудобной земли товариществом 121 домохозяев за 9659 рублей. Шомпулевское общество получило от помещицы на выкуп большой надел, в 634 1/2 десят. удобной (в том числе пашни 511 десятин) и неудобной 94/5 десятины, всего 6443/10 десятин. Крестьяне, бывшие г-жи Бурковой, до воли (1861 г.) были на оброке и платили по 60 руб. ассигнацией (около 17 руб. 15 коп. на серебро) с тягла, пользуясь всем участком до 5000 десятин; после освобождения l 1/2 года бы-ли на оброке, а затем вышли на выкуп и без содействия правительства выку-пили весь свой надел в 895 десят. удобной земли в течение 5 лет, платя еже-годно по 15 рублей с души. Надел в одном участке; поверхность пашни до-вольно ровная; есть 2—3 оврага. Почва: 1/2 всего надела — суглинистый чернозем, подпочва красная глина; в остальной части надела почва камени-стая и солонцеватая (поровну). Пашня нарезана на «двойники» — (две соро-ковые десятины) — 80х80 сажень и делится по ревизским муж. душам. Поко-сы расположены по лесу и в бараках. Надельный лес в 3—5 местах: дуб и осинник. Топят исстари кизяками. Сады заведены исстари, по бараку около р. Грязнухи, но теперь переводятся, хотя грунт удобный, но воды мало. Обще-ственных запашек нет, и никогда не было. Пашня в одном поле, которое 2 года засевается, а на третий остается под паром; ее не унаваживают. Пашут исстари немецкими трехконными плугами. Сеют из хлебов больше всего ржи, а затем пшеницы и овса; горох сеют только «на пропитание», проса же совсем мало, так как оно плохо родится; прежде, когда занимались извозом, овса сеяли больше нежели пшеницы; овес, пшеницу и горох. Сеют под плуг с бороною. Хлеб возят продавать в село Банное за 25 верст от села, и отчасти в Камышин. Пастбища снимают у соседнего владельца. Пахотную землю сни-мали в 1886 г. в соседних экономиях по 8 рублей за десятину и у соседних немцев колонии Гнилушки за наличные деньги по 3—6 рублей за десятину. Покосную — больше на деньги, но иногда исподу и из 1/3 части. В 1872 г. 121 товарищ купили у г-жи Шомпулевой, в 3 верстах от села, «Лопатинский» участок в 323 десят. удобн. и неудобн. земли, в том числе мелкого леса — дуб, береза, осина и клен, до 15 летнего возраста, 126 десятин. Почва во всей купленной земле суглинистая, каменистая, а в пашне до 40 десятин солонцов; подпочва —красная и синяя глина. По земской переписи 1886 г. в этом обще-стве было: 2 кузнеца, 1 валяльщик, 1 мельник, 2 овчинника, 1 пильщик, 2 плотника, 5 портных, 3 сапожника, 2 торговца; было человек 6 местных ни-щих, но нищими но селу «больше все немцы ходят». В июне до 200 человек, больше мужчин, уходят на месяц за Волгу к казакам работать артелями от 2 до 5 человек. Крестьяне собственники, бывшие г-жи Шомпулевой, до осво-бождения были оброчными и платили по 60 руб. ассиг. с тягла; через 3 года после воли вышли на выкуп. 2 души перечислились в Царицын в мещане; в 1884 г. один перешел в Тобольскую губернию. Пашня тянется на юг версты на 4; поверхность надела бугроватая с каменистыми местами. Среди надела болото занимает около 6 десятин; до 2/3 надела — песчаной почвы, около 30 десятин — суглинку и до 100 десятин каменистой почвы; подпочва - красная глина и камень. Пашню, со времени освобождения, делят на ревизс. муж. души; в 1884 г. таких душ осталось 110, так как 20 душ умерло, 4 души со-сланы по общественному приговору, 4 заключены в арестантские роты и 4 — выписались в мещане в Тобольскую губернию. Пашня нарезана на клетки, окруженные межниками, в б. казенн. десятин каждая (по 2400 квадр. саж.). Покос по кустарнику. В поле, в разных местах есть до 50 десятин мелколесья (дуба и березы); ежегодно его по-немногу выводят: частью скотина забивает, частью «задевают» при пашне соседних полей, а затем ежегодно вырубают деревья, которые покрупнее. У этого общества свой запасный хлебный мага-зин. Хлеба сеют: больше ржи, затем пшеницы, овса меньше; некоторые сеют изредка ячмень, но он плохо родится; гороха сеют тоже мало. Пашню не уна-важивают. Для пастьбы скота довольствуются своими полями. Выгона до 50 десятин на юг от селения. Обществом земли никогда не арендовали. В разноту снимают у тех же владельцев и на тех же условиях, как крестьяне Бурков-ского общества. По земской переписи 1886 г. в обществе было: 3 извозчика, 2 сапожника и 8 человек имевших другие заработки. (Архивные документы; свед. священника Н. Кузнецова 1895 г.; Сборник Сарат. Губ. Земства, т. XI, 1891 г.; свед. губ. стат. ком. за 1891 год; список населен. мест Сарат. Губ. Земской Управы 1894 г.; карты воен. топогр. генер. штаба и земская Камы-шинск. уезда 1894 года). По сведениям 1898 г., село Грязнуха лежит в кругу немецких селений, занимающихся преимущественно выделкой сарпинки; фабрикант сарпинки из колонии Карамышевки Ленц привез сюда в декабре 1897 г. несколько немцев для обучения жителей тканью сарпинки и с января 1898 г. здесь стали работать 8 станьев.

Готовицкого Михаила Викторовича (дворянина) усадьба Камышинского уезда, Верхне-Добринской волости, в 4 верстах к юго-западу от села Грязнухи, подле него господский хутор, носивший прежде название Чанный, ныне не употребительное. Усадьба, по указанию волостного правления, основана в 1869 году. Усадьба и хутор расположены на извершии речки Добринки, на которой устроен пруд и имеются здесь 4 родника. В 1 версте, на восток от господской усадьбы, находится монастыр Грязнушинской женской общины. В 1894 г. в усадьбе и хуторе имелось 7 жилых домов; помещичьи строения деревянные, 1 дом обложен кирпичем; 3 здания покрыты железом, 4 — деревом. Во владении гг. Готовицких здесь около 4000 десятин земли. Усадьба отстоит от волостного села Верхней Добринки в 7 верстах, с. Тетеревятки — 8; от г. Саратова—124 версты, гор. Камышина —84, пристани на Волге Нижней-Банновки — 29 и от станции Неткачево Тамбово-Камышинской железной дороги 20 верст.

(Список населенных мест Саратовской гy6. земской управы 1894 года; воен. топогр. карта генер. штаба и земская карта Камышинскаго уезда 1894 г.).

Выпуск 2. Лит. Д.[править]

Дубовка[править]

Дубовка, посад Царицынского уезда, лежит под 49°3'сев. широты и 14°30' восточ. долготы от Пулкова, по военно-топогр. карте генерального штаба (под 62°30' мерид. ос. Ферро). Посад расположен на плоской возвышенности правого (нагорного) берега реки Волги, при сухопутном волоке между Волгою и Доном (у Качалинской станицы), в 1048 верстах от Москвы, 1716 вер. от С.-Петербурга, 351 вер. водою и 317 почтовым Астраханским трактом от г. Саратова, в 132 вер. ниже г. Камышина и 52 вер. выше г. Царицына. Пространство, занятое под строениями посада, составляет площадь в 426 десятин 2200 сажень; длина его по берегу Волги, частью изрезанному впадающими в нее оврагами (в том числе речкой Дубовкой), 1510 сажень. Местоположение довольно красивое; на берегу около пристани растут тополя и тут же на крутом возвышении налеплены лачуги: в самом же посаде много каменных зданий. Название свое Дубовка получила от дубового леса, росшего на месте ее нынешнего расположения. По списку населенных мест центральн. статист. Комитета, изд. l862 г., название Дубовки произведено не от дубового леса, а от "Дуб" — название особого рода лодок.

Посад делится на две неравные части речкою Дубовкою, через которую, лет 7 тому назад (в начале 1890-х годов), на средства местного купца С. Е. Козлова, сооружен большой деревянный мост (см. на плане — А.), стоивший около 15000 р., пожертвованных Козловым посадскому обществу. Строения в Дубовке довольно хорошие; лишь за речкой Дубовкой, во 2-й части посада, где расположены по берегу кожевенные заводы, встречаются старые, местами покосившиеся постройки и разные отброски. Посадские улицы расположены правильно: они, за незначительным исключением, все прямые. Главною улицей считается — Московская, начинающаяся, как и все параллельные с нею, от берега Волги и кончается на самом выгоне; другие пересекают их под прямым углом. В 1-й части, по левой стороне речки Дубовки, находятся площади: Линейская (№ 1), Базарная (2), близ Волги — Соборная (3), Мартыновская (4) и Кладбищенская (5), последняя лежит в северо-восточном углу, на окраине посада, близ берега Волги. В числе улиц, идущих от р. Дубовки: Степная, Воронежская, Горная, Овражная, Немецкая, Базарная, Училищная, Управская, Царицынская и продолжение ее за садами - Солдатская, Верхне-Покровская, Нижне-Покровская, Визгаловская, Верхне-Соборная и Нижне-Соборная; их пересекают улицы: Безымянная, Колесниковская, Орловская, Хохлацкая, Московская Воскресенская, Садовая, Владимирский переулок, Калмыцкий взвоз, Рахинская и другие. Во 2-й части за речкой Дубовкой: площадь — Троицкая (6), улицы — Варшавская, Пекулинская, Крючковский переулок и другие. Церквей в посаде — 5: Успенская соборная (3), Воскресенская (2) — на базарной площади, Троицкая (6) за р. Дубовкой, Кладбищенская (5), Покровская и Вознесенская — при женском монастыре (Прилагаемый план посада Дубовки передан нам в дар А. А. Зимнюковым и начерчен учителем Ф. Шишкиным 7 августа 1898 г. Уменьшен на 2/3).

Через посад проходит большая почтовая дорога из г. Саратова в Астрахань; сообщение Дубовки с лежащей против нее на левом берегу Волги слободой Рахиной, Царевского уезда, Астраханской губ., производится через реку посредством парохода, принадлежащего обществу Ахтубинского пароходства. От Дубовки до Качалинской станицы Войска Донского, на протяжении 60 верст, исстари существует торговая сухопутная дорога, соединяющая Волгу с Доном; она пролегает степной местностью, через возвышенный водораздел, от 425—399 футов над уровнем Черного моря, отделяющий обе реки.

Удобной и неудобной градской земли при посаде считается 12,843 десят. 1400 саж. (свед. бывшего полицеймейстера Дубовки В. А. Брещинского), большею частью каменистой, из которой более 3000 десятин сдается ежегодно обществом под посев хлебов. Северная часть этих земель тянется по правому берегу Волги, от границы крестьян села Песковатки, на протяжении 2500 сажень (5 верст); к югу она граничит землями казаков станицы Пичужной, а к западу она доходит до границы области Войска Донского; на этом наделе имеются хутора Дубовчан. По межевым книгам (сведения, доставленные А. А. Зимнюковым в 1898 г.) посадскому обществу принадлежит удобной земли 5539 дес. 488 квадр. саж. и неудобной 7304 дес. 95 квадр. саж., в том числе: под поселением посада — 428 десят. 1233 квадр. саж., под женским монастырем, отстоящим от посада в 1/2 версте, 115 десят., под промышленными заведениями и садами — 464 десят. 404 квадр. саж., под пашнею — 6002 десят. 84 квадр. саж., под выгоном — 150 десят., сенокосами 613 дес., 2345 квадр. саж., кустарником и лиственным дровяным лесом — 336 дес., 1210 квадр. саж.; выгонная посадская земля разделена на 6 полей, отдается в краткосрочную аренду под посев хлебов по 3-х польной системе и считается главною доходною статьею, дающею ежегодно посадскому обществу до 10,000 руб.

Местность, занимаемая нынешней Дубовкой, и в обе стороны от нее, по берегу Волги, была покрыта в старину на значительное пространство дубовым лесом, отчего это поселение получило свое название. Как говорит местное предание, леса эти были так густы и велики, что "не видать было в них свету Божьего", но теперь от них не осталось почти и следа, от хищнической вырубки. Эти леса служили в стародавние времена, еще до поселения здесь казаков, притоном всякого люда, беглых от помещиков из внутренннх местностей России и раскольников. Есть предание, что еще до 1732 г. Дубовка называлась городком и что до появления Волжского казачьего войска берега Волги охранялись солдатами, помещенными в небольшом укреплении, стоявшем на месте нынешней Дубовки, но когда, при нападении киргизов и туркмен на бывший городок Дубовку, три батальона были вырезаны, то Донской казачий атаман Макар Никитич Персидский просил позволения у Государыни Анны Иоанновны поселиться с своими казаками на Волгу, для охранения ее берегов, на выгодных для казаков условиях, на что получил не только разрешение, но и монаршую благодарность. И в 1734 году являются новые поселенцы в городке Дубовке из Донских казаков, на том месте, где, как сказано в указе, "прежде бывала Дубовка". (И. Соколов. Сарат. Губерн. Ведомости, 1891 г., № 39). Вообще историческое основание Дубовки относят к 1734 году, когда, вследствие распоряжения правительства, поручено было в 1732 г. Наумову устроить новые сторожевые линии по Волге, между Камышином и Царицыном, вследствие чего и было поселено здесь, в окружности, первоначально 1057 семей русских малороссов и донских казаков; с 1742 г. число казаков стало увеличиваться разными выходцами и пленными. Образованы были станицы: Балыклейская, Караваинская и Антиповская, с главным войсковым городом Дубовкою, куда назначен был особый войсковой атаман и новое казачье войско названо Волжским; ему даны были: печать, на которой изображены две сабли и рог, знамена из камки с гербом и положено особое довольствие. Волжскому казачьему войску отведены были земли по pеке Иловле, от владений Донских казаков до владений пригорода Дмитриевска (Камышина). Казаки судились в "кругах" и только о важнейших делах доносилось Военной Коллегии. Обязанностью их была служба в Саратове, Астрахани и по Волге, а также преследование Волжских разбойников. Войсковой город Дубовка разделялся на три станицы: Дубовскую, Среднюю и Волгскую.

Первым атаманом Волжского казачьего войска был Макар Никитич Персидский, получивший от Императрицы Елизаветы, в 1700 г., большой серебряный ковш с надписью: "Волжского войска старшине". Им начат в 1762 г. (по другим сказаниям — 1763—65 г.) постройкой Успенский храм (ныне собор), оконченный и освященный в 1796 г.; он сооружен попечением главного начальника казачьего войска, сына Макара Никитича, Андрея Макарова Персидского. В 1771 и 1772 гг., по станицам Волжского войска и в посаде Дубовке формировался Московский легион генерал-майора князя Прозоровского. Легионные офицеры разъезжали по станицам и хуторам, записывая в свои команды казаков охотников: сформированные отряды размещались по квартирам. Три набранные роты были расположены но реке Иловле, одна от другой верстах в 5-ти (близ нынешнего села Саламатина, Камышинского уезда).

Нападения заволжских киргизов на правый берег Волги были нередки: так, зимою 1773—74 года, пользуясь начавшейся в заволжье Пугачевской смутой, киргиз кайсаки, кочевавшие за Волгой (в нынешней Астраханской губернии, Царевского уезда), в числе 1500 человек перешли по льду Волги, в 30 верстах выше Дубовки, и напали на владения Волжского войска. Старшина казачьего войска депутат Терсков едва пробился сквозь эту орду, которая напала на форпосты, взяла некоторые из них, захватила пленных, угнала скот и лошадей; разорив эту местность, киргизы перебрались обратно по льду и ушли в степь.

Еще до Пугачева был привезен в Дубовку, схваченный на р. Иловле, самозванец, назвавшийся Императором Петром III, казак Богомолов, поступивший во вновь формировавшийся Московский легион, и сообщник его Долотин; оба они отправлены были в Царицын. Летом 1774 г., до прихода Пугачева, жил в Дубовке беглый сын дьячка из Переяславля Залесского Заметаев, нанимавшийся косить сено и на другия работы с прочими бездомными бурлаками, но затем, собрав здесь шайку из 5 человек и взяв лодку, поплыл по Волге на разбой. Перед самым приходом Пугачева, в Дубовке вспыхнуло волнение между рабочими и арестантами, поставленными для укрепления города. Вскоре нагрянул Пугачев; войсковой атаман старик Персидский бежал, Волжское казачье войско покорилось самозванцу, с депутатом (участвовавшим в Петербурге в известной коммиссии уложения) сотником Горским 18 августа 1774 г. Дубовка, с своим духовенством 1, встретил самозванца и Волжские казаки присягнули ему. Существует предание, что Пугачев был в Успенском храме и в доме Персидского. Летом, 15 июля 1775 г., был сильный пожар в Дубовке, сгорели: Успенская деревянная церковь с богатой утварью и 172 двора со всем имуществом. Летом же 1775 г. около Дубовки примечена была небольшая разбойничья партия; против нее выслан был из Царицына отряд регулярного войска, а из Дубовки — казаки; шайка была разбита и разогнана, 5 человек взяты в плен и отосланы в Астрахань. 25 сентября 1775 г. войсковой старшина Волжского казачьего войска Андрей Персидский и квартирмейстер Филипп Криушин, часу в 3-м утра, заметили пробирающуюся вверх по Волге подозрительную лодку с неизвестными людьми, ее перехватили — это оказались 4 сообщника разбойничьего атамана Кулаги, самого же его узнал в тот же день в Дубовском кабаке "сказочный" Астраханской канцелярии Иванов; их всех заарестовали при Войсковой канцелярии и 9 октября отправили в гор. Царицын. Кулага (он же Константин Васильев Дудкин) разбойничал в Астрахани и нижней Волге. Когда Волжские казаки, заподозренные в сношениях с разбойниками, были переселены на Терек, то начальники Волжского войска, собственно той части, которая осталась не переселенною, выставляли правительству, как важную услугу их, то, что их старанием пойман "оный славный разбойник Кулага".

Устройство новой Моздокской линии на Кавказе, по р. Тереку и до Азова, для охраны нашей южной окраины, а также укрывательство Волжскими казаками разбойников и бродяг, измена правительству во время Пугачевщины и другие вины были причиной переселения Волжских казаков на р. Терек в 1777 г. и уничтожения в 1778 г. Волжского казачьего войска (см. Волжское казачье войско). Всех казаков, живших в поволжье между Камышином Царицыном, выселено на Каввказ 540 семейств (4640 душ). После ссылки казаков Дубовка опустела, в ней осталось лишь несколько семей, под названием "семейство", которое управлялось войсковым старшиною Савельевым, а с 1804 г., вместе с станицами Александровской и Пичужинской, причислены к Астраханскому казачьему войску. Вместо сосланных в 1878 г. Дубовка населилась малороссами и другими выходцами из соседних губерний, а также малоземельными экономическими крестьянами из разных краев, причем, отобранные в казну у переведенных казаков земли были отданы новым переселенцам в числе 2000 семей.

В марте 1780 г., по секретному распоряжению Дубовского начальства, Волжскими казаками (оставшимися от выселения на Кавказ) схвачены были на хуторе помещиков Персидских, на Иловле, Донской казак Максим Ханин, 2 малороссиянина и 2 женщины, из коих одна была молодая крестьянская девушка, и за караулом привезены в Дубовку. Они обвинялись в важном государственном преступлении. По снятии первых допросов, в самой Дубовке взято было еще одно подозрительное лицо, прикосновенное к делу; но как дело это было "великой государственной важности, то через 2 дня все 6 колодников отправлены на суд в Царицын, и при этом Дубовское начальство извещало Царицынского коменданта, полковника Цыплетева, что по показанию одной из арестованных женщин, молодой девушки, Ханин называл себя "не пристойным ему именем": что прежде он находился в армии Пугачева и производил не малые грабежи, но от наказания спасся бегством; что зимой 1780 г. он с одним малороссиянином ездил за чем то по русским селам, а к нему потом, тоже неизвестно но каким делам, приезжал из далекого русского села священник. Все это добавляли, в извещении из Дубовки "крайне до сумнения доводить, что какия не есть неистовыя разглашения от них в русских местах не былил". В 1778 г. Шацкого уезда, села Хомутовки, экономический крестьянин Гаврил Прохоров, в числе прочих переселенцев, пришел с своим семейством в Дубовку, чтобы записаться в число ее обывателей, и, через несколько месяцев, отъезжая снова на родину, оставил в деревне Морце дочь свою, восемнадцатилетнюю девушку, в услужении у одного крестьянина. Вероятно, девушка была хороша собой, потому что обратила на себя внимание соседей. К хозяину молодой крестьянки приезжали иногда гости и знакомые из других деревень. В феврале 1780 года, в Морец (ныне село Аткарского уезда при р. Терсе) приехал один священник с сыном, а с ними два крестьянина из одного русского села и приглашали дочь Прохорова ехать куда то с ними — "к Петру Федоровичу", говоря, что "тебе жить будет не худо". Когда девушка отказывалась, ее взяли насильно и увезли. В это время отец ее возвратился в Дубовку и через несколко дней отправился за дочерью, но ее уже увезли из Морца; крестьянину у которого она находилась в услужении, сказал Прохорову, что за ней приезжали какие то люди и повезли на Медведицу. Прохоров поехал искать дочь, на пути он повстречался с людьми, которые взяли его дочь, уже не далеко от Медведицы, в березовской степи, у станицы этого имени, и стал спрашивать их, куда они девали его дочь. Священник сказал ему: "не плачь, мы отвезли ее в хорошее место, к большему боярину Петру Федоровичу"; причем — они обнадеживали его, что он не останется без вознаграждения и что сын его, отданный в солдаты, возвратится, но запрещали кому бы то ни было сказывать об этом. Девушку люди эти привезли из Морца на речку Иловлю, в хутор войскового атамана Волжского войска, Василия Персидского, и отдали какому то слесарю-ружейнику, отставному Донскому казаку Максиму Ханину и, переночевав у него, уехали. Этот Ханин был то самое лицо, которое называли "большим боярином Петром Федоровичем". На следующую ночь Ханин открылся девушке, что он не мужик и не казак, а Государь Император Петр III; он говорил, что весть о его смерти распущена ложно; что тот, кого называли Пегачевым, не казнен в Москве; что Император Петр III и Пугачев одно лицо, и это лицо — он, ко- торого ложно называют казаком Ханиным, ружейником. Самозванец, желая обольстить девушку, обещал взять ее замуж, сделать Государыней; но она долго не соглашалась быть Государыней, долго сопротивлялась, — однако, напрасно... Кроме священника с сыном и упомянутых крестьян, к самозванцу приезжали из разных мест неизвестные люди, и часто приходили малороссияне из соседней слободы Ольховки (Царицынского уезда), привозили ему хлеб и разные подарки, называли батюшкой, государем Петром Феодоровичем, и о чем-то с ним советовались. Ханин ездил но русским селениям; являлись к нему гости и сторонние посетители и живое участие принимали в его судьбе духовные особы, приезжавшие к самозванцу Бог-весть откуда. Но это продолжалось недолго. Первый донос на самозванца был сделан крестьянином Прохоровым, а молодая дочь его навела следователей на мысль, что готовится какой-то заговор. Не подозревая всего, что творилось в глуши степных хуторов, Дубовское начальство предварительно приказало взять от Ханина привезенную к нему девушку и, прежде возвращения к отцу, подвергло ее допросу в присутствии Волжского войскового старшины Савельева, управлявшего тогда Дубовкою, походного атамана и двух старшин. Здесь только после разоблачений девушки и ее отца, распорядились схватить всех, на кого показывали Прохоров и его дочь. 12 марта был допрос этих двух лиц, а 15 числа сам Ханин и его домочадцы, малороссияне Токарев и Любицкий, служившие у него работниками, и находившаяся в его доме женщина, тогда же арестованные, были уже допрашиваемы в Царицынской комендантской канцелярии. Привезен был и Прохоров с дочерью. Ханин был мужчина лет 50-ти; кроме нескольких ружей, в доме его не нашли ничего подозрительного; но из нового допроса, начатого с Прохорова, его дочери и прислуги Ханина, открылось много важных обстоятельств; все допрашиваемые уличали Ханина в самозванстве царским именем; из всех показаний было видно, что заговор начат не в доме Ханина, а где то на стороне. Но Ханин заперся во всем. Священник еще не был пойман; не были открыты и другие заговорщики. На суде перед комендантом Цыплетевым и другими присутствовавшими Ханин рассказал вкратце свою прежнюю жизнь: самозванец родился в войске Донском, в Михайловской станице, где и состоял на службе; около 1760-го года за воровство был наказан кнутом в Новохоперской крепости и отставлен от службы; жил потом в Березовской станице наемным работником; оттуда сошел в Дубовку, где кормился своими трудами и, наконец, поселился на Иловле в хуторе Персидского; он сознался, что привезенную к нему девушку "по усильству растлил", обовсем же прочем говорил, что никогда не называл себя государем, и его никто не называл "батюшкой". Но уличенный очными ставками, он сознался в своих намерениях. Дело происходило следующим образом: в 1778 г. он ездил зачем-то в Самару, где возобновил старое знакомство с одним уральским казаком Оружейниковым, вместе с которым они служили под знаменами Пугачева. Встреча произошла в Царевом кабаке. По выходе из питейного дома, Оружейников спросил Ханина: откуда он? тот отвечал, что из Дубовки и рассказал, что находился "у бывшего злодея Пугачева в толпе". Оружейников сказал ему: "Для чего ты называешь его Пугачевым, и партию его толпой? Он был не Пугачев, а действительно император Петр Федорович третий". "Каков он был собою?" спросил Ханин, хотя и находившийся под знаменами Пугачева, но, вероятно, не видавший в лице самозванца. Тогда Оружейников, взглянув на него, сказал: "Таков, как ты". Эти слова запали в душу Ханина и он решился на смелый поступок идти по следам Пугачева. Возвратившись из Самары, он начал приводить в исполнение задуманный план: сначала открылся немногим доверенным лицам, которые развезли тайну по соседним селам; потом сам лично ездил по селениям, таинственно и как бы против воли, открывая свое происхождение; еще до возвращения на Илавлу, он успел побывать во многих местах. Заговор был обнаружен в самом начале, и народ не успел заявить своего сочувствия самозванцу. После первого допроса в Царицыне преступников рассадили по разным местам, предварительно осмотрев, нет ли с ними ножей и другого оружия; самозванца скрыли в особой "каморке" при гаунтвахте, а Токарева, Любецкого, Пелагею Васильеву (женщина, служившая у Ханина) и Прохорова с дочерью задержали у Предтеченских ворот, где был рад тюрьмы. К ним никого не пускали и арестованные не могли никуда выходить. В то время было обыкновение посылать преступников в мир кормиться подаянием, потому что казенных денег, ассигнованных на содержание арестантов, отчасти было недостаточно, отчасти же эта сумма расходовалась по карманам чиновников, а иногда даже совершенно не ассигновывалась. Для сбора милостыни приковывали колодников к одной цепи или связывали канатом и водили по городу, как на сворах, — "на связках". Ханина и др. арестантов, разделявших его участь, не посылали не только за подаянием и на городские работы, но даже не позволяли выходить из камор на двор для естественной надобности. С Илавлы привезли еще двух соучастников Ханина, крестьян помещика Персидского, малороссиян Андрея и Кондратия Колесниковых, ""за наикрепчайшим караулом, в ножных кандалах и наручнях", которых взяли тайно, ""неприметным образом", как доносил Цыплетеву Волжский войсковой старшина. Колесниковых взяли в слободе Ольховке, где у них происходили совещания с самозванцем, и где Ханину представлено было еще одно лицо, приезжавшее издалека, малороссиянин Печерский, который мог разгласить о появлении мнимого царя у себя на родине. Кроме того, Цыплетеву прислали из Дубовки частное письмо, полученное от казаков Варламова и Заикина, которым они извещали, что у Ханина, на хуторе казака Гнусаря, была "непристойная гульба", клонившаяся, как подозревали, к "его зловредному замыслу", так как самозванец подарил Гнусарю 20 руб. денег и ружье — "флинту"; по тому времени это был царский подарок. Когда из допроса Колесниковых выяснились новые обстоятельства, то Ханина с соучастниками подвергли пытке. Под истязаниями допроса, в мучениях пытки, самозванец признался во всем: в Самаре уральский казак Оружейников приглашал его уйти в Сечь к запорожцам и побудить их к мятежу; причем Оружейников говорил, что все офицеры стоящего на Урале полка, кроме полковника и майора, все нижние чины и более 30 уральских казаков готовы поднять бунт, что там есть и запорожцы, которые обещали помощь своего войска. Они намеревались идти прямо на Москву и взять ее; оттуда идти в Петербург и тоже взять, расчитывая, что за ними пойдут и солдаты русской армии. В голове их бродила безумная мысль "взять ея императорское величество под свою власть и, сковав, посадить в заточение, а знатных всех особ истребить на смерть". Известие о появлении этого нового самозванца произвело страшную тревогу в официальном мире. Тогдашний Астраханский губернатору Иван Варооломеевич Якобиии2 прискакал в Царицын и нашел самозванца уже пойманным и скованным; за соучастниками его разосланы были тайные поиски. Якобий приказал подвергнуть всех пытке и, отъезжая в Саратов, везти всех, после пытки, за собою. 3-го апреля их пытали, а 8-го вывезли из Царицына по Саратовской дороге. Командиром отряда, сопровождавшая заговорщиков, назначен был капитан Зубов; конвой состоял из небольшой партии солдат с унтер-офицером и 12 казаков с старшиною; все были вооружены. Кроме того, из всех селений, через которые провозили арестантов, брали народ для сопровождения секретного поезда и для защищения его в случае опасности ("на целое себя и важных колодников сохранение" — как выразился Цыплетев). "Злуначальник", как называли самозванца Ханина, закован был в ножные кандалы и наручни: прочие 7 колодников, неисключая женщины и молодой девушки, — в ножные железа. Конвою строжайшим образом запрещено было останавливаться в степи, а ночные стоянки велено иметь непременно в жилых местах. Когда же конвой останавливался ночевать, арестантов вновь тщательно осматривали, а хозяев высылали вон из дома, чтобы они не знали, кого у них поместили. Ханину отводили особое помещение и Зубов был при нем неотходно. Никто не смел разговаривать с конвойными и имени Ханина не смели произносить сами конвойные. Самозванец прибыл в Саратов на окончательный суд; вслед за ним через неделю по той же дороге и с такими же предосторожностями, везли соумышленников Ханина, захваченных после; второй поезд состоял из 9 арестантов. Из архивных дел не видно (большая часть бумаг истреблена временем), что было с Ханиным по приезде в Саратов и с другими лицами: неизвестна также участь священника с сыном (после оказалось, что они были из села Вязовки), принимавших деятельное участие в заговоре. Запорожская Сечь была вскоре уничтожена. (""Самозванцы" Д. Л. Мордовцева, т. 1. 1867 года: по документам Царицынского архива).

Бывший город Дубовка обращен в 1798 г. в посад. В 1808 г. от Астрахани до Саратова была чума, а в 1830 году - первая холера в поволжье. Из записок К. И. Попова (""Саратовский край", 1893 г.) за 1835 год видно, что в то время в Дубовке жили и, приписавшиеся в мещане и купцы, несколько беглых крестьян графа Безбородко—Кушелева, по фальшивым отпускным. Кроме того в Дубовке было много сектантов: старообрядцев, беглопоповцев, безпоповского согласия, поморцев, нетовщины — совершенно неверующих ни во что, спасовщины — где исправлял все службы женский пол — граматницы, молокане (субботники и воскресники) и хлыстовщина; часто в одном семействе было по 3 и по 4 человека разных сект. По списку населенных мест Центр. статис. Комитета (изд. 1862 г.), в 1860 г. посад Дубовка, состоявший под управлением особого полицемейстера, показан на Астраханском почтовом тракте, при р. Болге в 49 верстах от г. Царицына, и в нем: 1127 дворов, 6281 д. мужск. пола., 6593 женск., всего 12,824 д. об. пола; церквей православных — 4, часовня — 1, училище, больница, почтовая станция, ярмарка, базар, пристань, фабрика — 1 и заводов — 25. В 1862 году (Волга Боголюбова) здесь было 3 каменных церкви, 174 каменных и 854 деревянных дома, 29 каменных и 54 деревян- инх лавок. По сведениям Сарат. губернск. статист. Комитета, в 1879 г., из числа 13,031 д. об. пола всех жителей посада Дубовки считалось 2509 д. об. пола раскольников разных сект, кроме тайных, которые наружно и показываются православными, но в тайне содержат лжеучение. В 1879 г. в посаде считалось лиц, занимавшихся рыбною ловлею - 120, добыто было в том году рыбы 10,200 пудов. По сведениям Царицынского исправника Гололобова, в 1890 году было здесь в посаде 5 церквей, в том чнсле 1 единоверческая и 1 кладбищенская. Верстах в 3 от посада Дубовки расположена Дубовская женская община: в ней в 1890 г. было 212 сестер, из них одна настоятельница-монахиня. Жителей считалось в Дубовке: в 1862 году — 6,027 д. мужск. пола, 6,411 женск., всего 12,438 д. об. пола; в 1884 году — 13,443 души об. пола; в в 1890 году — 7,279 д. мужск. пола, 7,886 женск.: всего 15,165 д. об. пола. Дубовская полпция состояла из 1 пристава, 2-х помощников и 25 нижних чинов; пожарная команда — из 18 человек, 6 — заливных труб и прочего пожарного инструмента. В посаде: мировой судья, судебный следователь 2-го следствепного участка, судебный пристав, становой пристав 2-го стана, нотариус, врач, аптека и больница. Заводы в Дубовке преимущественно салотопные, кожевенные, пивоваренные и горчичные, для носледних семя получается из окрестных селений и своих местных плантаций (Сведения 1890 года).

Бывший полициймейстер посада Дубовки (ныне Аткарский исправник) В. А. Брещинский, в описании своем 1897 г. говорит, что в посаде Дубовке находятся следующия учреждения: городское полицейское управление, полициймейстер, пристав и 2 его помощника (посад разделен на 2 части); посадская дума, состоящая из гласных и заведующая городским хозяйством; посадская Управа, состоящая из городского головы, 2-х членов и секретаря; мещанское общественное управление и мещанский староста; почтово-телеграфная контора; Сиротский суд; Общественный банк; камера городского судьи; камера судебного следователя 2-го участка Царицынского уезда; квартира земского начальника 2-го участка (с 1891 года); квартира нотариуса; квартира городского пристава; квартира пристава 2-то стана Царицыпского уезда; Дубовский комитет Общества Красного Креста и отдел Российского Общества спасания на водах. В посаде имеется 5 каменных церквей, в том числе одна единоверческая и одна кладбищенская церкви. В З-х версгах от посада, в районе Царицынской уездной полиции, расположен Дубовский женский монастырь, в котором 230 сестер под управлением игумении матери Виталии. Дружным содействием общины по сбору пожертвований, а также неусыпными трудами игумении Виталии, сооружен роскошный храм Вознесенья, стоющий болиее 100,000 рублей, который и освящен покойным преосвященным, епископом Саратовским и Царицынским Аврамием 19 сентября 1891 года. В посаде имеется 9 народных училищ, из них мужских — 4 (одно двухклассное), женских и церковно-приходских - 5 (одна лютеранская церковно-начальная школа), в коих (в 1897 г.): учащих - 23 и учащихся — 731, в том числе мужского пола 541 и женского 189 человек. Общественные богадельни - 2, из них в одной содержатся 16 человек: 4 мужчины и 12 женицин, на % с капитала 12 000 руб., внесенных частными лицами в государственный банк; вторая — устроена на капитал купца Матвея Титова Преснякова и открыта в 1891 году; Пресняко- вым также внесено в банк 9,000 рублей, на % с которого богадельня и существует: в ней призревается 3 мужчин и 5 женщин. Б Дубовке имеется земская больница, устроенная на 13 кроватей, и лечебница для приходящих больных, при которой врач и акушерка, содержимые на средства посада. Лекарства отпускаются безплатно. При земской больнице — врач, имеющий, независимо посада, еще участок в уезде, и фельдшер. При больнице разведен, стараниями и трудами земского врача Дынькова, небольшой, но тенистый садик, при этом с редкими экземплярами дерев. Другой садик, но больших размеров, устроен, но инициативе местной полиции, на Соборной площади, в коем посажено около 400 дерев, но к сожалению он склонен к погибели, так как общественное управление крайне скудно принимает участие в материальной его поддержке. Число жителей в посаде, по последней переписи 1897 года, определилось в 16,521 д. об. пола, большинство коих раскольники разных сект. Фабрик и заводов в Дубовке считалось в 1897 году: горчичных — 2; лесопильных паровых — 4; мыловаренных — 3; кирпичных - 2; алебастро-обжигательный — 1; кожевенных — 8; пивоваренный — 1; салотопный — 1; овчинных — 2; рогожных — 2; эфирный — 1; ветряных мельниц — 32; фотографий — 2. Кроме того имеются: винных складов — 1; трактиров — 17 и ренсковых погребов—2.

В Дубовке существуете, довольно значительная по оборотам, ежегодная Троицкая ярмарка, продолжающаяся с 10 мая но 10 июня, главная торговля которой — железо, медные и скобяные изделия и пеньковый товар. В 1891 и 92 годах, ежегодно привозилось товару на ярмарку на сумму около 700,000 рублей; главные предметы торга были: железо, изделия из него, медные и скобяные товары, льняные и пеньковые изделия, горянский товар. фарфор, стекло, кожи и прочее. Торговля производится преимущественно с судов; товар приводится большею частью из Ярославской, Нижегородской, Казанской, Симбирской и Саратовской губерний. Покупатели, кроме местных, — торговцы из Войска-Донского, с Кавказа, Ахтубы и других мест. Как на исключительную кустарную торговлю во время ярмарки, В. А. Брещинский указываете на чулочное производство: чулки шерстяные, длинные работаются женщинами в Царевском, Царицынском и частью Камыпшнском уездах, из обыкновенной шерсти, в течение всего года и привозятся в Дубовку на ярмарку; здесь они покупаются от 15 до 30 к. за пару, преимущественно армянами, которые носят их в зимнее время под чувяки, из Ростова, Одессы и Кавказа. В 1890 году куплено чулок на 90,000 рублей; за последние годы промысел этот начинаете падать и как самых чулков привозится, так и покупателей оных приезжает менее, но, во всяком случае, этот кустарный женский промысел заслуживает внимания по своим значительным оборотам. За последние годы торговля на ярмарке также начинаете сокращаться, но тем не менее продается товаров па сумму около 400,000 руб. Главная торговля преимущественно железом, которое привозится на судах и продается больше оптом, покупателями-же являются, кроме Дубовских купцов, приезжие торговцы из земли Войска-Донского, Харькова, Кавказа и Астраханской губернии.

По сведениям Саратовс. губернс. статис. Комитета (члена-секретаря Ф. С. Шиманского) за 1897 год, в посаде Дубовке было сословно-мещанских капиталов: к 1 января 1897 г., в наличных и % бумагах — 1942 руб. 87 коп., в ссудах — 947 руб. 72 коп., к 1 январю 1898 г. — наличных и % бумагах 2139 руб. и в ссудах — 751 руб. 59 коп. Государственная налога с городских недвижимых имуществ по посаду Дубовке приходилось на 1897 год — 3947 рублей. Городских доходов и расходов по посаду Дубовке считалось в 1897 г.: дохода — 50,457 руб. 63 коп., расходу 55,365 руб. 21 коп. и недоимок к 1 января 1898 г. — 19,629 руб. 39 копеек. В течении 1897 года произведено расходов на постройку и ремонте посадских зданий в сумме 9880 руб. 80 копеек. В посаде Дубовке было в 1897 г. заводов и фабрик: салотопенный — 1; мыловаренных — 3; кожевенных — 3; овчинных — 2; сыромятных — 5; кошомных — 12; пивомедоваренный — 1; маслобойный паровой — 1; маслобойный конный — 1; горчичных — 2; канато- прядильный — 1; ваточный — 1; мельниц водяных — 2; мельниц ветряных — 29; рогожных заведений - 2; чугунно-литейный завод — 1; химического производства кали — 1; кирпичный—1; известковый и алебастровый — 1; горшечный — 1; паромных лесопилен — 4 (с 110 рабочими и стоимостью производства в 135,000 рублей) и фотографий — 2. В посаде Дубовке считалось в 1897 году всех жителей: мужск. пола — 7693 души, женского — 8407, всего 16,1ОО человек об. пола; из них по сословиям: дворян потомственных — 6 д. м. п., 8 женск., личных - 13 м. п., 14 женск.; духовенства православного белого — 31 д. м. п., 36 женск., единоверческого белого - 1 м. п., 1 женского; почетных граждан потомственных — 3 м. п., 4 женск.; личных — 11 м. п., 10 женск.; купцов — 87 м. п., 98 женск.; мещан — 6338 м. п., 6640 женск.; цеховых — 6 м. п., 11 женск., крестьян — 576 м. п., 871 женск.; колонистов — 180 м. п., 200 женск.; казаков — 25 м. п., 32 женск.; отставных и отпускных нижних чинов, солдатских жен и детей — 405 м. п., 470 женск.; разночинцев — 3 м. п., 3 женск. и иностранных подданных — 8 м. п., 9 женского. По вероисповеданиям: православных - 6137 м. п., 6745 женск., единоверческого — 129 м. п., 127 женского; раскольников разных сект — 1236 м. п., 1331 женск.; лютеран - 180 м. п., 200 женск.; магометан — 5 м. п., 4 женск. и прочих нехристианских исповеданий — 6 д. м. пола. В 1897 г. в посаде было: браков — 143, законнорожденных— 419 м. п., 409 женск.; всего 828 д. об. пола, незаконнорожденных — 4 м. п., 4 женск.; всего 8 д. об. пола, всего же рождений 836 обоего пола; умерших — 268 м. п., 229 женск; всего 497 об. пола, следовательно прибыль населения + 339 д. об. пола. Умерших насильственным и случайным образом: самоубийц — 1 м. п., 1 женск.; найдено мертвое тело — 1 м. п., задавлены 2 женск. п., сгорело 1 м. п., замерз — 1 м. п., умерло от других случайностей — 3 м. пола. Ремесленников в посаде считалось: хлебников - 6 мастеров и 16 рабочих; булочников — 5 мастеров и 10 рабочих; мясников — 19 мастеров и 24 рабочих; кондитор — 1; пряничник — 3; крендельщиков — 5 мастеров и 11 рабочих; колбасников — 4 мастера и 4 рабочих; портных — 31 мастер, 39 рабочих и 30 учеников; сапожников и башмачников — мастеров - 113, рабочих — 99 и 51 ученик; модисток — 8 мастериц, 1 работница и 2 ученицы; картузников и шапошников - 6 мастеров; тулупников — 5 мастеров и 5 рабочих; плотников — 110 мастеров, 47 рабочих и 6 учеников; каменщиков и штукатуров — 11 мастеров, 23 рабочих и 9 учеников; столяров — 20 мастеров, 20 рабочих и 9 учеников; медников — 5 мастеров, 5 рабочих и 4 ученика; шорников — 10 мастеров, 4 работника и 3 ученика; каретников и тележников — 28 мастеров, 24 рабочих и 8 учеников. Всех молитвенных зданий в Дубовке было в 1897 г.: церквей каменных — 4, часовня каменная — 1, единоверческая церковь каменная — 1, раскольническая молельня деревянная — 1. Прочих зданий: каменных — 730, деревянных — 3010, всего — 3740; из них жилых: церковных и монастырских—каменных - 3, деревянных - 12; общественных—каменных - 7, деревянных - 6; частных: каменных - 519, деревянных - 2850; нежилых частных магазинов для склада товаров: каменных — 25; лавок: церковных каменных — 6, общественных каменных — 2, частных каменных — 158, деревянных — 137; полицейских будок — 5; в 1897 г. в посаде было пожаров - 4, из них 3 —от неосторожности и 1 — от прочих причин. Пожарных служителей считалось - 17, пожарных лошадей - 17: стоимость содержания пожарной части — 5649 р. 52 к.

По сведениям В. А. Брещинского, Дубовка обращаете на себя внимание разведением садов, под которыми находится общественной земли более 400 десятин. Все сады расположены исключительно по балкам, изобилующим родниками, из которых вода посредством желобов проводится во все стороны сада и таким образом поливка деревьев производится без особенных затрат. Садовладельцы с замечательной любовью ухаживают за деревьями и кладут много труда не только для поддержании порядка в садах, но и для дальнейшего развития и усовершенствования этой отрасли своего хозяйства. Главный сбыт яблок и вишни, которые поспевают здесь много ранее верховья Волги, идет вверх но Волге и в Астрахань. В последнее время некоторые садовладельцы стали с успехом разводить виноград, который в 1891, 1892, 1892 и 1896 годах был довольно хорошего качества в садах: Репникова, Кидалова, Вааг и Преснякова. Из садов, по ценности получаемого дохода и обширности, выдаются следующие: Дубовского женского монастыря, Минина, Кидалова, Татаркина, Репникова и Преснякова. Кроме этого Дубовка отличается бахчеводством — арбузами и дынями, которые по своему высокому качеству пользуются славою в верховых губерниях; даже в Москве и Петербурге "дубовский арбуз" и "дыня дубовка" имеют одинаковую ценность, как и Астраханские. Из сообщения А. А. Зимнюкова видно, что в посаде Дубовке развито цветоводство олеандров, которые продаются в большинстве на пароходных Пристанях. По плановым книгам в Дубовке 3124 дома и 148 плодовых садов, из последних вишня, яблоки и другие продукты отправляются в верхние приволжские рынки, большею же частью в Самару. М. И. Агеев доставил нам в 1898 г. следующие сведения о садоводстве в Дубовке, записанные им со слов местных садоводов и других лиц, заслуживающих полного доверия: "О том, как давно стали заниматься разведением садов Дубовчане, точных сведений нет, но по мнению старых людей и по некоторым признакам сады здесь разведены давно, хотя, по всему вероятию, тогда их было меньше, чем теперь. Признаками, что сады существовали здесь лет 50—6О тому назад, может служить отчасти то обстоятельство, что в некоторых садах есть такия гигантские сосны и тополя (по местному "раины"), которые перешли уже этот возраст. Сады в Дубовке отстоят от города в 2—3 верстах; они находятся в 3-х местах: по берегу Волги выше и ниже посада, большее же число — по обоим склонам речки Дубовки, которая, разделяя посад на 2 части, впадает в Волгу. Направление этой речки от северо-запада на юго-восток; это скорее ручей, так она мала, впрочем ее водой движется одна небольшая мукомольная мельница. Склоны Дубовки глубоки, но не круты и, продолжаясь не менее 1 1/2 — 2-х верст, содержат много богатых родников, а потому представляют удобнейшее место для садоводства. Вода в этих родниках, особенно в некоторых, чрезвычайно чиста и легка на вкус. Земля под садами почти вся, за редким исключением, принадлежит городу, которому садоводы платят за право пользования ею от 1 до 3-х рублей в год с десятины. Более крупные сады, от 8 до 12 десятин, у следующих лиц: И. П. Агеева, М. И. Татаркина, Дубовского монастыря и Минина. Яблони составляют неглавный доход садовладельцев (как напр. в г. Хвалынске), но здесь сады по преимуществу — вишневые, такое преимущество стало заметно за последние 10—12 лет. Вишня здесь, главным образом, простая, местной породы. Причина, почему Дубовские садоводы, обратились предпочтительно к разведению вишен та, что яблони растут медленно и часто пропадают в молодых годах; вторая — та, что когда Самара соединилась железно-дорожным путем с Оренбургом и Челябинском, где садов нет, Дубовская вишня потребовалась туда в очень большом количестве, что вызвало значительное повышение цен на этот продукта. Так, до этого спроса, вишня доходила в Дубовке до 50—60 копеек за пуд, тогда как теперь она, даже в самые урожайные годы, не продается ниже 1 руб. 40 коп. и 1 руб. 50 коп. пуд. Такое счастливое для Дубовских садоводов обстоятельство продолжается уже лет 8—10 и заставило их отдать предпочтение разведению вишен перед яблонями, так что теперь в Дубовских садах насчитывается от 12 до 15 тысяч кустов вишни. Новый рынок Самара, обетованная земля для Дубовской вишни, увеличила доходность садов посада в 2—3 раза. По приблизительному счету, в 1896 г., очень урожайном, из садов Дубовки вывезено в Самару от 8 до 10 тысяч пудов вишни; туда везут теперь почти весь урожай. В упомянутом 1896 г. цены на вишню были: ранний сбор — от 2 руб. 80 к. до 3 рублей, а потом — 2 руб., 2 руб. 20 коп. и в самую дешевую пору 1 руб. 50 к. и до 1 р. 40 к. пуд. Разведение вишни здесь больших затрат не стоить. Сбором ее занимаются исключительно женщины и девочки подростки, не моложе 12—13 лет. Вишню не срывают, а срезывают ножницами; платят за эту работу с ведра от 5 до 8 копеек, смотря по силе урожая. На такой работе каждая женщина может заработать от 40 до 6O к. в день. Начинают здесь собирать вишню не ранее 15 июня, а в иные годы, когда с весны стоять долго холода, то и позже, дней на 10—12. В некоторых Дубовских садах кроме вишни, яблонь и груш, разводить еще, и не безуспешно, хотя и немного, — виноград, который в продажу, на вывоз нейдет, а служить для местного потребления".

По сообщению А. А. Зимнюкова (Описание посада Дубовки 1898 г.) торговля деятельность и осада сосредоточивается на верхнем базаре (на Воскресенской Базарной площади): торговля мануфактурными товарами производится в каменных корпусах, частию арендуемых у посадского общества, частью же собственных, выстроенных на городской земле. Остальными товарами торгуют в деревянных лавках. В 1898 г. в Дубовке было: 5 больших галантерейных магазинов; 9 — мануфактурных и много других. Все почти богатые Дубовские торговцы привозят мануфактурные товары из Москвы, Варшавы, Лодзи и других мест через Царицын, по Грязе-Царицынской железной дороге; другие же товары, идущие из Нижнего и Астрахани, доставляются по Волге на баржах. В Дубовке есть лесная пристань и хлебная ссыпка: в посаде 4 хлебных фирмы,- Башкировых, Бугрова и Саратовская — Шмидта. Лет 40 тому назад юго-восточное железнодорожное общество предлагало посадским представителям построить железную дорогу с Дона на Дубовку, прося отдать безвозмездно небольшое количество посадской земли под сооружения и снести те сады и дворовые места, за счет города, с тех мест, где должно пройти полотно дороги; но посадские не согласились на это, вследствие чего и была проведена Волго-Донская железная дорога от Царицына на Калач. В настоящее время Дубовчане хлопочат о проведении к ним железной дороги.

В Дубовке нет ни театра, ни других увеселительных учреждений, кроме 2-х клубов: общественного и коммерческого. Здесь каждый отдельный кружек живет обособленной жизнью, проводя время преимущественно в карточной игре. Хозяйством города заведует посадское управление. Мещане занимаются хлебопашеством, торговлею, кустарными промыслами, частью рыболовством и отхожей работой, отвлекающей из посада ежегодно до 4000 человек. Фабричная и заводская деятельность стала за последнее время заметно падать, - теперь ежегодное производство фабрик, заводов и кустарного промысла достигает приблизительно до l 1/2 миллионов рублей. В посаде (по свед. А. А. Зимнюкова) в 1898 г. имеется: 9 кожевенных заведений, 2 — рогожных, 17 — кузнечных, 5 — мыловаренных, 4 — кирпичных, 1 — алебастровое, 1 — чугунно-литейное, 1 эфирное, 2 — искусственных минеральных вод, 1 — гильзовое, 1 — пивоваренное, 4 — лесопильни паровые, 3 — паровых горчишно-масличных (при них 2 паровые мукомольные мельницы и 1 завод бездействуют), 2 — ватных, 1 — сусликовое (с выделкой сусликовых шкурок, шитьем мехов и разного сусликового носильного верхнего платья и салотопней сусликового жира); 28 ветряных и 3 водяных мельницы. В посаде кроме того много шорных, ковровых, сапожных, колесных и других заведений, главными из которых считают сапожные: изделия их отправляются иногда в Баку и Ташкент. Кожевенный товар получается из Богородска, Саратова и Нижнего-Новгорода; кожевники же покупают сырые кожи преимущественно за Волгой в Рын-Песках у богатых киргизов-скупщиков. Ковры, местного произведения, продаются вообще недорого и отличаются своею прочностью. Дубовчанки, кроме продажи в посаде, выносят их и на пароходные пристани, где продают также выводимые ими олеандры. Некоторые обыватели Дубовки занимаются извозным промыслом, рыболовством и поденною работою.

Школьное дело, по словам А. А. Зимнюкова, поставлено в Дубовке довольно хорошо и потребность обучения детей грамоте проявляется в среде чернорабочих мещан весьма заметно; дети охотно ходят теперь в школы, тогда как раньше приходилось, в большинстве случаев, принуждать их посещать училища. Прием учеников и учениц с каждым годом увеличивается и в некоторых училищах открываются новые отделения. В посаде, в 1898 г., имеются: 2 церковно-приходские школы, 2—женских, 5—мужских и 1 немецкое училище. Во всех школах считается 9 учителей, 7 законоучителей, 9 учительниц и 1 учитель пения. В 1897 г. обучалось в училищах, за исключением церковных и немецкой: 484 мальчика и 219 девочек. На народное образование и содержание дубовской общественной библиотеки, открытой на средства жертвователей, расходуется ежегодно до 11,000 рублей. Инициаторами открытия общественной библиотеки были люди, неполучившие даже среднего образования. Базарная площадь посада, где находится Воскресенская церковь, мужское и женское училища, сплошь усеяна питейными домами, харчевнями, портерными и гостиницами: так, рядом с мужским училищем (женское через дверь) находится много лет подряд большая простонародная гостиница, около которой, почти ежедневно, можно видеть толпу пьяных извозчиков и чернорабочих и слышать их сквернословную перебранку; безобразия эти видят ученики. В Дубовке имеется посадская общественная лечебница; на содержание ее, персонал которой состоит из врача, фельдшерицы, оспопрививателя и акушерки, расходуется ежегодно более 3500 рублей. В лечебницу обращалось за врачебной помощью в 1898 г.: 1949 мужчин, 1693 женщин, 1138 мальчиков и 1156 девочек. Общественных богаделен — 2, открытых: одна в 1874 году и другая 29 октября 1891 г., для призрения престарелых и увечных людей обоего пола и всех вероисповеданий. Первая богадельня помещается в доме, пожертвованном Ф. Зюзиным и содержится на % с пожертвованного разными лицами капитала в 11,500 рублей; вторая — в доме, пожертвованном бывшим головою Дубовки Пресняковым, содержится на % с капитала, подаренного им же, в 10,000 рублей. Всего расходуется на содержание богаделен около 1100 рублей. Кроме того в недалеком будущем должна открыться и третья богадельня в доме В. К. Марчукова, на его же средства. Для охраны посада от пожаров имеется пожарная команда. С 1 апреля по 1 ноября главная пожарная часть, ежегодно, выделяет от себя еще 2 отделения: одно помещается за речкою Дубовкой, а другое — на Базарной площади. На содержаще пожарной команды расходуется ежогодно около 6000 рублей. При пожарных частях, находятся постоянно 16 лошадей, 6 заливных труб, 6 бочек со всеми принадлежностями и другие необходимые вещи, 10 пожарных служителей и 1 бранд-мейстер. При полицейском городском управлении: полициймейстер, пристав, 2 помощника его и 25 полицейских служителей; всего расходуется на содержание полиции около 8О00 рублей. В посаде имеется Дубовский Общественный банк; почтово-телеграфная контора и в скором времени будет проведена телефонная сеть от г. Царицина. Квартиры: городского судьи, судебного следователя и станового пристава; мещанское управление; сиротский суд; 7 пароходных пристаней (пароходы отходят от Дубовки вниз и вверх по нескольку раз в день). 23 июля 1872 г. открыта здесь посадская дума, но новому городовому положению, и управа — того же года 17 августа. Раньше, недалеко от Дубовки, па берегу Волги, были выстроены большие рыбные ватаги, на которых приготовлялись ежегодно несколько миллионов сельдей; кроме того из Астрахани приходило много рыбниц и барок с рыбой, которая препровождалась, как и приготовлявшаяся здесь сельдь, отсюда гужевым способом в разные города. Теперь рыбная торговля в Дубовке пала.

Продолжительность периода смутного времени и прошлая отдаленность края от центра административной власти положили свою печать па жителей посада, следы которой (говорит Б. А. Брещинский), по закону исторической наследственности, резко отмечают настоящих потомков прежних дубовчан от населения остальной части губернии. Так своеволие, буйный и дикий нрав, распущенная жизнь, возмутительное невежество, а также употребление всегда в дело оружия и хождение с ним по улицам, имение при себе ножей, револьверов, разного рода и формы нагаек, кистеней и дубинок, составляют обыденное явление среди дубовского населения и по ныне3. Довольно сказать, что почти каждая свадьба, каждое семейное пиршество и по ныне нередко сопровождается приглашением чинов полиции для поддержания порядка и удержания от буйства, которое в Дубовке, чуть не во всем, завоевало себе обычное право.

По водворении порядка, после пугачевских смут и выселения казаков, значение Дубовки, как соединительного пункта между верхней Волгой и Доном, стало быстро увеличиваться. Счастливое географическое положение ее на берегу Волги, у начала сухопутного волока между нею и Доном, имеющего разстояние лишь в 60 верст от Дубовки до Качалинской станицы, привлекло сюда массу торгового и предприимчивого люда и в тоже время сделало Дубовку складочным местом товаров, шедших сверху и состоявших преимущественно в лесе и его изделиях (щепном товаре), в разобранных барках, железе и железных изделиях. Торговому росту своему Дубовка отчасти обязана раскольникам, которые, являясь в поволжские степи, тесно сплачивались и выдвигали из своей среды людей дела и энергии, положивших начало крупным капиталам; затем незамедлили явиться сюда бойкие и сметливые москвичи, рязанцы, мастеровые владимирцы, черниговские хохлы и другие выходцы из средней России, принесшие сюда знание разного рода ремесл; поэтому зародились здесь кустарные промыслы: тележный, кузнечный, бондарный, ведерный, сундучный, рогожный, колесный, слесарный, столярный, портняжный и сапожный. Обширное скотоводство в окружных селениях и в особенности в заволжье вызвало в Дубовке образование кожевенных заводов, побочные продукты которых — промытая шерсть и волос, так же развили новый промысел — полостовалов, валяльщиков, чулочниц и коверщиц; производство ковров здесь, и теперь, по оригинальности, прочности и красоте заслуживаете полного внимания. Благодаря своему выгодному положению у такого места, где Дон сближается с Волгою, Дубовка давно сделалась важным торговым нунктом и богатела от транспортировки грузов с Волги на Дон: сюда сплавлялись сверху лес, деготь, смола, железо и разные изделия и хлеб, шедший для кавказских войск и в Ростов для заграничной торговли; так в 1860 г. к дубовской пристани пришло 655 судов и 53 плота на сумму 2,669,771 руб. сер.; перегрузилось и пошло далее — 20 судов, на 32,623 руб. и отошло от пристани — 58 судов и 2 плота, на сумму—76,879 рублей; на самую же Троицкую ярмарку было привезено и продано товару приблизительно на 1 миллион рублей; на эту ярмарку приезжало много торговцев с разными изделиями из Тулы, Ярославля, Нижнего, Павлова и других мест. Все лесные материалы, приходившие в Дубовку, отправлялись отсюда в землю Войска Донского сухопутно на фурах; тысячи таких фур двигались в летнее время ежедневно с лесом. Несмотря на массу быков у донских казаков и в окольных селениях, они не успевали удовлетворять действительной потребности на них, вследствие чего и была проведена из Дубовки конно-железная дорога к Качалинской станице на Дону, двигателями которой являлись те же быки: но устроенная дурно она просуществовала недолго — с 1846 по 1852 год и перевозка грузов повелась по прежнему на валовых фурах. Меньшая же часть лесного материала, железа и прочего сплавлялась (сплавляется и ныне) из Дубовки на судах и плотах во время весеннего разлива по р. Ахтубе (рукав Волги) в г. Царев и по Волге в г. Астрахань — во все время навигации. Екатеринославские и ставропольские лесопромышленники покупали лесной товар в Дубовке громадными партиями. Товары отправлялись в Ставрополь по так называвшемуся — "линейному тракту". Ростовские торговцы покупали здесь железо, смоляные товары, лубок и мочало. Дегтярное дело процветало, так что Дубовка отпускала ежегодно до миллиона пудов дегтя, смолы, вару и скипидара из местных складов, которых в посаде насчитывалось в то время более десяти; в этих складах работало рабочих и бондарей до 500 человек.

Дубовка славилась дегтярно-смоляной торговлей. Местный уроженец М. И. Агеев сообщает в 1898 г. следующее: дегтярно-смоляной торговли в Дубовке теперь нет; она прекратилась здесь совсем 8—10 лет назад (в конце 1880-х годов). Лучшей порой дегтярно-смоляной торговли в посаде Дубовке считают 1860-ые и отчасти 1870-е года, когда Бакинская нефть не успела еще распространиться в продаже и когда соседний город Царицып не имел еще железно-дорожных линий, особенно Волго-Донской. Вся эта торговля Дубовки, в упомянутое время, находилась в руках трех фирм Зайцева, Лисенкова и Растегина, торговые обороты которых считались почти одинаковыми и каждая выпускала из своих балаганов за год дегтя и смол до 3000 бочек (от 40 до 50 пудов в каждой), все же три — до 9000 бочек или до 450,000 пудов. Цена каждого пуда дегтя колебалась между 1 руб. 50 коп. и 1 руб 90 коп., а каждого пуда смолы между 50 и 65 коп. Принимая во внимание, что из всего этого количества дегтя и смолы, на долю дегтя приходилась 1/3 часть, а остальные 2/3 — на долю смолы, можно заключить, что годовой оборот названных трех фирм, а следовательно и всей дегтярно-смоляной торговли посада Дубовки определялся 400—450 тысячами рублей. Дегтярно-смоляная торговля Дубовки способна возбудить интерес, больше всего, не огромностью своею, а той характерной особенностью, которая принадлежит ей, как явление не нашего, а прошлого времени. Деготь и смола шли в Дубовку из северных, или как здесь называют "верховых" городов, главных производителей этих товаров: из городов Уржума и и Слободского Вятской губ., г. Никольска—Вологодской и отчасти из губериии Казанской. Шли оттуда в Дубовку бочки с дегтем и смолою в барках, сплавом, весною в половодье. Прежде, когда дегтярно-смоляная торговля в Дубовке шла бойко, дубовские купцы покупали этот товар на месте его выработки и отправлялись туда за ним еще зимой, в ноябре или декабре, а потом когда торговля эта начала падать, деготь и смолу стали сплавлять в Дубовку уже сами верховые купцы. Поездка "в верхи" в то время составляла целое путешествие, так как она совершалась вся целиком на лошадях, почти не вылезая из саней 800—900 и более верст, чаще всего глухими мало населенными местностями. Из Дубовки ехали обыкновенно на Саратов, Пензу и Нижний. Дегтярно-смоляная торговля в лучшее свое время давала хороший заработок местному населению в особенности извощикам, перевозившим бочки с дегтем и смолою с берега в балаганы и зарабатывавшие на пару лошадей (бочки везли не иначе как парой) от 4 до 5 рублей в день. Промысел извощиков-ломовиков был в то время одним из прибыльных для рабочаго люда Дубовки, почему им занимались тогда очень многие. Около дегтярно-смоляной торговли имели еще не малый заработок — бондари. Дубовка сама, конечно, не могла потреблять того количества дегтя и смолы, сколько их свозилось сюда с "верхов", она являлась только складочным местом, центральным пунктом, откуда эти товары расходились по различным и иногда очень далеким местностям, преимущественно степным, где ходит извощик и фурщик. Так Дубовка посылала деготь и смолу и на Кавказ, и в губернии малороссийские, а также в Курскую и Воронежскую. Бочки с дегтем и смолою шли из Дубовки, в тогдашнее время, на быках; для одной бочки в 40—50 пудов впрягали пару волов. Таким способом переправляли эти товары и в такие отдаленные от Дубовки пункты, как Харьковская губерния; туда фура шла не менее З-х недель. Зимой никаких отправок—транспортов никогда не делалось. По Донским станицам, лежащим на реке, торговали в барках, грузились они в станице Качалинской в 60 верстах от Дубовки, откуда товар везли на фурах. Что касается до ярмарок, то Дубовка посылала деготь и смолу на следующие: Урюпинскую, Нижне-Чирскую и Ростовскую. Развозка дегтя и смолы из Дубовки, — "фура", составляла очень прибыльный промысел для ближайших к посаду местностей: Ерзовка, Лозное и Давыдовка; эти 3 села Царицынского уезда занимались "фурой" преимущественно перед другими. Платили за перевозку дегтя и смолы обыкновенно с пуда: в Харьковскую губ., например, по 55—60 коп. с пуда, - иные более зажиточные фурщики шли с 3—4 парами каждый. Фурой вывозилось из Дубовки почти все количество дегтя и смолы, поступавшее в здешние балаганы; кроме того отправки, в большинстве, приноравливались или до уборки хлебов, или уже после уборки, так что фурщику-крестьянину "фура" являлась вспомогательным промыслом, не отрывавшим его от главного промысла земледелия. Теперь, как сказано выше, дегтярно-смоляной торговли в Дубовке совсем нет и на месте прежних балаганов, где помещались эти товары, стало поле—пастбище для скота. Из трех главных фирм, названных выше, прежде других закрылась торговля Лысенкова, другия две — Зайцева и Растегина прекратились в конце 1880-х годов. Причиной падения этой торговли называют появление на рынке в огромном количестве бакинской нефти, как нового смазочного ма- териала, вытеснившей своей дешевизной деготь и смолу.

Гужевое фурное движение вообще на столько было обширно, что (по словам Б. А. Брещинского) держало, собственной своей массой, громадные — колесный, сапожный и портняжный промыслы; что они были обширны и вызывались необходимостью, говорить уже и то, что еще в данное время есть целые улицы, занятые сплошь колесниками, сапожниками и портными. Обыкновенно делалось так: казаки фурщики, погонщики и хозяева их, приезжая в Дубовку за дегтем, лесом, железом и щепным товаром, здесь же, зараз, покупали готовую домашним обувь и одежду. В данное время производство это совершенно падает и число их простирается: колесников до 100 человек, сапожников до 140 и портных до 150 человек.

Теперь торговое значение Дубовки пало, но она продолжает снабжать соседние земли Войска Донского лесным материалом (хотя далеко не в таком количестве, как прежде), который перерабатывается 4-мя паровыми лесопилками, открытыми в течении последних 10 лет; в 1892 году распилено 1.500,000 тесин, что составляет до 4.500,000 пудов груза (В. А. Брещинский, 1898 г.). Чума рогатого скота и карантины затрудняют движение лесной торговли и лишают главного заработка население окружных деревень и Донских казаков, издавна занимающихся этим извозом. Постройка от Царицына Волго-Донской железной дороги в 1862 г. много повредила Дубовке и транспортное дело большею частью перешло к Царицыну; затем сооружение Грязе-Царицынской железной дороги в 1870 году совершенно убило транспортировку товаров из Дубовки и лишь неудобство Царицынской пристани, представляющей на всем своем протяжении возвышенный берег, рыхлого песчано-глинистого грунта, пересекаемого оврагами и тонкими местами, настолько затрудняют подвоз тяжестей и возвышают на него цену, что дают Дубовке некоторую возможность конкурировать с Царицыном в торговле лесом. Затем Дубовка и теперь еще представляет собою довольно значительный пункт хлебной торговли, обороты которой, в средней сложности, достигают в год до 800,000 рублей. За последние 3 года в особенности развивается торговля пшеницей, привоз которой (В. А. Брещинский, 1898 г) доходить до l 1/2 миллионов пудов; в виду этого в Дубовке уже поселились доверенные известных Волжских мукомолов: Башкировых, Бугрова, Шмидт и проч., приобретя для ссыпки зерна амбары; фирмы эти покупают главным образом пшеницу—белотурку, для собственной переработки на своих паровых мельницах.

Около Дубовки, вверх и вниз, на всем протяжении перешейка между Доном и Волгою, встречаются сильные и разнообразные вихри, подымающие огромные массы пыли и песку; эти "шурганы" и вихри здесь так часты и велики, что простолюдины привыкли видеть их, не крестятся, если они набегают на них, и не считают за пляску "шишиги" — нечистого духа. В. А. Брещинский передает, с разсказа очевидцев, что при этом вдруг подымается туча, предшествуемая бурей, подымающей массы пыли и песку, то несет их стеною, то вертит их курганами в разных направлениях, развевая на пути стога сена и вырывая доски из кровель домов. Завидя издали такой "шурган", на Волге мелкие суда и лодки спешат приютиться к берегу или пристани; но прошло с 1/4 часа и шурган исчез, туча разбита, снова в небе ясно и в воздухе нешелохнется; смотришь — по сторонам кипят вихри, образуя из себя пирамиды, башни, воронки или правильные столбы, досягающие чуть не до облаков. Замечательно чудно и скоро превращаются вихри: пирамиды и воронки острыми концами обращаются вниз, башни и столбы раздвояются, связуясь в средине тонкою, едва заметною нитью пыли, то опять соединяются, то становятся изгибистыми, как змеи. Такие вихри длятся иногда около 1/4 часа.

В посаде Дубовке достоин замечания каменный Успенский собор (на Соборной площади, на плане № 3) по своей прекрасной архитектуре и по богатству утвари. Начат он строиться в 1763 г. атаманом Волжского казачьего войска Персидским. Длина церкви, в настоящее время, с трапезой и колокольнею 73 аршина, ширина настоящей, с приделамн —34 1/2 аршина, высота с куполом и крестом — 56 аршин (по В. А. Брещинскому); по сведениям А. А. Зимнюкова, колокольня имеет в вышину до купола, в каменной кладке — 22 сажени, она оканчивается шпилем с крестом, обитыми железом, причем вышина всей колокольни — 28 сажень. Храм 9-ти главый, украшен снаружи, колоннами и полуколоннами. В настоящей — три придела с престолами, расположенные в ряд: главный — во имя Успения Божией Матери (освященный в 1796 году) и посторонам — один во имя святителя и чудотворца Николая (освящен в 1796 г.) и другой — во имя святого великомученика Иоанна воина (освящ. в 1808 г.). Внутри собор украшен разными фигурами лепной работы. Главный иконостас огромного размеpa, в 4 яруса икон, живописной работы (иснравлен в 1881 году); здесь замечательны иконы Иисуса Христа и Успения Божией Матери (в честь которой храм назван Успенским), иконописной греческой работы, в серебряных позолоченных ризах, весом 1 пуд 3 фунта 48 золотников, устроенных в 1762 г. атаманом Макаром Никитичем Персидским; вероятно, эти иконы были еще в древнем Дубовском храме. Главные царския врата серебряные и все иконы в иконостасе в позолоченных ризах. Предалтарный иконостас в главном храме деревянный, коринфского стиля, позолочен; над престолом устроен роскошный балдахин, в роде мозаики; он поддерживается девятью позолочепнымн столбами; верхняя часть балдахина украшена разными орнаментами, в куполе его помещены отдельно друг от друга изображения страданий Господа Иисуса Христа: все эти изображения высокой работы. Вся эта постройка, как значится в церковной описи, произведена на иждивение начальников Волжского казачьего войска гг. Персидских, а также других доброхотных жертвователей и отчасти на церковную cумму бывшей раньше в Дубовке деревянной церкви. Колокольня при храме устроена в 1828 году на средства местного населения, которое состояло тогда уже из купцов и мещан (казаки размещены были по новым станицам — Пичужной и Александровской). Второй, в настоящее время, колокол в 150 пуд. 18 фунт, слит, как значится в находящейся на нем надписи, в 1762 г., усердием атамана Персидского, в Дубовке. В церковной описи, до 1881 г. (А. И. Соколов, "Саратовский сборник, издание губерн. статис. комитета, т. I, 1881 г. и Сарат. губерн. ведом., № 161, к которому приложен чертеж иконостаса) иконостас описан следующим образом: "Иконостас в настоящем храме деревянный Коринфского ордена, у которого одна только земля покрыта дикого цвета краской; колонны же, канительные столпы, фронтоны и вся вообще резьба позлащены по полименте золотом; имеет вид балдахина, утвержденного на канительных столпах, позлащенных на полименте. Царские врата особо отделаны сению; над балдахином, во весь иконостас, фронтон угольником. Сверх фронтона высший ярус просто с живописными, самого лучшего искусства, иконами; вышины иконостас, от пола с крестом — 26 аршин, ширины — 15 1/2 аршин". Этот замечательный памятник старины едва не подвергся участи, какая постигла уже не мало драгоценных остатков древности на Руси: его хотели уничтожить и заменить новым. Задавшись мыслью, что иконостас ветх, некоторые лица из посадского духовенства и из гласных думы представили епархиальному начальству проект нового иконостаса; но во время посещения Дубовки бывшим губернатором М. Н. Галкиным-Врасским, в 1877 г., прихожане собора заявили ему, что желают не переделать, а исправить этот памятник старины, в том виде, как он есть, так как иконостас совершенно крепок; с этим согласился и губернатор и Саратовский преосвященный Тихон. Из церковных вещей, хранящихся в Успенском соборе, замечательны: 1) напрестольный серебряный крест, позолоченный под чернью, весом 2 3/4 фунта; 2) Серебряная лампадка пред Царскими вратами, пожертвованная в 1816 г. казачьим полковником Мельниковым, отлитая, как говорят, из серебра, отбитая у французов в 1812 году, весом 6 фунтов 22 золотника и изображающая двуглавого орла, держащего 7 подсвечников; 3) Два серебряные позолоченные овальные ковша, одинаковой работы, пожертвованные в собор: первый — поручиком Иваном Персидским, второй — в 1810 г. поручиком Криулиным. Во внутренней стороне ковшей изображен герб Российской Империи с надписями: первый — пожалован императрицей Елизаветой в 1760 г. "великого войска старшине Андрею Макарову Персидскому", второй — Елизаветой I, в 1760 г. "легкой станицы атаману Андрею Дмитриеву (или Дементьеву) Криулину". Один из них весит 1 фунт 29 золотников, другой 1 фунт 14 золотников.

Из дел архива Саратовской духовной консистории мы видим, что в Дубовке, в 1775 году была освящена, перенесенная к новостроющейся каменной Успенской церкви, старая Никольская часовня, приспособленная под церковь, запечатанная затем по ветхости в 1791 году, а матерьял ее велено употребить на церковь Успенскую. В челобитной об освящении этой Никольской церкви атаман Персидский обясняет, между прочим, что 15 июля 1775 года, в 7 часов дня, после службы, загорелась (внутри) деревянная Успенская церковь; вся богатая утварь церкви, образа и прочее сгорели. Огонь, при бывшем ветре, распространился по городу и выгорело войскового атамана, старшинских и казачьих дворов 172 до основания, со всем имуществом, ружья и прочее, лавки с товарами, башня, на которой под пушками 3 лафета с принадлежностями, принятая казаками в жалованье мука, овес, у иных — лошади, и одна женщина сгорели. Из дела же видно, что в 1770 г. на новостроющейся Успенской церкви "по зажжении форштадта", крыша и кресты сгорели. В 1795 г. в Успенской церкви (с приделами Николая Чудотворца и Иоанна воина) все 9 глав были покрыты железом, средняя глава позолочена, но для окончательной отстройки церкви (кроме иконостасов и утвари) потребно было еще не менее 8000 рублей. Между 1828—1833 годами пристроена к собору каменная круглая 3-х ярусная колокольня, она соединена с собором трапезой.

Между старожилами Дубовки сохранилось предание, что в храме этом был самозванец Пугачев; это предание имеет основание, так как из документов видно, что в 1775 году "Дубовский протопоп", в числе прочих духовных лиц, был лишен сана и сослан в Сибирь, по Пугачевскому делу. Летом 1870 года, великий князь Константин Николаевичу про- езжая но Волге, был в Дубовке и посетив Успенский храм, хвалил архитектуру.

В самом посаде близ Успенского собора, на Московской улице, находится дом, носящий и поныне название "Персидского". Приведем имеющимся у нас сведения о нем. В. А. Брещинский (бывший полициймейстер Дубовки) в своем описании Дубовки говорит, что "в данное время этот дом принадлежите 6-ти владельцам; выстроен он был строителем Успенского собора, начальником Войска, Персидским, сложен из дикого местного камня, между которыми есть плиты, достигающие 3-х аршин длины. Все комнаты в нем с кирпичными сводами. Второй этаж в некоторых местах кирпичный, в стенах этого этажа, с внутренней стороны, имеются, почти в каждой комнате, круглые отверстия, значение которых с точностью определить трудно. Говорят, что из нижнего этажа дома существуете подземный ход к Успенскому храму и к речке Дубовке. Дом Персидского постройкою своею, нишами в стенах с продушинами, углублениями в полах коридора верхнего этажа, разными кольцами, крюками и другими манивными железными выходящими из стены приспособлениями, толщиною своих стен, в особенности нижнего этажа и приспособлениями, на которых видимо висели главные ворота, — заставляет предполагать, что выстроен он был не столько для жилья, сколько для защиты от нападений. Если это предположение верно, то нет ничего невероятного в существовании от этого дома подземного хода, начало которого сохранилось и поныне, и показывается с удовольствием хозяином дома посетителям: легко можете быть, что раскопки его обнаружили бы интересные данные для старины этого края. По сообщению С. Кудряшева (Саратовский листок 1896 г., № 204), со слов умершей ныне его тетки, в посаде Дубовке сохранился дом, в котором был принят Емелька Пугачев; он сделан из дикого серого камня, выломанного в приволжских горах, имеет один верхний этаж, а под ним высокий фундамент, и несколько потайных ходов и выходов; двое ворот — овальной формы. Самые камни, помимо плотного цемента, укреплены между собою особыми железными связями, на одной из коих значится цифра "1775". Дом выходит на Волгу, стоит "на юру", мрачный, темный, с заделанными отверстиями для пушек (?). Он некогда принадлежал казаку Персидскому, получившему свою фамилию за участие с Петром Великим в Персидском походе. Во время нашествия Пугачева, хозяин спрятался в одном из выходов, и самозванец был принять женою Персидского, в одной из теперь существующих комнат дома, за что императрица Екатерина II выселила Персидского с казаками на Терек. По сообщению А. А. Зимнюкова (описание Дубовки 1898 года) в посаде, в 1-й части, не в далеке от р. Волги, на Персицком взвозе, и теперь еще находится большой каменный дом, выстроенный атаманом Персидским, из дикого камня, как полагают в 1614 году4, так как около ворот на стене дома высечена цифра 1614, затертая первоначально известью, но, очищенное г. Зимнюковым, число это ясно обозначилось. Дом этот, в свое время, служил укреплением, в котором до сих пор видны отверстия, вероятно для пушек. Под домом много скрытых подземных ходов, один из которых вел будто бы к речке Дубовке, а другой к берегу Волги: выходы эти теперь завалены землею. Местность, где находится названный дом, была самым центром Дубовки; говорят будто от этого дома шел к Успенскому собору подземный, довольно узкий и глубокий ход под площадью. М. И. Агеев, в письме к нам 1898 г. сообщает следующую легенду об этом доме: "об Успенском соборе и Персидском доме ходят в народе различный сказания. Персидский дом и Успенскин собор построены одним и тем же лицом, знаменитым разбойником, родом из Персии. Когда они построены — не говорится, но дом сооружен раньше собора, он был становищем этого разбойника, род укрепления. Способ кладки дома не наш, а особый; стены имеют внутри пустоту, куда хозяин—разбойник помещал награбленное золото и серебро, которые лежать там и до сей поры, отчего стены дома издают по временам особый металлический звук. Собор, стоивший громадных денег, выстроен разбойником, чтобы замолить свои преступления. Дом и собор, отстоящие друг от друга в 30—40 саженях, соединены подземным тайным ходом, с скрытым в нем колодцем. Ворота дома имели крепкие запоры; от Волги отстоит приблизительно саженях во 100 — 120. Поставлен он на некрутом широком взвозе, носящем название Персидского. Говорят, внешняя отделка собора раньше была затейливее, по вследствие ремонта и исправлений, многое упрощено".

В окрестностях Дубовки насчитывают до 10 курганов. Верстах в 2-х выше Дубовки, в полпути к с. Песковатке, на правом же берегу Волги, на пространстве нескольких десятин, раскинулись развалины древнего "Городища" 5; здесь находят кости людей, животных, черенки и ручки глиняной посуды, серебряные и медные монеты, ожерелья, серьги, найден кусок мраморной колонки, квадратные кирпичи, гвозди, обгоревшее дерево и прочее (см. Песковатка, село Цариц. уезда).

В Дубовке, как сообщает А. А. Зимнюков (в 1898 г.) существуют предания о кладах, зарытых разбойниками: так, один знакомый рассказал ему следующее: "Верстах в 40 от посада, на земле, принадлежащей пичужинским казакам, есть хутор в 2 двора, называемый Болдырев, существует он давно, едва ли не около 150 лет. Отец рассказчика, ныне умерший, лет 90 тому назад, будучи еще молодым парнем, служил на этом хуторе работником у офицера Болдырева; здесь же, у другого офицера, был тоже работником неизвестный старик, оказавшийся потом из разбойников. Как то весною этот старик пригласил отца рассказчика пройтись в поле. Дойдя до одного урочища, старик вынул из голенища большой кинжал, оправленный в серебро, и начал рыть им землю; дорывшись до чугунной плиты, он приподнял ее и под ней оказался небольшой узкий ход в подземелье, в виде погреба, и в нем лежало много золота, серебра и драгоценных вещей, причем старик сказал, что никому не говорил о спрятанных ими (разбойниками) сокровищах, но как безродный, он передает все ему. Но вскоре отца забрали в солдаты, где он прослужил более 30 лет. Теперь никто не знает этого кургана с богатым кладом, но урочище близ хутора носит название — "кладовая". Другое урочище в 15 верстах от посада Дубовки, по дороге в село Лозное, называется — "Козий курган"; о нем существуете такое предание: "лет 80 тому назад, какая то старуха шла из Лозной в Дубовку; подходя к кургану, она увидела землянку с дверью, заглянув в которую, видит старика, сидящего на лавке и спросившего ее, что ей нужное — "Если хочешь — бери денег сколько можешь унести". Старуха испугалась и убежала, но заметила, что в землянке стоите стол, на нем толстая книга и распятие, крест очень светлый; на степе висят 3 иконы, а на полу — множество ящиков с золотом, серебром и в одном угле — драгоценная посуда. Было это на Пасху; нашлось много охотников отыскать этот клад, так что курган весь изрыт, но сокровищ не найдено.

В Дубовке, по сообщению А. А. Зимнюкова, существуете масса фантастических рассказов о кладах и легенда, что Разин начертил на заборе лодку, сел с самыми отважными молодцами Дубовчанами на "самолет", взвился, как птица, и поплыл по Волге. В недавнее еще время, в подражание прежним волжским удальцам, посадские мещанские ребята, во время святок, наряжались в разбойничьи доспехи: кафтаны отделанные позументами, красные рубахи и плисовые черные шаровары, ходили по домам и разыгрывали сцены из времен Разина и Пугачева: вся ватага садится на пол, чертит круг и как бы плывете на лодке, причем поют песню — "вниз по матушке по Волге...."; на ковре сидит в это время молодая плачущая девушка—любовница атамана, которую он в конце-концов убивает кинжалом и будто бросает в воду, где она и утопает. В настоящее время эти представления прекратились. (Материалы: Военно-топографич. карта генер. штаба; план Дубовки Ф. Шишкина, 1898 г.; И. Соколов.—"Саратовск. губерн. ведом.", 1891 г., № 39; Д. Л. Мордовцев — "Самозванцы", т. 1, 1867 г.; "Саратовский край" вып. 1, 1893 г.; список населенных мест Центральн. статис. комит., изд. 1862 г.; Волга, изд. общества Самолет, 1862 г.; сведения Саратов, губерн. статис. комитета; сведения Царицынского исравника Голобова, 1890 г.; описание Дубовки В. А. Брещинского, 1897 г.; Статис. обзор Саратовск губер., составленный секретарем губерн. статис. комитета Ф. С. Шиманским, 1898 г.; описание посада Дубовки А. А. Зимнюкова (рукопись 1898 г.); сведения, доставленные М. И. Агеевым в 1898 г.; Саратовский сборник, издание губернского статис. Комитета, т. 1, 1881 г. и Саратовский листок 1896 г. № 204).

1 За эту измену Дубовский протоиерей был лишен сана и сослан в Сибирь.

2 И. В. Якобий (род. 1726 г., ум. 1803 г.), генерал-поручик, был Астраханским губернатором с 1776 по 1781 г.; затем до 1783 г. был генерал-губернатором Уфимским и Симбирским, а с 1783 по 1789 г. генерал-губернатором Колыванским и Иркутским, после чего был предан суду, продолжавшемуся несколько лет. Это был один из умнейших людей века Екатерины II.

3 У В. А. Брещинского, как бывшего полициймейстера посада Дубовки, хранится целый арсенал таких оружий, отобранных у буянов.

4 Цифра года является сомнительной и вероятно неясно прочтена А. А. Зимнюковым, в виду того, что казаки Персидские являются здесь лишь после указа Анны Иоанновны 1732 года, где сказано, чтобы Донских казаков поселить на то место "где прежде бывала Дубовка"; следовательно, от прежнего укрепления вряд ли осталось какое либо каменное здание, которое никак не могло существовать в такую отдаленную эпоху как начало царствования Михаила Федоровича.

5 Полагают, что это развалины древнего города Бельджамена, о котором упоминает в XIV веке Абдул-Феди.

Выпуск 2. Продолжение. Лит. Е. — К.[править]

Ерзовка[править]

Ерзовка, она же слобода Пичуга, она же Нижняя Пичуга, волостное село Царицынского уезда , 2-го стана Ерзовской волости , лежащее по 48,56 северной широты и 14,20 восточной долготы от Пулкова , на Саратовско-Астраханском почтовом тракте (здесь почтовая станция) между посадом Дубовка и Царицыном , в 335 верстах от Саратова , 28,5 к северу от Царицына, в 20,5 верстах от посада Дубовки, в 2-х верстах к западу от реки Волги.

Ерзовка расположена по обоим берегам речки Нижняя Пичуга (Мечетка тоже), впадающей в Волгу в 2-х верстах ниже (к востоку) слободы; здесь, на почтовом тракте, устроен через речку деревянный мост. Слобода расположена между двумя возвышенностями, окружающими речку и скрывающие слободу; скаты этих возвышенностей местами очень круты при въезде в село и по ним спуск и подъем весьма затруднительны в дождливое время, почему слобода и получила название Ерзовка - от слова ерзать (по академическому словарю русского языка (А.А. Шахматов), глагол ерзать (малороссийское - ерзати) означает ползать; другое название - от протекающей через нее речки Нижней Пичуги, берущей начало из родников, верстах в 10 к северо-западу от слободы, из возвышенного водораздела Волжского и Медведицкого бассейнов , поднимающихся здесь на 471 фут над уровнем Черного моря (Военно-топографическая карта). Местность по сторонам села ровная, прорезанная во многих верстах оврагами; отсюда вся слобода с своими цветущими садами видна как на ладони, а далее виднеется Волга с займищами и лежащими на левом берегу селениями Средним и Нижним Погромным и за ним необъятная ширь Астраханских степей. Рядом с слободой впадает в Нижнюю Пичугу источник Абдаловой балки, имеющий родники и всего 1 версту протяжения. Пичуга со своими притоками мелководные, но не смотря на это на ней 4, а на Абадаловском - 2 водяных мельницы , работающих только весною и осенью; зимой речка промерзает, а летом вода почти вся выбирается из нее для поливу лежащих по ее сторонам садов. Мельницы построены в 1820-х годах, принадлежат обществу и сдаются за 520 рублей в год; по словам старожилов , до заселения этой местности на речке Пичуга была мельница, принадлежавшая Екатерининскому генералу Рычкову, единственная во всей округе, включая Царицын и Дубовку , а за Абдаловой балкой был его хутор, населенный крестьянами, преимущественно беглыми: то и другое уничтожилось при заселении Пичуги; остались лишь ямы, зола и угли, земля же вошла в состав владений Пичужинского общества. Слободу прорезают балки: Сухенькая, начинающаяся тут же за слободой с западной стороны и впадающая в Пичугу; она вся занята садами и огородами; в ней 4 родника, образующие ручей, задерживаемый в садах для поливки деревьев и овощей; из них богаты водой два - Кириченков и Шиловский, снабжающие водой население части Красной улицы и Шиловки; название балка получила от проживающего в ней крестьянина Гарасюкина. С противоположной стороны этой балки впадает в Пичугу балка Родничная, начинающаяся в самой слободе; в ней 2 родника, разведены сады и огороды. Выше слободы - балка Хохлацкая, начинающаяся в 3 верстах с северной стороны; в ней 2 родника, питающие сады, лежащие в балке и равнине в части села, называемой Рязановка. Ниже слободы, к Волге, к Волге, справой стороны реки Пичуга впадают балки - Тамбовская, с родниками и садами и 2 балки Грозины, засаживаемые картофелем; с левой же стороны - балки Крутенькая и Лисичкина. Между Крутенькой и Родничной балками, рядом с слободой находится сад купца Зюзина - 24 десятины, принадлежавший помещику Полякову еще до заселения Пичуги, и купленный у него дедом купца Зюзина в 1850-х годах. В настоящее время этот сад в запущенном состоянии и большую его часть занимает чернолесье: дуб, карагач, тополь, ольха и верба, а так же бахчи и огороды.

В слободе 8 улиц, носящих название: Красной, Пантелеевской, Шиловой, Тамбовской, и других; между последних, на берегу балки Герасютиной, стоит деревянная церковь во имя Архангела Михаила, построенная в 1835 году из старой, купленной в Царицыне, очень бедная и пришедшая в ветхость; в самом центре слободы, между улицами Красной и Пантелеевской, выстояна новая пятиглавая церковь, очень просторная и красивая: она освящена 19 марта 1897 года епископом Саратовским и Царицынским Николаем.

Слобода Пичуга, Ерзовка тоже, заселена в конце 18 и начале 19 столетий государственными крестьянами великороссами и малороссами ; следующие затем пришельцы поселились здесь в 1820 годах. В 18 столетии по речке Пичуга и на месте нынешней слободы Ерзовки были пичуженские хутора и сады, принадлежавшие малороссам и разным лицам, где в 1777-78 годах, как указывают архивные документы, укрывались у пристанедержателей разбойники и бродяги. В. Шишков (Саратовские губернские ведомости 1890 год, №31 и32) говорит тоже, что по словам старожилов, заселение села Пичуги относится к концу 18 и началу 19 столетий переселенцами из внутренних губерний; в 1812 году здесь было 270 ревизских душ и 100 дворовых, затем в 1816 году пришли сюда выходца из Курской губернии , позднее из Рязанской , Орловской, Пензенской и Тамбовской губерний, небольшая часть из Рахинки (ныне слобода Астраханской губернии, на левом берегу Волги, против посада Дубовки) и заключилось в 1842 году.

В начале заселения Пичуги окрестных селений - Городища, Рынка и Акатовки еще не было, были только помещичьи деревни Винновка и Мечетка, да поселок Орловка из 5 дворов, на месте слободы, по реке Пичуге, стояли густые леса, так что поселенцам приходилось селится в самом лесу, вырубая деревья, в степи росла трава такой вышины, что трудно было находить домашний скот, ушедший на пастбище; в степи и лесах водились сайгаки , барсуки и другие звери, а так же множество птиц. Теперь о лесах и роскошных степях осталось одно предание, истребление лесом началось при самом заселении, так как они мешали постройкам, были пристанищем зверей, уничтожавших скот, и закончено 1850-х годах, в голодные годы, когда лес продавался или обменивался на хлеб. По приходу в эту местность переселенцы хотели селится на берегу Волги, где место удобное, но это было воспрещено, так как селение было бы тогда в стороне от почтового тракта. В соседстве кочевали калмыки , с которыми им приходилось часто считаться из-за украденного скота. Каждый селившийся получал земельный надел из казенных оборочных статей по 15 десятин на ревизскую мужскую душу и такой порядок продолжался много лет. Поселенцы назывались казенными малороссами (по большинству их, хотя здесь были и русские однодворцы , и свободные хлебопашцы , и другие); управлялись они выборными атаманами , находясь во владении Саратовской палаты государственных имуществ.

До 1840 года Пичуга принадлежала приходом к посаду Дубовке, имея у себя лишь часовню , в которой иногда совершалось богослужение приехавшим из Дубовки духовенством. В 1835 году сооружена однопрестольная церковь Михаила Архангела.

Ко времени прекращения заселения, в 1842 году Пичуга имела 289 дворов, 1014 душ мужского пола и 989 женского, всего - 2003 душ обоего пола крестьян различных наименований и земли, вместе с выселком Акатовкой, удобной 14562,5 десятин и неудобной (по счету того времени) - 11968 десятин. Впоследствии переселенцы переименованы в государственных крестьян, а теперь в собственников.

Со времени поселения до 1867 года Пичуга последовательно принадлежала: к Актюбинской, Погромнинской, Рахинской (ныне Астраханской губернии, бывшим тогда во владении Саратовской палаты Государственных имуществ), Городищенской и Орловской волостям, а с 1867 в Пичуге учреждено собственное волостное управление, под именем Ерзововского.

По списку населения мест центрального статистического комитета, изданного в 1862 году казенная слобода Пичуга, Ерзовка тоже, показана при речке Нижняя Пичуга, по Саратовско-Астраханскому тракту, в 28,5 верстах от уездного города Царицына, и в ней в 1860 году: 396 дворов, 1286 душ мужского и 1299 женского, всего 2585 душ обоего пола, церковь православная - 1, почтовая станция и 18 мельниц. По сведениям губернской земской управы к 1 января 1883 года здесь было 540 домохозяйств, 1609 душ мужского и 1574 женского, всего 3183 душ обоего пола государственных крестьян, русских и малороссов. К 1888 в Пичуге считалось наличных жителей всех сословий 1703 душ мужского и 1778 женского, всего 3481 душ обеего пола. По сведениям господина Шишева 1890 года в слободе Ерзовке считалось 591 двор; дома преимущественно деревянные, крытые тесом, есть и 2-х этажные. Село делится на несколько частей: Красная улица, Хохлацкая (населенная малороссами), Сухенькая, Рязановка (по родине выходцев), Шиловка и Тамбовка (тоже по родине переселенцев). Между Шиловкой и Тамбовской стоит на берегу балки Герасюкиной церковь Архангела Михаила, построенная в 1835 году, из старой, купленной в Царицыне, весьма бедная и пришедшая теперь в ветхость, почему в 1890 году отведено место под постройку новой церкви.

По списку населенных мест Саратовской Губернской Земской управы 1894 года, в слободе Пичуге было 632 двора, кроме того волосное правление и 2 школы: все строения деревянные, из них 1/4 часть на каменных фундаментах и 15 домов двухэтажных, дома крытые тесом и в редких случаях соломой; в каждом дворе имеются каменная или глинобитная кухня, употребляемая летом. По случаю пожара селение распланировано вновь в 1879 году: в 1879 году слобода Пичуга сгорела чуть-ли не дотла, пожар уничтожил около 400 дворов, так что долгое время после того многие не могли справится с хозяйством.

Слобода составляет одно сельское общество крестьян собственников, православных: в 1894 году здесь считалось 1839 душ мужского пола, 1880 женского, всего 3719 душ обоего пола; кроме того: духовенства 15 душ мужского пола и 17 женского; немцев- лютеран 20 душ мужского и 21 женского; всех жителей обоего пола 3792 души. Жители слободы делятся на 2 части: меньшую - великороссов и более значительную - малороссов, но последние почти утратили все характерных черты и наречие своих предков: чистая малорусская речь и родные песни давно исчезли и говор вообще ведется на смешанным с русским наречием из произношений различных губерний, откуда явились выходцы. Крестьяне все исповедуют веру православную и весьма усердны в церкви. В 1896 году здесь считалось 672 двора и в них 3876 душ обоего пола.

Земельный надел слободы Ерзовки заключается, по сведениям 1883 года Саратовской Губернской земской управы до 27530 десятин казенной меры удобной и неудобной, на 2/3 суглинистой 1/3 песчаной; кроме того ерзовцы владеют с деревней Акатовкой покосами и лесом на острове Бобров на реке Волге. По сведениями г. Шишова, в 1890 году у Пичуженских крестьян считалось удобной и неудобной земли 29390 десятин 1770 саженей и владения их простирались в длину от Волги на 22 версты, а в ширину 10 верст; в то число входит остров Бобров - 642 десятины. По списку населенных мест Саратовской губернии земской управы 1894 года надельной земли у крестьян cлободы Пичуги удобной 12122 десятин, неудобной 17268 десятин, всего 29390 десятин; по сведениям же Ерзовского волостного управления того же 1894 года показано при слободе Пичуге надельной земли удобной -13316 десятин 1430 саженей, а неудобной - 16074 десятин 340 саженей, всего 29390 десятин 1770 саженей. По сведениям А.М. Верхоглядова, по документам, надел этот показан одинаково с Ерзовским волостным управлением, по его словам, вся эта земля представляет собой голую, избитую и выпаханную степь, суглинистую и песчаную.

До 1840-х годов поселенцы пахали "вольницу" - кто где облюбует, затем поделили землю по ревизским мужским душам. Суслики , по сведениям губернской земской управы 1883 года, сильно вредят хлебам, приходится караулить от них посевы и некоторые пайки по этому совсем не пашутся: вследствие такого заброса суслики плодятся еще больше. Для усиления борьбы с сусликами, при разбросанности душевых пайков, многие сдают из своей земли, то что "не под руками", снимая ее у других к одному месту; сдают больше рыновским крестьянам (село Рынок на берегу Волги, верст в 14-ти от села Нижняя Пичуга). Случается, что из сдавшим из суслика хорошую землю приходится самим взять похуже, сдают преимущественно дальнюю землю "маломощные", так как далеко ездить пахать и ходить на караул сусликов.

По сообщению господина Шишова (1890 год) все Пичужинские крестьяне занимаются земледелием и скотоводством, за небольшим исключением сапожников, портных и каменщиков, занятых впрочем, мастерством только в свободное от полевых работ время. Кроме того, скотовладельцы на досуге возят кладь из посада Дубовка и города Царицын в Донскую область и на Кавказ; промысел этот выгоден, но в последние года, по случаю свирепствовавшей чумы рогатого скота, почти совсем упал.

По сведениям Ерзовского волостного управления 1894 года крестьяне слободы занимаются хлебопашеством и чумачеством (извозом) на волах и верблюдах. А.М. Верхоглядов говорит то же, что ерзовские крестьяне занимаются преимущественно хлебопашеством и чумачеством на волах и верблюдах, перевозя разные тяжести из города Царицын и посада Дубовки в пределы Донской области, Астраханской и Ставропольской губернии . Зарабатывают они, считая на пару волов (расстояния 300 верст), в 3 недели 8-9 рублей и на верблюда - от 6,50 до 7 рублей, что служит значительным подспорьем крестьянским хозяйствам. По земельному наделу 1884 года на каждую наличную душу от 15-ти летнего возраста пришлось пашенной земли по 3 десятины, но грунт суглинистый и почва истощена ежегодной почти распашкой, почему зажиточные крестьяне, по преимуществу снимают земли под посевы хлебов у казаков станицы Пичуженская по 6 рублей за хозяйственную десятину (3200 квадратных саженей) на 2 посева. Хозяйство ведется по 2-х дольной системе: первый год засевается пшеница, во второй - рожь, и затем участок пускается в залеж на более менее продолжительное время; особо разграниченных полей нет, а каждый крестьянин засевает на своём участке все хлеба. Перепашка земли (парки), бывшее под яровыми, под посев озимой ржи не делается, а прямо рожь засевается по жнивам и разбороновывается боронами. Урожай хлебов в прошлые годы получается от 30 до 60 пудов яровой пшеница с хозяйственной десятины (в 3200 квадратных саженей), рожь же - от 25 до 50 пудов.

Сады в Пичуге стали разводится в 1860 годах и в настоящее время их множество: вся речка Пичуга, большая и малая балка, даже горы и равнины, куда только можно провести воду, заняты садами, в которых преобладают вишни ; дули, бергамоты , яблони и другие фруктовые породы встречаются мало. Плоды и огородные овощи сбываются в Царицыне и Дубовке, иногда на значительные суммы. В общественной даче ерзовских крестьян имеется камень, из которого меньшая часть жителей занята выработкой жерновом на продажу. Многие занимаются плетением корзин для перевозки замороженной рыбы, которая сбывается в Царицын от 20 до 30 копеек за штуку; 7 семейств (в 1894 году) выжигали горшки, приготавливаемые из простой глины.

В слободе Пичуге считалось в 1880 году скота: 498 лошадей, 1300 рабочих волов, 217 гужевых, 787 коров, 753 телят, 4670 овец, 86 коз, 98 свиней.

А.М. Верхоглядов говорит, что крестьяне за исключением 30 семейств живут хорошо, а что касается до этих обедневших семейств, то это так называемые "одинцы" - ушедшие преждевременно от родителей, через непокорность к последним. В 1898 году жителей в слободе насчитывалось более 4000 душ обоего пола, из них 2\5 населения живут зажиточно, 2\5 - удовлетворительно, и лишь 1/5 живет плохо, нуждаясь подчас в насущном куске хлеба; но недостаток их является положительно через самих себя, по не усердию в работе, так как урожай 1897 года был незавидный, но его можно было покрыть заработками, имеющимися всю зиму на металлургическом заводе в Царицыне по весьма хорошим ценам от 40 до 60 копеек на своем хлебе; остальные 4/5 населения, несмотря ни на что вполне обеспечены, отправились на этот завод и работали там усердно, принося дом за 2 зимних месяца от 143 и более рублей.

А.А. Зимнюков (Октябрь 1898 года) дает нам следующие сведения о селе Ерзовка: оно расположено в 2-х верстах от берега реки Волги, где в летнее время становится пароходная конторка, к которой пристает пароход "Рюрик" Ахтубинского товарищества, что для крестьян очень удобно, так как они имеют возможность продавать свои продукты в Царицын и Дубовку и в тот же день возвращается домой. В настоящее время Ерзовка очень большое село и продолжает расширятся, хотя, вследствие неудовлетворительных урожаев последних лет, некоторые из крестьян переходят в Царицын, открывая там какое-либо торговое дело или нанимаясь к купцам в услужение. Жители занимаются хлебопашеством, огородничеством и извозным промыслом: продукты продают большей частью в Царицын, а рожь и пшеницу возят на Дубовский хлебный рынок, который пока лучше Царицынского и где постоянно находятся конторы от некоторых солидных yижегородских, саратовских и других хлебных фирм. По сведениям Ерзовского волостного управления, в 1894 году выработкой жерновом занимались здесь 2 семьи слободы Пичугb, снимая места под рытье камня у общества.

По отзыву А.А. Зимнюкова (1898 год) грамотность в селе хорошо привилась, но училище тесно и многим отказывают в приеме. В 1890 году считалось в Пичуге грамотных, по мимо учеников, 298 мужчин и 95 женщин, всего 393 человека, то есть 12% населения. Школа в селе существует с 1872 года, вместо нее построено и открыто в 1881 году земское училище на высоком месте, на левом берегу Пичуги, в 1889 году в нем обучалось 85 мальчиков и 17 девочек, обществу отведено и огорожено место под училищный садик, насажено до 70 деревьев различных пород и около него устроен бассейн (чан) с водою, вместимостью до 80 бочек. Такие же чаны имеются для пожарных случаев около церкви и на площади Красной улицы. С 1891 года открыта и вторая школа - церковно-приходская. По сообщению А.М. Верхоглядова, с 1896 года в слободе 2 школы: одна - земская, при двух учительницах, в ней ежегодно учащихся до 125 мальчиков и 25 девочек, всего до 150 человек: вторая - церковно-приходская (открыта по словам Верхоглядова в 1893 году), в ней учащихся мальчиков до 52-х, учителем состоит здешний псаломщик.

По спискам населенных мест Саратовской Губернской земской управы 1894 1894 года в слободе Пичуга, Ерзовка тоже, имелось 2 церкви: старая деревянная Михаила Архангела, крыша ее железная, окрашенная зеленой краской, освящена в 1840 году и вновь построена церковь кирпичная, внутри штукатуренная, с железной крышей, крашенной зеленой краской: в 1894 году иконостаса в ней не было и церковь не была освещена: она строилась 6 лет, под наблюдением Саратовского архитектора Салько, обошлась прихожанам около 90 000 рублей и окончена в 1896 году; этот красивый каменный храм, благодаря богатому Пичуженскому сообществу, затратившему на его сооружение в течении 5 лет более 80 000 рублей, без сторонней помощи, единственно своими средствами, была освещена в 1897 году, благодаря регенту имеет хор певчих из местных жителей и любителей. Кроме того, обществами построен и дом для духовенства, стоивших около 6 000 рублей. До 1897 года богослужения отправлялось лишь в одной старой церкви, сооруженной в 1835 году, которой принадлежа здания: деревянный дом для священника, деревянный дом для просвирни и обложенная кирпичом сторожка; один псаломщик жил в собственном доме, другой на квартире. В селе существует церковно-приходское попечительство. Церковной земли: усадебной 1 десятина, пахотной и сенокосной 59 десятин. В 1896 году штат состоял из одного священника, которому полагалось жалованья 144 рубля в год, и двух псаломщиков: 1-му 36 рублей, 2-му 24 рубля. С сооружением новой, второй церкви, предположено открыть второй штат священника и дьякона. Кроме села, в приход входит деревня Акатовка, в 5 верстах.

В селе имеются: волосное правление Ерзовской волости, открытое в 1867 году, стоит на возвышенном месте и огорожено палисадником в три ряда различных деревьев. Земская школа открыта в 1881 году и церковно-приходская в 1891 году; квартиры урядника и сотника ; сельское управление; 2 общественных запасных хлебных магазина, хорошо устроенный пожарный обоз; фельдшерский пункт с 1 фельдшером , почтовая ямская станция с 8 лошадьми и земская - в 10 лошадей.

По сведениям Ерзовского волостного правления, в слободе было в 1894 году: бакалейных и мануфактурных лавок - 2; мелочных -6; мельниц, водяных- 6, ветряных- 17, маслобоен - 4, кузниц -7. В 1898 году (по сведениям А.А. Зимнюкова) здесь считалось: 24 мукомольных мельниц, 6 кузниц, 3 маслобойни, несколько постоялых дворов и мелочных лавок. В 1890 году в Ерзовке было 5 питейных заведений; в 1894 году трактир -1, винная лавка -1, в 1896 году торговля питий в слободе сдавалась за 2152 рубля в год, но с 1 января 1897 года установлена была общественная винная лавка, давшая чистой выручке за 1897 год 2349 рублей в пользу общества. В 1898 году село имело - 1 трактирное заведение и 1 винную лавку.

Через слободу пролегает почтовый Саратовско-Астраханский почтовый тракт, зимой же дорога идет льдом по Волге. В окрестности слободы Пичуги лежат селения: в 8 верстах к северу-востоку, при впадении речки Верхней Пичуге в Волгу, станица Пичуженская Астраханского казачьего войска, в 6 верстах к югу - деревня Акатовка, в 14 верстах к югу же - село Рынок, и в 14 верстах к юго-востоку - село Орловка.

(Материалы: список населенной местности Центрального статистического комитета, издание 1862 года; сведения Саратовской Губернской земской управы 1894 года и Ерзовского Волостного правления; Саратовские Губернские ведомости 1890 год №31-23, 1896 год №52 и 1898 год №20; сообщения А.А. Зимнюкова 1898 года и Военно-топографическая карта Генерального штаба.)

Ивановская волость[править]

Ивановская волость (Мало-Ивановская тож) была образована еще во времена управления государственных имуществ в 1840-х годах; теперь она принадлежит ко 2-му полицейскому стану Царицынского уезда, 2-му участку земского начальника, 2-му судебно-следственному и 4-му призывному рекрутскому. Волость расположена (см. карту) по речке Бердии, её притокам и речке Лозной; она прилегает к границе области войска Донского и к ней принадлежат селения: села – Малая Ивановка, Лозное (великороссы и обрусевшие малороссы), Давыдовка и Семеновка (великороссы и малороссы), деревни – Усть-Погожая, Прямая Балка и Петропавловка (Тетерин хутор тож), и хутор Ильин – Астраханского казачьего войска. В волости считалось 4851 ревизк. д.; по сведениям Саратовск. Губернск. Земской Управы в 1883 г. здесь было: 1132 домохоз., 3567 д. муж. пола, 3442 женск., всего 7009 д. об. пола в том числе малороссов 593 д. об. пола.

По сведен. губернск. статист. Комитета в 1891 г. в Мало-Ивановской волости, в 7 селениях, считалось 1303 двора, 5307 д. муж. пола, 5136 женск., всего 10443 д. об. пола.

По сведен. Ивановского волостного правления 1894 г. в волости считалось наличных 4025 д. муж. пола, 3987 женск., всего 8012 д. об. пола крестьян; 1288 дворов; крестьянской надельной земли 45,417 десятин удобной и неудобной. В волости 4 села, 3 деревни, 4 церкви и 1 часовня, 3 школы, 6 кабаков, 12 лавок, 68 мельниц, 4 маслобойни и 9 кузниц. Все крестьяне волости бывшие государственные и помещечьих нет; надельные земли глинисты, местами супесковаты.

Одно лишь селение – Усть-Погожая поселено в 1780-х годах, все же остальные – лишь в первой половине XIX столетия.

Каменская волость[править]

«Каменская волость расположена по течению р. Иловли, от ее истоков, по обеим ее сторонам на протяжении с севера на юг около 46 верст, между 51 и 50° северной широты, по 15° восточной долготы от Пулкова. По левому берегу р. Иловли пролегает вдоль волости большая старинная почтовая дорога из Саратова на Камышин и Царицын в г. Астрахань. Ширина волости, по обеим сторонам Иловли, с востока на запад, - от 24 до 12 верст (в южной части). Она граничит: с севера Сосновской, с востока Банновской и Усть-Кулалинской, с юга Иловлинской, запада Гусельской и Верхне-Добринской волостями. Главный склон волости с севера на юг, по руслу р. Иловли, боковые же с востока и запада к р. Иловле, в которую впадают небольшие речки: слева, вытекающие из Приволжского горного кряжа, - Россоши, Елшанка, Каменка, Пановка, Грязнуха, Тыфляк; справа, берущие начало в высоком водоразделе (достигающем более 1000 футов над уровнем Черного моря) бассейнов Иловли и Медведицы, - Французская, Грязноватка, Грязнуха, Гнилушка, Караульный Буерак, Семеновка. Приволжский кряж по восточной границе Каменской волости подымается выше 930 футов над уровнем Черного моря.

Каменская волость вся состоит из немецких колоний: Каменка, Россоши, Грязноватка, Копенка, Елшанка, Гнилушка, Пановка, Караульный Буерак, Иловля, Усть-Грязнуха и Семеновка (последние 5 колоний отошли с 1895 г. в состав вновь образованной Семеновской волости). По сведениям Каменского волостного правления в 1894 году считалось в волости - 16187 душ муж. пола, 14986 женского, всего 31173 души обоего пола поселян собственников, бывших колонистов - иностранных поселенцев. - Раньше, по земской переписи 1886 г. в Каменской волости считалось наличного населения: 12148 душ муж. пола, 11529 женского, всего 23677 душ обоего пола, наделенных казною 68380 десятин. удобной, 27548 десят. неудобной, всего - 95928 десят. удобной и неудобной земли.

В Каменской волости находятся 2 кургана, называемые Белые мары: один близ колонии Пановки, другой - близ Гнилушки, в 15 верстах от Волги. ("Материалы для описания Саратовской губернии", Н. Я. Воскобойникова, 1875 г.). По архивным документам, около колонии Каменки, в 1777 году, разбойник Шагала зарыл награбленные деньги. (Клауса - "Наши колонии"; Сборник Саратовского губернского земства 1891 г., т. XI; Список населенных мест губернской земской управы 1894 г.; военно-топографическая карта генерального штаба и земская карта 1894 года).

С 1895 года южная часть волости, начиная с колонии Пановки, отделена и из нее образована самостоятельная волость Семеновская.

Выпуск 3. Лит. Л. — Ф.[править]

Лопуховка[править]

Лопуховка

(Лапуховка / Нижняя Заевка / Нижняя Зайка / Никольское)

По изданию: А.Н.Минх "Историко-Географический словарь Саратовской губернии.

Южные уезды: Камышинский и Царицынский" (Саратов, 1901)

Лопуховка (Лапуховка, Нижняя Заевка (или Зайка), Никольское) - волостное село Лопуховской волости, Камышинского уезда, 1 стана, 4 участка земского начальника.

Оно расположено под 50* 37,5' северной широты и 14* 10' восточной долготы от Пулкова, по правому, нагорному, берегу р.Медведицы и впадающему в нее небольшому оврагу Зайкину (по карте Генерального Штаба), берущему начало верст 8 западнее Лопуховки близ хуторов Западного и Тараканова.

В селе имеются 3 удобных съезда к р.Медведице и 40 колодцев.

Лопуховка - большое село, раскинувшееся в 6 порядков верст на 5 по берегу Медведицы; лежит в 180 верстах от г.Саратова, в 90 от г.Камышина и в 18 верстах к югу от слободы Рудни; населено бывшими государственными крестьянами, великороссами, которые сели здесь, по показанию волостного правления около 1770 года.

По архиву Саратовской духовной консистории, (труды Саратовской ученой архивной комиссии), Лопуховка названа в 1767 г. новопоселенным сельцем Никольским, Зайка тоже, на правой стороне реки Медведицы, Петровского уезда, и в ней разрешено построить церковь в 1767 году; следовательно заселение Лопуховки можно отнести около 1760 года.

В другом документе, того же архива, сказано, что в 1773 г. построена церковь в с.Никольском, Нижняя Зайка тоже, Пензенского уезда, и освящена 2 июня 1774 года протопопом города Дмитриевска (Камышин) Авраамием Степановым.

По сведениям губернской земской управы крестьяне поселились здесь лет 150 тому назад (около середины XVIII столетия) и пришли из губерний: Пензенской, Воронежской и других.

По писцовым и дворовым книгам 1622 года по реке Медведице сдавались на оброк Шацким промышленникам леса, бортные ухожьи, бобровые гоны, рыбные, звериные и птичьи ловли.

А в 1691 г. все эти земли были пожалованы в тогдашнем Шацком уезде, боярину Льву Кирилловичу Нарышкину и около середины XVIII столетия начинают заселяться самовольными сходцами из внутренних губерний и малороссами.

Хотя из архивных документов мы видим, что в бывшем Щацком юрту, по Медведице и ее притокам садятся сходцы в некоторых местах уже в конце 1600-х и начале 1700-х годов и к числу таких поселений относится, по словам крестьян, село Старый Кондаль, нынешней Лопуховской волости, но само село Лопуховка образовалось не раньше середины XVIII столетия.

По списку населенных мест центрального статистического комитета, изд. 1862 года, казенное село Лапуховка, Нижняя Заевка, показано при р.Медведице, в95 верстах от г.Камышина, и имело в 1860 году 436 дворов, 1670 душ мужского пола, 1680 женского.

Всего 3350 душ обоего пола; церковь православная 1, базар.

По 10 ревизии 1857 г. число душ в с.Лопуховке показано вместе с нынешним хутором Мутным в 1682 души мужского пола, 1678 женского.

По земской переписи 1886 г. в с. Лопуховке значится (без хутора Мутного) 736 домохозяев, 2166 душ мужского пола, 2131 женского, всего наличных 4297 душ обоего пола бывших государственных крестьян.

Великороссов, православных; кроме того, 52 семьи постоянно отсутствующих и 1 семья в 6 душ постороннего населения; грамотных считалось 321 мужчин и 16 женщин.

Всех жилых строений 788, из них каменных 5, деревянных 767, сырцовых и мазанок 16; крытых железом 2, тесом 8, соломой 778.

Промышленных заведений – 27, кабаков – 4, лавок – 7.

У крестьян было: плугов – 112, сох – 749, лошадей рабочих и нерабочих – 948, волов – 372, коров и телят – 1362, овец – 755 (очевидно опечатка) и свиней – 146.

Всех годовых платежей приходилось с Лопуховки и х.Мутного за 1885 г., без страховых платежей – 12278 рублей; недоимки к 1 января 1886 г. считалось за обществом 22595 рублей.

Всей надельной земли с хутором Мутным 13740 десятин удобной, в том числе пашни 10487 десятин и лесу 667 десятин; неудобной 1472 десятины, всего 15212 десятин.

По сведениям губернской земской управы 1887 г. в с.Лапуховке: приходская церковь, школа, базар и ярмарка; базары существуют здесь с конца 1840-х годов и бывают по субботам, хлеба привозится немного от 100 до 150 пудов в базарный день, больше торгуют ситцем, мясом, рыбой горшками и прочим.

Землею Лопуховцы владели всегда по душам, так как по числу переселявшихся прирезалось при ревизиях земля от казны.

Всей земли считают удобной 13072 десятины, неудобной 1472 десятин 600 сажень и леса 667 десятин; в числе удобной: под строениями, огородами, гумнами, садами и конопляниками – 400 десятин, выгона – 120 десятин, пашни – 10200 десятин сенокоса 50 десятин и под залежью и солонцами 2302 десятины.

Надел расположен в одном участке, при селении, к западу от р.Медведицы.

К северу он граничит землею крестьян с. Березовки, а к югу землею крестьян с.Громов.

Длина участка до 30 верст, а ширина до 7 верст; поверхность надела местами возвышенная, но больше ровная; оврагов в наделе много: под ними до 200 десятин. Водопои в прудах, которых в полях 6. До 2/3 надела с черноземной почвой, а остальная 1/3 имеет солонцеватую, суглинистую и песчаную почву; глубина почвенного слоя от 4 до 16 вершков и более. Подпочва глина и песок.

Землею пользовались до 1885 г. по ревизским душам; в 1884 г. отделена земля на хутор Мутный.

В 1885 г. решили делить землю по наличным душам мужского пола 15-летнего до 60 –летнего возраста; живущим на стороне земли не давали; солдаты получали землю по их желанию.

Последние 15 лет селение начало приходить в упадок от неурожаев, падежей скота и пожаров; недоимок в эти годы накопилось очень много, почему с 1880 года по 1886 г. был сдан надел на 257 душ недоимщиков, всего 1384 десятин по 1 руб. 50 коп. за десятину: эти деньги шли в уплату недоимок.

На хутор Мутный, крестьяне, в 1884 г. отделили по просьбе выселившихся туда из Лопуховки домохозяев, 162 4/5 десятин, на 21 душу по 7 десятин 1800 сажень, кроме леса, который должен был оставаться в общем пользовании; в 1887 г. крестьяне постановили отобрать у хуторян отдельный этот участок и сдать, так как они не платят недоимки.

Вся земля поделена на 3 поля. Картофель и бахчу сеют кто как хочет.

Покос степной по залежам; кроме того, есть по баракам, до 50 десятин сенокоса. Леса 667 десятин: дубняк и осинник до 5 летнего возраста; рубят ежегодно отведенное на глаз место, разверстывая по душам; топят дровами, соломой и кизяками.

Огороды и усадьбы не уравнены: кто как завладел, так и пользуется.

Вновь строящимся домохозяевам отводят из выгонной земли под дворовые места.

Усадьбы обложены оброком по 30 копеек с 1 сажени на 80 длиннику.

Сады здесь имеются исстари: разводят яблони (анис и зернушка), вишни и преимущественно терн; пуд терна продают здесь и в Рудне по 40-50 копеек. С тернового сада в 100 кустов собирают в средний год 4-5 пудов. Сады обложены тоже сбором в 30 коп. за 1х80 сажень.

Общественной запашки нет, они были при управлении государственных имуществ, но потом прекратились; общественный хлебный магазин 1, деревянный, крытый тесом.

Ярового хлеба сеют больше чем ржи, больше же всего сеют пшеницы. Урожаи стали хуже от засух, - лет 7 с 1880 г. не было хорошего урожая. Пашут плугами и сохами, но теперь начинают больше пахать плугами, чтобы лучше пропахать землю, так как она от малой толоки, за недостатком скота, стала прорастать сорными травами. Система хозяйства трехпольная; землю не навозят. Скот пасется по пару и по жнивам. Землю арендуют только у своих односельцев.

Здесь исстари горшечники выделывают из синей глины горшки; больше всего занимаются этим зимой, после полевых работ. Из той же глины делают кувшины и чашки; посуда вся простая, обливной нет. Продавать возят в окружающие местности на 100-150 верст; продают и местным скупщикам сотнями по 2-2,5 рубля.

В 1886 г. были следующие мирские доходы: за рыбную ловлю 22 рубля; с базара 364 рубля и с садов 911 руб. 92 копейки.

Здесь в 1887 г. было училище, содержимое обществом с помощью земства. Первое училище было открыто здесь с 1844 года.

По сведениям губернского статистического комитета за 1891 г. в с. Лопуховке имеются: волостное правление, фельдшерский пункт и 1 фельдшер; квартира полицейского урядника.

В 1891 г. считалось 757 дворов, 2530 душ мужского пола, 2474 женского, итого 5004 души обоего пола всех вообще жителей.

По сведениям волостного правления 1894 г. и Саратовских Епархиальных Ведомостей 1896 г. в с. Лопуховке 2 церкви: Св. Николая Чудотворца и Михаила Архангела, обе каменные и крыты железом; Николаевская церковь построена в 1814 году, взамен старой деревянной 1773 года; она каменная, однопрестольная, холодная; при ней деревянная сторожка. Дома для причта общественные, деревянные, на общественной земле; церковной пахотной земли 110 десятин.

С 1888 г. существует церковно-приходская школа грамоты, а в 1892 г. открыто церковно-приходское попечительство.

Причт состоит из священника и псаломщика, которым положено казенного жалованья 152 руб. 88 коп. в год. Деревень в приходе нет.

Михаило-Архангельская церковь построена в 1873 г. каменная, однопрестольная; при ней каменная сторожка и школа грамоты с 1887 года. Земли при этой церкви нет. Причт состоит из священника и псаломщика, которым положено казенного жалованья от казны 176 руб. 85 коп. Деревень в приходе нет. По церковным сведениям в с. Лопуховке считалось в 1896 г. раскольников 12 душ обоего пола молоканской секты.

В 1894 г. в селе имелись: 4 церковно-служительских двора, волостное правление, 3 школы: одна земская (открыта в 1876 г.) и две церковно-приходские; урядник; фельдшер; земская ямская станция в 4 лошади; детский сиротский приют, открытый в 1892 г.; базарная площадь; базары бывают по субботам, на них торгуют разным крестьянским товаром и зимою собирается до 40 подвод.

В 1894 г. здесь было 761 двор, в том числе 5 общественных; крестьянские строения деревянные, большей частью крыты соломой, 6 изб крыты деревом, 5 железом и 1 каменный дом, крытый железом.

Жителей считалось 2483 души мужского пола, 2431 женского, всего 4914 душ обоего пола бывших государственных крестьян, русских, составляющих одно Лопуховское общество. Большая часть из них православные и 35 душ обоего пола молокан. Кроме того, в селе 4 семьи духовенства и 1семья личных почетных граждан.

Кроме хлебопашества, 2 семьи занимаются зимою выделкой колес, 3 столярным мастерством и 10 плотников. Надел отведен обществу управлением государственных имуществ в 14788 десятин и, кроме того, двум штатам духовенства 102 десятины.

Отсюда считают: до с.Березовки - 3 версты, с.Громки – 4, с.Гнилой Проток (Бурлукской волости) – 4, г.Саратова – 180, г.Камышина – 90 и ближайшей железнодорожной станции Рудни – 18 верст.

К селу Лопуховке принадлежат хутора: Омутной (Мутный), отстоящий в 25 верстах к северо-западу от с.Лопуховки, на границе Аткарского уезда, и Тараканов в 7 верстах к западу от Лопуховки, поселенные на надельной земле Лопуховского общества.

По сведениям С.А.Щеглова с.Лопуховка отстоит от остальных волостных сел Камышинского уезда: Антиповки – 128 верст, Ахмата – 109, Банного – 10, Бурлука – 10, Верхней Добринки – 44, Гуселки – 46, Золотого – 115, Розенберга (Илавлинской) – 84, Каменки – 70, г. Камышина – 96, Котова – 60, Красного Яра – 20, Лемешкина – 43, Линево Озера – 40, Нижней Добринки – 30, Норки – 88, Олешны – 60, Рудни – 18, Саламатина – 80, Усть-Золихи (Сосновской) – 84, Тарасова – 25, Топовки – 75 и Верхней Кулалинки (Усть-Кулалинской) – 92 версты.

По сведениям 1895 г. народ в с.Лопуховке сильно обеднял и накопил недоимку разных сборов до 97000 рублей. В селе 2 церкви и при них церковно-приходские школы, кроме которых есть и земско-общественная; одна церковно-приходская школа находится в той части села, которая называется «Ушинкой», две же других школы почти рядом в другой части села, из них земская школа помещается под одной крышей с волостным правлением и рассчитана на 50 человек, принимают же до 90, почему она тесна для такого большого села, вследствие чего в селе водятся «школки» малограмотных людей «земнюков», как их зовет народ. (Саратовские Губернские ведомости 1895 г. № 37).

5 июня 1896 г. в селе был большой пожар при сильном ветре, истребивший 86 дворов и много хлеба.

Орловка[править]

Орловка (Собачья балка, Собачня) — село 2 стана Ерзовской волости Царицынского уезда Саратовской губернии, лежит у Саратовско-Астраханского почтового тракта, в 15 верстах от уездного города Царицына, верстах в 9 к западу от реки Волги , в 14 южнее волостного села Нижней Пичуги (Ерзовка) , в 8 от села Рынок (Орловка) и деревни Спартанки и в 6 верстах от села Городища , лежащего на юго-запад. Орловка расположена с западной стороны почтовой дороги, под 48* 50' северной широты и 14* 13' восточной долготы от Пулкова , по берегам балки Водяной, и при устье балки Собачьей, впадающей в Водяную, между небольшими возвышенностями, прорезанными кое-где оврагами. Местность около села открытая, занятая пашнями. Водяная балка берет начало с северо-запада, в 2-х верстах от Орловки, и впадает в 6 верстах ниже села в речку Мечетку, верстах в 4-х выше впадения последней в Волгу. Собачья балка начинается с запада, в 2-х верстах от села и впадает в Водяную балку в самом селе. Водяная получила название по богатству в ней, в прежнее время, воды, а Собачья потому, что, как говорят старики, в далеком прошлом, вероятно при начале заселения этой местности, в балке жило несколько одичалых собак, которые со временем так размножились, что нападали не только на скот, но и на проезжавших по почтовому тракту; говорят, что для уничтожения их была выслана рота солдат.

По балке Водяной и в настоящее время протекает небольшой ручеек, питающий немногие сады Орловских крестьян и их огороды. В Собачьей балке тоже имеется источник, начинающийся из родников недалеко от села. В Водяную впадают балки: выше села Орловки — Песчаная и Каменная, ниже села — Конопляная и Сухая. В 5 верстах к северо-востоку от Орловки лежат, в недальнем друг от друга расстоянии, балки: Яблоневая, Сальникова, Мечетка и Гребенщикова, впадающая в балку Сухую Мечетку; последняя отделяет владения Орловских крестьян от крестьянской земли крестьянской земли слободы Нижней Пичуги.

Около балки Мечетки, в первых годах XIX столетия жил хутором какой-то барин и с ним 5 дворов крестьян; хутор этот уничтожился несколько лет спустя после заселения Орловки; говорят, что этот барин был каким-то чиновником, почему и до ныне колодец в балке Мечетке называется Исправницким.

Начало заселения Орловки относится к концу XIII столетия (около 1780-х годов) переселенцами из внутренних губерний; в начале, до 1820-х годов, поселение состояло из 46 дворов и находилось на Собачьей балке, от которой и получило свое название. Затем в 1827 году, уже в значительном числе пришли переселенцы из Орловской губернии , давшие настоящее имя селения — Орловка; позднее в 1830-х и начале 1840-х годов, выселяются сюда крестьяне из Тамбовской, Курской , Тульской и Рязанской губернии и заселение заканчивается в 1842 году. Переселенцы застали еще тогда по балкам: Собачьей, Водяной, Яблоневой, Сальниковой, Мокрой Мечетке, Гребенщиковой и Сухой Мечетке вековые леса, от которых ныне остался лишь тощий кустарник в последних 6 балках, в Собачьей же он окончательно уничтожен. Уничтожению лесов способствовало неразумное пользование ими и в особенности, как объясняют старики, бывший около 1850 года, голод «когда лес променивался на хлеб в Донских пределах». Каждый поселенец получал земельный надел из казенных оброчных статей по 15 десятин на ревизскую мужскую душу и такой порядок продолжался до конца заселения, то есть до 1842 года. Часть поселенцев были государственные крестьяне, часть однодворцы и свободные хлебопашцы; впоследствии все они переименованы в государственных крестьян . Ко времени прекращения заселения, в 1842 г. Орловка имела 162 двора, 746 душ мужского пола, 761 женского, всего 1507 душ обоего пола. В первое время пришедшие сюда поселенцы были «народ бессильный» (не зажиточный), почему мало пахали землю: одни побирались, другие ходили по работникам, иные торговали колесами, но, постепенно оправившись, они обзавелись хозяйством и принялись за землю. Что заставляло тогдашних поселенцев переселиться из прежних мест неизвестно; но дух непоседливости и желание найти все лучшее и лучшее, виден из рассказов стариков и из официальных документов. Поселившиеся в 1832 году в Орловке 64 души переселенцев уже в 1840-х годах просили Палату государственных имуществ дозволить им переселиться в села Завальное и Средне-Ахтубинское , что на луговой (левой) стороне Волги, (ныне Астраханской губернии ), заявляя, что «ныне отведенная Орловским крестьянам земля неудобна», но палата им в этом отказала; 4 семьи ушли в 1840 году обратно в прежнее место своего жительства в деревни: Шабановку, Редкину и Евлановку Ливенского уезда Орловской губернии . Вскоре после заселения, в 1840-х и последующих годах, часть крестьян, бывшей тогда еще деревни Орловки, выселилась за 8 верст на самый берег Волги, находящийся в наделе Орловских крестьян, образовав хутор, названный Рынком, который до 1867 года принадлежал к Орловскому обществу. В этом году хутор Рынок переименован в село и в административном отношении отделился от Орловки, но пользование земельным наделом осталось до сего времени совместное, на прежнем основании; всей земли, по сведениям Саратовской губернской земской управы 1883 года, удобной и неудобной отведено было 11691 десятина 1800 саженей, из которой половина суглинку , остальная солонец частью песок ; в наделе много балок и оврагов. Около 1858 года крестьяне обоих селений стали делить землю по ревизским душам мужского пола; по 10 ревизии 1857 года в селе Орловке и хуторе Рынок считалось вместе 199 дворов, 838 душ мужского пола, 877 женского, всего 1715 душ обоего пола. По списку населенных мест центрального статистического комитета, изд. 1862 года, казенное село Орловка, Собачья балка, показано при ручье Верхней Мечетке, в 14 верстах от уездного города Царицына, и в нем в 1860 году, 153 двора (не считая Рынка), 609 душ мужского пола, 602 женского, всего 1211 душ обоего пола; церковь православная 1, мельниц 4. По сведениям Саратовской губернской земской управы, в 1882 году считалось в одной Орловке 233 домохозяина, 600 душ мужского пола, 597 женского, всего 1197 душ обоего пола государственных крестьян. По сведениям В. Шишова к 1 января 1890 года в селе считалось 216 дворов с наличным населением 628 душ мужского пола, 645 женского, всего 1273 души обоего пола. Дома крестьян преимущественно деревянные, крыты соломой и тесом. Село состоит из 3-х улиц: одной по правую сторону Водяной балки, при устье Собачьей балки, и двух по левую сторону Водяной; оно делится на 3 части: Рязанскую, Ливенскую и Столбочинскую, названных по местностям, из которых пришли переселенцы. При въезде в село, по дороге из слободы Пичуги, стоит, обнесенная каменной оградой, деревянная однопрестольная церковь во имя Михаила Архангела , построенная в 1871-73 годах. Орловский приход небольшой, так как состоит лишь из одного села. До этого в Орловке был молитвенный дом, построенный в 1847 г. из пожертвованной поручиком И. Н. Страховым часовни , бывшей в д. Мечетке. Крестьяне занимаются земледелием, садоводством, бахчеводством, перевозкой тяжестей на лошадях в город Царицын и чумачеством на волах; в свободное от полевых работ время чумаки перевозят кладь из города Царицына на Дон , в Воронежскую губернию и на Кавказ.

Промысел этот поддерживает очень благосостояние крестьян, и если в некоторые годы нет заработков чумакам, то одними средствами от урожая хлебов они едва сводят концы с концами. Перевозка тяжестей на лошадях в городе производится теми крестьянами, у которых нет волов и тоже в свободное от полевых работ время. Садов в Орловке не много, плоды идут на свое потребление, но не в продажу. Ремесла в селе не развиты. Все население Орловки православное и нравственность их лучше, чем в соседнем селе Городище; народ живет большей частью зажиточно. В Орловке земское училище , открытое в 1882 г., построено оно около церкви, на средства крестьян; учащихся в 1889 г. было 48 мальчиков, 12 девочек, всего 60 человек; крестьяне охотно посылают своих детей в школу и в 1890 г. считалось детей грамотных 10 % всего населения. Земля Орловских и Рынковских крестьян находится в совместном владении обоих обществ; раздел произведен по ревизским душам в 1860-х годах, по которому вышло, что Орловские пользовались землей около Рынка и наоборот; отчего в 1890 г. произошла такая путаница, что волостной суд и уездные учреждения постоянно осаждаются жалобами крестьян на захваты земли. Оба общества не могут поделиться добровольно, и дело тянется без всякого результата уже 5 лет, так как Рынковские передали его адвокату. Грунт земли частью суглинистый, частью песчаный; урожайность и способы обработки одинаковы с слободой Пичугой и с. Городищем. Крестьяне сеют преимущественно озимую рожь и яровую пшеницу , немного проса , овса и льна ; кроме того, в обоих селениях Орловке и Рынке засеваются в небольшом количестве бахчи . Посев хлебов крестьяне производят на своей надельной земле и небольшой части, снимаемой в аренду у г.г. Мишина, Лятошинского и Данилова, по 6 рублей за десятину. Пашут, как и во всей Ерзовской волости, преимущественно железными плугами, покупаемыми в Царицыне и Дубовке , местного произведения. В 1890 г. было скота в Орловке: 200 лошадей, 357 рабочих волов, 327 коров, 139 нетелей , 321 телят, 1137 овец, 24 козы и 16 свиней. (Сообщение В. Шишова "Саратовские губернские ведомости 1890 г., № 36, 37).

По сведениям Ерзовского волостного правления 1894 г., село Орловка, Собачня, начала заселяться к концу XVIII столетия, состоит из 3-х улиц; церковь во имя Михаила Архангела освящена в 1873 г.; земское училище открыто в 1883 г. Село расположено на балке Водяной, через которую устроен мост: она берет начало версты 2 выше села и впадает ниже его верст 6, в речку Мечетку; езда через Водяную балку не совсем удобна; в селе 6 колодцев. Здесь пролегает Саратовско-Астраханский почтовый тракт. В 1894 г. здесь считалось 218 дворов и 1 училищное здание; все строения деревянные, крыты тесом и в редких случаях соломой; на дворах глинобитная летние кухни. В селе считалось в 1894 году 676 душ мужского пола, 676 женского, всего 1352 души обоего пола великороссов, православных, крестьян собственников, бывших государственных, составляющих одно сельское общество. Крестьяне занимаются хлебопашеством и чумачеством на волах. Надел у них в совместном пользовании с селом Рынок и у обоих обществ считается 5808 десятин удобной, 5823 десятин неудобной, всего 11691 десятина земли.

По полицейским сведениям 1894 г. село Орловка, Собачья балка, расположено при балке Водяной, в 14 верстах от волостного правления и в 14-ти от уездного г. Царицына; имела наличных 676 душ мужского пола, 676 женского, всего 1352 души обоего пола. Надел общий с селом Рынок: 5824 десятин удобной, 5817 десятин 1800 сажень неудобной, всего 11684 десятин 1800 сажень земли. Церковь деревянная 1, часовня 1, школа земско-общественная 1, винная лавка 1, мелочных лавок 2, ветряных мельниц 19, маслобойня1и кузница 1.

По сведениям 1896 года А. М. Верхоглядова (Саратовские губернские ведомости 1896 г., № 78) село Орловка расположено на балке, называемой «Собачня», и имеет одну деревянную церковь, 233 двора, 1375 душ обоего пола жителей. 1 октября 1896 г. произошел здесь пожар, начавшийся в задней постройке крестьянки Гончаровой: сгорело 22 двора со всеми принадлежащими к ним постройками и 2 гумна с хлебом; потерпели от огня 24 семьи.

По сведениям А. А. Зимнюкова, в 1898 г. в селе Орловке имелось: 1 деревянная церковь, 1 земская школа (довольно обширная и чистая), 1 общественный запасный хлебный магазин, небольшой пожарный сарай и с нужным обозом, 3 мелочных и 1 винная лавочки, 13 ветряных мукомольных мельниц, 17 маслобоен и 1 кузница. Постройки крыты большей частью соломой и камышом.

Отрада[править]

Отрада (Отрадное) - волостное село 2 стана 1-го участка земского начальника Отрадинской волости Царицынского уезда Саратовской губернии , лежит в южной части уезда, близ вновь отстроенной Царицынско-Тихорецкой железной дороги, в 15 верстах от Царицына, в 379 от Саратова , в 9 от станции Царицынско-Донской железной дороги – Крутой, в 1,5 верстах от почтового Саратовско-Астраханского тракта, и в 4-х верстах к западу от реки Волга, под 48* 35' северной широты и 14* 5' восточной долготы от Пулкова.

Здесь каменная Никитинская церковь; волостное правление Отрадинской волости, открытое в 1861 году; сельское управление; урядник 8-го участка с 1878 года; фельдшерский пункт с 1 фельдшером ; ветеринарный фельдшер с 1888 года; полицейский сотский ; пожарный сарай с обозом; земская ямская станция в 6 лошадей; 2 школы: одна начальная сельская (ныне земско-общественная), открытая с 20 октября 1864 года и другая школа грамоты, открытая в 1888 году и помещающаяся в церковной сторожке. Церковно-приходское попечительство открыто здесь в 1871 году.

Село Отрада расположено на правом берегу речки Елшанки, впадающей в Волгу, на довольно ровной местности и частью на небольшом полугорье выдавшейся оконечности горы Клюки. На речке имеются два пруда с удобными подъездами, кроме того в самом селе еще один пруд родниковый и 50 колодцев.

На левом берегу речки Елшанки, рядом с Отрадой, поселена малороссийская слобода Бекетовка, Хохловка, помещиком Бекетовым , которому принадлежала Отрада, населенная великороссами. Подле села находятся усадьбы: дворянина Попова и купца Воронина.

Начало заселения Отрады и Бекетовки, по словам крестьян, относится к 1750-м годам и каменная Никитская церковь отстроена в 1795 году.

По сведениям волостного правления Отрада поселена около середины XVIII столетия генералом Никитою Афанасьевичем Бекетовым , фаворитом императрицы Елизаветы Петровны , назначенным Екатериной II в 1763 году Астраханским губернатором , впоследствии сенатором. Название свое «Отрада» получила от самого основателя, который «любуясь этой красивой местностью, большей частью покрытой в то время густым лесом, а также в связи с общим обилием природных богатств: лесов, рыбы, хлеба и фруктов, назвал селение «Отрадным». На полугорье, возле села, Никита Афанасьевич Бекетов построил себе каменный роскошный дворец, где он и умер в 1794 году, развалины которого видны и доселе. Есть указания, что пугачевская толпа в 1774 году разграбила «имение сенатора Бекетова сельце Отрадное, взяв деньгами 249 рублей, хлеба 500 четвертей, рогатого скота 355 голов, лошадей 308, овец 1900 штук и разных пожитков на 430 рублей 40 копеек». (Саратовский Листок, 1898 года, № 237 и 238).

По сведениям волостного правления Никита Афанасьевич Бекетов построил в 1782 году в Отраде церковь во имя святого. Никиты исповедника, в честь своего ангела, но по архивным документам («Труды» Саратовской ученой архивной комиссии 1893 года, вып. 2-й, стр. 106) показано, что Никитинская каменная церковь в селе Отраде построена в 1795 году, следовательно, принимая во внимание время кончины Бекетова 9 июня 1794 года, вероятно эта церковь была начата лишь при нем, освящена же в 1795 году, вскоре после его смерти; она однопрестольная, каменная, но купол и колокольня деревянные; при ней деревянная сторожка. При селе 3 пруда, один из них самый большой имел плотину до 250 сажень длины и до 20 сажень ширины, обвалившиеся остатки которой до сих пор поражают своей грандиозностью. Никита Афанасьевич Бекетов умер холостым и Отрада перешла к казачьему генералу Попову. По словам А.А. Малькова (Саратовский край, вып.1, 1893 года) в 1812 году много военнопленных из Наполеоновской армии, присланных в Саратов (несколько тысяч человек) взял для работ казачий генерал Попов в свое имение село Отраду, Царицынского уезда, находящееся в 6 верстах от Волги: здесь, в громадном овраге, около 1,5 версты шириной, говорит г. Мальков, военнопленные устроили для задержания воды плотину, так прочно, что она почти сохранилась до сих пор. Ниже, в овраге, сравняли землю для посадки капусты и из плотины провели желоба для поливки к капустникам, простиравшимся версты на 1,5. Капуста в этом овраге вырастала громадная, до 1 аршина в диаметре, и Попов зарабатывал на ней большие деньги. На этих прудах, сообщает волостное правление, было 3 хороших водяных мельницы и 1 лесопильня; в восточной же части селения была насажена целая тутовая роща, для разведения шелковичных червей, а возле этой рощи был устроен кирпичный завод для выделки кирпича, на постройку барских строений и церкви.

По 10 ревизии 1857 г. в с. Отраде считалось 320 душ мужского пола крестьян великороссов помещика Попова.

По списку населенных мест центрального статистического комитета, издания 1862 года, владельческое село Отрада показано при речке Елшанке по Астраханскому почтовому тракту из Царицына на город Черный Яр, в 14 верстах от уездного города Царицына, и в нем 106 дворов, 337 душ мужского пола, 406 женского, всего 743 души обоего пола; церковь православная 1, ярмарка и 5 мельниц.

По сведениям Саратовской губернской земской управы в Отраде считалось в 1882 году 187 домохозяев, 451 душа мужского пола, 510 женского, всего 961 душа обоего пола, наделенных 2442 десятинами удобной и неудобной земли, большей частью суглинистой.

До 1861 года (освобождения крестьян от крепостной зависимости) крестьяне Отрады и слободы Бекетовки пахали «кто где хотел: у барина было много земли, выбирали лучшую, запрета от него на землю ни какого не было». В 1878 году был здесь падеж рогатого скота, пало до 150 голов. В Отрадинских дачах много вредят посевам суслики , так что при черезполосности душевых пайков, при необходимости энергичной и трудной борьбы с сусликами, некоторые домохозяева вынуждены сдавать часть своих пайков, в особенности отдаленных, другим лицам. Крестьяне говорят, что у них в Отраде «сдача большей частью не по нужде, а из за сусликов». Залужать пашню неудобно, так как на заброшенных клочках сильно плодится суслик, хотя залужение и было бы необходимо, потому что «отдохнув, земля родит лучше прежнего». (Сведения Саратовской губернской земской управы 1884 г.).

По сведениям Саратовского губернского статистического комитета в Отраде в 1891 году считалось 226 дворов, 611 душ мужского пола, 699 женского, итого 1310 душ обоего пола всех вообще жителей.

По сведениям Волостного правления 1894 года, после пожара 1892 года 1/8 часть села выстроена по новому плану. В Отраде в 1894 г. считалось 227 дворов; в числе строений 5 общественных: волостное правление, земская школа, сельское управление и 2 церковно-служительских двора. Крестьянские постройки деревянные, большей частью крыты соломой и около 2/5 деревом. Село Отрада, в административном отношении, составляет одно сельское общество, в экономическом же делится на 2 части: 1-я г.г. Поповых и 2-я – Поповых и Коптевой, в обеих считалось в 1894 г. 509 душ мужского пола, 587 женского, итого 1096 душ обоего пола крестьян великороссов, большей частью православных, кроме 110 душ сектантов ; кроме того, здесь 2 семьи духовенства, 1 почетных личных граждан и 11 душ мещан . Жители занимаются большей частью хлебопашеством и бахчеводством, а также извозным (чумацким) промыслом. Крестьянский надел части Поповых – на выкупе, им отведено 1806 десятин, второй же части Поповых и Коптевой, - малый дарственный в 124 десятины, итого всей крестьянской земли Отрадинского общества 1930 десятин; кроме того, обществом куплено с содействием крестьянского поземельного банка удобной 194 десятины и неудобной 334 десятины. Сверх того при селе Отраде имеется частновладельческой земли купца И. Е. Воронина 7354 десятины и на Волге государственных имуществ на Сарпинском острове 1120 десятин.

По сведениям помощника исправника г. Тихомирова 1894 года село Отрада лежит в 15 верстах от Царицына и составляет 2 общества: 1) бывших Попова, с наличными 150 семьями, 443 души мужского пола, 514 женского, в 192 дворах, наделенных 1806 десятинами земли, из которой: усадебной 78 десятин, огородной 5 десятин, пахотной 1233 десятин 1350 сажень, сенокосной 211 десятин, выгону 256 десятин 2050 сажень; кроме того, благоприобретенной (купчей) земли 529 десятин, из которой огородной 14 десятин 510 сажень, пахотной 180 десятин 740 сажень, солонцов 229 десятин 200 сажень, песчаной 99 десятин 400 сажень и оврагов 6 десятин 50 сажень. 2) Попова и Коптевой – наличных 48 семей, 99 душ мужского пола, 120 женского, в 35 дворах, наделенных 124 десятинами 600 сажень удобной земли, из которой усадебной 25 десятин 900 сажень, сенокосной 42 десятины 600 сажень, выгонной 56 десятин 1500 сажень. Все крестьяне великороссы, бывшие помещичьи. В селе 2 школы: земско-общественная в ней обучалось в 1894 г. 62 мальчика и 38 девочек (сообща с слободой Бекетовкой) и церковно-приходская, в церковной сторожке, - в ней обучалось в 1894 году 12 мальчиков и 8 девочек; мануфактурная лавка - 1, мелочных лавок 2, трактирное заведение 1, ветряных мельниц 9 и кузниц 5. Жители занимаются преимущественно хлебопашеством, бахчеводством и чумачеством (извозом).

По сведениям 1897 года, при селе Отраде, в 7 верстах от Царицына, имеется стеклянный завод купца (почетного гражданина) Воронина. По сообщению А. А. Зимнюкова в 1898 году в Отраде считалось постоянных жителей 582 души мужского пола, 597 женского, всего 1129 душ обоего пола. От села Отрады считают до Саратова 379 верст, Царицына - 15, колонии Сарепты - 12, хутора Теплых Вод (Сарептской волости) 5, села Червленоразного 8, д. Елшанки 10, хутора Купоросного 9, хутора купца Воронина 1, хутора Аверьянова 1,5, хутора Соленого сада 3, хутора Павловского 7, хутора Николаевского 8, хутора Володина 12, хутора Ягодного 8, хутора Везелевого 20, хутора Пахотина Сипко 5, хутора Белицкого 8, хутора Каменно-Бродского 15, хутора Талового Шперлинга 8, хутора Воронина на Елшанке 8, хутора Колосихина 12 верст.

Усть-Кулагинская волость[править]

Усть-Кулалинская волость граничит к северу - Банновской, к западу -Каменской, к югу - Иловлинской и Камышинской волостями; восточная часть ее вся омывается рекою Волгою, которая огибает ее с двух сторон: северо- и юго-востока. Здесь Волга делает угол, имея сперва направление на юго-восток до колонии Буйдаков Буерак, она делится на два рукава: один, более узкий, поворачивает на юг; другой - под округленным, почти прямым углом, вмывается в луговую сторону и, около впадения реки Еруслана, поворачивает на юго-запад, образуя между обоими протоками довольно большой остров Галкин. Волость имеет 2 главных склона: на восток (юго-восток) к Волге и на запад к реке Иловле, обусловленные возвышенным водоразделом бассейнов этих двух рек. Иловля омывает западную границу Усть-Кулалинской волости, в средней ее части, протекает по ней с севера на юг; она принимает здесь, с левой стороны Грязнуху и Тыфляк. Притоки Волги в пределах волости: Даниловка, Щербаковка, Кулалинка, Добринка и Ураковка. На берегу Волги, в пределах этой волости, лежит село Русская Щербаковка, принадлежащее к Банновской волости и не большая деревушка Мостовая.

К Усть-Кулалинской волости принадлежат немецкие колонии: Нижняя Добринка, Верхняя Добринка (Дрейшпиц), Усть-Кулалинка (Галка), Верхняя Кулалинка (Гольштейн), Буйдаков Буерак (Шваб), Немецкая Щербаковка, Крестовый Буерак (Кресты, Миллер), Водяной Буерак (Штефан) и Верхняя Грязнуха (Крафт); усадьбы частных владельцев при колонии Щербаковке: Эрлих, Рис и вдовы Артамоновой; водяные мельницы: 32 - на речке Щербаковке, 14 - на речке Даниловке, 4 - на речке Водяной, 16 - на речке Добринке, 7 - на речке Кулалинке и 1 - на реке Иловле - Давидовская (Ней-Миль); всех водяных мельниц в волости, в 1894 году, было 73. Волость населена немцами, выходцами из Германии, по вызову Императрицы Екатерины II, около 1768 года. В 1894 году здесь считалось: 13027 душ мужского пола, 12586 женского, всего 25613 душ обоего пола поселян собственников, бывших колонистов. Всей надельной земли в волости, отведенной казною, 68540 десятин удобной и неудобной, из которой лишь незначительная часть лежит на левом берегу Волги. Наибольшее протяжение волости с севера на юг - около 35 верст, а с запада на восток - около 33 верст. (Сведения волостного правления 1894 года; Наши колонии, Клауса; Список населенных мест центрального статистического комитета, изд. 1862 года; Сборник Губернского Земства, том XI; Сведения губернского статистического комитета за 1891 год и карты: военно-топографическая генерального штаба и земская 1894 г.)

Выпуск 4. Лит. Х. — Ѳ.[править]

Царицынский уезд[править]

Царицынский уезд

Царицынский уезд составляет южную, выдавшуюся полосой по правому берегу Волги, оконечность Саратовской губернии, лежащую между 48°,27' и 40°,58' северной широты, 13°,47' и 14°,56' восточной долготы от Пулкова. Царицынский уезд занимает по пространству 5-е место в ряду других уездов губернии. По данным Центрального Статистического Комитета площадь его равняется 6091,7 квадрат. верст. или 125,9 квадрат. милям, по Стрельбицкому — 6795,3 квадрат. верст. или 707,875 3/4 десятин., а по измерению Швейцера 5803 квадрат. верст. А. Раевский (Журнал «Дело», мартовская книжка 1873 г.: «Очерк Саратовской губернии») исчисляет площадь Царицынского уезда в 718,435 десятин; в этом числе считается пашни — 33,818 десятин, степи — 236,725 десятин, под покосами — 67,970 десятин, лесу крупного и дровяного — 19,356 десятин, кустарника — 558 десятин, тоже с покосами — 6336 десятин, солонцев — 41,087 десятин, под селениями — 1629 десятин и неудобной —280,956 десятин. Разница в исчислении поверхности происходит от того, что границы этого уезда изменилась, например: на картах Ильина и военно-топографической генерального штаба (1889 г.) в составе Царицынского уезда показаны селения — Таловка и Николаевка, тогда, как теперь они принадлежат к Камышинскому уезду2.

Фигура площади уезда представляет вытянутую узкую полосу несколко расширяющуюся по средине и протянувшуюся между Волгой и областью Войска Донского; она представляется как бы придаточной частью Саратовской губернии. Границы уезда составляют: с северо-востока — Камышинский уезд, с юго-востока — река Волга, с юга — Калмыцкая степь, Черноярского уезда, Астраханской губернии и с запада — область Войска Донского. Протяжение уезда с севера на юг — около 160 верст и наибольшая ширина его от Волги к Дону, с востока на запад — около 65 верст. Уездный город Царицын лежит на Волге, в самом южном конце уезда, верстах в 20 от Астраханской границы, так что самая дальняя северная окраина уезда лежит от нею около 150 верст. [1101]

Царицынский уезд принадлежит к тому степному поясу, который, начинаясь в Азии, тянется по южной части Европейской России и входит в Западную Европу Придунайскими и Венгерскими «пустами». В сельскохозяйственном отношении уезд принадлежит к полосе степного хозяйства, скотоводства и красных хлебов; лесу здесь мало, также и воды.

Восточная окраина уезда, прилегающая к р. Волге. принадлежит к ее бассейну, а остальная часть уезда, имеющая склон на запад, принадлежит к бассейну реки Дона и его притока реки Иловли. Возвышенный водораздел, отделяющий бассейны Дона и Волги, тянется ближе к последней, с северо-востока на юго-запад, с небольшими отклонениями к западу, и поднимается, начиная от границы Камышинского уезда, в своем протяжении, на: 722 фута (гора Венцы), 591, 587, 455, 425, 474 (при истоках Нижней Пичуги), 496 (при северных истоках Мокрой Мечетки), 444, 467 и 427 (близь кол. Сарепты) англ. футов над уровнем Черного моря, по военно-топографической карте генерального штаба (изд. 1889 года).

Волга составляет восточную границу Царицынского уезда и отделяет его от Царевского, Астраханской губ., на протяжении около 160 верст; на этом пространстве, в Царицынском уезде, имеются следующие судовые пристани: Дубовка, Царицын и Сарепта и несколько других второстепенных, куда пристают только купеческие пароходы. В пределах Царицынского уезда Волга имеет от 2 до 8 верст ширины, при глубине до 15 сажень; во время же весеннего половодья она разливается гораздо шире, доходя у истока рукава Ахтубы, в луговую сторону, от 25 до 35 верст. По Волге часто встречаются большие препятствия судоходству: на ней много мелей и перекатов, которые с каждым годом увеличиваются. Дно реки преимущественно песчаное; течением воды песок постоянно переносится с места на место, почему дно крайне изменчиво, и на всем протяжении реки постоянно образуются отмели, который иногда, в продолжении одного лета, снова размываются водою, так что там, где недавно образовалась мель делается омут, а где прежде было глубокое место — появляется мель. Эта изменчивость дна Волги затрудняет даже самых опытных лоцчанов (Список населенн. мест, А. Артемьева. 1862 г. и Сарат. Губ. Ведом. 1893 г. № 31). В Царицынском уезде более значительные и постоянные мели находятся: между селами Караваинкой н Балыклеем — Балыклейский перекат и против колонии Сарепты — Сарпинский, почти соединяющийся с Татьяновским, лежащим в Астраханской губ., против почтовой станции Татьянки; здесь глубина воды, в меженную пору, не достигает и 8 1/2 футов (Спис. нас. мест. А. Артемьева. 1862 г.). На Волге много островов; некоторые из них покрыты тальником и другими, любящими воду, кустарниками и деревьями, но большая часть состоит из голого песка и не постоянно [1102] держатся на одном месте и одной величине, потому что размываются весенними половодьями (А. Артемьев. 1862 г.). В пределах Царицынского уезда постоянные острова на Волге находятся: большой остров против с. Караваинки, меньшие — против с. Балыклея, против с. Песковатки, между посадом Дубовкой и пичужинской казачьей станицей, 2 острова против устья р. Нижней Пичуги (один из них немного северней), остров против д. Акатовки, большой Сарпинский остров против с. Отрады и 2 острова против кол. Сарепты при устье р. Сарпы; последние три острова покрыты лесом. Сарпинский остров имеет в окружности до 40 верст, на нем есть лес, покосы, несколько протоков и озер, изобилующих рыбой; имеется несколько хуторов. Места переправ через Волгу, в уезде, устроены: 1) из с. Караваинки в с. Быковы Хутора (Астраханской губ.), известные производством лучших арбузов, называемых в продаже "Камынинскими"; 2) из станицы Александровской в Тарновую Балку; 3) из с. Пролейки в селения — Пролейку, Астраханской губ., Бирючью и Калмыцкую балки; 4) из с. Водяного в Водяное, Астраханской губерн.; 5) из посада Дубовки в с. Рахинку; 6) из станицы Пичужинской в селения Погромные; 7) от хутора Мечетки, на почтовом тракте в г. Царев, Астраханской губернии, и 8) из г. Царицына в г. Царев. Перевозы эти совершаются на досчанниках, паромах п косных лодках. Во время весеннего половодья перевоза па этих судах между Царицыном и Царевым не бывает, так как вся Ахтубинская долина бывает залита водою. В пределах Царицынского уезда, по правую сторону Волги, стоят довольно высокие горы, по левую же сторону разсилается низменный луговой берег. Местами горы на правом берегу раздвигаются, и между ними открывается ряд холмов. Местами береговые горы представляют будто развалины какого либо старинного укрепления. Серая глина, песок и известь лежат в крутых обрывах правильными толстыми слоями. На Волге бывают сильные бури, подымающие большие волны (Саратовск. Губ. Вед. 1893 г. № 31). Волга служит кормилицей прибрежного населения и удобным путем для сбыта произведений сельского хозяйства и земледелия и доставляет заработок промышленникам, рыболовам и торговцам. Рыболовство на Волге, в пределах Царицынского уезда, с каждым годом падает; в 1879 г. считалось лиц, занимающихся рыбной ловлей, с комерческой целью: в г. Царицыне — 140 человек, в уезде (кроме посада Дубовки) — 530; в том же году было выловлено рыбы до 12000 пудов: она вывозится большею частью в Москву и Петербург. Ловится в Волге красная и частиковая рыба: осетр, белуга, севрюга, белорыбинца, сом, стерлядь, лещ, судак, сазан, сельдь, берш, щука, жерих, головл, чехонь, окунь. Начало упадка рыболовства идет с установления в низовьях Волги усовершенствованного способа рыбного лова [1103] богатыми фирмами Базилевского и других: они вылавливают всю красную рыбу раньше, чем она попадет в Царицынский уезд. Если бы были установлены правила рыболовства как на Урале, то население верхнего и среднего течения Волги много бы выиграло. Теперь в Волге не попадается уже таких крупных рыб, как лет 20 тому назад, и если поймают выше Царицына белугу более 10 пудов весом, то об этом пишут везде в газетах, как о чуде.

В Царицынском уезде впадают в Волгу незначительный речки: Балыклей (самая большая, длиною около 50 верст), с своим притоком — Голая; Пролейка; Оленье; Песковатка; Дубовка, впадающая в Волгу в посаде Дубовке и разделяющая его на 2 части; Печуга или Пичуга Верхняя, впадает в Волгу при казачьей стапнце Пичужинской; Пичуга Нижняя; Мечетка Сухая или Верхняя; Мечетка Мокрая или Нижняя впадает в Boлгу между деревнями Спартанкой п Журковкой; Царица, впадает в Волгу в г. Царицыне, разделяя его на 2 части; Сарпа, впадающая близ колонии Сарепты. Все эти речки (кроме Сарпы) вытекают из восточного склона приволжских возвышенностей, не велики, но на них много водяных мельниц. Кроме перечисленных речек, в юго-западной части Царицынского уезда берут начало речки, текущие в Дон: Червленая, идущая от деревни Ивановки, Отраднинской волости, к западу и северо-западу по границе уезда до впадения в нее справа речки Песчаной, где поворачивает в область Войска Донского и впадает в Дон, под названием Карповки. Выше, в этой же части уезда, берут начало балка Яблоновая приток Карповки и речка Разсошка, впадающая близ слоб. Карповки (в Донском Войске) в речку Карповку, здесь же вершины притоков Разсошки — балок Дубовой ги Поповой. Севернее из западного склона приволжских возвышенностей, берет начало речка Тишанка, с правым притоком — Лозная (или Лазная), впадающая в Дон выше Качалинскоий станицы. Важное значение для северо-западной части Царицынского уезда имеет приток Дона — река Иловля, входящая в его пределы у села Рыбинки, Саламатинской волости, Камышинского уезда, и текущая на юго-запад к гранпце области Донского Войска; протяжение ее в северо-западной части уезда около 62 верст, причем притоки ее орошают довольно значительное пространство этой части уезда. В Иловлю впадают с левой стороны: Березовая, Байденка, Зензеватка с притоками Ягодная и Крутик; Котлобань, Бардашинка с прптоком Озаршиковка; Большая Караечевка с притоками Малой Карачаевкой и Грачевкой; Бердия с притоками Бердейкой и Ольховкой слева и Погожей справа. В Иловлю впадают с правой стороны: Ольховая с притоком Разсыпной; Тишанка с притокоми Дмитриевкой; Меловая и Казачий. Озер в уезде мало, они расположены при р. Иловле и незначительны. Перечисленые [1104] речки имеют значение для населения, как двигатели водяных мельниц. Река Иловля, ширина которой от 5 до 18 сажен, а глубина до 1 сажени, только в Царицынском уезде сохранила по берегам своим перелески, тогда как в Камышинском уезде, где она берет начало, берега ее, выше с. Саламатина, обнажены. Иловля считается в Царицынском уезде многоводной и обильной рыбой: сом, сазан, судак, карась, щука, лещ, линь, идут на местное потребление населения; в реке также много раков. Притоки Волги и Иловли летом местами пересыхают, но жители прибегают к запрудам, чтобы накопить воду; весною же мпогие из них очень бурливы. Вообще вода всех речек Царицынского уезда хороша и годна для употребления. Близ колонии Сарепты находятся минеральные осточники Гезундбрун и Шенбрун (Екатерининские источники тож), ныне запущенные, о которых скажем ниже.

Окрестности р. Иловли, частию лесистые и теперь, вероятно были в древности богаты большими лесами; но уезд вообще, в настоящее время, можно считать безлесным, так как ничтожные, по отношению к пространству уезда, лесные поросли встречаются только по берегам Волги, Иловли и по некоторым балкам, но было время когда здесь, в тех же местах, росли дремучие леса: недавно еще видны были всюду по берегам Волги и Иловли пни огромных дубов. Самая же средина уезда представляет голую солончаковую степь, где не встретишь ни кустика.

Горы пролегают в Царицынском уезде собственно по берегу Волги. Они составляют отрасль той ветви Уральского хребта, которая пересекает Волгу у Самарской луки и затем холмится па северо-запад к Оке и на юг вдоль течения Волги. Средняя высота этих гор от 15 до 35 сажен над уровнем реки, но местами являются возвышенности, достигающие до 85 сажен, обыкновенно это обнаженные шатровидные пункты, которые у местных жителей носят название - "шиханов" или "бугров". В Царицынском уезде волжский горный кряж на севере, проходит в значительном разстоянии от Волги, именно, от с. Таловки, Камышинского уезда, вблизи села Липовки; к самому же берегу он выступает у с.с. Пролейки и Водяного; за Царицыном кряж, понижаясь более и более, превращается в незначительные холмы, уходящие в степи Астраханской губернии. Горы приволжские, по их внутреннему строению, принадлежат к породам асадочным, намывным. Несомненно, что нынешняя Астраханская губерния, с ее солончаково-песчаными степями, как и Царицынский уезд, составляли морское дно, осушенное и поднятое, может быть, в эпоху рождения Кавказского хребта. Геолог сэр Р. И. Мурчисон признает, что Арало-Каспийское море некогда простиралось до устья р. Камы. Пребывание здешнего края под водою доказывается уже тем, что приволжские горы состоят из попеременно идущих слоев [1105] песку, хряща и глины с гипсовыми жилами, а иногда известняком, и заключают, в себе окаменелости раковин, белемниты, аммониты и другие остатки морских жпвотных допотопного мира (Список населенных мест Саратовской губ., А. Артемьева; 1862 года). В конце весны 1892 года близ г. Царицына, при деревне Елшанке, в 215 саженях от обрыва реки Волги, и каменоломнях, на глубине 11 четвертей от поверхности почвы, производившим работы каменщиком, был разбить на две половины камень и в нем оказалась окаменелая рыба, разломившаяся вмесе с камнем3. Каменоломня, в которой сделана эта находка, расположена yа высоте 17 сажен над уровнем реки. Как камень, так и окружающая его масса, состоят из песчаника и лишь верхниии слой, в один аршин толщиною, представляет незначительную примесь глины. Эта окаменелая рыба, вероятно остоток юрской или меловой системы, той эры, которой геологией усвоено название Мезозойскои: это предположение основывается на том, что существование окаменелой рыбы на 17 саженях над уровнем реки, где была она найдена, можно обяснить лишь тем, что она могла остаться на такой высоте лишь в то время, когда эта местность была покрыта в мезозойскую эру морем. Ichtiolit (окаменелая рыба) этот, по подразделению Агасспса, можно отнести к разряду Ctenoidei — костистых колючеперых рыб, по Квенштедту, к Teleostei - костистых рыб, по породе к продставителям рода Perca. Древность этой рыбы очень велика, ей — более 100 веков, и во время существования ее не было еще на земле человека. (Каталог музея Саратов. учен. Архивн. Коммиссии, изд. 1893 г., стр. 13, 14 и 15).

Гор, состоящих из сплошных масс твердых каменных пород, в Волжском береге нет, но встречаются значительный пространства, занятые сплошным мелом и опокою. В Царицынском уезде замечательна местность, где стоит село Караваинка: здесь, на протяжении 20 верст слишком, нижняя часть берега Волги, в разлив понимаемая водою, усеяна различной величины камнями, имеющими преимущественно форму сплюснутых эллипсоидов, почему они и получили название "Караваев", т. е. хлебов. Это валуны, выпавшие из берегов и в течение столетий обмыты и округлены водою. Некоторые из них огромной величины: так, один каравай, разбитый на мелкия части, дал материала на вымощение взвоза у села, на пространстве, 300 квадр. сажен слишком. Караваи состоят из зеленовато-бурого песка и безчисленного множества раковин, большею частью двустворчатых пород с примесью [1106] железной окиси, служащей цементом и окраской для этих составных частей.

Гребень Волжских горь везде имеет форму закругленную: встречающияея на нем шиханы, как будто сделанные искусственно насыпи, точно также представляются довольно правильными выпуклостями, с легко спускающимися боками, с широкими площадками на вершине. Бока самых кряжей спускаются к подошвам постепенными отлогими скатами или волнообразно: впрочем весьма заметно, что стороны гор, обращенные к северу, гораздо круче обращенных к югу, а сторона восточная, прилегающая непосредственно к Волге, нередко и обрывиста, отчего в иных местах принимает вид скалистый. Важное влияние в этом случае, конечно, оказывает сама Волга: воды ее, во время разливов, не находя себе простора на правом берегу, естественно подмывают его. обрушивая огромные глыбы. Напору волжского разлива содействуют не мало и бурливые потоки весенних и дождевых вод, глубоко проникающих внутрь рыхлого грунта гор и образующих подземные ключи, сливающиеся в Волгу. Последствиями этих соединенных сил бывают обвалы гор, иногда в громадных размерах и повторяющиеся в иных местностях неоднократно: в 1849 г. такой обвал случился в г. Царицыне (Список населенных мест А. Артемьева, 1862 г.); 14 мая 1893 г. у с. Никольского, между Царицыным и Астраханью, был замечательный случай обвала, произшедшего на протяжении от 250 до 400 кв. сажен. с страшным грохотом, похожим на удар грома с продолжительными перекатами; падение такой громадной глыбы земли произвело на реке сильное волнение, как во время шторма, так что вследствие качки едва можно было стоять на палубе парохода (Сарат. Губ. Вед. 1893 г., № 40). Такие же обвалы ежегодно бывают в Царицынском уезде, как например: около села Отрады верстах в 10 к юго-западу ниже г. Царицына, и верстах в 5 ниже колонии Сарепты. Бывая преимущественно в половодье, обвалы случаются иногда и в меженное время. Берега, подверженные обвалам, представляют из себя крутые обрывы (яры) из мелкого песчано-глинистого грунта и без всякого "заплеска" при соединении с поверхностью Волги, т. е. берег стоймя опускается в воду. Глубина реки около таких яров всегда весьма значительна (Сарат. Губ. Ведом. 1893 г., № 12).

Бока Приволжских гор большею частью прорезаны глубокими водороинами или оврагами, образуют болеe или менее широкие и глубокие долины или ущелья, которые носят здесь названия — "буераков", и в них почти всегда встречаются небольшие но обильные водою источники, вытекающие из-под земли; поэтому буераки представляют весьма удобные места для обитания. В Царицынском уезде, где вообще и самая почва неплодородна, горы совершенно безлесны, лишь кое-где, в [1107] разщелинах держатся одинокие кусты боярышника или крушинника, а на скатах ростет полынь и другие солонцеватые травы; эти то растения придают горам Царицынского уезда тот пепельный и безжизненный вид, который они сохраняют даже весною и осенью, когда все окрестные низменности одеты зеленью. (Список населенных мест А. Артемьева, 1802 г.).

В пределах Царицынского уезда встречаются следующие полезный ископаемые: по словам ученого изследователя Гмелина (1768 г.) — в Сарепте, при бурении, находили железную руду и в громадном количестве купорос. По словам Фалька — купорос имеется также около Царицына. Встречается мел от с. Солодчи до с. Каменого Брода и в верховье р. Балыклей. В слободе Александровке попадается серный колчедан. У с. Ба- лыклея имеется белый чистый песок, особенно годный для производства искусственного цемента.

Горный кряж, проходящий вблизи с. Липовки, при истоках р. Голой (правый приток р. Балыклей), достигает (Спицов — "Общ. геологич. карта России", лист 92, стр. 1) — 591 англ. фут. над уровнем Черного моря. К северу от Липовки находится гора Венцы высотою 722 англ. фут. над уровнем Черного моря. Между речками Голой и Балыклеем, к западу от Варькина хутора, — 551 фут.; к западу от впадения р. Голой в Балыклей, к истокам р. Зензеватки (впадающей в р. Иловлю, Донского бассейна) — 587 фут.; у почтовой Саратовско-Астраханской дороги, при истоках р. Пролейки (впадающей в Волгу) — 455 фут.; к западу от с. Водяного, по правой стороне почтовой дороги, — 455 фут.; на правом берегу р. Песковатки, к северо-западу от посада Дубовки, по торговой дороге на с. Лозное в станицу Урюпино Области Войска Донского, — 425 фут.; при истоках речки Пичуги (впадающей в Волгу), к северо-западу от волостного села Ерзовка (Пичуга тож), — 471 фут.; при истоках р. Сухой Мечетки (приток Волги) — 392 фут.; к северо-западу от с. Городища, у полотна Грязе-Царицынской железн. дороги, —4 96 футов. За Царицыном, горный кряж носит название Ергеней и поднимается между городом и колонией Сарептой на 407 фут, у хутopa Теплые Воды; южнее у кол. Сарепты, на запад от нее, — 427 фут. над уровнем Черного моря. Близь села Александровки (волостное село еа р. Иловле)за лесом поднимается волнообразная гора, называемая — "Страшная", где крестьяне добывают камень для построек. Близ с. Чухонастовки находится гора — "Красный Куст"; вершина ее видна из посада Дубовки, отстоящего от Чухонастовки в 88 верестах по прямому направлению; на восток от села,в 2-х верстах, находится родник — "теплый", незамерзающий зимою и тогда от него исходит обильное испарение. Этот родник выбрасывает до 500 ведер воды в час. На запад от с. Романовки, в 3-х верестах, находится курган такой величины, что виден из п. Дубовки приблизительно за [1108] 80 верст; на окрестных возвышенностях встречаются меловые камни. Близ с. Ягодного, Липовской волости, в балке "Байденке" имеется множество бутового камня, употребляемого крестьянами для надворных построек. (Описание Цариц. уез., составленное уезд. полиц. Управл. 1888—1892 годах). Общая поверхность земли, как видно из вышеприведенных данных высоты некоторых пунктов уезда над уровнем моря (12 пунктов от 722 до 392 англ. футов) представляется волнистою с понижением от севера к югу, со склонами к западу и востоку, более пологими к западу и крутыми, даже обрывистыми к востоку, что показывает и течение речек. Вообще Царицынский уезд ниже всех уездов губернии. Часть уезда, именно в долине p. Иловли представляет более плоских и степных мест, нежели остальное пространство.

Малолесность п открытое положение уезда при безводности обширных солончаковых и ковыловых степей, делает край доступным для бурных ветров и непостоянной погоды и содействует весьма опасной, в нередких годх, сухости почвы и изменчивости климата.

Почва. Пo геологическому происхождению Царицынский уезд представляет отложения юрской каменноугольной третичной и после третичной систем. К отложениям юрской системы принадлежит местность близ г. Царицына у дер. Елшанки (где в 1892 г. найдена при ломке камня — окаменелая рыба); отложения эти состоят из песчаника с примесью глины. Меловые отложения, являясь господствующими в Саратовской губ., составляют часть восточной половины огромной меловой полосы, идущей от берегов Дона и Воронежа к Волге, где они представлены двумя отделами этой системы — верхним и нижним. В Царицынском уезде представлен главным образомь нижний отдел этой системы. Пласты верхне-мелового отдела видны по правому берегу р. Иловли от Солодчи до Кочкарного оврага (по р. Ольчховке), а затеч по Тишанке и Казачьей; далее на р. Балыклей, у сел Чухонастовки и Романовки и на левой стороне притока Балыклея — Голого, выше и ниже хутора Щепкина. Третичная система развита в Царицынском уезде, по берегу Волги. В состав отложений этой системы входят, считая сверху: 1) Белые песчаники, около 20 метров, в породах которых попадаются куски окаменелых деревьев и оттиски листьев двусеменодольных растений; 2) Темно-серые глины — около 7 метров; 3) Твердый зеленоватый или белый песчаник — около 1 — 1 1/2 метров; 4) Косвенно-слоистые пески - около 3-х метров; 5) Зеленовато-серые и белые пески, с караваями, — до 27 метров. Караваи содержат в себе громадное количество окаменелостей, но обыкновенно настолько разложившихся, что при раскалывании породы раковины разсыпаются в порошок; 6) Тонко-слоистые песчаники — около 6 метров; 7) Глауконитовые, отчасти песчанистые, глины — около 17 [1109] метров. Последние породы от значительной примеси железа в верхних частях своих нередко принимают ржавчато-красный цвет. Пласты с караваями явственно отличимы, начиная от колонии Нижней Добринки, Камышинского уезда, а белые пески и песчаники от города Камышина, откуда по правому берегу Волги и по прилегающим к ней возвышенностям, продолжаются до села Балыклея, Царицынского уезда, а потом переходить в южную половину этого уезда. После третичные осадки. Над третичной системой залегают: 1) срратические валуны, 2) поверхностный нанос и 3) осадки каспийской морской транстрессии. Эти последние в юго-восточном углу Царицынского уезда встречаются как продолжение таковых же отложений, покрывающих огромные пространства Самарской и Астраханской губерний. Поверхностный нанос почти сплошь покрывает площадь уезда и состоит из различных глин. Громадный глинисто-песчаные конкреции выступают на земную поверхность по правому берегу Волги на всем протяжении в пределах уезда. (Общая геологическая карта России, Синцова).

Царицынский уезд заключает в себе 28% неудобной земли и в этом отношении находится на последнем месте среди других уездов губернии. Главную массу неудобной земли в Царицынском уезде составляюсь безплодные солончаковые, песчаные, каменистые и глинистые пространства. В Царицынском уезде более всего суглинистой почвы, затем солонца, песку, глины, камня и супеску; перечисляя далее в порядке величин пространств и качеств почвы, следуют: чернозем, хрящ, мел с камнем, красный суглинок, мел и белая глина: последняя встречается только в Липовской волости; чернозем — в Ольховской и Песковатской волостях, а суглинок, солончак и песок — везде и большею частию.

Таким образом для земледелия и скотоводства в Царицынском уезде, в распоряжении населения, находятся большею частию - суглинистые, солончаковые и песчаные пространства, при отсутствии водотеков и водоемов, особенно в средней части уезда. Лесной площади в уезде всего только 4% из всех земельных угодий, а пашни 40%.

По химическому составу почв Царицынского уезда, если взять в разсчет анализ, произведенный С. И. Байковым около станции Караваинской, на слабой покатости пастбищного поля, результат будет таков: воды — 0.927, перегноя — 1,450, углекислоты — 0.187. Других данных по изследованиям нет, почему из приведенного анализа не представляется возможности вывести какие либо общие заключения для всего уезда, тем более, что станция Караваинская находится в северо-восточной части уезда, простирающегося оттуда более чем на 100 верст. Физические свойства почв таковы: в дожди они вбирают в себя влагу туго, так что только частые атмосферные осадки будут в состоянии дать силу и мощь хлебным [1110] злакам и вообще растительности, но и обильный дождь часто не в состоянии принести здесь пользу, если стоит жаркое лето — а это обычное явление в этом крае. Урожаи здесь зависят исключительно от дождливых лет; в этом последнем случае, несмотря на скупость почвы, все в Царицынском уезде принимает радостный и здоровый вид: травы и хлеба становятся роскошны, скот — тучен и земледелец — доволен. В бездождие — пыль, жар, голые и пепельного цвета поля и степи, истощенная понурая скотина и вообще безжизненный и грустный вид.

Климат. Географическое положение Царицынского уезда в самой южной части губернии, сравнительно малая высота площади его над уровнем моря, почти полное отсутствие лесов, безплодность почвы, все это до известной степени влияет на климатическия условия. Граница Царицынского уезга, на северо-восток, по прямому направлению, отстоит от г. Камышина только в 35 верстах. Принимая во внимание данные Веселовского и Купфера — что каждому 100 верстному удалению к югу соответствует повышение средней температуры года только на 0,44° R., мы приводим, ниже некоторые метеорологические наблюдения, произведенные в г. Камышин и обнимающие неполные 7 лет, с 1880 по 1886 г. включительно. Средняя температура за 7 лет: январь —10.5; февраль —10.6; март —4.5; апрель +5; май +17.1; июнь +21.2; июль +24.5; август +21,8; сентябрь +14,3; октябрь +6.5; ноябрь —0.2; декабрь — 5,9. Средняя температура года равняется +6,8°; самые холодные месяцы здесь февраль и январь. Выводя среднюю температуру по временам года, получится: для зимы (декабрь, январь и февраль) —9.0°, весны (март, апрель и май) +6.1°, лета (июнь, июль и август) +22.5°, осени (сентябрь, октябрь и ноябрь) +6,9°.

Весна здесь бывает очень кратковременна и холод обыкновенно вдруг сменяется сильными жарами; эти условия нельзя назвать блогоприятными в сельскохозяйственном отношении. Здесь удобнее производить как можно больше работ осенью, не откладывая их на весну. Максимальная годовая температура здесь +39.0°, а минимальная —30.1°. Значительный колебания температуры, причем летние жары достигают даже до 39°, заставляют население, главным образом, засевать яровую пшеницу и широко развивать бахчеводство. Этому же обязано отчасти своим развитием и садоводство. В Царицынском уезде, в имении г. Лятошинского при д. Вннновке, возникло шелководство, которое с каждым годом расширяется, а в колонин Сарепте развита культура табака и винограда. В окрестностях Царицына, по балкам, кроме посева арбузов и дынь, широко поставлено и прогрессирует огородничество; последним исключительно заняты татары, которых в Царицыне довольно много.

В Царицынском уезде, из времен года, особенно кратковременна [1111] весна — всего 37 дней, на зиму приходится — 137 дней4, лето — 128 и осень 63 дня. Преобладающими ветрами здесь являются западные, северо-восточные и северо-западные и очень редкими юго-восточные и северные. Западные и юго-западные, вместе с южными, более часто сопровождаемые осадками, дуют здесь преимущественно уже в конце лета, позднею осенью и зимою (когда наиболее часты бывают и южные и юго-западные ветра). Наиболее сухие — северные, северо-восточные м восточные ветры дуют преимущественно в первой половине весны (март и апрель), летом и отчасти осенью и зимою. Северо-западные ветры наиболее часты с половины лета по ноябрь.

Количество выпавших осадков, как известно, измеряется вышиною водяного слоя, образованного дождем, снегом и т. п. Средний вывод за 5 1/2 лет осадков в миллиметрах в г. Камышине: январь 40,0; февраль 13,7; март 13,8; апрель 25,3; май 36,3; июнь 32,3; июль 21,2; август 32,5; сентябрь 21,6; октябрь 31,0; ноябрь 23,6; декабрь 27,6, а за год 318.9. По временам года: зимою (декабрь—февраль) выпадает 81,3, весною (март—май) — 75,4, летом (июнь—август) - 86.0 и осенью (сентябрь—ноябрь) — 76,2 миллиметра. Следовательно наибольшее количество ниспадающей влаги приходится на лето. Средний вывод числа дней с осадками, за 5 1/2 лет: январь—11.4; февраль—6.8; март—7.0; апрель—5,5; май—7,7; июнь—9,3; июль— 6.8; август—5.3; сентябрь—5,0; октябрь—8,3; ноябрь—8,5 и декабрь—8.6; таким образом получается в среднем - 90,2 дней с осадками. Особенно малое количество дней с осадками во второй половине лета важно в том отношении, что не оказывает серьезных препятствий для уборки яровых хлебов. Число ясных дней за 6 лет в среднем выводе: январь— 3.5; февраль—8.7; март—5,5; апрель—6.7; май—7.0; июнь—6,5; июль—9.0; август—9.3; сентябрь—9.5; октябрь—4.2; ноябрь— 1.0 и декабрь—2.0; сумма составляет 72 дня. Средний вывод числа пасмурных дней за 6 лет: январь—14,8; февраль—9,0; март—11.7; апрель—7.5; май—5.5; июнь—3.5; июль—4,7; август—5.3; сентябрь—7.0; октябрь—10.7: ноябрь—17,3; декабрь— 21.4; сумма 118.4.

В заключение укажем на некоторые более частные свойства Царицынского уезда; к таковым относятся: мгла — сухой туман, сопровождающий нередко знойные летние дни, при жгучих юго-западных и юго-восточных ветрах, обыкновенно в начале июля во время налива зерна. Причиняемый этим явлением вред дает себя чувствовать иногда в довольно значительной степени и особенно вред этот бывает заметен на пшенице: колос, пораженный мглою обыкновенно остается [1112] пустым, а если налив и совершится, то зерно при этом свертывается, делается щуплым и легковесным; такой, пораженный мглою, хлеб ценится на рынке весьма низко. Не меньший подчас вред причиняет мгла и бахчам.

Второю характерною особенностью Царицынского уезда является то, что летние дожди здесь почти всегда идут полосами и сопровождаются обыкновенно сильными грозами, которые непродолжительны, но отличаются бурным характером и нередко сопровождаются градом. Грозе, почти постоянно, предшествуют вихри: туча еще далеко, в воздухе наступает тишина, и вдруг закрутится пыль в одном, в другом месте, столбы ее увеличиваются все более и более, вытягиваются винтом к облакам и быстро несутся по земной поверхности; мгновенно после этого налетает туча, начинаются раскаты грома и хлынет ливень. Пройдет четверть часа и туча уже скрывается за горизонтом и снова яркое солнце горит на совершенно безоблачном небе.

Отличительная особенность здешних зим — восточные ветры, приносящиеся из громадных степей Заволжья и почт неумеряемые прибрежными горами, производящие бураны и метели, столь характерные для здешних степей. Беда едущему летом ли во время вихря, грозы и ливня, или зимою во время мятели. В первом случае, ежели на пути имеются балки, то путника или может затопить стремительно и глубоко несущийся по ним поток, и ему приходится ожидать пока сбежит вода: балки в Царицынском уезде имеют довольно крутой уклон, что делает внезапную прибыль воды особенно стремительной, уносящей и ломающей все на своем пути. Во втором случае — зимою, путник рискует сбиться с дороги, не достичь селения, замерзнуть или быть съедену волками, которых здесь много. Так однажды, заплутавшийся во время метели полицейский урядник был съеден волками весь, и только сапоги с частью ног да шапка указали на его печальную участь.

Царицынский уезд отличается довольно суровою зимою, хотя и не продолжительною, с незначительным количеством снега, и продолжительным знойным и сухим летом. Общая черта всех времен года — частые и резкие перемены температуры и других метеорологических явлений. Волга у Царицына вскрывается обыкновенно во второй половине марта, между 15—20 числами; Иловля же и другие речки — на неделю раньше.

В прежних лесах здешних и вообще в этой местности водились кабаны, сайгаки, дикие козы и вомножестве пернатая дичь. Существовал в 1739 г. указ о присылке ко двору Царицынским и Саратовским воеводами означенной дичи. Теперь кабанов, сайгаков (см. это слово) и диких коз нет, существуют лишь волки, лисицы, хорьки, норки и вомножестве зайцы, а также миллионы сусликов (см. это слово) — эти бичи [1113] сельского хозяйства5; по рекам и лесным порослям и теперь много всякой пернатой дичи; попадаются болотные и озерные черепахи; иногда появляется саранча. Но чего особенно много в Царицынском уезде, так это — куропаток; выведшиеся на нагорном (правом) берегу Волги, они ежегодно, начиная с сентября, переправляются несметными стаями через Волгу в Заволжье в Царевский уезд, где ловили их в таком громадном количестве, что бывало на Царицынских базарах можно было видеть целые воза их. Промышленники и крестьяне прибрежных деревень, во время этого перелета, собираются к берегу Волги, к пунктам переправы птиц и разставляют в разных местах берега сети, обыкновенно занятые у рыболовов; таким образом целые стаи куропаток «кроются» разом этими сетями. Стая, приближаясь к реке, опускается ближе к земле и, через гребень высокого нагорного берега, тянет уже на высоте нескольких аршин, причем стабунившаяся птица не замечает ловушек, разставленных Царицынскими хищниками. Куропатки тянут через Волгу в первые часы разсвета; завидя налетевшую стаю, промышленники хватаются за веревки, привязанные к вершинам крайних шестов и в тот момент, когда стая с розмаха ударяется в сеть, роняют на нее разставленные тенета — «кроют» попавшую птицу и проворно давят ее. Прорвавшихся случайно на левый луговой берег Волги куропаток ждут новые охотники и тоже ловят их подобием рыболовных снастей, с громадным по средине вентерем. С введением в действие нового закона об охоте, истреблять куропаток таким хищническим способом уже опасаются.

Старина здешнего края. Бывший Саратовский губернатор генерал-лейтенант А. И. Косич, в адресе на имя Императорского Московского Археологического Общества выразился: «Саратовская губерния представляет глубочайший интерес как в археологическом, так и географическом отношениях. В ней сохранились следы древнейшей жизни края, кости допотопных животных и интересные остатки давних поселений. Здесь остался глубокий след Великого Петра, здесь ураганом прошел Пегачев... и проч.», заканчивая эту речь так: «Край этот все таки terra incognita, он менее изследован, нежели, например, — Тибет и Монголия». Слова А. И. Косича совершенно справедливы. О временах давно минувших нам свидетельствуют лишь случайный находки в земле костей допотопных животных, предметов орудий и быта до исторического человека, да отрывочные и сбивчивые показания древних писателей, в которых очень трудно разобраться. [1114]

Наш край, в древнейшие времена, был местом брожения арийских выходцев чрез Уральские ворота, пролагавших себе дорогу на новые места поселений. Это был пункт, на котором определялся их дальнейший путь. Часть их осталась здесь и сделала Волгу — торговой рекой. Этот край был местом, где Европа и Азия столкнулись грудь с грудью в этнографической, политической и культурной борьбе.

В Царицынском уезде кости допотопных животных находили: 1) Сарептский житель Кноблох, чрез рыболовов, выловил в Волге целую их коллекцию и между прочим череп Еласмотерия; эти кости представлены им в С.-Петербургский зоологический музей академии наук; 2) Против с. Караваинки, на левом берегу Волги, у с. Быковых хуторов, в 1888 или 1889 году, при спасании лошади, упавшей в Волгу, неводом вытащен остов мамонта, почти в целом виде; где эти кости — неизвестно; 3) В р. Волге, версты 2 выше Царицына, найдена лобная часть костяка — Bospriscus; хранится в музее Саратовc. архивной комиссии; 4) Близ дер. Оленье, Песковатской волости, Царицынс. уез., найден в круче обмытого оврага костяк головы с частью рогов — Cervusalces, который хранится там же; 5) В 1874 г. прислан из Царицына и хранится там же костяк лобной части головы тура. В соседнем Камышинском уезде были находимы кости и других представителей допотопного животного царства. А так как в эпоху мамонта, сибирского носорога и других обитал и человек, то конечно интересно установить, оставил ли он в нашем крае, какия либо о себе доказательства?

Предположение, что и в нашем крае в эпоху мамонта жил человек, подтверждается случайными находками орудий из камня. В Царицынском уезде около села Стрельной, Песковатской волости, находят стрелы из красной меди, а близ села Чухонастовки, Романовской волости, у Венцевой горы, в промоине, найден каменный молоток темно-чугунного цвета. Надо полагать, что и в здешнем уезде обитали люди, в глубокой, до исторической древности.

Перейдем к историческим свидетельствам о нашем крае: Греческий историк Геродот в V веке до Р. Хр. застал в низовом Поволжье культуру железного века, населяя эту страну Скифами, вытеснившими ранее здесь живших Кимеериан. Скифы были известны Грекам в VII, VI и V веках до Р.Хр. потому, что они вели между собою торговлю, притом же у Греков, в устьях реки Дона (Танаис) была в то время самая северная их колония. Скифы были народом кочевым и жили между Волгою и Доном6. В то время торговый [1115] путь древних купцов от Азовского моря в среднюю Азию пролегал по Дону, приблизительно до нынешней Качалинской станицы, а оттуда волоком до нынешнего посада Дубовки, и далее вверх по Волге. В половине VI века до Р. Хр. Персидский царь Дарий Гистасп прошел Скифию, вторгся в их страну, сжег деревянный город Гелон, но должен был возвратиться без успеха. [1116]

Аорсы7 жили в доль Тинаида (Дона) там, где у Геродота показаны Савроматы, т. е. между Доном и Волгою. Сираки — на р. Ахирден, т. е. по Кубани. Аорсы верхние занимали те же самые места, которые занимали в V веке Будины, Фиссаготы и Ирки Геродота; они управлялись царями и жили очень богато. В войну Фарнака с Митридатом (Босфорские цари) Аорсы выставили Фарнаку 500.000 конницы; война закончилась в 64 г. до Рожд. Хр. — Будины Геродота и Аорты Страбона — один и тот же народ. Болгары и Буртасы — вероятно они же Будины и Аорсы. По свидетельству Армянского историка Моисея Хоренского в дни царствования царя Армака (между 127 и 114 годами до P. X.) Булгары пришли в землю Армян. Никифор Григори производит слово Болгары от реки Булги: «к северу за Истром (Дунаем) есть земля, на которой протекает не малая река; туземцы называют ее Булга, от нее получили имя и сами Булгары8), (которые по своему происхождению должны быть Скифы)».

Буртасы были праотцами нашей Мордвы и населяли наши края в самом начале X века по P. X.9 по словам арабских и персидских путешественников (Ибн-Даста, Масуди, Эль-Бальхи и др.); по их указаниям страна Буртасов находилась от столицы Хозарского царства — города Итили (близ ныпышней Астрахани) вверх по Волге на 17 дней пути до границы Болгарского царства. Святослав, ходивший на Хозар, разгромил в 968 г. Буртасов и заставил их разбежаться в разные стороны; он взял Саркел или Белую Вежу, хозарский город на берегу Дона (где теперь Качалинская станица). Руссы делая свои нападения на Хозар обыкновенно переволакивали свои суда с Дона на Волгу, приблизительно там, где теперь посад Дубовка. Писатели X века Ибн-Даста и Эль-Бальхи говорят, что Буртасы жили в деревянных домах и имели 2 города Бертас и Саван, как говорит Этриси [1117] в XII веке. Якут говорит, что Буртасы живут по берегам Итиля (Волги).

XII век был разцветом волжской торговли и вместе временем ближайших сношений поволжья с закавказьем и закаспийским азиатским миром. С появлением монголов в XIII столетии низовое поволжье стало уже поневоле хорошо известным русским и с тех пор может начаться история Царицынского уезда и вообще Саратовского края, занимающего пространство в 74,000 квадратных верст. Почва Саратовской губернии вообще и Царицынского уезда в частности хранит в себе молчаливые остатки старины, ожидающие научных изследований.

Татары. В 1224 г. пришла неожиданная весть южно русским князьям, что в степях задонских явился какой то новый народ, который избивает Половцев; князья двинулись в степь с своими ополчениями: на берегах Калки (р. Кальмиус, Екатеринославской губ.) произошла битва с татарами и русские были разбиты на голову. В 1235 г. внук Чингисхана Батый отделился от радичей своих и, с разрешения старшего хана Угедея, двинулся из Монголии на запад, для завоевания новых народов. С Батыем шло не войско, а целый кочевой народ в несколько сот тысяч человек. с своими семьями, кибитками, заменявшими жилища кочевников, с несметными стадами верблюдов и овец, с табунами коней; в состав этого народа входили кочевники трех различных племен: Манджурского, Монгольского и Тюркского, называвшие себя одним общим именем Татал, откуда и взялось русское название татары, и подчинявшиеся власти хана. Повоевав в 1237 году волжских Болгар, татары явились в пределах Рязанского княжества. В 1238 году произошла решительная битва на р. Сити, отдавшая Русь в руки монголам, которые стали кочевать, большую часть года, между Волгою, Доном и Кавказскими горами, а также между Доном и Днепром, собираясь на зиму около ханской ставки, в главном зимовье орды — Сарае, (близ нынешнего Царева, Астраханской губ. на восточном берегу Ахтубы). Сюда то ханы Золотой (или Кипчакской) Орды стали призывать к себе русских князей (Всеобщ. истор. профессора О. Иегера. под редакц. П. Н. Полевого, 1894 года, т. II). Это то новое царство, заставлявшее в XIII и XIV веках содрогаться от ужаса сердце русского че.ювека при одном слове — "татарин", раскинулось на обширном пространстве низового поволжья и обильно усеяло берега Волги городами, как показывают карты атласа Каталонского (1375 года) и братьев Франциска и Доминика Пицигани (1367 г.).

С самого начала владычества монголов на Руси, в столицу их — Сарай по необходимости часто являлись Русские, из коих некоторые там даже селились, основав русскую колонию. В княжение Александра киевского русский Митрополит Кирилл [1118] исходатойствовал у хана Золотой opды Берке позволение основать в Сарае православную епархию и в 1261 году поставил в Сарае первого епископа Митрофана, подчинив его преемнику Феогносту в 1269 г. и древнюю Южно-Переяславскую епархию. Эта, соединенная из двух, епархия получила название Сарайской и Подонской. Во второй половине XV века, когда с разрушением Сарая и падением Золотой орды, эта епископия была фактически упразднена, ее епископы переведены в Москву на Крутицы и получили в управление новые места, входившие в состав нынешних Орловской, Тульской и Смоленской губерний, хотя и продолжали называться не только Крутитскими, но и Сарайскими и Подонскими. Крутицкая епархия была упразднена лишь в 1768 году. (См. Сарская эпархия).

Посол Французского короля Людовика Святого, Вильгельм Рубруквис, проехавший в 1253 и 1254 годах берегом Волги до Астрахани, нашел поселок на месте нынешнего Саратова10 и 3 города в самой нижней части Волги от волока (нынешн. Дубовки) до Каспийского моря — Сарай, Сумеркент и Астрахань. Все Поволжье до Болгарии представлялось ему здесь в виде пустыни, населенной лишь кочевыми, промышлявшими разбоями, инородцами и даже русскими. По словам Рубруквиса, еще до 1253 г. между татарскими становищами были основаны Батыем русские поселения на Дону и Волге, содержавшие перевозы для торговых и дипломатических сообщений. В том же путешествии он указывает, что находил в южных степях на курганах каменные статуи (по нынешнему — «бабы)» с лицем, обращенным на восток, держащие в руках чаши у пупа.

Во второй половине XIII века в нижнем поволжье возникло могущественное Золотоордынское или Кипчакское царство, которое приняв вскоре ислам и войдя в сношение с арабами, насадило здесь мусульманскую цивилизацию, построило города, из коих Сарай мог соперничать по величине, богатству и религиозному значению, со многими древними городами востока, и вызвало живые дипломатические и в особенности торговые сношения не только с мусульманским востоком, но и с христианским западом. Большой Сарай и Новый Сарай, при верховье Ахтубы, близ нынешнего города Царева (на урочище Царевы Пады) был столицею Золотой орды; но был еще Старый Сарай — находившийся у нынешнего села Селитряного, на нижней части Ахтубы, в 110 верстах выше Астрахани. По известиям западных писателей XIII века — татары кочевали по обоим берегам Волги. [1119]

Между западными путешественниками первое меcто занимали всесветные торговцы того времени — граждане Генуезской и в особенности Венецианской республик. Устроив свои колонии не только в Крыму, но и по окраинам Черного и Азовского морей, еще до нашествия монголов, они открыли торговые сообщения по водяным путям с своими новыми соседями: по Днепру достигли Киева и торговали с Русью; по Дону, на устье которого стояла их колония город Тана и через волок достигали Волги и по ней и по Каспийскому морю вели обширную торговлю с татарами и персами (шелковыми изделиями) и даже достигали самых крайних пределов востока. Венецианцы Никало и Матео Поло, посетившие в 1267 г. (по мнению Френа) город Укакка на Волге и знаменитый сын первого Марко описал это путешествие в разсказе о своем 24 летнем странствовании по востоку.

Арабский писатель географ Абуль-Феда (1331 года) говорит, что Укек есть пограничный город царя Татарского со страною Беркетов (Буртасов), которые не в далеке от него. Степенная книга и Рубруквис (в 1253 г.) населяют Саратовский край мордвою, которую Рубруквис называет—«Мохеl» (Мокша); близ них жил народ «Merdas» или «Merdes» - мордва. Буртасы следовательно те же мордва племени Мокши. Сильному истреблению и ограблению подверглись Буртасы в 1395 году в поход Тамерлана на Золотую орду и Русь (до Ельца).

Наши писатели упоминают, что в 1361 г. Мамай пришел в «наручатьску страну» — нынешнюю Пензенскую губернию.

Сохранились две карты, составленный западными путешественниками ХIV века: первая по времени и лучшая составлена в 1367 году венецианцами Франциском и Домиником Пицигани, вероятно торговцами и ради торгового плавания; вторая — составляет часть известного Каталонского атласа 1375 года и имя автора ее неизвестно. Обе изданы в России в 1873 г. профессором Новороссийского университета Бруном. Вторая карта отличается гораздо меньшей подробностью и может служить лишь некоторым дополнепием и объяснением для первой. В то время, по мнению Бруна, Каспийское море соединялось с Аральским посредством реки Аму-Дарыи. Волга называлась Едиль, до впадения же в нее Камы у Пицигани названа — Tirus, у Марко Поло у города Укакка — Tigris. И оба означили на ней между прочим город Tifer (Тверь). При слиянии Камы с Волгой, на карте Пицигани поставлен безъинменный город, на Каталонской же карте назван Костромою. Затем следуют города: Болгар (Borgar). Абухимское городище, в 30 верстах ниже Симбирска (Arabuh), Samar, Iechahi [1120] (Увек или Укек) и "Civetas regio» d'sara (Сарай). Расположенный противу Самары город "ho mayram", по своему положению, соответствует каменным развалинам татарского города близ села Старых Костычей, описанных еще академиком Лепехиным. Близ, или на месте нынешнего Саратова нанесены два становища с необяснимыми названиями: becosi и lotresсh (из которых последнее напоминает — Латрык), а ниже их город — yolachi, напоминающий турецкое слово «яйлак» — летнее становище, или «Улеши» — так называется местность близ Саратова; по свидетельству Рубруквиса, в его время, здесь находился весьма обширный и с богатым дворцем летний стан Батыя, выше которого хан никогда не поднимался. Ниже показаны — Berсiman и Tortanli, из коих первый хотя н означен на карте Пицигани на Дону (Таnay), но по Каталонской карте он помещен на Волге в районе волока (т. е. около нынешнего посада Дубовки); здесь же, под именем — Бельджамена, помещает его и Абульфеда в своей географии 1321 года11; на позднейшей карте Фра-Мавро (1459 года) несомненно он же назван именем — Belеimen12. Развалины зтого города сохранились доселе в каменном городище в 3-х верстах к северу от Дубовки. Город Tortanlli, по своему относительному положению, соответствует еще недавно существовавшему большому городищу, с каченною стеною и фундаментами зданий, между деревнею Мечеткой и хутором Нижней Мечеткой, Ерзовской волости, Царицынского уезда, в 10 верстах от г. Царицына на север на самой Волге13. [1121]

На левом берегу Волги показаны на этих картах города — Кавасо и Кавапсо, по своему положению соответствовавшие нынешним селам Царевского уезда Верхней, Средней и Нижней Погромным, о нахождении коих, или покрайней мере одного из них, на месте древнего города свидетельствует самое их название. Город Tanice невольно напоминает о какой либо казачьей станице в районе волока, как Iorcasi (на правом берегу) напоминает Черкасов.

Кроме всех этих городов, как свидетельствуют не сомненно данные, существовали внутри нашего поволжья и другие укрепленные города и простые поселения и становища. Недавно еще существовали развалины древнего каменного городища близ села Городища, Ерзовской волости, Царицынского уезда. О том же свидетельствуют и встречающияся иногда в архивных документах конца XVII и начала ХVIII веков указания на каменные городища, служившие в то время живыми урочищами при отводе земельных дачь.

В 1395 году нашествие Тамерлана на Золотую орду и Русь (до Ельца) повело за собою, вероятно, разрушение всех поволжских городов: свидетель—очевидец этого нашествия и биограф Тамерлана восточный писатель Ибн Арабшах упоминает о разгроме всего Кипчакского царства, называя разоренные города: Сарай, Сарайчук и Хаджитсухан (Астрахань). Следовательно с 1395 года наш край представляется опустошенной и безлюдной степью — на долго14.

Венецианский посланник в Персию Контарипи ехал в 1476 году из Астрахани в Москву берегом Волги до переволока (нынешней Дубовки) и потом на Рязань: он нашел в этой местности ужасные и обширные пустыни без дорог и жилья (Царицынский, Камышинский и Балашевский уезды). Между тем известный ориенталист, казанский историк Шерефетдин Булгари, в своей истории Болгарского царства, писанной в 1551 году (958 г. гиджры) между многими поселениями, существовавшими уже до 1504 года, называет: Синбирь, Алатур, Сара-тау [1122] и Сарычин, и говорит о шейхе Касиме; и других проповедниках, живших до 1504 г. и учивших, как в этих поселениях, так и приходивших из них многих людей в Казань.

Курбский, в 1552 году, проходя нашим краем выразился: «изыдохом на великое дикое поле.» В 1614 году писали: «дороги на Дон из Самары степью никто не знает».

В XVII веке низовое поволжье (ко времени русской колонизации) оставалось никем необитаемым и представляло "дикое поле". Между тем, посетивший в 1769 году наш край, академик Лепехин говорит, что Царицынские стени были «унизаны развалинами каменных строений» и что «о развалинах ничего сказать не может, ибо ни одна из них никакого не имела подобия прежнего своею вида, но все были разсеяны по степи и составляли небольшие груды кирпичей».

Названия урочищ служат памятниками пребывания татар в нашем крае. Восточный писатель Ибн Арабшах указывает, что татары Золотой орды были многих, различных между собою, племен, говоривших различными наречиями и что даже в начале XV века между ними были еще идолопоклонники, насыпавшие над своими покойниками Курганы. (Ф. Ф. Чекалин).

Находки в Камышинском и Царицынском уездах, заключающиеся главным образом в монетах15, определяемых специалистами ко второй половине XIII века и первой половине XIV, свидетельетвуют, что только в течение 150 лет наш край судя по монетам, был заселен городами, улусами и становищами. Отсутствие находок, относящихся к позднейшему времени, говорит, что край этот затем был разорен и опустошен.

В известиях Императ. Русск. Геогр. Общ. 1889 г., вып. 1, приложена карта России, составленная по автографу царевича Феодора Борисовича Годунова, Гесеелем Герардом 1614 г.; по этой карте, на правом берегу Волги, ниже Свияжска и Казани показаны три города, Тетюш, Саратов и Царицын, и еще на Дону стоит Донской городок. Прикащик английской торговой компании Хр. Борроу, проезжавший по Волге в 1579 году, не указывает между Казанью и Астраханью ни одного значительного поселения, хотя между переволокой и Астраханью он насчитывает шесть караулов. У В. О. Ключевского находим следующие слова. «При сыне Иоанна Грозного явились на Волге города: Шанчурин, Саратов, Переволока, Царицын», а когда — профессор не говорит. По Г. И. Перетятковнчу известно, [1123] что Царицын построен в 1589 году и что все административные распоряжения, касающиеся местностей близких Саратову, на кануне 1590 года идут из Царицына.

Царицынская летопись: XVI век. в 1589 году основан город Царицын и, как надо полагать, на острове против устья р. Царицы (в настоящее время острова против устья Царицы не существует: не Сарпинский ли ото остров, немного ниже нынешнего города). Когда произошло перенесение города на правый берег Волги — неизвеетно, причиной же перенесения было, как говорит предание, то что остров весною заливался водою. В «Трудах» Саратовской Архивной Комиссии говорится, что в 1589 году Воевода Григорий Засекин с товарищами отпущен был из Казани с судами «на переволоку» для лесной возки; в грамоте, данной ему, между прочим говорится: «и как даст Бог город и острог сделаете, то суда отпустит в Астрахань». Путешествовавшей по Волге Адам Олеарий в 1636 г. нашел Царицын на правом берегу Волги, на холме: «построен в форме паралеллограма, с 6-ю больверками и башнями и заселен одними стрельцами, которых в нем живет 400 человек; они обязаны держать стражу против татар и казаков и служить охраной для проходящих мимо судов.» Олеарий, в 7 верстах выше Царицына, видел на правом берегу развалины города. От бывшей крепости Царицынской, на правом берегу и сейчас сохранились следы в самомь незначительном виде на крутизне берега, в юго-западе ог церкви Иоанна Предтечи; а около Покровской церкви, на юго-восток, сохранился остаток вала.

В 1590 г. волжcкиq атаман Микита Болдырь «изымал» Треню Щеголева, разбойничившего на р. Медведице, и привел его в г. Саратов. В том, же году, как говорят акты исторические, уже существовало волжское казачье войско в 1000 человиж, несшее сторожевую службу.

В 1591 г. пиcан наказ астраханским воеводам Сицкому и Пушкину, в котором говорится, что соляные возчики и другие волжские судовщики били челом Федору Иоанновичу по все годы, что в Астрахани, еще раньше проворовавшегося воеводы Троекурова царские чиновники, воеводы и всякие дьяки н подъячие суда возчиков задерживают всячески и для того де суда их с солью и с рыбою до заморозов на верх не выходят, мерзнут де и на Волге, меж переволоку и Саратова, а иные меж Саратова и Самары, а ближние меж Самары и Казани, а до Казани некоторые суда с солью и с рыбою не всходят. (Саратовскин Край, выпуск 1, 1893 года).

В 1596 г. была первая народная перепись в Саратовcком крае.

1597 год: "А в новом городе на Царицыне острове воевода князь Иван, княжь Михайлов сын, Елецкой, да Василий [1124] Борисов сын Сукин, да голова Ильи Степанов". (Труды Caратовс. Архивной Комиссии).

XVII и XVIII века: В 1602 г. учреждена Астраханская епархия, начиная от Саратова. Первый архиепископ Астраханский Феодосий, возвращаясь из Москвы, заболел в пути и умер в г. Царицын 18 декабря 1607 года. В 1602 г. воеводами в Царицыне были Василий Овцын да Андрей Шерефединов.

В 1603 г. Степан Какыш, посланник римского императора в Персию, проехавший по Волге, кратко называет между Казанью и Астраханью три пограничный поселения: Самару, Саратов и Царицынь. (Поволжье Ф. Ф. Чекалина).

В 1606 г. бурлак Илейка называет себя царевичем Петром и с 4000 вольницы грабит на Волге.

в 1609 г. между волжскими (воровскими) казаками появились 3 самозванца: один из них Август назвался сыном, а другие два Осиповик и Лавер — внуками царя Иоанна IV. Казаки умертвили Осиповика, а два другие повешены Лжедмитрием II.

С 163О г. гарнизон Царицына состоял лишь из 350 человек; управлялся одним воеводою и одним головою.

В 1634 г. в степное Заволжье переселяется из Азии, через р. Яик, новая кочевая орда Калмыков.

В 1636 г. путешествует по Волге, состоящий при Голштинском посольстве, Адам Олеарий, оставивший описание Московии, Волги и Персии с большим количеством рисунков.

В 1649 г. Калмыки воюют, разоряют города и уезды, села и деревни жгут, людей побивают и «в полон емлют».

В 1661 г. ловят в Царицыне черного дьякона Сильвестра, вместе с чернецем Иосифом и дьячком Алешкой. Они занимались списыванием для гулящих людей богоотступных раскольнических писем. В то время и в Царицын проник ужe раскол. Многочисленные шайки вольницы, то бродили по степям, то рыскали на лодках по реке, наводя страх на мирных жителей. В памяти еще у поволжан были отчаянные головы, как Ермак Тимофеевич (впоследствии покоритель Сибири), Андрюшка Голощап и другие, долго злодействовавшие по Волге с XVI века.

В 1664 г. освящена в г. Царицыне Иоанно-Предтеченская каменная церков женского монастыря, построенная первыми насельниками г. Царицына; около церкви было несколько келий для монахинь.

В 1672 г. Саратовский воевода Федор Иванович Леонтьев, узнав, что воровские казаки собираются на Дон для грабежа на Волгу и в понизовые города, посылает Фадея Левашева с Саратовскими служилыми людьми, в двух легких струга проведал про тех казаков и пишет в г. Царицын [1125] Дмитрию Свищеву, чтобы тот подавал ему вести без замедления.

С 1669 по 1671 г. свирепствует по Волге Стенька Разин. До 1665 г. Разин был образцовым Донским казаком; осенью 1666 г. он, с двумя братьями своими, был в Польше в армии князя Юрия Долгорукова. Осенью казаки стали проситься домой и когда князь не пустил их, то они, по уговору одного из атаманов, ушли самовольно. Долгорукий догнал их и немедленно повесил своевольного атамана, который был братом Степана Разина. Тут то в Стеньке все переменилось: ему стало ненавистно Московское государство и он стал мстить за смерть брата. Река Дон во второй половине XVII века представляла собою местность, куда стекалась всякая голыдьба и бурлаки—беглецы Московского государства, составляя вольницу, жившую набегами на соседних иноверцев турок, татар и калмыков. Стенька набрать из них огромную шайку, отправился на Волгу и затем на Каспийское море, где грабил Персидские побережья и суда до 1669 года. Разин явился в Астрахань на судах с шелковыми парусами и несметным богатством. И. И. Костомаров так описывает Разина: «Стенька был человек чрезвычайно крепкого сложения, предприймчивой натуры, гигантской силы, порывчатой деятельности, своенравный, столько же непостоянный в своей деятельности, сколько упорный в предпринятом раз намерении, то мрачный и суровый, то разгульный до бешенства. То преданный пьянству, то готовый с нечеловеческим терпением переносить всякие лишения. В его речах было что то обоятельное; дикое мужество отражалось в грубых чертах лица его, слегка рябоватого; во взгляде его было что то повелительное: толпа чувствовала в нем присутствие какой то сверхъестественной силы, против которой не возможно было устоять и называла его колдуном. Жесткий и кровожадный, он казалось не иимел сердца, ни для других, ни для самого себя, чужие страдания забавляли его, свои собственный он презирал. Он был ненавистник всего, что стояло выше его; закон, общество, церков - все что связывает личные побуждения человека, все попирала его несокрушимая воля. Для него не существовало сострадания». (Историч. Вестник, 1895 г., ноябрь). С 1 октября 1669 г. Разин пробыл около месяца в г. Царицыне. 20 июля 1670 г. вечером он взял приступом Астрахань, причем жестокость его неимела границ: защищавшихся он мучил, придумывая неимоверные пытки, так напр. женщин он приказывал начинять порохом и взрывать. После этого им без боя взяты Саратов и Самара, но под Симбирском шайка его была разбита и сам он бежал на Дон. Там, в Кагальнике, его поймали домовитые казаки и 6 июня 1671 г., в Москве, топор палача обуздал этого изверга (Историч. Вестник, 1895 г., ноябрь). Брат его Фролка, привезенный с ним для казни, заявил «слово и дело Государево» — смерть его была [1126] отсрочена и он стал говорить о каком то кладе, место которого он знает. (Разбои и клады низового поволжья, рукопись А. Н. Минх, хранящаяся в Императорском Русск. Географ. Общ.; Волга, изд. общ. Самолет 1862 г., Н. И. Боголюбова; Родная старина, Сиповского; Саратовское Поволжье Ф. Ф. Чекалина. 1892 г.; Историчес. очер. г. Саратова, 1848 г., Леопольдова; Историч. оч. г. Саратова, 1891 г., А. И. Шахматова).

После Разина, Царицын тревожили донские казаки Василий Булавин с Игнатием Некрасовым: они два раза нападали на город и во второй разь, не смотря на примерное мужество царицынцев, взяли город, где многих и коменданта казнили; воийско, подоспевшее из Астрахани, выгнало разбойников из Царицына.

В 1673 г. Калмыцкий хан Аюка вступил в подданнчество России.

Около 1678—1688 г.г. селятся в Саратовском крае раскольники, а за ними являются стрельцы, высланные на далекие окраины Петром I.

1689 г. Были в употребленин, между прочим, деревянные пушки, обитые железом.

1697 г. Первый рекрутский набор в среде жителей Поволжья, произведенный князем Репниным.

1708 г. Обращение многих калмыков в православие. Астрахань и Саратов причислены к Казанской губернии.

17 0 7 г. Царицын подвергался нападению Некрасовцев, которые были отбиты.

1716 г. Взято из Саратова, Дмитриевска (Камышина) и Царицына по сотне лучших солдат, для образования князю Черкасскому отряда, предназначенного в Хивинский поход; все они погибли в этом походе в 1717 году.

1717 г. Татары Крымские и Кубанские, под предводительством Бахты-Гирея, Дели-Салтана и братьев его, вторглись в Царицынский уезд и, ведомые изменником Некрасовым с товарищами, раззорили предместья города Царицина, причем сожгли церков и запасы хлеба, много людей убили и взяли в плен; но Донской атаман Фролов и Воронежский губернатор Колычев разбили Кубанцев и отняли у них много пленных.

1718 г. Саратов причислен к Астраханской губерниии.

1718 и 1720 г.г., по приказанию Петра Велпкого устроена укрепленная линия от Царицына к Дону, к нынешней Качалинской станице, на протяжении 60 версть; она состояла из непрерывного вала с деревянным палисадом, фланкируемым 25 форпостами и 4 крепостями (см. Царицынская сторожевая линия и приложенную карту вала). По линии была протянута цепь регулярного войска, под начальством генерала Тараканова. С проведением этой линии прекращаются набеги южных орд и с этого времени пошло безостановочным путем русское заселение [1127] поволжья. До построения сторожевой линии по словам современника Петра I, Ивана Кириллова, жители Саратова и Царицына ничего сеять в полях и степях не смели за опасением внезапных приходов Кубанской орды, которая чинила великие озлобления российикому народу, брала людей и скот отгоняла.

1720 г. Первая народная перепись низового поволжья. Посадские и крестьяне разных наименований обложены на государственные надобности подушною податью: с посадских людей брали по 1 руб. 30 коп. с души; с крестьян дворцовых, синодских, с помещичьих всякого звания людей бралось подушной подати по 74 коп. с души, а с крестьян государственных, сверх 74 копеек еще 40 копеек. Платеж подушных производился в 3 срока: в январе, марте и октябре месяцах.

1722 г. Петр I, вместе с Императрицею Екатериною Алексеевной, во время шествия Волгой в Персидский "низовый" поход и на обратном пути из этого похода посетил Царицын, причем осмотрел крепость и город, слушал обедню в Троицкой церкви, где сам читал апостол. За верную службу Царицынцев, Петр I оставиль им свой картуз и трость, хранящиеся и теперь в Царицынской думе. Петр Великий был первым, кого увидел из русских Царей Саратовский край: он проехал его Волгою во всю длину, через все тогдашние города.

1725 г. Получен указ об уменьшении подушной подати на 4 копейки, по случаю неурожайных годов.

1728 г. Саратов отделен от Астраханской губернии, по случаю опасной болезни в последней и подчинен Казанской и Симбирской провинциям.

1730 г. Для сыска воров и разбойников был образован особый отряд войска, но бедствия от беглых (вольницы) не прекращались.

1731 г., Мая 20: указ правительствующего сената о предании смерти, посредством сожжения, объявляющих себя волшебниками. Более всего указов о поимке беглых солдат и других людей.

1731 г. Для большей безопасности края, правительство вызывает всех, кто пожелает селиться по Царицынской линии; но охотников оказалось мало, а потому между Царицыном и Камышином велено поселить 1057 семейств малороссиян и Донских казаков: эти переселенцы образовали новое казачье войско, получившее название — "Волжское" (см. это слово); часть их поселена в г. Царицыне.

1732 г. Саратов снова причислен к Астраханской губернии. [1128]

1736 и 1737 г.г. происходило заселение нынешних Саратовской губернии и Царицынского уезда малороссиянами из Харьковской, а главным образом из Полтавской губернии.

1738 г. В конце февраля этого года на Русскую сторону перебрались Кубанцы и Каракалпаки в количестве 20.000 человек; Каракалпаки перешли с лугового берега Волги на ногорный, учинили раззорение и побили многое число людей в окрестностях Саратова и Царицына (И. И. Дубасов, Исторический Вестник, 1896 г., N 8).

1741 г. Организована разработка соли известным историком Астраханским губернатором Татищевым, который для этого пригласил англичанина Эльтона (см. Эльтонское озеро).

1745 г. По Волге, от Твери до Астрахани, разставлены были в известных разстояниях войска, назначенные для преследования разбойннков. Тогда по степи города и села были редкие; по дорогам заставы частые, но пристава на ним незоркие. Беглецу тогда везде можно было найти пристань и товарищей. Бродячих людей по Руси шаталось много; большой контингент бродяг и беглых людей давали крепостные—помещичьи, монастырские, архиерейские и другие; много было утеклецев с каторги и с Сибирских поселений, бегали из тюрем и от солдатчины. Указом 7 сентября 1744 г. отправлены были во все губернии особые сыщики с военными командами, чтобы ловить воров и разбойников, и назначены штаб-офицеры для следствия над старыми сыщиками; кроме того разосланы были другие штаб-офицеры для отыскания беглых солдат, матросов и рекрут, которые пополняли собою разные шайки (см. «Разбои н клады низового Поволжья», рукопись А. Н. Минх, хранящаяся в Импер. Географ. Обществе)

1748 г. в половине июня пришли в Царицын 3 полка, возвратившиеся из Персидского похода.

1751 г. До этого времени почтовое сообщение между Москвою и Саратовым шло на Тамбов и оттуда на Царицын в Саратов. с 11 же марта 1751 г. Сенатским указом повелено учредить от Москвы до Саратова особые почтовые станы через г. Муром и иметь на каждом стане но 4 лошади.

1758 г. января 13, вследствие ложных слухов о том, что в Царицыне и Камышине велино принимать всех беглых для приписки к казенному шелковому заводу, что для приинятия беглых определен майор Парабуч, и крестьяне шли туда явно, правительство указом объявляло лживость этих слухов и приказывало ловить разгласителей оных. (Ешевский. Очерк царствования Елизаветы Петровны).

1763 г. Последовал манифест Императрицы Екатерины II, приглашавший иностранцев селиться в России.

1765 г. Основание колонии Сарепты общиною Евангелических братьев Гернгутеров. В том же году издана такса за церковный требы: за молитву родительниц священники должны [1129] брать — 2 копейки; за крещение младенца — 3 коп.; за свадьбу — 10 коп.; за погребение взрослых — 10 коп., младенцев—3 коп.; за исповедь и причастие ничего не велено брать, за молебны же и поминовения — брать сколько дадут прихожане. В том же году производится межевание в Саратовском крае.

1769 г. Образована Саратовская провинция, с административным центром в г. Саратове.

1770 г. По сообщению царицынской комендантской канцелярии посланы команды по р. Волге для истребления разбойников. В том же году в г. Царицыне учреждены гражданския управления с подчинением власти Астраханскому губернатору.

1772 г. В дачах г. Царицына ограблено судно, следовавшее от Сызрани до Астрахани с разным хлебом, пахотным солдатом Кузьмой Поляковым с шайкой разбойников. В том же году, в селениях Волжских казаков явился лже-Петрь III: назвавшийся так, крестьянин Федор Богомолов, принятый в казаки, поднял их, повел в Дубовку, аресто- вал тамошних офицеров, но вдруг ими же скованный, привезен в Царицын. Во время содержания его под арестомь, Богомолов уверил солдат, что он император; убеждению его поддался даже один из Царицынских священников. В городе вспыхнул бунт, с трудом прекращенный, причем был избит комендант. Астраханский губернатор велел немедленно переменить гарнизон в Царицыне, народу запрещено было сходиться, преступника же перевезли в Черный Яр.

1773 г. Царицын сделан воеводским городом.

1773 и 1774 г.г. В Сарепте открыты первые два нечецкие училища для мальчиков и девочек, народившихся уже в России.

1774 г. Прошло столетие, как был казнен в Москве злодей Стенька Разин; но вот, в 1774 г. явился другой, более важный здодей — Емельян Пугачев. Царицын подавши весть о двпжении нового лже-Петра III, принял самые деятельные меры предосторожности к отражению злодея, произведшого уже страшное раззорение на Урале и по всему заволжью. Царицынским кочендантом был в то время полковнпк Цыплетев (впоследствии Саратовскиии вице-губернатор), и к нему вскоре присоединился комендант г. Саратова — полковник Бошняк, с частию гарнизона, казною и канцелярскими делами, вывезенными им из взятого Пугачевым Саратова в город Царицын. 21-го августа Пугачев подступил к Царицыну, построил батарею и начал осаду города; но батарея была сбита, а плывшие по Волге суда Пугачева — потоплены, и, не смотря на то, что 1100 донских казаков и Дербентские калмыки значительно усилили его рать, ему не удался второй приступ; тогда он направился Черному Яру. В 40 верстах от Царицына Пугачев был настигнут полковником Михельсоном, который нанес ему 23 августа (1774 г.) решительное поражение, после чего вскоре [1130] самозванец попался в руки правосудия. 31 августа жители г. Царицына были свидетелями наказаний уличенных в соумышленичестве с самозванцем. Царицын видел в своих стенах славного Суворова, впоследствии фельдмаршала. При нашествии Пугачева колония Сареита была сильно разграблена. В 1774 г. в здешнем крае была экспедиция астрономов Ловица и Иноходцева; Ловиц попался в руки Пугачева и был повешен. В г. Таганрог учреждена была каторга. Дубовскии дьякон(?) «сослан на вечное поселение за приверженность к Пугачеву». 7 декабря 1774 г. пойман на Дону разбонник Игнат Залетов (Мятелица) и сечен в Саратове с товарищами.

1775 г. Около колонии Сарепты открыты минеральные источники Гезендбрун и Шенбруy, которыми в начале пользовались приезжие больные; так в 1780 г. были там: генерал Н. И. Бахметьев, два брата графы Орловы, граф Кир. Гр. Разумовский с семейством и другие высокопоставленные лица.

1776 г. Упразднена Царицынская сторожевая линия16. Началось выселение Волжских казаков на Кавказ, на линию между Моздоком и Азовом (см. Волжск. казачье войско).

1770 г. по 1802 г. производилось опекунское межевание земель.

1780 г. 7 ноября состоялся указ об открытии Саратовского наместничества и разделения его на 10 уездов, причем к существовавшим городам Саратову, Петровску, Дмитриевску (Камышину) и Царицыну присоединены внов образованные из сел. Торжественное открытие наместничества Астраханским губернатором Якоби и преосвященным Антонием состоялось 3 февраля 1781 года. Саратовск. губ. принадлежала в начале своего существования к Астраханской епархии.

1781 г. 28 ноября вышел высочайший указ об устройстве почт и почтовых станций по Саратовскому наместничеству между городами. (Труды Сарат. учен. архивн. ком. 1887 г.).

1782 г. 2 апреля велено отделить от Астраханской губ., как слишком обширной, город Царицын с Черным Яром и Ахтубинскою шелковою фабрикой17 и присоединить их к Саратовскому наместничеству; затем, к образовавшимся 10 уездам этого наместничества, прибавить г. Хоперск (Новохоперская крепость на р. Хопре, в 340 верстах от Саратова). [1131]

1786 г. По ведомости казенной палаты в г. Царицыне было купцев и мещан 627 душ.

1787 г. Для подставных подвод во время путешествия импер. Екатерины II в Крым вытребовано из Саратова и Саратовской губернии несколько лошадей с провожатыми. (Дневн. Скопина).

1796 г. По рапорту Саратовской казенной палаты Сенату в 1796 г. в Царицынском уезде существовало 2 винокуренных завода г.г. Персидских. Указом импер. Павла I 12 декабря 1796 г. уничтожена Саратовская губерния и упразднены города Балашов и Аткарск. Что делал во время разделения Саратовский губернотор Гедеонов неизвестно, но между казенными учреждениями Астраханской, Пензенской и Саратовской губернии шла в это время усиленная и безсмысленная переписка.

1797 г. марта 5 внов возстановлена Саратовская губерния. Разбойничество усиливается на Волге около Камышина и Царицына (Дневник Скопина). Производилось в Саратовском крае генеральное межевание земель.

1798 г. Город Царицын внов присоединень к Саратовской губернии, причем и. коменданты переименованы в городннчих.

1799 г. 16 октября открыта Саратовская епархия с наименованием епископа — «Саратовским и Пензенским». В том же году: учреждение в селах империи запасных хлебных магазинов.

XIX век.

1800 г. марта 30 открыта Саратовская духовная консистория в г. Пензе; там же 1 октября — Саратовская семинария, причем отпущенным на вакации ученикам Тамбовской, Воронежской и Астраханской семинарий приказано было явиться в новоучреждающуюся Саратовскую семинарию в Пензе. (Труды Сарат. учен. архив. ком.).

1801 г. Кочевья калмыков примкнули к Царицыну. 3 апреля объявлено от Саратовско-Пензенского епархиального начальства такса духовенству: за молитву родильнице брать священникам — 4 копейки, за крещение младенца — 6 коп., за свадьбу — 20 коп., за погребение взрослых — 20 коп., младенцев — 6 коп.; за исповедь и причащение ничего не брать; за молебны же и поминовение — сколько дадут.

1802 г. При Саратовск. губернаторе П. У. Белякове сделана первая попытка к изследованию Саратовского края; между прочим, по вызову Императ. вольно-экономического общества, некто майор Дьяченков сделал описание Царицынского уезда — (Саратовск. Край вып. 1, 1893 г.).

1803 г. Возстановлены города Аткарск и Балашов. Немцы в Волжских колониях до того были избалованы в [1132] течение 40 лет и испорчены нравственно, что в этом году, по представлению сенатора Габлица, император приказал учредить 8 смирительных домов, которые и существовали довольно продолжительное время. (Саратовский Край, выпуск 1. 1893 года).

1804 г. Волжские казаки причислены в составу Астраханского казачьего войска. (Труды Сарат. уч. архив. комиссии, т. 11, вып. 2).

1806 г. Произведено было разграничение Саратовской губернии от Астраханской; причем, так как в Саратове находилось соляное управление, то к Саратовской губернии причислены все деревни и села, занимавшияся перевозкою соли, а селения за Сарептой, состоящие из кочевых калмыков, причислены к Астрахани, где было их управление. (Волга от Твери до Астрахани, изд. Общ. Самолет).

1807 г. Апреля 10 повелено составлять подвижную милиции, причем на Саратовc. губ. назначено 6175 ратников. (Труды Сарат. уч. архив. ком. 1887 года). В Августе учрежден карантин для судов, приезжающих из Астрахани, где была чума (Дневник Скопина). В ноябре прощены государем разные недоимки по Саратове, губ. до 130.000 рублей.

1808 г. Некоторые чиновники в Саратове, Камышине и Царицыне получили чины, ордена, земли и подарки по прекращению чумы. 24 апреля уничтожен карантин в Саратове.

1810 г. Прекращен вызов иностранных поселенцев в Саратовский край.

1812 г. В военное время в течение года было 4 рекрутских набора (Труды Сарат. уч. архив. ком. 1887 г.). В сентябре стали присылать в Саратов и его губернию пленных офицеров и солдат из французской армии. (Дневник Скопина).

1813 г. в марте предложено было губернатором, не желает ли кто взять к себе для работы пленных из французской армии, знающих мастерство и художество. (Труды Сарат. уч. архив. ком.).

1814 г. Предписано составить статистические карты уездов. Окончательное сравнение иностранных поселенцев с казенными. Военнопленные Наполеоновской армии отправлены из губернии.

1818 г. построен на Волге первый неуклюжий пароход Астраханским жителем Д. П. Евреиновым, который народ называл «чертовой расшивой».

1820 г. Начало производства сарпинки в кол. Сарепте, г. Саратове и Камышинском уезде. Oколо 1820-х годов , в «ногорной стороне Волги» земля продавалась по 3 рубля за десятину, а в «луговой» — по 1 рублю. [1133]

1825 г. приказано устроить при въездах в города шлагбаумы и будки для часовых. 11 мая дозволена всякому состоянию и званию свободная торговля солью.

1826 г. 12 мая обявлен манифест императора Николая Павловича, которым опровергается ложный слух о том, якобы вышел какой то указ об отводе в степных губерниях земель под поселение, и якобы приходящие на те земли, хотя бы они были и беглые, будут считаться уже казенными крестьянами и получать денежное пособие и прочее, почему и предписывается принять меры, как к прекращению побегов, так и к водворению на местах тех крестьян, которые целыми массами потянулись к Уралу, в Астраханскую и другие степные губернии. (Саратовский край, вып. 1, 1893 г.).

1828 г. Открытие самостоятельной Саратовской епархии. 22 декабря прибыль первый епископ Моисей, а 30 декабря открыта Саратовc. духовная консистория. Открыто особое соляное отделение Саратовской казенной палаты по заготовлению соли вместо Камышинского соляного правления, закрытого указом 23 ноября 1827 г. (Леопольдов Ст. Опис.).

1829 г. Начало «единоверия» в Саратовской епархии. Указом 12 октября 1829 г. составлен был, для уничтожения разбоев, второй полубатальон военнорабочего № 9 батальона, крейсировавший на судах по Волге и преобразованный через 9 лет в гардноутный экипаж, состоявший из 300 человек и 28 шлюпок, вооруженных пушками. (Разбои и клады низового Поволжья А. Н. Минх, рукопись, хранящ. в Импер. русс. геогр. обществе).

1830 г. В июне появилась в Астрахани холера, вскоре появившаяся и в Царицыне; губернатор Рославец прибыль в Царицын, где лично делал распоряжения и оставил там доктора Мейера. Смертность с каждым днем усиливалась и доктор Мейер умер от холеры. 26 октября открыта Саратовская духовная семинария и первым ее ректором был Никодим.

1832 г. марта 27 назначен Саратовским архиереем Иаков (Вечерков), проявивший большую деятельность по искоренению раскола; он же содействовал изследованию Саратовского края в географпческом, этнографическом и историческом отношениях. (Саратовский край, вып. I, 1893 г.)

1833 г. Голодный год в Саратовской губернии. (Сарат. Губ. Вед. 1892 г. №№ 22, 24 и 25).

1834 г. Учреждение Саратовского губернского статистического комитета. Построен в Нижнем-Новгороде помещиком Сомовым новый пароход на Волге—«Выска». 18 декабря состоялся указ, об учреждении в Саратовской губернии в заволжье трех городов: Николаевска, Новоузенска и Царева с уездами. 8 ревизия (народная перепись). [1134]

1835 г. Плохой урожай хлебов и трав. В Царицынском заволжье была партия землемеров межевой канцелярии, которые приводили в известность земли.

1836 г. Открытие новых городов: Николаевска, Новоузенска и Царева, к уездам которых отошло все заволжье, принадлежавшее к уездам Саратовскому, Камышинскому и Царицынскому.

1837 г. Первая выставка в г. Саратове (на Уфимцевской даче) произведений Саратовского края: заводских, фабричных, ремесленных изделий и всякого рода произведений промышленности, в том числе земледельческих орудий. Выставка устроена была 26 и 27 июня по случаю приезда Наследника Александра Николаевича.

1838 г. Прошел по Волге между верховьями реки и Астраханью новый пароход Астраханского купца, армянина Углева (Воспом. Фадеева, Русск. Архив 1891 г.). Начало издания первой местной газеты — «Саратовские Губернские Ведомости». Командирован в Саратовскую губернию, для изследования злоупотреблений, сенатор Денфер. В г. Царицыне открыта миссионерская школа для обучения детей калмыков-христиан русскому языку, калмыцкой грамоте и закону Божию. Протоиерей г. Царицына Петр Лугарин, с 1832—1848 г.г. обратил в христианство более 4000 калмыков. Дьячек Царицынской соборной церкви, Василий Дилигенский, составил для калмыков краткиии букварь калмыцкого или Ойрато-монгольского языка, за что был посвящен в священники кладбищенской церкви, к которой причислена колония крещеных калмыков, находившаяся в 15 верстах от Царицына и причисленная к казенной Погромской волости (Саратовский Край, вып. I, 1893 г.).

1839—1841 годы были неурожайные^ ощущался большой недостаток в хлебе, почему цена на него повысилась.

1842 год. Зима была безснежная.

1843 г. Первый плоскодонный пароход на Волге — Сокол, полковника Соколовского. Учреждена, вторая в неделю почта между Казанью и Астраханью в оба пути, без изменения первой, прежде сего существовавшей. (Труды Сарат. уч. Арх. Ком., 1888 г.). Администрация озабочена доставлением в министерство государств. имуществ сведений о культуре картофеля в гебернии для донесения государю: лиц отличившихся в посеве картофеля рекомендуется вознаграждать. (Труды Сарат. уч. Арх. Ком., 1888 г.). Первым вводителем картофеля в здешнем крае быль известный в Сарепте владелец горчичного завода А. И. Кноблох: в 1842 г., уезжая из Астрахани в Сарепту, он зашел проститься к тогдашнему Астраханскому губернатору И. С. Тимирязеву; последний, зная Кноблоха за человека предприимчивого, просил его распространить среди ближайших к Сарепте крестьян Астраханской губернии разведение картофеля. Надо заметить, что как крестьяне, так и казацкое население, [1135] были тогда не только против разведения, но и особенно против употребления картофеля: считалось тогда за грех есть его, почему все старания губернатора не везде увенчались успехом, так как крестьяне возражали — «что ее сажать, когда есть то ее грешно». По увещанию Кноблоха, посадить хотя для пробы, один из крестьян согласился взять меру картофеля в подарок; Кноблох безплатно отпустил его нескольким семьям. Осенью мужики разсказывали ему, что: «картошка уродилась добрая и ребятишкам понравилась, — они ее в золе жарили и ели». На другой год явились еще охотники на даровые «мерочки»; Кноблох выдал им, но с условием возврата взятого. Год от году стали сажать картофель все более и более, сначала ели его только ребятишки, а потом и взрослые нашли, что картошка ничего — «есть можно». К этому случился еще недород хлеба и разведение картофеля развилось настолько, что его стали возить для продажи в Царицын. Позже случилась в низовье Волги страшная засуха, хлеба погорели, а картошка, как нарочно, уродилась по берегам пересохшей р. Сарпы в небывалом количестве; цена на ржаную муку в Царицыне доходила до 2-х рублей за пуд и при такой дороговизне крестьяне вполне оценили картофель, служивший им в то время почти единственной пищей; вскоре и Донские казаки переняли культуру картофеля. (Сарат Губ. Вед. 1890 г. № 83). В 1843 г. открываются по селам школы, по распоряжению минис. госуд. имуществ. Осенний разлив Волги в Саратовской губ., причем вода с 1 октября к 1 ноябрю поднялась на 3 аршина 3 l/2 вершка выше обыкновенного своего уровня (такой же разлив был в 1825 году). Чиновннк мин. вн. дел А. В. Терещенко командирован в Саратовскую губ., как в этом, так и последующие годы, для раскопок бывшей столицы Золотой Орды, близ г. Царева, а равно для собрания статистических сведений по Саратовской губернии. Поденные его журналы раскопок перепечатывались из журнала мин. вн. дел, в Сарат. Губ. Ведомостяхе. В "Северной Почте", 1848 и 1849 г.г. печаталась статья «изследования местности Сарая», в которой говорится о работах Л. В. Терещенко. В 1848 г. им была составлена книга: «Посад Дубовка и Царицын.» (Саратовский край, вып. I, 1893 г.).

1846 г. 25 мая была сильная буря от Царицына до Казани, причем потонуло много судов с дровами и хлебом. (Из записной книжки Д. М. Вакурова). Открыта железно-конная дорога от посада Дубовки, между Волгою и Доном; эта дорога вследствие плохого устройства, существовала недолго. Линия конно-железной дороги начиналась не у самого берега Волги, а на горе в 6ОО саж. от берега и оканчивалась также не у самых вод Дона, а за 600 сажен от берега, что и заставляло товарохозяев предпочитать отправку кладей на возах фурщиков, для избежания излишней перегрузки и выгрузки; таким [1136] образом затраченные на эту дорогу деньги пропали даром. До устройства этого пути, случалось, что целые суда, поднимавшие от 2 до 5000 пудов груза, ставились на толстые дубовые катки, заменявшие колеса, ко дну судна прикреплялся толстый канат, к которому припрягали от 10 до 20 пар волов и такнм образом провозили судно с Волги до Качалинской станицы на Дону, употребляя на это около 6 дней. (Очерки истор. г. Сарат. и Сарат. губ. Н. Ф. Хованского, 1884 г.). Между Дубовкой и Качалиным была, так называемая древняя — «переволока» (см. это слово) или волок.

1847 г. Холера в Астрахани и Саратове; в Саратовc. губ. она свирепствовала в августе.

1848 г. Командирован министром внутр. дел в Саратов надворный советник Астафьев для прекращения разбоев на Волге в пределах Саратовской губернии (Труды Сарат. уч. архив. ком., т. II, вып. 2). Неурожай хлебов. В 1840-х годах в нагорной части губернии земля продавалась до 30 рублей ассигн. за десятину, а в луговой — от 4 до 20 руб. ассиг. десятина. В этом году жары доходили до 40° и холера опять появилась в губернии. (Холера в Саратове — см. Сарат. Дневник 1891 г., № 246, и голод 1848 г. в Сарат. губ. Сарат. Дневник 1892 г. № 83).

1850 г. Отделение от Саратовской губер. уездов Николаевского и Новоузенского ко внов учрежденной Самарской губернии и Царевского уезда — к Астраханской губернии.

1854 г. По донесениям администрации в Сарат. губ. значилось раскольннков 25834, а по произведенным специальным разследованиям о расколе их оказалось 125000 человек («Развитие раскола» — Отечест. записки 1854 г., июнь.).

1856 г. Отправлена из Сарат. губ. первая партия сигарного табаку в Гамбург, через Петербург. (Путеводитель по Волге, Нейдгард, 1862 г.).

1857 г. Отправлена другая партиz сигарного табаку, через «Дубовский перевал» в Ростов на Дону в Бремен и Англию, вследствие запроса из этих мест. (Нейдгард: Путеводитель).

1858 г. Открыты заседания Саратовского губернск. комитета об устройстве и улучшении быта крестьян.

1859 г. Начало движения легкого пассажирского пароходства по Волге. Начало устройства телеграфов в Сарат. губернии.

1860 г. Железнодорожный бунт в г. Царицыне: безпорядки среди рабочих возникли на строившейся акционерною компаниею Волго-Донской железной дороги (см. это слово) из за недоброкачественности провизии, которая давалась людям подрядчиком Гладиным. Безпорядки эти вызвали командирование на место из Петербурга флигель-адъютанта капитана Рылеева и потом чиновника особых поручений министра внутр. дел действ. стат. сов. Арсеньева, для производства дознания о [1137] злоупотреблениях, допущенных при постройке железной дороги. Последствием этого было предание суду Воронежской уголовной палаты городничего Трескина, исправника Дьяченкова и непременного заседателя земского суда Наттера, с заключением их под стражу. (Саратовс. Дневник 1888 г. № 216, 218 и 219). По списку населенн. мест центр. статис. комит. (изд. 1862 г.) в Царицынском уезде считалось в 1860 г.: в городе Царицыне — 976 домов, 3485 д. м. п., 3542 женск., итого 7027 д. об. пола жителей; в уезде 8179 дворов, 31164 д. м. п., 32427 женск., всего 63591 д. об. пола.

1861 г. Объявление в марте манифеста 19 февраля 1861 года об освобождение крестьян от крепостной зависимости. Установление Царицынского уезда в настоящих границах.

1862 г. Открыто движение по Волго-Донской железной дороге от г. Царицына до Калача на Дону.

1863 г. В июле проследовал через Царицын на пароходе от Саратова в Астрахань наследник цесаревич Николай Александрович. В августе, на Самолетском пароходе Летучий — императрица Мария Александровна.

1865 г. Начало издания Саратовc. Епархиальных Ведомостей.

1866 г. 1 января закрыта удельная контора, открытая в 1830-х годах (в каковых годах переселены из Тамбовской губернии удельные крестьяне, образовавшие в Саратовской губернии волости — Золотовскую и Банновскую). Введение положения о земских учреждениях в Саратовской губернии. Холера в Саратовс. губернии. (Саратовс. Край, вып. 1, 1893 года).

1867 г. Назначен управляющим Саратовскою конторою иностранных поселенцев С. Н. Шафранов. (Саратовс. Край, вып. 1, 1893 г.).

1868 г. 8 и 9 мая сильные бури на Волге, наделавшие много бед. (Записная книжка В. Д. Вакурова). Учреждение мировых судей в Саратовской губернии.

1871 г. 3 июня начало движения по всей линии Тамбовско-Саратовской железной дороги. 1 июля открытие сенатором Катакази Саратовских окружного суда и судебной палаты. Холера в губернии. В этом году Царицын посетил император Александр II.

1872 г. Открытие 16 февраля городской управы в Царицыне по новому городовому положениго. Введено новое городское положение и открыта управа в посаде Дубовке (17 августа). Открытие Грязе-Царицынской железной дороги.

1873 г. Неурожай хлебов и чума на рогатом скоте.

1874 г. Урожай хлебов и трав.

1878 г. Ноябрь — «Ветлянская болезнь» — в роде чумы (казачья станица Ветлянка, Енотаевского уезда, Астраханской губернии на правом берегу р. Волги), началась в Ветлянке, куда, [1138] по народным разсказам, занесена казаками, возвратившимися с войны из Малой Азии; в декабрь болезнь перешла в селение Пришиб, выше Ветлянки. Паника распространилась на Саратовскую и Тамбовскую губернию. Торговое и почтовое движение по зараженной местности прекращено и направлено от Астрахани другим путем, в обход, Калмыцкой степью. 24 декабря учрежден наблюдательный пост, прибывшими сюда Саратов, губернатором М. Н. Галкиным-Врасским и доктором Норден, на границе Саратовской губернии при колонии Сарепте, селениях Ивановке и Отраде и, на всех перекрестных путях, ведущих в Царицын, для чего назначены были казаки и нижние чины; при постах учреждены медицинские пособия и надзор из фельдшеров. 26 декабря получены были сведения о появлении заразы выше г. Черного Яра, на почтовой станции Старице, в 100 верстах от Саратовской границы, почему сообщение с Черным Яром, по распоряжению губернатора, прервано и около Сарепты усилена стража казаков и нижних чинов. Эпидемия к 26 декабря 1878 г. охватила район по обеим берегам Волги: в Енотаевском уезде — Ветлянку, Пришиб, Никольское, Удачное, Михайловку и Черноярском — в Старицком. Признаки болезни: головная боль, общий жар, опухоль паховых, а у женщин грудных желез. Смертность значительна. (Сообщил А. Н. Минх).

1879 г. В Ветлянском районе умерли от заразы врачи Морозов, Кох и Григорьев, а также 6 фельдшеров. С 6 января появились случаи заболеваний и смерти Енотаевского уезда в селении Селитряном и на хуторах. 22 января учреждены карантины в разрез Волги от Царицына на Верхне-Ахтубинск, Умет и далее в степь. 25 января назначен генерал-адъютант, генерал от кавалерии, граф М. Т. Лорис-Меликов временным Астраханским, Саратовским и Самарским генерал-губернатором; 28 января он прибыл в г. Царицын и направил войска на границу Саратовской и Астраханской губернии, чтобы оцепить чумную местность. Саратовский губернатор М. Н. Галкин-Врасский очень деятелен и живет все время почти постоянно в Царицыне и Сарепте. Прибыли на место эпидемии заграничные доктора и русские профессора, в числе их профессор паталогии при Киевском университете Г. Н. Минх. В феврале новых заболеваний не было, почему местами стали снимать карантины. В марте сожжены зараженные строения и вещи больных и сомнительных, причем казна уплачивала жителям стоимость уничтоженного. Обратили внимание на нечистоту ларей и ватаг рыбопромышленников поволжья и Каспийского моря, а также грязно-распутную и безконтрольную жизнь рабочих обоего пола на этих промыслах. 27 марта губернатор Галкин-Врасский вернулся в Саратов. (Сообщал А. Н. Минх). 10 апреля Астраханский край объявлен благополучным. [1139]

1880 г. Неурожай хлебов; дороговизна хлеба: рожь продавалась по 1 рублю 80 копеек за пуд. 18 апреля — посещение Царицына министром внутренн. дел Н. С. Маковым.

1881 год чрезвычайно урожайный.

1882 г. Открыта Баскунчакская солевозная железная дорога. Начало земских статистических изследований по Саратовс. губернии.

1883 г. Открытие в Саратове отделения крестьянского земельного банка.

1885 г. 29 июня открытие Радищевского музея А. П. Боголюбова, в Саратове. Начало издания «Волжско-Донского Листка» — в Царицыне. Полный неурожай яровых хлебов.

1886 г. 12 декабря — открытие Высочайше утвержденной Саратовской ученой Архивной Комиссии.

1888 г. В г. Царицыне открыто Высочайше утвержденное 31 июля общество вспомоществования частному служебному труду.

1890 г. 25 ноября открытие водопровода в г. Царицыне, построенного Бромлеем и К°. Введение земством добровольного страхования скота от всякого рода болезней.

1891 г. Упразднение института мировых судей и введение по уездам учреждения земских начальников. Голодный год, с полным неурожаем хлебов.

1892 г. Сильная холера во всей Саратовской губернии.

Памятники старины в Царицынском уезде: а) Городища:

1) Близ с. Балыклей, на берегу р. Волги, до наcтоящего времени, заметны следы фундамента около 40 квадратных сажен, от какого то строения, которое местными жителями называется "дворцем"; на фундаменте этом, по преданию, был дворец какого то татарского хана.

2) В 3-х верстах выше посада Дубовки, на правом берегу р. Волги до 1395 г. (нашествие Тамерлана) существовал город, называвшийся «Бельджаменом». 21 июня 1888 г. на этом месте были произведены раскопки членами Саратовской архивной комиссии, приведшие к заключению, что город здесь был большой и принадлежал оседлому народу, стоявшему на значительной высоте развития. При этом были найдены следующие предметы: два человеческих черепа в дачах В. В. Бабушкина и Синюрина, окружающих это городище. Мраморная колонна 1,2 аршина длины и 3 1/2 вершка в диаметре, в юговосточной части сада Бабушкина, где также обнаружены признаки водопровода. Два квадратных кирпича в северной стороне городища, с краю сухого оврага; там же — 8-ми угольный кирпич; 4 глазированных кирпича, трехугольной формы, найдены при расконке жилья и вынуты из пола, устроенного в виде паркета. Полый каменный шар — в югозападной части сада В. В. Бабушкина. Буса из стекловидного вещества, найдена [1140] на северном краю городища при раскопке жилья. Несколько подвесок к бусам, найденные в разных местах городища. Бронзовый наконечннк стрелы найден в саду Бабушкина.

3) Между двумя Мечетными речками, впадающими в Волгу с правой стороны, находились развалины старинного города, по предположению некоторых изследователей — «Tortanlli» (Тортанли): сравнительно недавно существовавшие стены этого города были разобраны и кирпич увезен в Астрахань для постройки церквей и ремонта городской стены18. По списку населенных мест Центрального статис. комитета, изд. 1862 г., верстах в 10 от г. Царицына, близ с. Городища и хутора Нижне-Мечетного (№ 2089), в начале XIX столетия стояли развалины довольно обширных каменных зданий и выкапывались разные золотые и серебряные вещи; в настоящее время изгладилась и память об этих развалинах.

4) Остатки каменной обшивки крутого берега Волги в г. Царицыне, на югозападе от церкви Иоанна Предтечи, существующей около 300 лет.

5) Близ с. Стрельны, Песковатской волости, имеются признаки вала, служившего укреплением повидимому какому либо населенному пункту.

б) Курганы и находки:

1) В списке населенных мест 1862 г. показаны, верстах в 3-х от села Романовки, 2 земляные насыпи, называемые в народе Шиханами: разсказывают будто они сооружены Мамаем. В описании Саратовской губернии Н. Я. Воскобойникова, 1875 г., в Царицынском уезде указаны: Еремкин или Грязной курган близ д. Грязной; Шиханы блнз с. Романовки; Венцевая гора; сторожевой вал близ с. Городища; Курган при с. Песковатке.

2) Близ с. Рыбинки, Камышинского уезда, на границе Царицынского, найден старинный медный котел.

3) Местность, где теперь расположено село Караваинка, в старину была покрыта, по горам и оврагам лесом, служивим притоном для разной вольницы. Здесь же затем устроен был правительством казачий пост для наблюдения за движением татар. Такой же пост был и на месте нынешнего села Липовки; раньше же здесь жили отдельными разбросанными по липовому лесу (от которого теперь нет и признаков) землянками раскольники молокане, ушедшие затем на речку Цацу, Астраханской губернии. [1141]

4) Близ с. Балыклей — 2 кургана. При селе, на берегу Волги, находится возвышенность, называемая Шихан, где крестьяне находят человеческие кости и стрелы.

5) На земле крестьян с. Липовки была найдена медная стрелка. Близ этого села имеется курган в 20 сажен вышины.

6) Близ дер. Грязной, Липовской волости, находится насыпь — Еремкин или Грязной курган, расположенный в 1/2 верстах от дерени, на юго-запад; он имеет в длину 19 сажен 2 аршина, в ширину — 19 саж. 1 аршин и вышину — 3 сажени, окружность его заключает 58 сажен (по другим показаниям курган имеет 2 сажени вышины, по 25 сажен в длину и ширину и 50 сажен в окружности). Здесь был казачий наблюдательный пост. Насыпь имеет кругообразную форму, поверхность ее ровная; на окраине ее, к северозападу, растет вязовое дерево, очень старое, судя по его дуплистости. Курган помещен на высоком месте не вдалеке от урочища, называемого «Лиманом», представляющего в настоящее время вид бывших здесь озер. По направлению к западу, около насыпи, имется укрепление и валы, длинною 20 сажен и шириной 14 сажен; валы шириной в настоящее время — 3 сажени и вышины — 1 аршин. Въезд или вход в укрепление был, как заметнол, с севера в том месте, где растет вязовое дерево. Теперь насыпь и валы значительно разрушены искателями кладов и пастьбою скота. По народному преданию, здесь жил разбойник Eрема. Насыпь была раскапываема кладоискателями, что видно из 10 вырытых на ней ям, но найдено ли что ими неизвестно. (Материалы к описанию Саратовс. губ. 1875 г.). Ниже деревни Грязной Курган, в 5 1/2 верстах существует урочище «Почта», где когда-то был почтовый двор; между Курганом и почтовым двором жители находили стрелы в виде копий, а на месте двора, лет 45 тому назад, нашли несколько медных пятаков; исправник свидетельствовал эту местность, но ничего не нашел. (Полицейское описание Царицынс. уезда, 1892 г.).

7) При селе Романовке находятся насыпи «Шиханы» и несколько курганов. Шиханы будто бы сооружены Мамаем, который в 1360 г. жил близ речки Мечетной в 10 верстах от Царицына, вверх по Волге. Площади Шиханов ровные и имеют в длину и ширину 28 сажен; форма возвышенностей кругообразная, высота их 120 сажен (?). Грунт почвы плитняковый, коричневого цвета. (Материалы к опис. Сарат. губ. Н. Я. Воскобойникова, 1875 г.). Близ с. Романовки находится «Венцовая гора», с которой в ясный день видна поверхность приволжских гор верст на 80 вниз по течению Волги и верст на 70 вверх по реке. На Венцовой горе видны остатки бывших здесь когда-то деревянных построек, а около горы найден в промоине каменный молоток, темно-чугунного цвета, в виде кузнечного молотка: обделан он довольно чисто, с [1142] искусно проделанной щелью для вставки ручки; вес молотка 5 7/8 фунта. В Романовской волости такого камня, из которого сделан молоток, нет. (Материалы к описанию Саратовс. губ., 1875 г.).

8) На юге от с. Чухонастовки, расположенного на вершине р. Балыклей, Романовской волости, в долине была найдена стальная кольчуга, которую нашедшие продали кому то в г. Камышин.

9) По реке Иловле в Царицынском уезде, был в старину дремучий лес, служивший становищем разбойников; говорят, что там зарыто много сокровищ. В дер. Марьеве (Ореховка тож), Царицынского уезда, после разлития р. Иловли, не вдалеке от дома помещика Н. А. Дьяченко, находили обгорелые деревья и медные деньги XVIII столетия. Близ этой же деревни, по Котлобанской балке, при р. Иловле, как разсказывают в народе, ходил какой то старик между росших там четырех осин и все что то копал, после чего в этом месте сделали находку старых, 1700 г., монет серебряных и золотых. В Петрунином хуторе и Саламатинской волости, Камышинского уезда, существует предание, что между четырех осин у Орехового озера каким то сибиряком зарыт целый воз золота.

10) В Хоровском участке, Царицынского уезда, принадлежащем купцу Шемякину, местными крестьянами выкопан медный котел; может быть в нем были и деньги, скрытые крестьянами, так как некоторые из них теперь живут в достатке.

11) На границе Царицынского н Камышинского уездов, при селе Гусевке, расположенном при р. Иловле, в имении помещика Грекова, в Чертовом болоте или озере, по словам старожил, Стенькой Разиным был брошен боченок с золотом; теперь из этого озера случайно извлекают железные обручи от боченка.

12) При селе Илюшевке, Царицынского уезда, помещиком Мельниковым и бывшим владельцем Снежковым отрыт камень, под которым оказались медные деньги.

13) В 10 верстах от с. Александровки, расположенной при р. Иловле, выше пруда есть 2 кургана, между которыми проходит земская дорога; курганы имеют по 5 сажен вышины и по 50 в окружности; на курганах ямы, где находят кирпич старинного образца и дикий камень. В 7 верстах от них на границе земли крестьян с. Большой Ивановки есть еще большой курган, называемый «Трехгранным». В нем находили кирпичи, камни и угли. В старину здесь по дорогам "разбойники шалили".

14) Около с. Большой Ивановки (расположенного при р. Бердии), на земле крестьян этого села, имеется курган в 10 сажен вышины. [1143]

15) В с. Пролейке, на правом берегу Волги, Балыклейской волости, 2 небольших кургана.

16) В 1 версте от дер. Широкой, Песковатской волости, на юге, в скале имеется пещера в 2 комнаты по 1 1/2 сажен вышиною, с узким отверстием; там по преданию спасался труженик, которому из окрестных селений крестьяне носили восковые свечи.

17) При дер. Стрельной, Песковатской волости, между балками Гужевой и Стрельной, на северо-восток, имеются признаки вала и землянок, окружностью с версту; вал тянулся сажен на 50 в длину и имеет 1 1/2 сажени ширины; говорят, что здесь во время Пугачева было сражение и потому местность эта носит название Пугачевой. Между Гужевой и Стрельной балками находили медные монеты, относившиеся к 1722 году, в разстоянии 1 версты на северо-восток от деревни, на правом берегу Волги; там же находили стволы ружей, чугунные ядра и пули, величиною в куриное и голубиное яйцо; на поле находили также каменные и бронзовые наконечники стрел. Деревня Стрельная образовалась только в 1877 году, раньше местность эта была пустынна. (Описание Цариц. уезда, составлен. Цариц. Полиц. Управл. в 1892 г.).

18) На вершинах речки Оленьей (приток Волги), Песковатской волости, против бывшего хутора «Большой», верстах в 2-х от хутора Ильина и в 1 версте от хутора Леднева, лет 40 тому назад находили золотые и серебряные монеты не русского чекана; там же были найдены ножны в серебряной оправе.

19) Близ деревни Олени, найдены г. Зимнюковым, при раскопке одного из двух курганов у Тюриной балки, впадающей в речку Оленью, древние глиняные могильные горшки и человеческие кости. (См. Тюрина балка).

20) При селе Песковатке, лет 40 тому назад, найдены были в балке Широкой кости человека, сидевшего на лошади и вооруженного саблей. При ceле есть курган.

21) В посаде Дубовке, недалеко от Успенского собора построенного в 1763 году, по Московской улице находится дом, бывший Персидского, строителя собора, сложенный из дикого камня. Из этого дома, по словам старожилов, устроены подземные ходы к собору и речке Дубовке. В этом доме, по преданию, останавливался Пугачев; дом отлично сохранился, так как некоторые камни, из которых он сложен, достигают 3-х аршин длины. Около посада — 10 курганов.

22) Курганы Ерзовской волости раскапывали местные крестьяне и находили только: золу, угли и кирпичи.

23) Чрез Ерзовскую волость проходит старый Царицинско-Донской вал, до сих пор отлично сохранившийся на всем протяжении; он идет в 1 версте от села Городища. (См. Царицынская сторожевая линия).[1144]

24) Около села Городища, Ерзовской волости, в балке Коренной, на самом русле, имеется курган в 3 сажени вышины и 30 сажен окружности; он видимо насыпной, по средине его яма; местность эта принадлежит Городищенскому сельскому обществу.

25) В г. Царицыне, при разрытии горы в 1889 году, у городского взвоза найдены крестьянином Мокеевым 189 штук серебряных старых монет с малопонятными надписями и 5 медных монет чекана Петра 1; они представлены в Саратовский губернский Статистический Комитет.

26) Во 2-й части города Царицына, в местности «Гора», где ветряные мельницы, имеются 3 кургана: 2 маленькие, по 1 1/2 аршина в вышину; и один — 1 1/2 сажени и 20 сажен в окружности.

27) Во 2-ой же части г. Царицына, за лесопильней Берлина, в устье крутого и дикого оврага, один из Царицынских жителей вырыл для себя пещеру, где и молится; в pycле оврага, обильного водою, он развел садик.

28) Заслуживают внимания Царицынские храмы: а) во имя Иоанна Предтечи, построенный в 1664 году; б) Успенский собор, — в 1718 году и в) Троицкая церков , двух-этажная, построена в 1720 году. Все они каменные.

29) В Отрадинской волости 18 курганов, незначительных размеров: на земле крестьян с. Червленоразного, около р. Червленой, — 2-х аршин вышины; на земле тех же крестьян, в 3-х верстах от села. — 3-х арш. вышины; около речки Червленой, на земле наследников Попова, — 2-х арш. вышины; там же — 1 1/2 аршина вышины; около речки Червленой, на земле крестьян с. Отрады, — 1 3/4 аршина вышины; на земле купца Воронина — 8 курганов, из них 2 близ р. Червленой, — 1 1/2 аршина вышины, 5 — около с. Отрады 3 аршина и один около оврага Ягодного — 1 1/4 аршин вышины; на калмыцком казенном участке — в 4, 3 и 2 аршина вышины; на Карагужинском казенном участке близ поселка Ивановки (на границе Астраханской губернии) — в 1 1/5 аршина вышины; на Разсошинском казенном участке, в 4-х верстах от хутора Дубового, — в 3 сажени вышины.

30) В Сарептской волости есть несколько давно уже разрытых курганов, их раскапывал еще в 1780 году натуралист Паллас. Здесь находили кости и лошадиную сбрую.

31) При речке колонии Сарепты находили старинные серебряные и медные монеты с татарскими надписями; несколько таких денег имеет нашедший их житель Сарепты Александр Беккер.

32) В близ лежащей Калмыцкой степи находили каменные изваяния (бабы) очень плохой работы: один экземпляр приобрел Фердинанд Глич, живший в Саратове. [1145]

33) Вблизи села Отрады, Царицынского уезда, на запад от него, находится западная балка; там есть несколько куганов, к раскопке которых пытались неоднократно приступить казаки области Войска Донского, но попытки их не осуществлялись, так как им каждый раз запрещала это местная администрация. По словам Донских казаков в западной балке курганы скрывают целый сокровища. Клады и дрогоценности, по их же словам, основанных на письмах Сибиряков, скрыты в большем числе и на Сарпинском острове, куда также казаки несколько раз являлись на разведки и будто бы однажды нашли что-то; дальнейшие находки не делались по причине запрета владельцев этого острова.

Население Царицынского уезда: Царицынский уезд заселен позднее других уездов Саратовской губернии: здесь нет ни одного селения, которое бы основалось ранее XVIII столетия, кроме города Царицына и посада Дубовки. Из старых селений XVIII века можно считать не более 18 деревень (в том числе колония Сарепта), остальные же заселились как государственными, так и помещичьими крестьянами, большею частью в 1800-х годах и преимущественно с 1820-х годов. По сказанию арабских писателей (список населен. места центральн. стат. комит., 1862 г.) с VIII и IX веков южную часть нынешнего Царицынского уезда занимали Хазары, а выше, в 20 днях езды от их столицы Итиля (Астрахани) до нынешней Симбирской губернии жили Буртасы. В XIII веке всю эту местность заняли монголы, или, как их звали у нас, — татары. В конце XV века Большая Орда, по выражению наших летописцев, «порушилась, и ночали цари Ордынские жить в Астрахани, а Большая Орда опустела.» Здесь под именем Большая Орда разумеется — Сарай, на Ахтубе, где ныне стоит город Царев. С падением царств Казанского и Астраханского, в половине XVI века, этот край, вошел в состав русских владений.

Начало правильного заселения здешнего края русским элементом можно считать лишь со времени проведения Петром 1 сторожевого вала от Царицына к Дону, с 1720-х годов, а также со дня распоряжения Анны Иоанновны о поселении здесь русских, малороссиян и Донских казаков (1731 и 1732 года), причем образовались на Волге первые станицы: Дубовка (существовавшая однако раньше и служившая сторожевым пунктом древней «переволоки», или «волока« между Доном и Волгою), Балыклейская и Караваинская, в Царицынском уезде, и Антиповская в нынешнем Камышинском. Затем большая часть Волжских казаков была переселена в 1777 г. на Терек (на Кавказе), как за участие в Пугачевском бунте, так и по стратегическим соображениям для укрепления новой Моздокско-Азовской сторожевой линии. В это время Царицынский уезд принадлежал к Астраханской губернии, но по указу 11 [1146] января 1780 г. учреждено было с 1781 г. Саратовское наместничество, куда отчислен был и Царицынский уезд с своим заволжьем. В 1836 г. за Волгой учреждены были новые уезды: Николаевский, Новоузенский и Царевский, которые в 1850 г. отошли от Саратовской губернии, первые два к внов образованной Самарской, а последний — к Астраханской. Заволжский край до 1837 г. принадлежал к уездам Саратовской губернии: Хвалынскому, Вольскому, Саратовскому, Камышинскому и Царицынскому, и, начинаясь от Самарского уезда, имел протяжения по Волге более чем на 800 верст, а во внутрь, до границ Оренбургской губернии, Уральского казачьего войска и орды Хана Букеева, к востоку от реки Волги верст на 250. С 1820-х годов Заволжье стало заселяться переселенцами из разных внутренних губерний: Смоленской, Харьковской, Черниговской, Полтавской, Воронежской, Тульской, Пензенской, Тамбовской и Саратовской с нагорной стороны. Население год от году стало увеличиваться; сверх того отводились в заволжье участки, Высочайше пожалованные разным сановникам от 1 до 2-х и более тысяч десятин, которые те продавали затем разным лицам: помещикам, купцам, колонистам и чиновникам, по низким ценам от 1 рубля до 3-х рублей серебром за десятину удобной земли; на этих купленных участках, приобретшие их, заводили хутора, скотоводство и хлебопашество. Таким образом заволжье сильно увеличилось в народонаселении, почему стал ощущаться недостаток полицейского надзора, в особенности по неудобству сообщения с уездными городами, расположенными на ногорной стороне Волги. Саратовский Губернатор Ф. Л. Переверзев составил проект открытия в Заволжье 3-х новых уездных городов: Николаевска (с. Мечетного), Новоузенска (с. Чертанлы) и Царева (с. Царевка19). Проект этот был утвержден в 1835 г., а в мае 1830 г. были открыты те города Губернатором Степановыме. При поверке «сказок« 8 ревизии (переписи) 1834 года, командированный в Царицынский уезд, чиновник Саратовского Губернатора К. И. Попов, насчитывает в заволжье, принадлежащих к Царицынскому уезду, на левой стороне Волги и по Ахтубе, не более 20 селений на протяжении 150 верст, но селения эти были большие и имели от 500 до 2000 душ, довольно хорошо и богато устроенные, с домами из соснового леса, жители богаты и живут в большом довольстве, занимаясь более скотоводством: они имели хутора верст за 10, 15 и более от селений, где содержали множество всякого скота, так что самый бедный имел до 25 лошадей, 25 коров и до 100 овец, многие же имели большие табуны баранов, рогатого [1147] скота и лошадей, не зная им счета. (Саратовский край, вып. 1. 1893 г., «записки К. И. Попова»).

Кроме Русских, Царицынский уезд заселен Малороссами, которые явились сюда в первой четверти XVIII столетия когда после вторжения в нынешний Саратовский край крымских и Кубанских татар. Петр I устроил (1718—1720 гл.), от Царицына к Дону сторожевую линию и приказал поселить по ней Малороссиан. Это было первое водворение их в здешнем крате; позднее оно усилилось в 1732 г. и затем в 1840-х годах, когда началась разработка Елтонского соляного озера и перевозка соли в губернии Тамбовскую, Воронежскую и другие. В 1860 году Малороссы занимали в Царицынском уезде селения: Каменный Брод, Давьяловку, Стефанидовку, Захаровку, Дмитриевку, Большую Воробцевку, Илюшевку (Александровку), Березовку, Лозное, Гусевку, Ольховку, Екатериновку, Бекетовку, Климкино, Городище, Елшанку и Червленоразное. Вот несколько характерных фамилий малороссов слободы Ольховки: Гетман, Гайдамака, Берко, Будырь, Живой, Холбоша, Аненка, Сорока, Яровой, Гапка, Дерегуз, Козырь.

Казаки—остатки бывшего Волжского войска (ныне Астраханского), переселенного большею частью в 1777 г. на Кавказ, живут теперь в Царицынском уезде: в г. Царицын и станицах — Александровской (Суводской тож), Пичужинской (Красноглиновка тож) и хуторах. Переименование Волжских казаков в Астраханское казачье войско (см. это слово) последовало в 1804 году. Царицынские казаки образовали 3-й округ Астраханского казачьего войска.

Немцы занимают в Царицынском уезде, лишь одну колонию Сарепту, основанную в 1765 г.; кроме того они живу в в посаде Дубовке и городе Царицыне.

Калмыки. В начале ХVII века монголы составили союз под главенством великого хана Веван Ропшана, но калмыцкий хан Хорлюк, недовольный этим, откочевал из Монголии к берегам Урала, а сын его Пунцук перешел при царе Алексее Михайловиче эту реку и его орда проникла в Волге до Самары, в край, бывший в то время пустынным. Сын Пунцука — Аюка хан владычествовал над калмыками нынешней Саратовск. и Астраханской губернии и части Кавказа. Он сумел придать самостоятельность своей орде, искал одновременно покровительство и в Москве и в Пекине и был данником Петра I только по наружности, в сущности же был самостоятельным правителем. (Из бумаг бывшего Саратовского губернатора А. М. Фадеева). В настоящее время калмыки имеют в Царицынском уезде, одно только селение, где водворены крещеные калмыки, называемое Калмыцкая колония или Каменный Буерак; кроме того летом прикочевывают несколько кибиток калмыков к Сарепте, Царицыну и Дубовке. При бойнях в Царицыне и Дубовке они живут в кибитках [1148] круглый год, при чем некоторые из них нанимаются в пастухи общественных стад рогатого скота. Еще в начале XVIII века они не редко, соединяясь с Ногаями, производили набеги по всему поволжью и даже до границ нынешней Харьковской губернии. В позднейшее время сближение калмыков с русскими не осталось без последствий: многие из них приняли православие, и русское правительство, между прочим, поселило их при устье речки Терешки, в нынешнем Вольском уезде, но хан Аюка разорил это селение, а калмыков увел в свои улусы; с тех пор велено было новокрещенцев отправлять на Дон или в Чугуев и записывать в казаки. (Многие из донских казаков как рядовых, так и офицеров имеют и теперь калмыцкий тип лица). По смерти Аюки, в 1724 г., когда родной его внук принял крещение, обращено было особенное внимание на распространение Евангелия между этим народом и выбраны были особые миссионеры. Вскоре затем значительная часть крестившихся калмыков выселена была в нынешнюю Самарскую губернию, где построена для них крепость (ныне уездный город) Ставрополь. Живущие в Царицынском уезде крещеные калмыки не расположены к земледелию: свои земли они оставляют необработанными или сдают их за небольшую цену русским в аренду, а сами большею частию нанимаются в пастухи в окрестные селения. Крещеные калмыки в обращении с русскими говорит по русски, а дома между собою обясняются и теперь по калмыцки. Все калмыки чрезвычайно падки до водки, причем они в высшей степени невежественны. В 1850-х годах калмыки владели большими стадами рогатого скота, лошадей, верблюдов и овец, гоняли караваны мороженой рыбы между Астраханью и Царицыном и жили богато. Невежеством их пользовались Сарептские и Царицынские купцы, расплачиваясь с ними вместо кредитных билетов какими нибудь ярлыками от водочных бутылок и водкой, чем нажили себе порядочное состояние.

Цыгане. В Царицынском уезде, в числе государственных крестьян, мещан, есть несколько цыган, занимающихся кузнечным и коновальным ремеслами; вероятно, цыгане поселены здесь вследствие указа Сената 14 июля 1803 года, коим требовалось разделять цыган на малые части и поселить по разным селениям, для пресечения бродяжества и наглости их. Фамилии Галишников в селе Песковатке, Чалченков и Гиченков в слободе Ерзовке(Нижняя Пичуга) несомненно принадлежат цыганам.

С начала поселения, крестьяне Царицынского уезда пахали отведенные им земли «вольно» без разверстки, кто где себе облюбует и сколько захватит, выбирая при этом для пашни лучшую. Когда же стало "теснее", и поселенцы обзавелись скотом, преимущественно после X ревизии 1857 года, то стали делить по ревизским душам, помещичыи же крестьяне «до воли» [1149] (1861 года) пользовались землей по тяглам (муж и жена) или венцам (у малороссов), но затем перешли также, как и государственные до этого, на дележи по ревизским же душам. Сроки переверстки (переделов) земли у сельских обществ различные. До 1870-х годов, было развито между крестьянами чумачество (извоз), но с проведением Царицынской и Тамбово-Саратовской железных дорог, чумачество пало и крестьяне вынуждены были обратиться к хлебопашеству. Кроме надельной 299788 десятин крестьяне арендуют (по сведениям Саратовской Губернской Земской Управы 1883 г.) — 53973 десятины и имеют собственной «купчей» земли 1626 десятин. Надельная земля в Царицынском уезде имеет вообще для крестьян первенствующее значение, кроме тех помещичьих, которым отведено только по одной с небольшим десятины на душу. Царицынский уезд, многоземельный и недостатка в арендных полях нет, поэтому, при переделах между собою, крестьяне не отличаются тщательным измерением земель и нередки примеры общин, где она делится просто глазомерно — «на глаз». Суслики сильно вредят хлебопашеству в уезде, так что более зажиточные крестьяне роют глубокие канавы вокруг своих паев; кроме того приходится караулить поля от сусликов, мешающих залужать земли для отдыха, так как на заброшенных паях он начинает плодиться больше. Дробность, отдаленность и чрезполостность душевых пайков, при необходимости энергичной борьбы с сусликом, вынуждает некоторых домохозяев-землевладельцев сдавать часть своих пайков, в особенности отдаленных, чтобы на деньги, получаемые за них, снять другую, смежную с большею частью их посева. Если не находятся съемщики за отдаленностью, неудобством, или за множеством сусликов, земли забрасывают. Солонцов в уезде довольно много и они обыкновенно разбросаны оазисами в наделах. Большинство маломощных крестьян, забросивиших свои наделы, "по нужде", живут на стороне. В Царицынском уезде в большинстве общин, «николавским солдатам»20 (т. е. служившим до общей рекрутской повинности 1874 г.), при возвращении их со службы, не давалось полевой земли, а лишь усадьба для поселения, почему они и вошли в разряд безземельных, как бобыли и другие приписные к обществам «для счету» и не пользующиеся наделами; [1150] большинство этих семей не ведут никакого хозяйства и живут плохо. В крестьянском скотоводстве Царицынского уезда преобладают волы, составляющие здесь главную рабочую силу. Падежи и неурожаи влияют на изменение количества голов в скотоводстве. С 1860-х годов более всего происходят чрезвычайно крупные опустошения в рогатом скоте от чумы, постигшей многие селения уезда по нескольку раз. Некоторое изменение к уменьшению скота, по освобождении крестьян от крепостной зависимости (с 1861 г.) у бывше помещичьих произошло от того, что «до воли» они пользовались барскими покосами, безплатной пастьбой по жнивам и атавам, чего теперь нет. Зимой крестьяне кормят скот преимущественно яровой соломой; за недостатком же ее — ржаной; дают также мякину и месиво из соломы с отрубями или мукой; с весны скот выгоняется на подножный корм. В Царицынском уезде редкая община и то разве маленькая, в 2—10 дворов, не имеет волов; количество последних всегда и везде превышает, часто более чем в двое, число лошадей: волы употребляются для обработки земли и извоза (чумачества). Маловаловые хозяева складываются вместе, чтобы составить плуг. В плуг впрягается обыкновенно 4 пары волов, когда же пашут, новь , то 5 пар. Пашут и на лошадях, но пахота на волах предпочтительнее — можно пахать глубже. Торговля скотом производится больше на ярмарках.

Главное топливо в Царицынском уезде — кизяк, который делают из навоза. (Калмыки для топлива употребляют чистый без примеси помет рогатого окота, собирая его уже высушенный солнцем и складывая в правильные кучи. Кучи эти плотно замазываются разжиженным пометом и оставляются до зимы, тогда уже этот материал идет в дело, для чего стенка кучи где нибудь с боку проламывается и в образовавшееся отверствие берется по мере надобности помет). Затем солома и дрова. Лес для построек население покупает. В некоторых селениях, имеющих лес в своих наделах, он не более как хворост и им крестьяне пользуются крайне рачительно. В уезде пахатные земли назьмом неудобриваются. (А. Н. Мннх материалы к описанию Царицынского уезда).

Плотность населения Царицынского уезда за 38 лет с 1852 г. по 1889 г. включительно.

На пространстве 6091,7 кв. верст, занимаемом по данным астронома Швейцера, плотность народонаселения Царицынского уезда, выражается следующим образом: в 1852 году т. е. с того времени, когда отделением от Саратовской губернии Царевского, Новоузенского и Николаевского уездов, были определены настоящие границы губернии, на 1 кв. версту:

приходилось - 7,2 человека об. п.

в 1860 году - 11,5 человек об. п.

в 1870 году - 11,3 человека об. п. [1151]

в 1880 году - 11,5 человек об. п.

в 1884 году - 18,4 человека об. п.

в 1880 году - 22,7 человека об. п.21

В 1860 году в Царицынском уезде было: 63591 чел. обоего пола, населенных мест 82, т. е. на одну квадратную милю приходилось 0.65 селений. Селений имеющих более ста дворов было 28. В посаде Дубовке было 1127 дворов. Селений малолюдных, в которых не более 10 чел. обоего пола в Царицынском уезде было 4. Селений же, имеющих более 1000 душ, было 23. На каждый двор приходилось 7,78 чел. обоего пола. (Список населенных мест, С.-Петербург, 1862 г).

В 1870 году в Царицынском уезде было 76722 человека обоего пола, в 1880 г. — 110418, в 1889 г. — 138775, в 1893 году 151560 человек обоего пола с пос. Дубовкой. По пространству 6795.3, занимаемому Царицынским уездом, согласно измерения Стрельбицкого, в 1893 году — на 1 квадратную версту приходилось 22.16 чел. об. пола.22

Исторические известия о заселении Царицынского уезда были приведены выше. Самое же прочное и правильное развитие народонаселения началось после пугачевского бунта и с учреждением Саратовского наместничества. В 1830 году считалось в Царицынском уезде 15752 д. м. п. и 15861 женского, в г. Царицыне 3317 д. м. п. и 1936 женского (?). В уезде 2 полицейских стана: более заселенным был и есть до сих пор 1-й стан; берега Волги и Иловли изстари давали место для возникновения поселков. 2-й же стан важен в историческом значении, так как местность его с древнейших времен была обитаема, чему свидетелями остаются курганы и остатки кирпичных городищ. Северная часть уезда, т. е. 1-й стан, представляет в настоящее время более удобств для заселения: в нем были и отчасти еще остаются лесные поросли, там более воды и почва удобнее для земледелия; южная же часть уезда, т. е. 2-й стан, скуднее водою и почва в большинстве песчаная; но близость реки Дона к Волге, еще в глубокой древности, способствовала образованно удобного волока (переволоки) между этими большими водными путями (от [1152] Качалинской станицы на Дону к посаду Дубовке на Волге), почему мы видим в X веке по Рожд. Христ. хазарский город Саркел или Белую Вежу, близ нынешней Качалинской станицы и в ХIV веке город Бельджамен (близ Дубовки), поставленные в видах торговых и военных.

Народонаселение Царицынского уезда состоит почти в равных частях из русских и малороссов, незначительную же часть его составляют калмыки, немцы и цыгане; в гор. Царицыне много евреев. При сопоставлении числа жителей с количеством церквей (включая в то число и монастыри) православного населения усматривается: к 1 января 1874 года - в г. Царицыне одна церковь приходилась на 1809 человек, в уезде — 1 церковь на 2679 человек. Отношение числа горожан к проживающим в уезде в 1873 году было: мужского пола 1:6,6 и женского 1:7, по городу Царицыну вместе с пос. Дубовкой таковое отношение было: мужского пола 1:1,9 и женского 1:2. Что касается отношения мужчин к женщинам, то таковое усматривается из нижеследующих данных: в г. Царицын 1:1, в уезде 1:1,09. По плотности, сообразуюсь с исчислением Швейцера, в Царицынском уезде (считая в нем 6091,7 квадр. верст) на 1 квадратную версту приходилось: в 1852 году, когда при отделении Царевского, Николаевского и Новоузенского уездов от Саратовской губ., последняя установилась в настоящних границах, — 7,2, а в 1874 году — 13 человек обоего пола.

Царицынский уезд

В 1873 г. было жителей по сословиям:

В г. Царицыне. Обоего пола.

В уезде. Об. пола.

В п. Дубовке. Обоего пола Дворян потомственных 88

61

17 Дворян личных 121

25

45 Духовенства православн. белого 66

204

83 монашествующих

-

-

70 женщ. протестантского

-

18

- магометанского

7

-

- Потомствен. почетн. граждан 5

5

1 Личных почетных граждан 1

-

- Купцов 425

23

680 Мещан 9321

347

10939 Крестьян всех наименований 1776

45310

606 Бывших колонистов 204

756

136 Войска регуляр. и иррегул. 1137

4991

26 Отставн. нижн. чинов, безсрочно и времен. отпускных, солдатских жен и детей 628

1153

373 Инородцев 94

333

- Иностранных подданных 59

36

6 Итого 13932 53257 12982

А всего в 1873 году в городе и уезде жителей 80164 душ обоего пола. [1153]

По вероисповеданиям было:

В г. Царицыне. Обоего пола.

В уезде. Об. пола.

В п. Дубовке. Обоего пола Православных 12665 51113 10178 Единоверцев - - 253 Раскольников разных сект 339 800 1823 Римско-католиков 5 - 105 Лютеран 181 1011 40 Еврейского 152 - - Магометан 496 - - Прочих не христианских исповед. 94 333 33 Итого 13932 53257 12982

Родившихся было: в Царицыне — 972, в уезде 2594 и в посаде Дубовке — 117 человек обоего пола. Умерших: в г. Царицыне — 986, в уезде 1449, в пос. Дубовке — 476. Таким образом население в 1873 г. по городу Царицыну убавилось на 14 человек, а в уезде и посаде Дубовке прибавилось: в первом — на 1145, а последнем — 241. (Материалы для описания Саратов. губ. 1875 г.)

В 1879 г. (Ревизия и. д. губернатора уездных присутственных мест в 1879 г.) жителей в г. Царицыне и уезде было 84259 душ обоего пола, а в посаде Дубовке 13021 душа. Главное занятие жителей хлебопашество, торговля и промыслы на р. Волге. По сведениям Сарат. губерн. земской управы 1883 г. в Царицынском уезде было 28996 д. м. и ., 28811 женск., всего 57801 д. обоего пола крестьян, бывших государственных и бывше помещичьих, отставных солдат, колонистов и калмыков. Всех годовых платежей с крестьян (кроме 510 душ Сарептских колонистов) — государственных, земских, общественных и других, приходилось в 1882 году до 178000 рублей при общем количестве надельной земли: удобной — 191355 десятин и неудобной 299788 десятин. (Всей земли вообще по Стельбицкому считалось в уезде 707391 десятина; по Раевскому же — 718435 десятин). В 1889—90 г. в уезде было 5 земских врачей, 20 школ, содержимых земством и сельскими обществами (из них 13 наделенных землею от обществ). В 1890 году в г. Царицыне было всего раскольников и сектантов обоего пола 1165 душ. (Сарат. губ. ведом. № 53, 1890 г.).

В Царицынском уезде, с городом и пос. Дубовкой, в 1889 г. было 138775 д. обоего пола жителей и уезд занимал по населению последнее место, а по пространству 5-е место среди других уездов губернии. С 1860 года по 1889 год население уезда увеличилось на 76753 человека обоего пола (в 1860 г. было 63022) или 123%; это прибавление объясняется проведением железных дорог, несомненно повлиявших на культуру края. Плотность населения Царицынского уезда в 1852 г. выражалась 7,2 на 1 квадратную версту, а в 1889 г. — 22,7. [1154] Смертность выражалась на 1000 человек: с 1880 до 1889 г. — в городе Царицыне 49,7, в уезде 30,4, а в 1889 г. — в городе 46,6 и в уезде 32,8. Родившихся было больше числа умерших 1880—1889 г.; в г. Царицыне — на 3241, или превышало на 19,5; в пос. Дубовке — 1653 или на 26,6 (Саратов. календарь на 1889 год). В 1886 г. в г. Царицыне было 19210 муж., 18316 женщ., всего — 37526 обоего пола; в уезде — 42935 м., 43742 ж., всего 86677; в пос. Дубовке — 7278 м., 7294 ж., всего 14572. В том числе евреев в г. Царицыне — 652 д. обоего пола, т. е. более, чем их насчитывалось в остальных местах всей губернии, где их было всего 563. В настоящее время (1897 г.) число евреев в г. Царицыне еще увеличилось и доходит в среднем до 1000 человек обоего пола. Число браков было: в г. Царицыне — 327, в уезде - 671 и пос. Дубовке 139. Родилось: в Царицыне — 2111, в уезде — 3784 и пос. Дубовке — 719; умерло: в Царицыне — 1743, в уезде — 2847 и пос. Дубовке — 714.

К 1 января 1894 года считалось:

в Царицыне

в уезде

в п. Дубовке

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен. Дворян потомственных 34

37

99

107

1

1 Дворян личных 151

152

43

59

10

15 Духов. прав. белого 53

73

140

180

23

13 - монашествующего 1

40

-

15

-

- - единоверческ. белого -

-

-

-

2

- - магометанского 3

2

-

-

-

- - лютеранского 1

-

1

5

-

- Граждан потомственных 65

69

12

13

2

2 - личных 41

52

28

31

8

10 - купцов 147

142

10

11

58

68 - мещан 9580

10093

861

876

7116

7250 - цеховых 285

235

-

-

6

7 Крестьян всех наименований 8452

8216

36353

36950

380

395 Колонистов 141

227

753

754

200

240 Казаков 759

780

2921

2986

15

20 Регулярных и иррегулярных войск 42

-

-

-

-

- Отставных нижних чинов и временно отпускных, солдатских жен и детей 2095

1013

4080

4049

320

330 Инородцев 41

48

143

134

-

- Разноцинцев 7

9

-

-

-

- Иностранных подданных 136

67

4

4

3

5 Итого

22034

21261

45448

46317

8144

8356

43295 об. п.

91765 об. п.

16500 об. п.

Всего в уезде к 1894 году — 151560 душ обоего пола. [1155]

По вероисповеданиям было:

В городе

В уезде

В п. Дубовке

Муж.

Жен.

Муж.

Жен.

Муж.

Жен. Православного населения 19557

18902

43997

44748

6445

6546 Единоверческого 164

221

-

-

108

107 Раскольников разн. сект 746

819

500

659

1371

1482 Римско-католического 152

132

16

16

-

- Лютеранского 465

350

763

741

210

221 Еврейского 328

298

-

-

-

- Магометанского 584

493

27

17

-

- Прочих не христианских исповеданий 41

48

145

136

-

- Итого

22034

21261

45448

46317

8144

8356

43295

91765

16500

В городе Царицыне, как оказывается, евреев проживает более, чем в прочих населенных местах губернии даже вместе с г. Саратовом на 52 человека.

В 1893 годe было:

Чис. брак.

Род. законнор.

Незакон.

Умерш.

Приб.+ уб.- В Царицине 428

2797

59

1946

+910 В уезде 886

4972

28

3136

+1864 В Дубовке 147

803

9

521

+291 Итого

1461

8572

96

5603

+3065

Плотность населения Царицынского уезда на квадратную версту, приняв во внимание исчисление по Стрельбицкому, была в 1893 году 22,16 обоего пола без города и посада — 14,2. В этом отношении Царицынский уезд стоял в ряду других уездов губернии на последнем месте, — в Саратовском уезде, например, приходилось 45,5 человек на 1 квадратную версту.

Средняя величина наличной семьи d уезде равняется 5,71 душ обоего пола, по данным 1891 года.

Из жителей Царицынского уезда — дворяне и чиновники или состоят на службе, или занимаются сельским хозяйством, редкие торговлею; духовенство, особенно сельское, при отправлении своих служебных обязанностей почти все занято домашним хозяйством; купечество производит различный торг, а некоторые из купцов, имея свои земельные участки, занимаются земледелием и скотоводством и обрабатывающею промышленностью. Мещане, частию производят небольшой торг, болеe же снискивают пропитание разными ремеслами, а некоторые из них и земледельцы. Собственно же земледельческий класс составляют крестьяне разных наименований; а смотря по удобству дач и угодий, к их земледелию присоединяется, местами, довольно обильное скотоводство. Есть и между крестьянами некоторые ремесла и промыслы, но все они производятся [1156] или некоторыми членами семей, круглый год, или только в свободное от земледелия время, а потому не делают заметного исключения в общем земледельческом классе.

В старое время и степных селах Царицынского уезда крестьяне занимались исключительно чумачеством и скотоводством, а земледелием — так ceбе, кое как. Чумачеству и скотоводству отдавалось преимущество, и много было тогда нераспаханной земли. Для разного мастерства народ был здесь пришлый: портные — непременно из Рязанской губернии, Зарайского уезда, села Белого Омута; бондари — той-же губернии, Егорьевского уезда; сапожники и чеботари непременно Воронежской губернии, Бобровского уезда, из села БутурЛиповке овчинники - Тамбовской губернии, Шацкого уезда; полостовалы и плотники - непременно Симбирской губернии; кузнецы—ковали из мещан разных городов; словом все мастеровые были пришлые, жившие тут вромено или оседло. В настоящее же время во всяком селе есть уже свои ремесленники. Чумаки ходили в ходку во все южные города Воронежской губернии, в Старобельск, Харековской губ., в Хареков, в Екатеринославскую и Полтавскую губернии, в Крым и на Кавказ; нередко на стороне и зимовали со своими волами, высылая по почте заработанные деньги, а теперь уж ходят в ходку не далеко, почти только в станицы Области Войска Донского и часто возят неподрядную кладь, а продавать свои доски или каком нибудь другой мелкий поделочный лес, купленный на Волге в посаде Дубовке для барыша. Вследствие упадка чумацкого промысла теперь более занялись земледелием. (П. А. Гуревич-Афанасьев; Саратовские Губернские Ведомости, 1901 года, № l5).

По сведениям Саратовских Епархиальных Ведомостей (1897 г., №№ 3, 4 и 5) в 1895 году считалось, кроме города, в Царицынском уезде при благочиннических округах: по 1-му округу церквей 5; священников 5; диакон 1, псаломщиков 5. В приходах: дворов 1595; прихожан мужского пола — 4834, женского — 4877, всего обоих полов - 9611, в том числе раскольников 65 душ обоего пола. Церкви находятся в селах: Рынке, Орловке, Городище, Червленоразном и Отраде. По 2-му округу: села — Стрелковский поселок, посад Дубовка, Вознесенский женский монастырь, казачья станица Пичужинская, село Ерзовка (Пичуга), село Лозное, село Песковатка, село Водяное, с. Пролейка, казачья станица Александровская и село Балыклей. Всех церквей 15 (в том числе 2 монастырских и 1 кладбищенская безприходскаяе священников 16, диаконов 4, псаломщиков 18. Дворов 6636; прихожан мужского пола 18898, женского 19530, обоего пола — 38428, в том числе раскольников 2688 душ обоего пола. В 3-м округе: села — Ольховка, Каменный Брод, Троицкая женская община, село Солодчи, слоб. Александровка, село Большая [1157] Ивановка, село Малая Ивановка, слоб. Давыдовка, село Семеновка, село Тополевка, село Ягодное, село Липовка; село Романовка, село Караваинка и село Ново-Георгиевское. Всех церквей 16 (из них 1 домоваяе священников — 16, диаконов 2, псаломщиков 17. Дворов — 5547; прихожан — 19148 мужского пола, 19295 жен., обоего пола 38443, в том числе раскольников - 152 души обоего пола. В городе Царицыне 9 церквей (из них 2 домовых): 12 священников, 6 диаконов; 11 псаломщиков: дворов — 3971; прихожан — православных мужского пола — 9816, женского вола - 9941, сектантов мужского вола — 632, женского—641; обоих полов: православных — 19757, сектантов — 1273, всего обоего — 31030 душ.

Всего по Епархиальным сведениям по г. Царицыну и его уезду было в 1895 году: церквей 45, священников — 49, новых священнических мест — 6, диаконов—12, новых диаконских мест — 13, псаломщиков — 51, новых псаломщичьих мест — 3. Всех дворов 17749; прихожан: православных мужского пола — 51180, женского — 52154, сектантов мужского пола — 2048, женского — 2130; всего же душ обоего пола 107512.

Самые старые церкви в Царицынском уезде; в городе: Иоанно-Предтеченская — в 1664 году, Успенская построена в 1718 году, Свято-Троицкая — в 1720 г. и Преображенская — в 1771 г.; в посаде Дубовке — Успенская — в 1796 году; в уезде: в селе Отраде — Никитинская — в 1795 году, в селе Караваинке — Николаевская — в 1749 году и в седе Липовке — Михаило-Apхангельская — в 1779 году. Все остальные церкви сооружены уже в XIX столетии.

Физическое состояние народа: телесные силы; местные болезни; история врачебного дела в крае; современное состояние и организация врачебной помощи; деятельность в этом смысле земства.

Крепкое телосложение составляет основную черту в природе здешнего народа. Относительно роста жителей должно сказать, что, как и везде, есть в своем роде — великаны, есть и карлики, но люди среднего роста и плотные — явление обычное; посадка их твердая, манеры несколько мешковаты, по во всех частях тела, стане и очерке лица видна правильность. Больше русых. Все почти с свежим, здоровым цветом лица; худощавых мало. Проворство, торопливость и оборотливость мало заметны в здешнем простолюдине, зато крепкий и богатый жизненными силами, он терпеливо переносит жар и холод, труда и работы — не боится. Однако самонадеянная отвага, небрежность и общая неосторожность простолюдинов бывает причиною разных болезней, главные начала которых — простуда: чему много способствуют быстрые перемены в температуре здешнего климата, особенно весною. Холодные [1158] ночи после жаркого дня, проводимые здешним народом чаще вне жилищ, чем внутри их, духота и зной долгих летних дней, манящие невольно утомленного работника-земледельца к холодному роднику и т. п., влекут за собою худые последствия. Неосторожное и не умеренное до жадности употребление арбузов, дынь и огурцов, в изобилии родящихся в этом крае, производят много гастрических болезней. Такого рода болезни в простонародии здесь обыкновенны каждый год, но крепкая натура степняка, привыкшого ко всему с молоду, большею частию переносит их благополучно. Особенной злокачественности в климате нет, а потому нельзя жаловаться на какие нибудь постоянные эпидемии.

С целью улучшения неблагоприятных гигиенических и санитарных условий к 1874 году, по распоряжению начальника губернии, М. И. Галкина-Враского, образованы во всех городах оной санитарные коммиссии - в видах охранения народного здравия и приведения городов в возможно лучшее состояние в гигиеническом отношении. Опытом доказано, что в городах Европы, где введена правильная система очистки, заболевание и смертность уменьшились на половину. На народное здравие Царицынским уездным земством было ассигновано на 1870 год 5740 руб., а на 1874 год 5500 руб. В 1874 году в Царицынском уезде врачебная помощь подавалась в гор. Царицыне, в пос. Дубовке и в колонии Сарепте, а в центре уезда находился один земский врач. В 1873 году в гор. Царицыне было 2 вольных аптеки с филиальным отделением и 1 аптека в колонии Сарепте. В 1888 году в Царицынском уезде находились: в гор. Царицыне — земская больница с амбулаторией и аптекой. В с. Ольховке — земская больница с амбулаторией. В с. Сарепте — земская больница с амбулаторией. В пос. Дубовке — тоже с аптекой. Аптекарские лавки: в Царицыне и Дубовке.

К истории врачебного дела в описываемом уезде не лишним считаю привести следующую краткую летопись:

Еще при царе Михаиле Феодоровиче, в 1620 году, учреждается аптекарский приказ, определяются полковые врачи и учреждаются полковые аптеки.

При царе Алексее Михайловиче с поволжья и из Астрахани были привозимы в Москву солодковый корень, ревень, селитра, поташ и проч.

С Петра Великого медицина в Россин получает толчек к самостоятельному научному развитию. При нем явились аптеки в больших городах и уничтожаются, с 1701 года, существовавшие дотоле "Зелейные" лавки. При Петре I наш край посетил с научною целью доктор Шибер, открывший между прочим Сергиевские минеральные воды и составил землеописание Российской Империи, проехав до Каспийского моря.[1159]

В 1728 году в феврале в гор. Царицыне учрежден 12-ти дневный карантин, по случаю холеры ви Персии. Холеры в поволжье не было.

Прямое указание о лекаре в Царицыне относится к 1728 году. В царствование Елизаветы Петровны иноземный доктор Траутготт Гербер совершил путешествие в окрестности Волги, для изыскания полезных для врачебных целей трав. Он оставил рукопись о растениях, найденных им между прочим, близ Саратова и Царицына.

В 1765 году основана колония Сарепта, близ которой в 1775 году были открыты минеральные источники, которыми стали пользоваться с следующего же 1776 года, а в 1790 году число пользовавшихся водами достигло 300 человек, но затем Сарептские немцы позаботились сокращением числа посетителей вод, убоявшись вторжения в свой тихий угол сторонних людей и в 1801 году на водах был всего только 1 приезжий.

В 1793 году в Сарептской школе преподавались химия и ботаника; при школе находилась аптечная мастерская, были гербарий и прочие пособия. Здесь разводились ценные лекарственные травы, которыми снабжались Саратовские аптеки.

При утверждении 10 ноября 1780 года штата Саратовского наместничества назначены были по штату лекаря в уездные города с жалованьем по 140 руб. ассигн. в год. 19 января 1797 года были учреждены врачебные управы в городах. К 1799 году относится повеление о выдаче прогонных денег уездным врачам для объезда селений. На 1807 год дворянством был внесен расход в 10727 руб. на постройку в Царицыне «делового дома для больных, сарая, лекарских покоев с аптекою и на заборы». В 1811 году была открыта в Царицыне больница для судорабочих на пожертвования именитого гражданина Злобина. В этом же году вводится оспопрививание. Из присланных Императрицей Марией Феодоровной ученых повивальных бабок, была назначена в 1817 году в г. Царицын — Аграфена Прокофьева. Во второй половине 1820-х годов в Царицыне была больница на 20 человек, в Дубовке на 13 человек и по одному врачу. В 1806 году в с. Балыклей и Александровской казачьей станице появилась чума. Вся Саратовская геберния была оцеплена войсками и никого не пропускали. В 1808 году зараза прекратилась. От чумы умерло в Саратове, Царицыне, Камышине и 7 селениях — 153 человека. Дома, в которых умирали, сжигались, причем ничего из имущества выносить не позволялось. Вся улица оцеплялась на время караулом. Убытки населения были громадны. Холера была в губернии: в 1830 году (тогда духовенство увещевало народ не отвергать помощи врача), 1831, 1847, 1848, 1853, 1854, 1856, 1866 и 1892 годах, но смертность от нее сравнительно была не велика. В былые времена не только чума и холера, а и местные болезни получали такое развитие, [1160] что наводили страх на безпомощное население. В 1866 году две больницы в Царицыне и Дубовке от приказа общественного призрения перешли в ведение земства и уже с этого времени врачебное дело получило толчек к развитию. Развитие врачебного дела продолжается и теперь, но завершение его еще далеко, так как рядом с делом непосредственной врачебной помощи встает еще более обширная и плодотворная задача предупреждение большой заболеваемости населения, улучшение санитарной части в городах и селах.

По данным Губернского Земства за 1889 год Царицынский уезд разделялся на 4 врачебных округа и 6 фельдшерских пунктов, а именно:

1) Ольховский - три волости: Ольховская, Александровская и Ивановская. Жителей 28244 души обоего пола. Персонал: 1 врач, 3 фельдшера (больничный и 2 пунктовых) и 1 акушерка. Земская больница в слоб. Ольховке на 5 кроватей, одна кровать на 5650 жит. об. пола Амбулатория и аптека помещаются в больничном здании. Фельдшерских пунктов два: в Александровке и Малой Ивановке. Фельдшерская лечебница одна в с. Александровка на 6 кроватей; акушерка при больнице.

2) Балыклейский — две волости: Липовская и Балыклейская (собственно три, так как надо считать и Романовскую, тогда еще не существовавшую). Персонал: 1 врач и 2 фельдшера (один пунктовый). Больницы нет. Врач живет в Балыклее и ведет лишь амбулаторию. Аптека помещается в наемном доме. Фельдшерский пункт один в Липовке.

3) Дубовский — посад Дубовка и 2 волости: Песковатская и Ерзовская. Персонал: 1 врач и 3 фельдшера (больничный и 2 пунктовых). Больница в Дубовке на 12 кроватей. Одна кровать на 2645 жит. об. пола. При больнице амбулатория и аптека. Фельдшерских пунктов 2: в Оленьем, и Ерзовке (Пичуге). В Дубовке живут вольнопрактикущие врачи и акушерка и имеется вольная аптека.

4) Пригородний — одна волость Отрадинская. Персонал: 1 врач, 1 акушерка-фельдшерица и 3 фельдшера (пунктовый и 2 больничных). Больница в Царицыне на 40 кроватей. При больнице амбулатория, операционная комната и аптека. Фельдшерский пункт в с. Отраде. Город и Сарептская волость имеют свою врачебную организацию.

В Царицыне, от города, имеются 2 лечебницы для амбулаторных больных с аптеками. В каждой лечебнице работают по 2 врача с низшим персоналом.

Железнодорожные управления имеют 2 врачей, 1 больницу на 12 кроватей и 1 приемный покой.

Завод Нобеля — 1 врача, лечебницу для приходящих и аптеку.[1161]

К колонии Сарепте — 1 врач, 1 фельдшер, 1 акушерка и 1 больница с аптекою.

В Царицынском уезде один врач приходится на 26.000 жителей, а в городе Царицыне 1 врач на 2660 жителей. Несмотря на всю заботливость правительства, земства, города и посада о народном здравии, здешние простолюдины, не только в селениях, но в городе и посаде, еще твердо верят «бабушкам» и знахарям, которые всевозможные болезни объясняют — злым глазом, порчею, наговором и подводят под одно универсальное средство «умывание больного с уголька».

В 1894 году было глухонемых: в г. Царицыне — 4 муж. и 2 женщ., в уезде — 17 муж. и 11 женщ., в пос. Дубовке — 3 муж. и 1 женщ.

Самая здоровая местность в Царицынском уезде находится по берегам р. Иловли; там она вообще и живописнее благодаря лесам, озерам и притокам Иловли.

Нравственное состояние народа. Все жители, составляющее народонаселение Царицынского уезда, исповедуют христианскую веру, исключая калмыков-идолопоклонников, но их очень не много и они скорее не исповедуют никакой веры. Калмыки чрезвычайно падки до водки; они или занимаются пастьбой скота в общественных табунах, или круглый год живут в своих кибитках (юртах) при бойнях. Господствующее здесь вероисповедание — православное, греко-российское, к которому принадлежат и некоторые из калмыков, принявших крещение в начале нынешнего столетия, о чем много говорилось выше. Раскольников в уезде не много; центры их главным образом сосредоточены в посаде Дубовке и гор. Царицыне. Собственно в настоящее время раскол распадается. Существенная причина уменьшения закоснелости раскола заключается в том, что правительство прекратило суровые меры против старообрядцев, возбуждавшие фанатизм раскольников и их убеждение, что исповедуемая ими вера есть та истинная древне- православная, ради которой можно и должно потерпеть гонение и даже смерть. Но новые секты, как-то: пашковщина, толстовщина и штунда действительно явления в высшей степени не желательные: отрицание церкви как истинного храма Божьего не почитание икон, признание властен — насилием, наглое толкование всего этого в местах скопления людей — вот истинный вред, с которым надо бороться энергично. Слышать подобное учение из уст какой нибудь слепой девки, живущей праздно в среде своей бедной семьи и нечего неделающей — странно, но между тем вредное учение, по большей части, и посевается в душу таких же убогих, а те уже распространяют его, высказывая, что — "зачем де вы идолам покланяетесь, ликам то на иконах ваших изображенным; ведь еще закон Моисея предусмотрел это, говоря во 2-й заповеди - "не сотвори себе кумира и всякаю подобия елико", т. е. о самых ваших ликах [1162] здесь и упоминается". Я подобную проповедь слышал именно из уст одной слепой девки в Царицыне.

Большинство православных безусловно тяготят к церкви и относятся с несомненнным уважением ко всем священным обрядм; это доказывается тем, что каждый год в уезде где нибудь, или строится новая церковь, или обновляется старая, или же увеличивается штат церковно-служителей в приходе. Конечно можно это объяснять частию и ростом населения, однако главное то заключается именно в религиозности населения, и усердии в вере. Известный во всей губернии священник посада Дубовки отец Николай привлекает к себе массу народа, ищущего утешания в молитвах. Село Городище, Ерзовской волости, каждый год на 9-ю пятницу, видит великое множество людей, приходящих туда для молитв пред иконою св. Параскевы. В проезд же о. Иоанна Кронштадтского мимо г. Царицына на пароходе, в 1894 г., жители города побросали все свои дела и поспешили на набережную, чтобы увидеть своими глазами нашего российского молитвенника. Отец Иоанн однако не сходил с парохода, что чрезвычайно огорчило горожан: были видны у многих слезы, слышались рыдания и сокрушения, "уж видно мы так грешны, что недостойны встретить у себя великого учителя". Храмы Дубовские и Царицынские каждый праздник полны молящихся, из этого видно, что в здешнем народе неизсякла великая набожность. Церковно-приходские школы, как поддержка релегиозности, отвечают своему назначению во всех отношениях; процент грамотных, с вложенным в них началом страха Божия, растет, учащиеся привыкают к храму, участвуя там в пении и чтении, а эта привычка, как замечено, остается на целую жизнь. Только разные подпольные секты, к сожалению, проникая в селения, оставляют там свой вредный след: надо впрочем надеяться, что с развитием народного образования, секты эти потеряют почву и потерпят полную неудачу.

Сказавши о набожности населения, как о добродетели, приходится говорить и о народных пороках. Привычка к раздольному и степному простору, к дикой свободе и своеволию составляет главный характер здешних пороков, да еще пристрастие к хмельным напиткам, которые свободно употребляют не только женщины, но и девки; пьют разумеется, при случае — в праздники, или на базарах и ярмарках. Запойных пьяниц в народе мало, но все таки и эти не важные привычки ведут за собою много проступков: ссоры, драки, буйство, а затем — воровство, разврат и так далее, смотря потому как глубоко вкоренились дурные наклонности и привычки.

Относительно характера, нрава и способностей природа не обидела здешнего простолюдина, и все зависит от того на [1163] сколько он беден или в довольстве, земледелец ли он в полном смысле слова или еще и промышленник, ремесленник и торговец. Вообще же здешний простолюдин, между себе подобных, прост, доступен и откровенен, но перед начальством хитр и скрытен. Семейные разделы стали здесь за последнее время делом самым обыкновенным, так с 1866 года по 1882 в 6 волостях уезда: Отрадинской, Ерзовской, Песковатской, Александровской, Липовской и Ольховской было 2413 случаев семейных разделов, в том числе 213 разрешенных сельскими сходами и 2200 самовольных.

В 1873 году в Царицынском уезде было православных 51113 душ обоего пола, раскольников разных сект — 800, лютеран — 1011, прочих нехристиаиских исповеданий — 333 человека обоего пола. Церквей каменных — 5, деревянных — 19 и каменная лютеранская церковь — 1 в кол. Сарепте. В 1873 году в гор. Царицыне было 3 случая смертоубийств, в уезде — 2 и пос. Дубовке - 2; самоубийств: в г. Царицыне — 1 и уезде — 1. В 1889 году было незаконнорожденных и в гор. Царицыне — 36, в уезде и посаде Дубовке — 3; смертоубийств: в гор. Царицыне — 1, в уезде — 1; самоубийств: в гор. Царицыне — 3 мужчин; от пьянства умерло в гор. Царицыне 3 мужчин.

В 1888 году в Царицынском уезде было грамотных, без учащихся детей, мужчин — 3235, женщин — 73, всего 3308 — на 73473 души обоего пола всего населения без города и посада Дубовки. Земских народных школ было в уезде — 19, в них учащихся 1252 муж. пола, 244 женск., всего 1496 обоего пола; окончили курс в 1887—1888 г.г. мальчиков 113 и девочек - 15, из числа их 95 мальчиков получили свидетельства, а 18 не явились на испытание. Все 19 школ имели собственные помещения; расходы на них простирались: от земства — 7250 руб., от сельских обществ — 2697 руб., попечительств и частных лиц — 150 руб. Церковно-приходских школ и школ грамоты было — 17, в них учащихся — мальчиков 373, девочек 113, итого—486; из числа этого типа школ имели свои помещения лишь 3 школы: расходовалось на них духовн. церковн. попечительством — 30 рублей, сельскими обществами и частными лицами — 47 рублей, городскими обществами — 100 рублей. Школ грамоты отдельно — 11, в них было учащихся — 243 обоего пола.

Общее число подсудимых по делам, бывшим в разсмотрении мировых судей в течение 1873 года по Царицынскому уезду было: мужчин 1851 и женщин 211; из этого числа оправдано — мужчин 424, женщин 81; обвинено — муж. 471, женщ. 63, числилось к 1874 году подсудимых по делам нерешенным мировыми судьями — мужчин 956 и женщин 67. Самый большой % обвинений падает на оскорбление чести, угрозы и насилия (мужчин 897, женщин 119), затем по кражам, [1164] мошенничествам и обманам (мужчин 477, женщинь 42). Было приговорено мировыми судьями: к тюремному заключению — 82, к аресту - 128; к денежным взысканиям - 321 и выговорам — 3. Из этого числа было: грамотных 157 и неграмотных 377 человек; несовершеннолетних от 10 до 17 лет было 7 человиик. Волостными судами в 1873 году решено было дел по проступкам 218, оправдано 46 человек, обвинено 221 человек, из них наказано розгами 100 челов.; окончено миром 54 дела.

В книге Царицынского уездного полицейского управления «Описание Царицынского уезда за 1802 год», приводятся следующие данные о нравственности жителей 1-го стана Царицынского уезда:

«В этом стане существует 5 сельских ярмарок, из них скотских в селах Ольховке и Солодче; 7 винных складов; 1 ведерная лавка; 4 корчмы; 32 винные лавки и 1 трактир в с. Ольховке с четырьмя биллиардами: торгуют водкой шибко. Особенно в упадке нравственность в Александровской, Липовской и Ольховской волостях. До 85 мужей бросили жен и около 136 жен бросили мужей; в этот счет не входят те женщины, которые явно не бросают мужей, но тайно не верны им. Неблагонадежных людей в стане 454 человека, в том числе 26 женщин (из 10874 муж. и 11199 женщ. по 10 ревизии). Раскольников разных сект мужск. пола 227 и женск. 230, главным образом в Балыклейской и Липовской волостях. В с. Гусевке и д. Кленовке, Ольховской волости, 2/3 женщин занимаются проституцией, причиною тому происходящие в с. Ольховке базары, где производится наемка рабочих с неизбежными магарычами. В с. Ольховке, с. Гусевке, Каменном Броде и Захаровке, в домах вдов или солдаток, где нибудь на краю села, по осенним и зимним вечерам происходят посиделки: там, не столько работают (для этого собственно посидилки то и устраиваются), сколько поют песни, пляшут, пьют водку и развратничают. Молодежь мужского пола на эти посиделки тащит из дому, что только подходящее попадется под руку: сало, птицу, говядину, семечки, добывают и водку, до которой охочи и девушки. В ceле Липовке происходят в зимнее время кулачные бои, в которых участвуют даже до 400 человек. В хуторе Умете, Липовской волости — притон разных бродяг. В селениях Солодче и Трудовке, Александровской волости, развито отчаянное пьянство и разврат; а в деревне Стефанидовке, по свидетельству станового пристава, в редком доме нет румян и белил, и проституция в большом ходу».

Если к этому добавить еще широко поставленную организацию конокрадства в 1-м стане, то выйдет картина нравов населения, ужасно дикая, так как полицией замечен упадок нравов в большем район этого стана, именно в [1165] 3-х волостях: Александровской, Липовской и Ольховской. О меньшем районе стана, т. е. о двух остальных волостях — Балыклейской и Романовской и о всем населении 2-го стана, так плохо в книге «Описание уезда» не отзываются.

Конокрадство в Царицинском уезде. (По данным, любезно сообщенным Царицынским уездным исправником г. Потоцким, присылкою книги «Описание Царицынского уезда»).

Характер местности, занимаемой Царицынским уездом в волостях — Александровской, Ольховской, Липовской, Ивановской, Ерзовской (Пичуга) и Отрадинской и граничащие с уездом степи заволжские и Черноярские, а также область Войска Донского и Камышинский уезд, не представляющие близко к населенным местностям Царицынского уезда административных центров, развили здесь конокрадство, до вопиющих размеров. Лесистые места по реке Иловле, горы и овраги, калмыки и цыгане, все это хорошо приготовленная почва для преступного ремесла. Конокрады в Царицынском уезде живут в очень многих селениях и действуют между собою все за одно, сообща организуя постоянный этапы или станции и известные дороги, и этим ставя местную администрацию в безпомощное положение для борьбы с ними. И пастухи общественных табунов действуют за одно с конокрадами, ставящими им в благодарность изрядный могарыч. Если потерпевший от конокрадов не имеет возможности быстро и в разные стороны одновременно броситься за розыском краденой лошади, то поздние розыски будут уже безполезными. В одни сутки краденая лошадь может очутиться за сотню верст, где нибудь в Донской области, или в степях за Волгой, или у калмыков в Черноярском уезде.

В Александровской и Ольховской волостях конокрадство развилось издавна, вследствие следующих благоприятных для того условий: 1) близость границ области Войска Донского и Камышинского уезда; 2) лесные поросли и глубокие балки; 3) самые границы эти проходят глухими мало проезжими местностями и 4) селения, лежащие на границах, — Камышинского уезда—Гусевка и области Войска Донского: Кленовка, Трудовка, Стефанидовка, Нижняя Воробцовка, Марьевка, Солодча удалены от административных центров и жители этих селений, имея в среде своей всего до 86 человек специальных конокрадов негласно, почти все поголовно служат пособниками конокрадов, в качестве проводников. С 1885 по 1889 г. только в трех волостях: Александровской, Липовской и Ольховской было до 180 случаев конокрадства, а если к этим волостям прибавить остальные волости уезда с посадом Дубовкой, гор. Царицыном и граничащие с Царицынским уездом селения Камышинского, Царевского, Черноярского уездов и области Войска Донского, так как, конокрадные пункты и во всех этих местах имеют связь и солидарность с действиями конокрадов [1166] Царицынского уезда, то само собою разумеется случаев краж лошадей за означенное время прибавится в десять и двадцать раз. Конокрады, как я лично имел случай убедиться, чтобы похитить лошадь и скрыть следы, действуют и крайне дерзко и чрезвычайно остроумно.

Не лишним считаю привести несколько примеров из действий конокрадов: однажды в гор. Царицыне один из лесопромышленников приехал на собственной лошади, запряженной в тележку к канцелярии 2 полицейской части по какому-то делу, это было летом вечером и еще засветло; оставив лошадь у здания, занимаемого канцелярией — лесопромышленник вошел туда. Пробыл там много-много минут двадцать, при чем неоднокрадно заглядывал в окно, чтобы убедиться спокойно ли стоит лошадь, но выйдя из канцелярии, лошади и экипажа на улице уже не нашел. Принятые тотчас же меры к розыску ни к чему не привели. И только чрез полгода кто-то сообщил этому лесопромышленнику, что пропавшую лошадь они видели в Донских пределах верст за двести от Царицына. Лесопромышленник сам лично отправился туда, где действительно и нашел лошадь и выручил, но только без экипажа и уже не коня, а клячу, прошедшую в это время сотни рук, так что и к ответственности-то привлечь не представилось возможности кого либо собственно за кражу.

В Царицыне и сейчас живет один старичишка, так совсем не мудрящий, даже как будто глупый, а между тем он конокрад специалист и отчаянный: то он живет дома (собственно на квартире, своего не имеет) и повидимому бедствует, перебиваясь с корочки на корочку, то вдруг на некоторое время пропадет куда то и явившись с какими то темными личностями пьянствует, соря деньгами. То замечательно, что каждое его изчезновение из Царицына совпадает всегда с массою случаев конокрадства или в самом городе или в окрестностях. В мою бытность в Царицыне сь 1892 по 1895 г. я не знаю однако ни одного такого случая, чтобы этот стариченко быль уличен в конокрадстве, но что он конокрад — это несомненно. До 1892 года он несколько раз судился за конокрадство и сидел в тюрьме.

Вот еще случай украли у купца из конюшни на его глазах хорошую лошадь и таким образом. — Купец сидел на крыльце дома и пнл чай и видел как кучер вошел в конюшню и вывел лошадь за ворота, где сел на нее, гикнул и ускакал. Гиканье и смутило купца, — точно ли это его кучер вывел лошадь и ускакал на ней? туда, сюда.. оказывается его кучер дома. Ну подали в полицию заявление, да распросы чрез посторонних... напали на след! лошадь оставила след по направленно из города в дер. Верхнюю Елшанку (благо после бывшего пред тем дождя почва ясно отпечатлела [1167] подковы лошади). За версту от города след вдруг прекратился, только заметно, что здесь много народу топталось. Чрез год лошадь уже замореной в виде клячи нашлась за Волгой, где то близ Елтонского озера.

Так ловко действуют конокрады благодаря широко поставленной организации своего ремесла и администрации бороться с конокрадами очень трудно. Для затемнения следов конокрады прибегають к следующими уловкам: перековывают краденых лошадей задом на перед, обувают лошадей в лапти, для этого специально делающиеся, завертывают лошадям копыты тряпками, расковывают лошадей. Если видят что лошадь плоха, то режут ее и забирают только шкуру, брасая мясо на дорог. Когда погоня настигает конокрада у селения, то конокрад бросается к своему единоремесленнику (на известном тракту у них этого везде много) и прячет лошадь в чулан, в подполье, в погреб, а сам утекает на некоторое время дальше. Знает хорошо конокрад свою участь, если попадется в руки погони, тогда он будет много и долго подвергаться побоям и пыткам23 и в конце концов убит. Конокрады редко воруют рогатый и другой домашний скот, кроме лошадей, — "далеко его не уведешь, а краденая лошадь сама унесет от погони".

Однажды гнались за конокрадом из Донской области до самого гор. Царицына так вели следы лошадей и показания людей, встречавшихся погоне на дороге. В одном из домов на окраине города, баба, бывшая в погоне и потерпевшая, услыхала ржание той самой лошади, которую у нее украли. Осторожная баба подсмотрела, что лошадь ее стоит в сенях. Она скорее бросилась заявлять об этом в полицию и пока бегала и возвращалась с посланным из полиции, лошади там, в сенях уже не оказалось, даже все признаки что здесь в сенях только что находилась лошадь старательно было уничтожены. Так баба поплакала, поплакала, да ни с чем возвратилась.

Пункты и шляхты конокрадов в Царицынском уезде сдедующие:

1) из хутора Разуваева области Войска Донского: в дер. Кленовку, Ольховской волости, Царицынского уезда, в село Гусевку, той-же волости, в село Рыбинку, Камышинского уезда, на гор. Камышин за Волгу и обратно.

2) из упомянутого же хутора Разуваева: в дер. Кленовку, из дер. Кленовки в дер. Грязный Курган (Грязная тож), Липовской волости, на станицу Александровскую, Царицынского уезда, при реке Волги, далее за Волгу и обратно.[1168]

3) Этот же тракт из хут. Разуваева: до дер. Грязного Кургана на с. Пролейку при реке Волге, далее за Волгу и обратно.

4) Того же тракта направление из дер. Грязного Кургана на с. Водяное при реке Волге, далее за Волгу и обратно.

5) Из области Войска Донского (хутор Аликова): на дер. Трудовку, Александровской волости, Царицынского уезда, с. Большую Ивановку, дер. Семеновку, Ивановской волости, а затем в станицу Александровскую, или с. Пролейку, или Водяное, за Волгу и обратно.

6) Этого же пути изменение от с. Большой Ивановки: на с. Лозное, с. Городище, г. Царицын, с. Отраду и далее в Калмыцкую степь и обратно.

7) Из Донских пределов на с. Городище и далее как в пункте шестом.

8) Из Донских пределов на с. Стефанидовку, дер. Трудовку и далее как в пункте 3-м или 5-м и 6-м.

9) Из Донских пределов (дер. Чернозубовка) на с. Большую Ивановку и далее как в пункте 5-м или 6-м.

При таком обилии и разнообразии трактов, конокрадам, имеющим у себя везде по названным населенным пунктам сообщников как из сельских обывателей, так в особенности в среде пастухов общественных стад, конечно легко скрываться и оставаться безнаказанными за все то зло, которое они приносят крестьянскому населению.

При этом прилагаю карту Царицынского уезда, в 20 верстном масштабе издания Ильина, с начерченными в ней от руки всеми известными путями конокрадов.

Обмен краденых лошадей производится в селениях Царицынского уезда: Гусевке, Ольховке, Кленовке, Большой Ивановке, Александровке и Стефанидовке. Краденый скот обязательно направляется вышеозначенными путями, или сбывается в с. Орчадинско-Чернушенском, станицах Березовской и Илавлинской области Войска Донского, в г. Камышин и Царицыне. Когда конокрад достигнет известного пункта — то лошадь его, если же не успеет, то заявляет, что-де лошадь к нему пристала.

Конокрады есть еще в дер. Петропавловке и пос. Дубовке, а в деревнях Большой и Малой Воробцовках — конокрады поголовно (фамилия Бирюковы). В дер. Трудовке, местные жители породнились с цыганами и крещеными калмыками (племенами искони воровскими в отношении лошадей) и , значит, конокрадсво у них так сказать — в крови.

По мнению одного из становых приставов Царицынского уезда во всех перечисленных пунктач следовало бы учредить по одному конному сотнику и по 3 человека десятских и не от обществ, а нанятых для борьбы с конокрадством исключительно, и тогда это вопиющее зло прекратилось бы.[1169]

В окрестностях г. Царицына на северо-западе по берегам речки Царицы и по балкам расположено множество хуторов в два, три—десять дворов, обитаемых или только летом огородниками, или круглый год некоторыми мещанами земледельцами. Подь видом этого невинного занятия, обитатели хуторов суть сообщники конокрадов или их укрыватели. Тут не то что какая либо лошадь пропадет, а и человек, потерпевший от конокрадов, изчезнет безследно.

Против гор. Царицына в займищах за р. Волгою тоже множество мелких хуторов, жители которых тоже конокрады. Туда за розыском лошадей уже и не ездят — безполезно и опасно!

Мне лично известны отчаянные конокрады: некто Грибков и его любовница Галченкова. Действия последней удивительны, — она ухитряется на глазах полиции проводить краденых лошадей по нескольку голов зараз. Не знаю попалась ли она наконец в руки правосудия?

Народное образование. Обращаясь к изложению состояния народного образования в Царицынском уезде, приведу прежде всего данные о числе учебных заведений в этом крае за 22 года, по 1896 год:

В 1870 году Царицынским уездным земством было ассигновано на народное образование — 700 рублей, а в 1871 году — уже 1700 рублей; в этом году в г. Царицыне имелась 1 библиотека и г. Царицын выписывал периодических изданий 267 экземпляров, а посад Дубовка — 209 экземпляров.

В 1873 году в г. Царицыне, его уезде и посаде Дубовке было: 1 уездное 3-х классное училище, с приготовительным классомм, в г. Царицыне; 1 городское 2-х классное народное училище в посаде Дубовке. В 1873 году на одно училище в с. Каменном Броде, Ольховской волости, от земства отпущено пособия 120 рублей, а от местного землевладельца П. И. Персидского давалось под это училище помещение и отопление. Затем с пособием от сельских обществ в Царицынском уезде в 1873 году были училища: в с. Отраде на наем прислуги 40 руб., помещение и отопление, от земства 200 руб.; в с. Пичуге Ерзовской волости от земства 200 руб., от общества 28 руб - на наем и отопление квартиры; в с. Песковатке, той же волости, от земства 200 руб., от общества 90 руб. на наем квартиры с отоплением и прислугой; в с. Малой Ивановке, Ивановской волости от земства 200 руб., от общества наем сторожа 15 рублей, помещение и отопление; в с. Александровке от земства 200 рублей, от общества 25 руб. на наем квартиры и отопление натурою; в с Липовке от земства 200 руб.; от общества помещение и 100 руб. на ремонт, отопление и сторожа; в с.Ольховке от земства 200 руб.; от общества 180 руб. на на наем квартиры, сторожа и отопление. Содержание каждого сельского училища, за исключением частных школ, средним числом [1170] обошлось 484 руб. 30 коп. По успехам учеников и правильному ведению учебного дела из всего числа училищ Царицынского уезда оказалось лучшим двухклассное Дубовское.

Израсходовано в 1873 году по Царицынскому уезду на добавочное жалованье учителям 7 училищ 1400 руб.; на приобретение книг и учебных пособий 180 руб. и в пособие Каменно-Бродскому училищу 120 руб., а всего 1700 руб. исключительно суммы земства.

В 1888 году в Царицынском уезде было грамотных 16% и в этом отношении Царицынский уезд занимал четвертое место в ряду других уездов губернии. Первое место по грамотности в Царицынском уезде занимают калмыки. (?) (Саратовский календарь на 1889 год).

По данным 1891 года на 100 душ обоего пола крестьянского населения приходилось грамотных и учащихся 8,0.

Царицынское земство на 1896 год, на народное образование ассигновано 15887 руб. или 14.6% всех сметных своих расходов (108516 руб. 48 коп., что составляет 91,9% к сумме губернского земского сбора). В первом случае Царицынский уезд занимает 8 место, а в другом 2 место. Рост ассигновок на народное образование за последние 3 года выразился для Царицынского уезда обсолютно в +5175 руб. или относительно на +19,9%.

Было ассигновано 12727 руб. собственно на земско-общественные школы, 2000 руб. на среднее образование и 900 руб. на стипендии и пособия. Из 12727 руб. собственно употреблено 1350 руб. на жалованье законоучителям. 10137 руб. на жалованье учителям и помощникам, 825 руб. на учебники и учебные принадлежности, 180 руб. на педогогический и хозяйственный надзор за школами. 135 руб. на народные библиотеки и 100 руб. на народные чтения.

Число школ в 189 4/5 учебном году по Царицынскому уезду было 46, в том числе существовало земско-общественных 27, вновь открыто таких же 2, церковно-приходских 3 и школ грамоты 16. В городе Царицыне было 7 городских, 3 при церквях иностранных исповеданий; 6 церковно-приходских и 2 школы грамоты. В посаде Дубовке: 1 двухклассная мастерская, 4 городских и 4 школы грамоты.

Царицынский уезд, хотя медленно, но неуклонно, без всяких отступлении назад, увеличивал число своих школе, почти удвоив их за последние 15 лет.

Земские школы получают свое содержание, главным образом, от земства и от сельских и волостных обществ, находя в некоторых случаях поддержку и у частных лиц, (преимущественно попечителей и попечительниц) и государственного казначейства. Плата за учение также дает некоторые средства. Затем следуют случайные источники; отчисление [1171] от прибылей ссудо-сберегательных товариществ, субсудии церковно-приходских попечительств, комитетов грамотности и пр.

Царицынское земство дает 81% всех сумм поступающих на содержание училищ, а общества дают 16%. В этом случае Царицынское земство занимает первое место в губернии, а сельские общества занимают 9 место. Поступление сумм на школьное дело из других источников по Царицынскому уезду составляет 3%.

В 1894 году на содержание 1 школы по Царицынскому уезду поступило от земства 407 руб. 9 коп., от обществ 78 руб. 92 коп., из других источников 15 руб. 41 коп., всего 502 руб. 23 коп. По величине стоимости содержания (одного училища) каждой школы, Царицынский уезд занимает второе место в губернии, первое Хвалынский уезд и последнее — Кузнецкий (373 руб. 78 коп.).

Каждая школа по Царицынскому уезду тратит в год: на жалованье законоучителю 44 руб. 2 коп., учителям и помощникам 340 руб. 4 коп., на помещение 63 руб. 7 коп., на прислугу и поддержание чистоты 19 руб. 6 коп., на мебель и классный принадлежности 9 руб. 6 коп., на книги и учебные пособия 19 руб. 8 коп., на другие расходы 4 руб. 4 коп., всего 501 руб. 7 коп.

Тип церковно-приходской школы (по данным Губернской Земской Управы) за истекшее 10-тилетие (к 1890 году) не успел еще сложиться во что-либо определенное, так что ее решительно нельзя характеризовать средними числами, как это можно сделать относительно земской школы. В церковно-приходских школах встречаются рядом с безвозмездным педагогическим трудом священно и церковно-служителей учительские должности с приличным окладом; тоже можно сказать и относительно удовлетворения других школьных нужд.

В течение 1891 и 1895 г.г. в Царицынскомь уезде построено земством 5 новых школ, средний размер площади пола которых 209,7, кубическ. содерж. воздуха 992,5, число комнат 8, средний же размер площади пола одной школы 131, кубическ. содерж. воздуха 620,3.

Новые школы обширнее ранее существовавших без малого в двое. В этом отношении Царицынское земство опередило остальные уездные земства губернии. Построенные в 1895 году 3 школы в Царицынском уезде обошлись в 8500 рублей или по 2833 каждая, один кубический аршин вместимости классных комнат обошелся в 2 руб 9 коп. Затраченная сумма получилась 6300 руб. от обществ и 2200 руб. от частных лиц.

Число учебников на 1 земскую школу приходится 172 экземпляра на 54 руб. 1 коп. или 2,1 книга на 1 ученика, к том числе 1 книга по русскому языку. Число учебников на 1 церковно-приходскую [1172] школу приходится 196 экземпляров и таким образом эти школы снабжены книгами, лучше земств.

Относительно школьных библиотек пo Царицынскому у. следует сказать, что запас в них книг очень незначителен, всего только на одного учащегося приходится по 2 экземпляра книг. В среднем каждая земская школа уезда имеет лишь 79 названий книг, на сумму 31 руб. 8 коп.

Законоучителей утвержденных епархиальной властью не имеется только в 2 школах Царицынского уезда, а в остальных законоучителями состоят почти везде приходские священники. В Царицынском уезде из 28 учащих — женщин 23, мужчин только 5; одна треть учителыниц получили среднее образование.

За 1895 год число учащихся во всех школах уезда, в том числе и города, увеличилось против 1894 года: мальчиков на 185, девочек на 107. Число учеников на 1 учашего в Царицынском уезде приходится — 70. Стоимость обучения одного ученика в Царицынскомь уезде составляет в земской школе 6 руб 3 коп., в церковно-приходской 4 руб. 49 к.

Число учебных дней в 1894 году было 122, меньше всех других уездов губернии: в Петровском уезде, например, 103 дня.

При 9 школах Царицынского уезда имелось земли (за 189 4/5 учебн. год) от 70 квадр. сажен до 4 десятин; при трех школах земля (9950 квадр. саж.) не обрабатывается по неудобности ее. В четырех школах из шести, где земля обрабатывается, ученики не принимают участия в ее обработке.

По Высочайше утвержденному 12 мая 1897 года мнению Государственного Совета положено: наделить сельские училища, церковно-приходские школы и школы грамоты казенною землею и отпускать безденежно сим училищам и школам казенный лес на постройку и ремонт зданий сих училищь и на отопление оных.

Это благодетельное распоряжение должно в самом непродолжительном времени оказать важные последствия в деле народного образования. Оно во-первых увеличит число сельских училищ и школе и во-вторых сократит расход, в большинстве мест, один из значительных, — по ремонту и отоплению их. Затем даст возможность с одной стороны увеличить содержание педогогическому персоналу и с другой обогатить школы и училища более лучше учебными пособиями и библиотеками.

Селения. Административное деление уезда. Домашний народный быт. Всех селений в Царицынском уезде — 64 и сельских обществ — 60; в них дворов, по данным 1896 г., 12657, стоимость которых простирается до 2.407.631 рубль (12,540 дворов, находящихся в селениях Царицынского уезда [1173] (без колонии Сарепты) застрахованы на 1896 год, в обязательном земском страховании, в сумме 1,322,475 рублей, с каковой суммы причитается страховой премии только 9,815 руб. 79 коп., но в эту сумму не вошла колония Сарепта, так как у меня нет сведений о стоимости дворов в ней находящихся числом 117, которые однако вошли в цифру 12,657.

Уезд разделен на 10 волостей, а именно: Александровская, Балыклейская, Ерзовская, Ивановская, Липовская, Ольховвская, Отрадинская, Песковатская, Романовская и Сарептская24. Селения: Пичуга, Ерзовской волости, Караваинка и хутор Варькин, Романовской волости, после пожаров, бывших в последнее 10-ти летие, распланированы по новому распланированию — по 4 двора в гнезде, отделенном от другого гнезда со всех сторон улицами шириною с лицевой стороны не менее 10 сажен, а но бокам гнезд не менее 6 сажен. Таким же образом отчасти распланированы с. Отрада и Песчанка (Червленоразное), Отрадинской волости и в волосгях: Александровской — 352 двора и Песковатской — 155 дворов. Полицейских станов в уезде — 2: в состав 1-го стана входит волости: Александровская, Балыклейская, Ольховская, Липовская н Романовская; становая квартира находится в слободе Ольховке; в состав 2-го стана входят остальные волости: Ерзовская, Ивановская, Отрадинская, Песковатская и Сарептская: становая квартира находится в посаде Дубовке.

В уезде 4 участка земских начальников в состав коих входят волости: 1-го участка — Ерзовская, Отрадинская и Сарептская; 2-го участка — Ивановская и Пескопатская; 3-го участка - Балыклейская, Липовская и Романовская и 4-го участка — Александровская и Ольховская. Место жительство земских начальников: 1-го участка — в г. Царицыне (16188 наличного крестянского населения обоего пола, в 19 обществах); 2-го участка в посаде Дубовке (17197 душ обоего пола крестьянского населения, в 15 обществах); 3-го участка — в с. Балыклей (19799 душ обоего пола крестьянского населения, в 11 обществах); 4-го участка — в с. Ольховке (18552 душа обоего пола, в 21 обществе).

В уезде 3 участка судебных следователей: 1 участок - вол. Ерзовская, Отрадинская, Сарептская и 2 часть г. Царицына; 2 участот — Александровская, Балыклейская, Ивановская, Ольховская, Липовская, Песковатская и Романовская волости и посад Дубовка; в состав 3-го следственного участка входит 1-я часть г. Царицына, с заводом Нобеля и местностью — "Банное".

В состав 8 уряднических участков входят волости: 1-го уч. — Ольховская, 2-го уч. — Балыклейская, 3-го уч. — Липовская и Романовская, 4-го уч. — Александровская (1 стан); 5-го уч. — Ивановская, 6-го уч. — Песковатская, 7-го уч. — Ерзовская и 8-го уч. — Отрадинская и Сарептская (2 стан).[1174]

В состав 5 призывных (по отбыванию воинской повинности) участков входят волости: 1-й участок - г. Царицын; 2-й уч. — Ерзовская, Отрадинская и Сарептская; 3-й уч. — посад Дубовка; 4-й уч. — Ивановская и Песковатская; 5-й у ч.— Александровская, Балыклейская, Ольховская, Липовская и Романовская. Призывные пункты находятся: 1 и 2 — в г. Царицыне, 3 и 4 — в посаде Дубовке и 5 — в слободе Ольховке. Военно-конских участков 6: в 1-й учсток входит г. Царицын; 2-й уч. — волости Ерзовская, Отрадинская и Сарептская; 3-й уч. — посад Дубовка; 4-й уч. — волости Ивановская и Песковатская; 5-й уч. — Александровская и Ольховская и 6-й уч. — Балыклейская, Липовская и Романовская.

В уезде 4 участка земских врачей, пункты участков расположены: 1-го участка - в г. Царицыне, в состав его входят г. Царицын и Отрадинская волость; 2-го уч. — в пос. Дубовке, в состав его входят посад Дубовка, Ерзовская и Песковатская волости; 3-го уч. — в слободе Ольховке, в состав его входят Александровская, Ивановская и Ольховская волости; 4-го уч. — в с. Балыклей, в состав его входят Балыклейская, Липовская и Романовская волости. Фельдшерских участков 8, пункты которых находятся в селах: Отраде, Ерзовке, Песковатке, Большой Ивановке, Александровке, Ольховке, Липовке и Балыклее (свед. 1896 г.). Участков ветеринарных врачей — 3: в 1-й участок входят волости Ерзовская, Отрадинская и Сарептская; квартира ветерин. врача в г. Царицыне; в этом участке 3 ветерин. фельдшера, которые живут в Ерзовке, Отраде и г. Царицыне и 3 стражника, живущие в Царицыне. Во 2-й участок входят волости: Балыклейская, Ивановская и Песковатская; квартира врача в посаде Дубовке; в этом участке 2 фельдшера, живущие в с. Больш. Ивановке и посаде Дубовке. В 3-й участок входят волости: Александровская, Липовская, Ольховская и Романовская; квартира врача в сл. Ольховке; в этом участке 3 фельдшера, живущих в с. Александровке, Балыклее и Ольховке. Скотские ярмарки бывают: в с. Балыклей, Большой Ивановке, Ольховке, Солодче и г. Царицыне. Пути впуска и осмотра скота находятся: в Балыклее, пос. Дубовке, Пичуге, Сарепте, гор. Царицын и 2 на границах Царицынского уезда с областью Войска Донского близ станции Волго-Донской железной дороги Карповка и близ станции Грязе-Царицынской железной дороги Котлубань. Скотопрогонные тракты проходят по нескольким направлениям, так: Царицын, Ерзовка, Дубовка, Большая Ивановка, Александровна, Ольховка и Саламатино Камышинского уезда; так же: Балыклей, Романовна — г. Камышин.

В уезде 3 округа Благочиний городских, посадских и сельских уездных церквей. В 1-й округ входят: 7 городских и 5 сельских церквей — сел Отрады, Червленоразного, Орловки, Городища и Рынка. Во 2-й округ: 3 посадских [1175] и 9 сельских церквей — сел Пичуги (Ерзовки), Водяного, Песковатки, Пролейки, Пичужинской станицы, Александровской станицы, Балыклея, Лозного и Стрелыни. В 3-й округ входят 14 церквей — сел: Каранаинки, Романовки, Липовки, Каменного Брода, Солодчи, Александровки, Больш. Ивановки, Давыдовки, Семеновки, Ягодного, Тополевки (Грязновки), Малой Ивановки, Новогеоргиевского поселка (Ежевки) и Ольховки.

На весь уезд имеется один агент земского страхования от огня.

В Царицынском уезде находятся: 1 колония немцев, 2 казачьи станицы Астраханского войска, 6 слобод, 15 сел, 4 сельца и 29 деревень. Замечательные из них: Александровка, при р. Иловле с винокуренным заводом. Балыклей Верхний, при р. Волге; Водяное, при Волге, с постоянной переправой через нее. Городище, в 10 верстах к северу от г. Царицына, с ярмаркой. Елшанка, в 9 верстах от г. Царицына; близ этой деревни станция Волго-Донской железной дороги — Садовая. Зензеватка в 159 верстах от г. Царицына, с винокуренным заводом. Ивановка Большая в 100 верстах к сев. зап. от г. Царицына. Ивановка Малая (Ольховка тож), в 88 верстах от г. Царицына. Каменный Брод, на р. Иловле: от этого села идут меловые горы до самого Дона; в 3 верстах от села находится женский монастырь, под горой, в которой вырыты пещеры. Караваинка, в 132 верстах от гор. Царицына, при р. Волге; в этом селе лучшие арбузы и здесь существует постоянная переправа через Волгу в село Быковые хутора, так же славящееся арбузами. Климкин (Никольский) хутор, в 4-х верстах от Царицына, при Волге; от него начинается Волго-Донская железная дорога. Липовка, в 140 верстах от Царицына к сев. сев.-вост. Мечетная, в 16 верстах от Царицына, при р. Волге; в 6 верстах от этой деревни находится хутор «Нижний Мечетный», между хутором и деревней лежат развалины большого татарского города. От Мечетной производится постоянная переправа через Волгу в гор. Царев. Ольховка (Персидская Ольховка) слобода в 155 верстах к северу от Царицына, при р. Иловле. Отрада в 14 верстах от Царицына с ярмаркой: это бывшее имение известного Астраханского губернатора (с 1763 по 1773 г.) генер. лейт. Н. А. Бекетова, приходящегося дядей не менее известному баснописцу и Министру Юстиции И. И. Дмитриеву. Князь П. А. Вяземский, посетив Отраду, писал к другу: «Обедал в Отраде, видел следы древнего великолепия прежних помещиков ее, комнату с фонтаном, птичницу и пр.». Песковатка в 55 верст, к сев. сев.-вост. от Царицына, при р. Волге; в дачах села находится богатый источник полудикого камня и песчаника. Пичужинская казачья станица в 33 вер. к сев. сев.-вост. от г. Царицына, на Волг, с пристанью, на которой производится только разгрузка: тут же существует [1176] постоянная переправа через Волгу. Пичуга (Ерзовка) слобода и 28 1/2 верстах к сев. сев.-вост. от Царицына по Астраханскому почтовому тракту. Пролейка в 80 верст, от Царицына, на Волге, с постоянною переправою через нее. Сарепта колония евангелических братьев в 28 верстах от гор. Царицына, к юго-востоку под 48°, 31' сев. широты и 14° вост. долг., при впадении в Волгу речки Сарпы, с лютеранскою церковью, с заводами и фабриками; близ этой колонии находятся, ныне запущенные, минеральные источники Гезундбрун и Шенбрун (Екатерининские источники тож). Население колонии еще недавно пользовалось разными льготами и самая колония управлялась неодинаково с другими, находясь почти в независимости от местной уездной власти; но по закону 6 июня 1877 г. Сарепта сделана в административном отношении отдельною волостью и многие льготы отняты. Солодча в 120 верстах к сев. сев.-зап. от Царицына, при р. Иловле. с ярмаркой. Суводская (Александровская тож) станица Астраханского казачьего войска, в 97 верстах к сев. сев.-вост. от Царицына, на Волге, с постоянным перевозом через нее. Червленоразная, сельце, в 12 верстах к юго-западу от Царицына; жители его ходят с коробейным товapoм в приазовско-черноморские местности и на Кавказ. Близ сельца находится станция Волго-Донской железной дороги — Крутая. (Очерки по ист. г. Сарат. и Сарат. губ., Н. Ф. Хованского, 1884 г.).

В 1879 году, по Царицынскому уезду, были почтовый конторы: в г. Царицыне, отделение — в Сарепте, станции: в Ольховке и Балыклях. Прием депеш производился: в гор. Царицыне, пос. Дубовке и кол. Сарепте.

В 1888 году в Царицынском уезде было построек - изб: деревянных 8447, каменных мазанок и земляных 608, из них крытых: соломой 6241, тесом, железом и землею 2814. В числе их имелось размером менее 6 аршин 1245, от 12 и более аршин 158.

В 1889 году в г. Царицыне было зданий каменных 323, деревянных 5989, в пос. Дубовке каменных 477 и деревянных 2715.

Церквей в г. Царицыне было каменных 11, в том числе 1 монастырская и 1 часовня и деревянных 2, в том числе 1 часовня, мечеть дерев. 1, в уезде церквей каменных 11, в том числе 2 монастырских и 1 лютеранская. В Дубовке каменных 6, в том числе 1 часовня и 1 единоверческая церковь, 1 деревянная единоверческая молельня.

В 1888 г. по Царицынскому уездe имели оброчные статьи с доходом свыше 1000 руб. следующие волости: Ерзовская 1450 руб. 15 коп., Александровская 1019 руб., Сарептская 3350 руб., Балыклейская 3170 руб. 35 коп, и Отрадинская 5166 рублей.

По всем селениям Царицынского уезда имеются довольно [1177] порядочные пожарные сараи с однообразного типа каланчей. Почти везде по одной пожарной трубе и нескольку бочек.

Везде в селах порядочные взъезжие квартиры, с постоянным при них дежурством полицейских десятских и книгой, в которую проезжающее начальство делает письменные замечания и вообще распоряжения.

В бытность на должности Царицынского исправника г. Доброхотова эти книги едва-ли не приковывались к столу. Одно верно, что книги эти тогда обязательно прикреплялись к столу на взъезжей квартире бичевкой и припечатывались печатью — страха ради.

По данным 1891 года в Царицынском уезде на одного человека приходилось в местности изб 0,94 кубич. аршин и в этом отношении этот уезд занимал 8 место в губернии. Изб с соломенными крышами в Царицынском уезде было 68,4%, а с тесовыми и проч. 31,6%.

На основании приведенных данных приходится сказать, что населенные пункты по уезду ютятся главных образом по берегам Волги, Иловли и других речек и ручьев, и, подобным расположением своим, представляющим почти правильный растянутый с севера на юг, по фигуре уезда, круг, оставляют, средину или центр площади уезда почти не заселенным. С одной стороны близость Волги, а с другой — Грязе-Царицынской и Волго-Донской линий жел. дор., ставят население уезда в соприкосновение с большими торговыми трактами и с последствиями от сего происходящими. От того население уезда редко, редко где выглядит чисто земледельческим и деревенским. Его надо отнести скорее к типу городскому. Ни по одежде, ни по обуви, ни по обличию, ни по манерам оно не показывает себя тем, что вообще зовется деревней. Пиджаки, сапоги, короткая стрижка волос, бойкость в речах — вот тип жителя Царицынского уезда. Самая планировка селений в большинстве раскинутая и просторная явствует о шири и свободе духа. В самом деле обращаясь к истории заселения этой местности видишь, что здесь нет коренных, так сказать жителей, все они суть или вольные пришельцы со всех концов матушки России, или переведенцы по приказу правительства с Дона для охраны, как войско, и из населенных пунктов ни один не насчитает (кроме г. Царицына и Дубовки) со времени основания своего даже и 200 лет.

Каждая деревня, каждый хутор или село Царицынского уезда представляет собою, судя по типу постройки жилых зданий и дворов, ни что иное как пригород уездного города среднего благоустройства, только многочисленность соломенных крыш (2/3 против остальных видов лучших крыш, тесовых, железных, глино-соломенных и других) все таки намекают на земледелие, как на главный характер занятия жителей и на скудость леса. Последнее обстоятельство в связи [1178] с скотоводством — тоже одним из главных видов занятия жителей, заставило население добывать топливо из навоза. Кизяк повсеместный в уезде материал для топлива. Как исключение, дрова как топливо можно найти в весьма немногих селениях по р. Иловле и Волге. Царицын и Дубовка для топлива употребляют больше всего обрезки от брусьев, получающиеся на лесопильных заводах и опилки. Солома тоже заменяет собою дрова в некоторых особенно малороссийских селениях.

На освещение изб употребляется преимущественно керосин.

В числе хозяйственных и домашних принадлежностей двора сельского жителя считается необходимыми: телега, фура, сани, конская сбруя, земледельческие орудия (в последнее время плуги и веялки в повсеместном употреблении), полога, мешки, запасные веревки, топоры, лом, скребок, стряпная посуда и другие мелочи, которые в потребном виде для одного исправного двора, можно оцепить от 35 до 100 руб.

Сельские жители Царицынского уезда как русские, так и малороссы, теперь ни сколько не отличаются от горожан по одежде, которую они покупают в городских магазинах. Тканье холстов на дому выводится, да едва ли здесь это и производилось, так как посев конопли и льна, здесь совсем не развит.

Край, где развито земледелие и скотоводство должен бы давать обильную, здоровую и разнообразную пищу жителям, но этого не заметно по Царицынскому уезду, Пустые щи, каша, квас, черный и белый хлеб, да изредка мясо — вот обычные блюда крестьянского стола. Более или менее обилен и разнообразен здесь бывает стол в праздники и при семейных событиях. Очень многие из сельских жителей стали видеть, что-то необходимое в чаепитии. Оно заметно входит в общее употребление; теперь большинство дворов самовар считают самою необходимою принадлежностью дома. Реже встретить без самоварную избу, чем на оборот.

В Царицынском уезде почти нет раскольников, но не редки случаи принадлежности к одной из новых сект «баптистов, пашковцев и т. п.» но не целых семей, а единичных членов ее. Может быть по этому здесь не замечается предразсудков относительно употребления в пищу картофеля, свинины, зайца, некоторых видов птиц и рыб, а также раков. Все это теперь употребляется в пищу без всяких церемоний.

Жители Царицынского уезда в общем люди среднего крестьянского достатка. Как бы ни был тяжел год, Царицынский уезд обходится или без всякой правительственной или земской помощи, или же разве только с незначительной помощью. За последние 10 лет здесь были и падежи рогагого скота, [1179] и недород, и саранча, однако они прошли без резких изменений к худшему в материальном отношении. Одно то, что здесь не бывает опустошительных пожаров, столь обычное явление для других уездов губернии, много уже говорит за здешнее благоустройство, идущее не разрывно с благосостоянием.

Хозяйственный быт. Земля, обильная тучностью и обширная пространством, составляет основной элемент богатства в хозяйстве уезда. Этим источником богатства пользуются почти все сословия. Способы пользования землею 3-х родов: ею пользуются как своею собственностию, как предметом нескольколетней аренды и в виде кратковременного съема. Обширных имений частных лиц из дворян, чиновников и купцов здесь довольно. Есть земельные угодья принадлежащие казне и уезду. Возделывание земли по большей части производят купцы. Дворяне же и чиновники, казна и удел ограничиваясь засевом небольшой части своей земельной собственности, остальное количество земли сдают в аренду. Дворяне и чиновники засевают землю сами только для своих потребностей. Казна и удел производят посев в виде опыта. Арендаторами земель являются крестьяне и купеческое сословие. Хотя крестьяне наделены землею в достаточном количестве, но так как земля здесь по своему качеству принадлежит к разряду неудобной вовсе или же мало удобной, то к аренде приходится прибегать по необходимости тем более, что земледелие все-таки здесь является исключительным и главным занятием.

Плохое качество земли, жаркий и сухой климат в награду за труды дают землевладельцам только убыток. Обильно урожайные годы здесь редки, так редки, что только разве один год в течение десятилетия выдается благополучным, а остальные или дают возможность кое как свести концы с концами или же ничего не дают. Крестьянское население вследствие этого от земледелия терпит большой убыток и лезет в долги. Разве только скотоводство, ремеслы и промыслы да оброчные статьи спасают его от конечного разорения.

К 1 января 1874 годав 55-ти общественных запасных сельских магазинах состояло на лицо хлеба по Царицынскому уезду по числу 18140 душ обложенных сбором: озимого — 3825 четв. 6 м. 4 1/4 гарн. и ярового — 1765 четв. 2 м. и 4 гарн. Осталось в недоимке: озимого — 4934 четв. 3 м. 4 1/2 гарн. и ярового — 3001 четв. 3 м. 1 1/2 - гарн.

В 1888 г. у крестьянских обществ Царицынского уезда считалось лугов 7235 десятин. По сведениям Центр. Стат. Комитета цены на землю в Саратовской губернии существовали: при покупке земли участками от 1 десят. до 1000 десят. средняя цена 1 десят. обходилась maximum в 383,90 коп. и minimum в 41,71 коп., а участками от 1000 до 4000 десятин, — [1180] обходилась maximum 60,98 коп. и minimum в 27,36 коп. (в 1882 году). Цены земли в 1887 году при подобных же покупках выражались от 186,61 коп. до 33,08 коп. за 1 десятину.

Народные повинности. Подушная подать установлена с 1724 г., первоначальные душевые оклады в прошлом XVIII ст. и до средины нынешнего столетия были повсеместно одинаковы; они были на ассигнации:

В 1724 г. — 80 коп., в 1741 г. — 60 коп.

» 1720 г. — 70 коп., в 1794 г. — 1 руб.

В 1810 г. — 2 руб., в 1812 г. — 3 руб., в 1816 г. — 3 р. 26 коп., в 1818 г. — 3 руб. 30 коп. ассигнацией.

Этот оклад оставался неизменным в остальное царствование Императора Александра I и во все царствование Николая I; в 1839 году с ассигнационного рубля он был переведен лишь на серебрянный и определен в 95 коп., из которых 86 коп. собственно подать, а 9 коп. накладная для устройства путей сообщения. С мещан душевой оклад подушной подати был в 2 руб. 35 коп. сереб. 30 декабря 1861 года оклад повинной подати со всех крестьян и сельских обывателей увеличен до 1 руб., а с мещан до 2 руб. 50 к.; с этих последних законом 27 декабря 1862 г. подушная подать отменена и вместо ее с 1863 г. быль установлен подоходный налог со всех недвижимых городских имуществ. 25 декабря 1862 г. подушная подать с поселян и крестьян всех ведомств увеличена на 1863 г. по Саратовской губернии по 29 коп. на душу и продолжена новыми законами до закона 17 июня 1867 г., когда в Саратовской губернии душевые оклады подушной подати были: 2 р. 9 к., 1 руб. 99 коп., 1 руб. 59 к. и 1 руб. 61 коп. В 1875 г. с преобразованием государственного земского сбора в государственный поземельный, часть госуд. земск. сбора была присоединена к подушной подати и с тех пор оклады ее установились для крестьян: 2 руб. 93 к., 2 р. 75 к., 2 р. 17 к. и для мещан под названием «окладного сбора»: в 84 к., 76 к., 60 к. и 56 коп. и 1876 г. подушная подать по губернии была: для государ. крестьян 3 руб. 17 к., для помещичьих — 2 р. 21 коп., удельных — 2 руб. 92 коп. и для колонистов-менонитов — 2 руб. 93 к., а в среднем со всех — 2 руб. 70 коп., с мещан — 78 коп. С 1883 г. были отменены «окладной сбор с мещан» и подушная подать с бывших дворовых и всех безземельных приписных к волостям крестьян, а также и с тех помещичьих, которые получили четвертные против полного наделы.

Законом 28 мая 1885 г. подушная подать отменялась повсеместно для Европейской России: с 1886 г. — для всех бывших помещичьих и удельных крестьян, а с 1887 г. — для государственных. По манифесту 19 февраля 1880 г. половина подушных недоимок прежних лет была сложена: по корационному манифесту 15 мая 1883 г. подушная недоимка прежних [1181] лет была сложена полностью, а также сложена недоимка до размера годового оклада по оброчной подати и выкупным платежам помещичьих и удельных крестьян.

Оброчная подать с государственных крестьян установлена 19 мая 1724 г. Душевые ее оклады были: По закону 19 мая 1724 г. - 40 к. ассигн.

 »   12 окт. 1760 г. - 1 р.   »  
 »   13 нояб. 1768 г. - 2 р.   »  
 »   3 мая 1783 г. - 3 р.   »  
 »   18 дек. 1797 г. - 5 р. 10 к.   »  
 »   2 фев. 1810 г. - 8 р.   »  
 »   В 1812 г. - 11 р.   »  
 »   В 1839 г. на серебро 2 р. 86 к.
 »   11 и 13 фев. 1859 г. - 3 р.
 »   31 дек. 1861 г. - 4 р. 20 к. или с дес. 65 к.
 »   25 дек. 1862 г. - 4 р. 27 к.

По закону 12 июня 1886 г. оброчная подать переложена в выкупные платежи, которые начиная с 1 января 1887 г. должны быть вносимы одинаковыми суммами и через 44 года, т. е. к 1 января 1931 г. прекращены.

По Царицынскому уезду выкупных платежей причитается: с 6045 д. помещ. кр. 2781 р. в год, или 46 к. с 1 дес., с 172811 д. госуд. кр. 71582 р. в год, или 41 к. с 1 дес.

Преобразованные подушные сборы: 1) государственный земский и 2) общественный сбор. 1) Государственный земский сбор установлен еще в конце прошлого столетия и взимался большею частию натурой (земские повинности). В 1851 году денежные земские повинности были строго разграничены на общие, или государственные (почтовые, дорожные (главные тракты), содержаще полицейских управлений, этапов, арестантских рот гражданского ведомства и исправительных отделений и воинские потребности), местные, или губернские (дорожные, помещение и содержание гражданских управлений, медицинской полиции и проч.), и частные с дворянских имений и удельных (содержание комиссии народного продовольствия, канцелярии при дворянском депутатском собрании, канцелярии дворянской опеки, жалованье, пенсии и пособия заседаний уездных земских судов). Все земские сборы устанавливались и взыскивались по З-х, 4-х и 5-ти-летним сметам и раскладкам, в законодательном порядке утверждаемым Высочайшею властью. Губернские земские повинности по закону 1 января 1864 года pacпределяются по раскладкам уездных и губернских земских собраний. Государственный земский сбор с мещан и крестьян взимался подушно, а с купцов подоходно при выдаче им торговых документов. Затем этот сбор был преобразован сначала законом 1 июня 1870 г. Четвертая часть общей сметной суммы этого сбора по России обращена на сбор со всех удобных земель, без различия владельцев, кроме казны, [1182] и по раскладке 1872—74 гг. распределена между губерниями сообразно степени их земледельческой производительности; остальные 3/4 этого сбора были оставлены на прежнем основании, а потом законом 31 декабри 1874 г. были присоединены к подушной подати и частию (до 4%) — к гильдейским свидетельствам.

2) Второй из преобразованных сборов общественный у государственных крестьян установлен в 1840 г. на удовлетворение частных потребностей управления государственных крестьян и обращен в общие доходы государственного казначейства, за передачею государственных крестьян в ведомство общих крестьянских учреждений; с 1876 г. этот сбор был присоединен к подушному окладу государственных крестьян. Общественный сбор раскладывался подушно по 3-х летним раскладкам. Размер обложения был:

На 1859-61 г. - 60 1/2 к. с души.

 »   1862 г. - 60 3/4 к.   »
 »   1863-65 г. - 50 1/2 к.   »
 »   1869-71 г. - 39 к.   »  

Затем по 1875 г. этот сбор, постепенно уменьшаясь, был присоединен с 1876 г. к подушной подати.

Выкупные платежи с бывших удельных крестьян в смету доходов казны вносятся по закону 23 июля 1863 г., по которому Министерство Финансов, взамен производства выкупной ссуды, выплачивает Департаменту уделов 6% с выкупного капитала в продолжение 49 лет, с первого податного полугодия пocле истечения двухлетнего срока, назначенного на составление уставных грамот: за такую уплату выкупные платежи с крестьян поступают в казну. В 1863 г. общая сумма выкупных капиталов Министерством Двора определялась в 51.256.903 руб., с которых ежегодных 6% платежей до истечения с 1 июля 1865 г. 49-летнего срока причитается по России 3.075.414 руб. 16 коп.; приблизительно этот же оклад остается и ныне.

Выкупные платежи c бывших помещичьих крестьян и выкупная операция. В общую смету государственных доходов выкупные платежи помещичьих крестьян вносятся с 1885 г. До этого времени они поступали в особый фонд по выкупной операции. Статистика выкупной операции ведется с самого начала ее 27 октября 1861 г.; к выкупу приступали неодновременно; совершение сделок тянется на расстоянии всего 30-летия, в силу этого и общий характер выкупа может быть представлен так: высший и указн. надел на душу по положению в Царицынском уезде простирался до 7 десятин, а в 1882 году на 1 ревизскую душу приходилось надела 5,7 десят.; годовой оклад до понижения простирался на 1 ревизскую душу до 6 руб. 80 к., а на 1 десятину — 1 руб. 20 коп.; годовой оклад [1183] после понижения — на 1 ревизскую душу — 2 p. 62 к., а на 1 десятину 46 коп.

Об оброке временно-обязанных крестьян известно лишь, что их общий годовой оклад оброка помещикам по Саратовской губернии за 1882 г. определялся в 167562 руб., или на 1 ревизскую душу — 9 руб. 33 коп.

По закону 28 декабря 1881 года выкупные платежи понижены; понижение было общее (по 1 руб. на ревизскую душу) для всех и добавочное, или специальное для особенно разстроенных экономически селений; на Саратовскую губернию ежегодная сумма понижения утверждена в 211,432 р., или 18% к годовому окладу; из этого 184752 руб. по общему и 26680 р. по специальному понижению. К 1 января 1893 года общая сумма всех выкупных сделок с начала их утверждения 27 октября 1861 года по Саратовской губернии определяется в 1489; из них 781 сделка произошли по добровольному соглашению помещика и крестьян и 708 — по требованию помещика. За все время приступило к выкупу 184302 души (ревиз.) крестьян, которыми взято на выкуп 687,930 десятин; им разрешена выкупная ссуда в 19,320,930 руб. Из этих общих итогов получается в среднем на 1 ревизскую душу выкупаемой земли всего 3,7 десятин, а ссуды 105 р. 37 к., а на 1 десятину выкупной земли приходится ссуды в среднем 28 руб. 9 коп.

Государственный поземельный налог с удобных земель всех владельцев, кроме казны, существует с 1872 г. (по закону 1 июня 1870 г.), но до 1875 г. он находился в общей раскладке на государственные земские повинности и выделен из нее самостоятельным доходом казны под названием государственного поземельного налога лишь сь 1875 г. (по закону 31 декабря 1874 г.); до 1884 года раскладка его производилась губернским начальством; как и прежде, раскладка государственного земского сбора, а с 1884 года (закон 17 января 1884 г.) в губерниях, где введены земства, раскладка назначенной на губернию суммы налога делается между уездами губернским земским собранием, а в уездах уездными земскими собраниями на основании уездных земских раскладок. С этого же 1884 года прежние губернские оклады государственного поземельного налога были увеличены по различньм губерниям различно, и средне-губернское подесятинное обложение удобной земли колебалось от 1/4 коп. до 17 коп. По Саратовском губернии среднее обложение десятины удобной земли установлено в 8 коп.

Налог с недвижимых городских имуществ введен с 1 января 1863 года вместо отмененной подушной подати с мещан. (Справочная книга и календарь. Издание статистич. отдела Саратовской Губернской Земской Управы. Саратов. Типография Губернского Земства 1894 года).

В Царицынском уезде на 100 десятин удобной земли приходится 28,5 неудобной. По данным 1891 года в Царицынском [1184] уезде на 1 десятину удобной надельной земли приходилось платежей 93 коп. Арендная цена 1 десятины пашни стоила—вненадельной 2 руб. 06 коп. и надельной 1 руб. 80 к.

В 1886 году всех окладных сборов по Царицынскому уезду приходилось 177970 руб., кроме того числилось недоимок прежних лет 24331 руб., или 13% годового оклада. По недоимочности Царицынский уезд занимал 9-е место в губернии. К 1 октября 1887 года недоимка по продовольственным ссудам по Царицынскому уезду простиралась до 70027 р. 53 коп., или на 1 наличный двор приходилось этой недоимки 6 р. 98 к. По недоимочности этой Царицынский уезд занимал второе место в губернии, и только Хвалынский уезд превосходил Царицынский в этом отношении.

Земледелие. В полевом земледелии Царицынского уезда из хлебных растений сеются: пшеница и рожь озимая; яровые: пшеница (кубанка, черноколоска, гирка и русская), просо (желтое, бурое, комковое и бор), горох, овес, ячмень (голый и в ко- же); из масличных: лен, конопля, горчица и подсолнечник; из шишковых - картофель. По сведениям Саратовской губер. земской Управы 1882 г., в Царицынском уезде пашенные земли не удабривались назьмом. Здесь был очень распространен посев яровой пшеницы, большею частью для продажи: меньше всего сеют ее в Ольховской волости, где земля для нее непригодна. Пшеницу сеют исключительно на залежах первым хлебом под плуг, высевая на сороковую десятину (3200 кв. саж.) от 4 1/2 до 5 пудов. Ржи в уезде сеется меньше, преимущественно для своего потребления, также как и просо; лен сеют в небольших размерах; овса очень мало, только для своих лошадей.

В 1873 в Царицынском уезде была развита более залежная система возделывания земли. При этом для обработки земли употреблялись по преимуществу волы. Засевается яровая пшеница и озимая рожь.

В 1873 году в Царицынском уезде всей удобной земли считалось 328,279 дес. 472 саж., и лесу 11921 десят. и 75 саж., а всего 340,200 дес. 547 саж. и распределялась она так:

1) У крестьян временно обязанных 1252 дес. земли.

2) У крестьян бывших помещичьих 9029 дес. земли и 44 десятины леса.

3) У крестьян бывших государственных 165711 десят. земли и 6850 дес. леса.

4) У крестьян бывших удельных 9414 дес. земли.

5) В распоряжении помещиков 65932 дес. земли и 4897 десятин леса.

6) Непринадлежащей к населенным имениям дворян, купцов, мещан и др. 11840 дес. земли и 40 дес. леса.

7) Казенной, ведомства Министерства Государственных Имуществ, 56965 дес. 67 саж. земли и 14 дес. 75 саж. леса.[1185]

8) Удельной 2028 дес. 405 саж. земли и 76 дес. леса.

9) Городской 6108 десятин земли.

Было посеяно четвертей:

Ржи

Яров. пшен.

Овса

Ячменя

Карт. На владельческих землях 608

2783

1281

5

249 На землях крест. обществ 6120

22203

3160

243

6298 На землях город. и друг. 92

817

21

-

37 А всего

6820

25803

1462

248

6584

Кроме того посеяно остальных яровых хлебов 2603 четверти.

Снято четвертей:

Ржи

Яров. пш.

Овса

Ячм.

Ост. яр. хл.

Картоф. На землях владельч. 1161

3984

4127

14

97

843 На землях крест. обществ 16361

39246

5828

308

5950

30020 На землях городск. и друг. 37

254

1247

17

14

141 Итого

18226

44477

9972

339

6061

31004

В 1883 году по Царицынскому уезду было личных землевладельцев (не считая надельной): 1) Дворян 96

у них земли

82296

десятин 2) Купцов 6

>>

2786

>> 3) Мещан 22

>>

1144

>> 4) Крестьян 20

>>

3124

>> 5) Казаков 22

>>

8845

>> 6) Разных 12

>>

6175

>>

Итого

178

у них земли

104368

десятин

Дворянское землевладение является поэтому представителем преимущественно крупного землевладения.

На 73 общины (крестьянских) по Царицынскому уезду в 1883 году было 21 община в 949 дворов безпашенных и 52 общины в 9143 двора пашенных, всего 10.099 дворов.

В наделе крестьян Царицынского уезда находится (по данным Саратов. Губ. Земства 1883 г.) 63762 десят. пашни, и общая сумма всех (гocуд., земских, обществ. и др.) платежей равна 177979 рублям, следовательно, на десятину ложится в среднем 2,8 рублей всех платежей.

Крестьянское население Царицынского уезда в первое время своего здесь поселения пользовалось земельным наделом на захватном праве и большею частию (за 3—4 исключениями) не сразу вводило у себя общинное владение доставшеюся ему землею. Как оно производило при этом разверстку платежей, которыми обложен был его надел, — сведений точных нет; имеются впрочем некоторые указания, судя по которым можно думать, что в то время, когда землей пользовались повольно, — подати распределяли по ревизским душам мужского пола («так как [1186] земля дана по душам»). При этом в некоторых селениях даже и те, которые занимались неземледельческими заработками и надельной землей совсем не пользовались, в первое время платить не отказывались, «так как жисти в то време были легкия».

Захватный способ пользования землей в различных общинах длился не одинаковый период времени. Некоторые cеления поделили отведенную им землю по ревизским душам в самый год поселения на новом месте, некоторые, немногие, устроили общинное владение через 3—5 лет после поселения. В большинстве же селений захватный способ пользования землею длился не менеe 10—15 лет, а в иных и много более: 20, 30 и даже 50 и больше лет. В настоящее же время во всех селениях Царицынского уезда, как у крестьян бывших государственных, так и у бывших помещичьих, повсюду существует общинное владение землею.

Арендные цены на надельные земли Царицынского уезда колеблются между 0,5—4 рублями за десятину.

В большинстве селений уезда почти до последнего времени разверстка надельной земли производилась по ревизским душам (X ревизии 1857 года) причем без тщательного измерения и просто «глазомерно», «на глаз», что объясняется многоземелием.

В 1889 году в Царицынском уезде посеяно четвертей: на землях владельческих: ржи 18255, яровой пшеницы 17744, овса 2063, ячменя 13, остальных яровых хлебов 1028, картофеля 1350. Снято четвертей: с земель владельческих: ржи 31394, яровой пшеницы 93307, овса 7049, ячменя 88, остальных яровых хлебов 7742 и картофеля 9164.

На землях крестьянских обществ посеяно четвертей: ржи 16546, яровой пшеницы 19419, овса 1747, прочих яровых хлебов 865, картофеля 1482. Снято четвертей: ржи 25349. яровой пшеницы 82234, овса 8128, остальных яровых хлебов 7897,. картофеля 8578.

На землях городских и других посеяно четвертей: ржи 1357, яровой пшеницы 2482, овса 62, остальных яровых хлебов 25, картофеля 315. Снято четвертей: ржи 3461, яровой пшеницы 12180, овса 264, остальных яровых хлебов 289 и картофеля 2520. Вывод урожая за 1889 г. по уезду выразился: рожь уродилась самъ 1,6, яровая пшеница самъ 4,7, овес - 4,1, ячмень — 0,7, остальные яровые хлеба самъ 8,3, и картоф. самъ 6,4.

Цены на рабочие руки были в год: рабочему на хозяйских харчах 64 руб. 44 коп. муж. и 33 руб. 94 коп. женщ., на своих харчах 103 руб. 33 коп. муж. и 55 руб. женщ.[1187]

Периоды сельско-хозяйcтвенных (полевых) работ в Царицынском уезде: Начинали сеять озимый хлеб В 1886 г.

от 1 августа до 1 сент.

Среднее 18 авг.

В 1889 г.

от 15 августа до 17 авг.

В 1890 г.

от 15 августа до 1 сент.

В 1893 г.

от 20 августа до 1 сент. Кончали сеять В 1886 г.

с 14 сентября по 10 октября

Среднее 24 сент.

В 1889 г.

с 14 сентября по 20 октября

В 1890 г.

с 15 сентября по 10 октября

В 1893 г.

с 15 сентября по 1 октября

Осенний взмет пара под яровое в Царицынском уезде преимущественно бывает 20 августа. Начало производства посева пшеницы бывает от 7 по 21 марта, а конец от 17 апреля по 10 мая; посева овса бывает от 8 по 14 марта, конец от 20 апреля по 13 мая. Ячменя — начало от 11 по 28 марта, конец от 10 апреля по 13 мая. Проса — начало от 28 марта по 12 мая и конец от 25 апреля по 13 июня. Горох, гречиха и подсолнечники почти вовсе не засеваются. Начало посева картофеля бывает от 15 апреля до 21 апреля, а конец от 30 апреля по 8 мая. Льна начало от 23 марта до 8 апреля, конец от 15 мая до 13 июня.

В Царицынском уезде преобладающими над трехпольной системой являются системы полеводства, ближе всего подходящие к залежной, и Царицынский уезд вместе с южною частью Камышинского и немногими южными местностями Аткарского и Балашовского уездов доживают период залежного хозяйства.

В Царицынском уезде в прежнее время, когда население было реже, землю в залежи оставляли подолгу, от 10 до 20 лет, но с увеличением населения сроки отдыха земель постепенно сокращались, и теперь в некоторых местностях земля отдыхает лишь 2—3 года. Встречаются селения, как например, Романовка, той же волости, где отдают отдыхать земле после двух посевов всего лишь год, т. е. здесь залежная система перешла в трехпольную и отличается от обычного трехпольного полеводства и отсутствием обработки поля в пару, и порядком, в котором растения следуют друг за другом; после годичного отдыха земля сеется сначала яровым, а потом уже озимым хлебом. Крестьяне Царицынского уезда практикуют чаще следующие севообороты: яровая пшеница - рожь — пшеница — рожь и т. д.; просо — рожь — просо - рожь и т.д.; бахча - рожь — бахча - рожь и т. д.; рожь - пшен. — овес - залежь; рожь — просо — овес — залежь. Участок засевается в продолжение 2, 3, 4, 6 и более лет, а затем поступает в залежь. В залежи земля отдыхает 1, 2, редко 10 и более лет, что находится в зависимости от величины надела, условий аренды, качества почвы и проч.

Самым распространенным орудием обработки полей в [1188] Царицынском уезде является плуг, хотя кое где употребляется еще и соха. Взмет пара везде и преимущественно производят также плугом: боронуют взметанный пар недели через 2—4, обыкновенно после дождя, в 1—3 следа, деревянной бороной с железными зубьями. Двоение пара употребляется в очень незначительных размерах, посевы ржи производятся прямо по жниву и заделываются бороною или «ралом». Семена, посеянные по взметанному плугом или сохой и боронованному пару, заделываются обыкновенно сохой с немедленным боронованием, если же сев производится по наметанному плугом и неборонованному полю, то семена заделываются бороной в несколько следов; если же сеют по невзметанному пару, то заделывают сохой, следом за которой пускается борона или заделка производится прямо ралом без бороны.

Подготовка почвы под яровые в большинстве случаев начинается еще с осени, так называемой вспашкой под зябь, которая делается плугом или сохой; сравнительно на меньшей площади уезда предварительной обработки перед посевом не производят вовсе и еще на меньшей площади пашут перед самым посевом весной. Вообще заделка семян яровых производится следующим образом: по вспаханному предварительно осенью или весной полю заделывают бороной в несколько следов, или сохой с бороной; по непаханному полю заделывают обыкновенно сохой с бороной в след или даже плугом с бороной. В частности, яровая пшеница сеется обыкновенно по вспаханному под зябь полю и заделывается бороной в несколько следов. Овес сеют чаще всего по невспаханному ни с осени, ни весной полю и заделывают сохой или плугом с боронованием. Под просо подготовка земли всегда начинается весной одной вспашкой плугом или сохой с следующим за ней боронованием; заделывают всегда бороной. Некоторыми крестьянами вводится ломка овса и проса. Укатывание посевов деревянными катками очень распространено. Хлеба убирают чаще косой, и только высокорослую, густую пшеницу — серпом. Молотят цепами, лошадьми с телегами или катками, или молотильными машинами; рожь больше цепами.

По сведениям Центрального Статистического Комитета за 1881 год посевная площадь на крестьянских надельных полях занята была разного рода хлебами в таком состоянии: из 100 десятин крестьянского посева занято:

Рожью 31,9, овсом 2,8, пшеницей 30,9, просом 12,3, ячменем 0,1, горохом 0,1, картоф. 0,4, другими растениями 1,5.

По сведениям Статистическая Бюро Губерн. Зем. Управы за 1880 год картину возделываемых растений у владельцев и крестьян вместе дает следующая таблица. Из 100 десятин посева было занято:

Рожью 43,11, пшеницей 39,06, овсом 3,11, ячменем 0,19, [1189] просом 10,84, картофелем 0,65, подсолнечником 0,02, и другими растен. 3,02.

По данным Центр. Статистич. Комитета за пятилетие 1883—87 гг., размер крестьянской посевной площади для главнейших хлебов определяется следующими абсолютными цифрами в десятинах: рожь — 46459,4, пшеница — 42137,6, овес — 3349,4, просо — 2593,0, ячмень — 2268,9, остальные раст. 112316,7.

В 1893 году общая посевная площадь равнялась 145850 десятинам, из коих на каждый 100 десят. было занято: рожью 36,8, пшеницею 51,9, овсом 1,9, ячменем 0,3, просом 8,9, горохом 0,3, чечевицей 0,3, коноплей 0,2, картофелем 0,3, и прочими хлебами 0,0. Или у крестьян под рожью 50141 десят.

 	у владельц. 	>> 	

3660 >>

 	у крестьян 	под пшеницей 	

68440 >>

 	у владельц. 	>> 	

6802 >>

 	у крестьян 	под ячменем 	

304 >>

 	у владельц. 	>> 	

4 >>

 	у крестьян 	под овсом 	

2394 >>

 	у владельц. 	>> 	

368 >>

 	у крестьян 	под горохом 	

47 >>

 	у крестьян 	под чечевицей 	

48 >>

 	у крестьян 	под просом 	

12316 >>

 	у владельц. 	>> 	

780 >>

 	у крестьян 	под коноплей 	

35 >>

 	у крестьян 	под картофелем 	

365 >>

 	у владельц. 	>> 	

16 >> Прочих хлебов у владельцев 130 >> Всей площ. посева у крестьян 134090 >> Всей площ. посева у владельцев 11760 >> Итого

145850 десят.

Культура ржи за последнее время по Царицынскому уезду стала сокращаться и культура пшеницы стала возрастать; очень заметно начала возрастать и культура проса.

Урожай хлебов за 1893 год на 1 десят. в пудах: Рожь у крест. 21 Ячмень у крест. 46 у владел. 26 у владел. 42 Яр. пшен. у крест. 30 Просо у крест. 27 у владел. 32 у владел. 33 Овес у крест. 25 Гречиха у крест. Не засе- валась у владел. 32 у владел. Горох у крест. 35 Картоф. у крест. 390 >> >> у владел. 249 Лен у крест. 30 Конопля у крест. 50 >> >> >> >>

[1190] В № 34 Временника Центр. Стат. Комитета за 1894 год сделан свод о среднем сборе хлебов за 1883—1892 гг. "по отношению к народному продовольствию". Принимай продовольственную потребность одной души населения в 13 пуд. всякого зернового хлеба в год, Центр. Стат. Комитет приводит следующие выводы об обеспечении Царицынского уезда своим хлебом: 1) на посев всех зерновых хлебов (средне годовые выводы) употреблено 412 000 пудов; 2) валовой сбор зерновых хлебов 1 622 000 пудов; 3) сбор за вычетом посева 1 210 000 пудов; 4) сбор пудов на 1 душу — 8,6; 5) необходимо на продовольствие по 13 пудов на 1 душу — 1 823 000 пудов; 6) (недобрано) недостаток за посевом и про- довольствием — 613 000 пуд.; 7) недостаток на 1 душу — 4,4; 8) Валовой сбор картофеля (натурою) 54 000 пуд.; 9) валовой сбор в переводе на рожь — 10 000 пуд.; 10) остаток его за посевом (натурою) — 38 000 пуд.; 11) остаток в переводе на рожь — 7 000 пуд. Максимальный урожай был в 1890 году, а минимальный в 1886 году.

Наибольший сбор выражался в 2 806 000 пуд., а наименьший в 780 000 пуд. Чаще всего повторялись (в течение 6 лет, за время 1883—1892 г.) от 1 213 000 пуд. до l 836 000 пуд. Остаток за вычетом посева по средним выводам за 5-летие 1883—1887 г. выражался при maxim. в 2 394 000 пуд., при minim. и 368 000 пуд. Под посевом всех зерновых хлебов была занята площадь: на землях: 1) надельных крестьян 73 100 десятин и 2) частных, казенных, удельных и прочих 36 400 десятин.

Средний урожай четвертей с 1 десятины получался: Ржи надельных крестьян 1,3 частн., казен., удельн. и проч. 1,6 Овса надельных крестьян 2,8 частн., казен., удельн. и проч. 2,9 Яр. пшен. надельных крестьян 1,7 частн., казен., удельн. и проч. 1,8

Уборка сенокосов производится от 10 мая и до 20 августа. За 5 лет (с 1886 по 1893 год) средняя продолжительность уборки равняется 54 дням.[1191]

Уборка хлебов производится: Для ржи от 1 июня до 1 июля >> пшеницы от 28 июня до 15 августа >> овса от 1 июля до 15 августа >> проса от 1 июля до 30 августа >> ячменя от 6 июля до 31 июля >> картофеля от 23 авг. до 16 сентября >> льна от 11 августа

Молотьба хлебов производится: Для ржи от 5 июля до 22 сент. Для яровых колосовых от 26 июля до 18 сент.

В Царицынском уезде всей земли по исчислению Стрельбицкого — 707 843,75 десятин, а по данным Центрального Статистического Комитета 633 037 десятин, в этом последнем числе: пахатной земли 253 057 дес., лесной площади 25 282 дес., лугов, выгонов и остальной удобной 174 218 дес., неудобной (болота, дороги, пески) 180 480 десятин. У Стрельбицкого против данных Статист. Комит. насчитывается более десятин на 323 676,25. На 100 десятин земли приходится по данным Центрального Статист. Комитета: пахотной — 40, лесной площади — 4, лугов — 27,5, неудобной — 28,5 дес., а по сравнению с вычислениями Стельбицкого: пахотной — 35,7, лесной площади — 3,5, лугов — 24,6 и неудобной — 25,5 дес. Не зарегистрировано по данным Центр. Статист. Комит. — 1,07 на 100 десятин.

Всей земли обложенной в 1894 году земским сбором и уезде было 376 017 десятин, в том числе: крестьянской надельной земли 198 34625, частных владельцев 101 825, удельной 2067, казенной 58 893 и городской 14 886 десятин. По сведениям волостных правлений всей крестьянской земли в уезде должно быть 296 054,3 десят., а по сведениям земской статистики удобной 196 544, неудобной 103 244, всего 299 788 десятин.

Удельной земли в уезде в 1893 г. считалось всего 2 883,93 десятины, в том числе: усадебной 3,79, пахатной 1 256,08 сенокосной 122,83, степи каменистой и солонцеватой 605,46, лесу и кустарника 78,88, или: удобной 2 067,05 и неудобной 816,88 десятин.

Казенной земли на 49 участках: удобной 56 927,86 и неудобной 6 651,42, а всего 63 579,28 десятин.

Земель, принадлежащих церквам и монастырям по Царицынскому [1192] уезду считается: пахотной 2 342,27, луговой 151,1 под лесом 81, или: удобной 2 574,47 и всего 2 574,47 дес.

На 100 десятин всей удобной земли в уезде приходится 28,5 неудобной. На одну ревизскую надельную крестьянскую душу мужского пола приходится удобной земли 14,5 дес. и в этом отношении Царицынский уезд занимает первое место в губернии.

По данным 1886—1892 г. в Царицынском уезде на 1 десятину в среднем выводе за 5 лет, высевалось семян: ржи 3,7 мер, яровой пшеницы 4 меры, овса 5,3 меры, ячменя 5,2 и проса 1 мера. В 1886 году из 100 десятин посева было занято: рожью 43,11; пшеницею 39,06, овсом 3,11, ячменем 0,13, просом 10,84, картофелем 0,65, подсолнечником 0,02 и другими растениями 3,02.

В 1881 году из 100 десятин крестьянского посева было засеяно: рожью 51,9, овсом 2,8, пшеницею 30,9, просом 12,3, ячменем 0,1, горохом 0,1, картофелем 0,4 и другими растениями 1,5.

Уборка хлебов в Царицынском уезде началась:

в 1886 году

в 1888 году

в 1889 году Рожь 12 июня

16 июня

28 июня Яров. пшен. 7 июля

7 июля

15 июля Овес 8 июля

8 июля


По урожайности Царицынский уезд занимает самое последнее место среди остальных в губернии, так, когда по 6 летнему выводу за 1885—1890 гг. в Петровском уезде с 1 казенной десятины крестьянской земли было собрано (средняя) ржи 6,5 четверт. или 58,5 пуд., пшеницы 3,1 четв. или 27,9 пуд., овса 6,8 четверт. или 35 пуд., и проса 4 четвер. или 36,4 пуд., тогда в Царицынском: ржи 1,8 четвер. или 14,8 пуд., пшеницы 1,7 четверт. или 16 пуд., овса 2,7 четв. или 14 пуд. и проса 1,8 четверт. или 15,1 пуд. Или когда по Балашовскому уезду за то же время средний урожай выражался: рожь самъ 6,8, пшеница самъ 3,9, овес самъ 4,1, ячмень самъ 3,7 и просо самъ 12,8; то в Царицынском выразился: рожь самъ 4, пшеница сам 4, овес самъ 2,6, ячмень сам 5,1 и просо самъ 15,1. Когда по Аткарскому уезду за 10 лет (1880—1889 г.) средняя урожайность ржи выразилась в 5,21 четвер. с десятины, то в Царицынском уезде — в 1,93 чет. с десят.

По качеству крестьянских урожаев Царицынский стоит ниже всех уездов губернии в отношении почти всех хлебов, за исключением пшеницы и ячменя.

Средний вес 1 четверти крестьялского хлеба за 4 года (1886 -1890 г.) был: по Царицынскому уезду ржи 8,2 по Петровск. у. 9,0

 	пшеницы 	9,4 	по Аткарск. у. 	9,8
 	овса 	5,2 	по Хвалынск. у. 	6,2
 	ячменя 	7,9 	по Вольскому у. 	7,9
 	проса 	8,4 	по Кузнецк. у. 	9,4

[1193] По Царицынскому уезду крестьяне землю не удобряют и потому хлеба снимается с полей ниже 20 долженствующего быть нормального урожая.

Из всего изложенного и приводимого явствует, что земледелие, в том виде как оно производится в настоящее время, в уезде убыточно. По климату и почве здесь в посевах должны преобладать не хлебные злаки, а другие виды растений как то: кукуруза, табак, горчица, чечевица и т. п ., но пока все еще остается по старому и только рожь в последнее время заметно стала уменьшаться в посевах, давая место пшенице. Как на одну из главных причин, неурожайности хлебов следует указать отсутствие здесь удобрения земли. Надо отдельным хозяевам занимать для возделывания меньшее количество земли и тщательно приготовлять ее под посев растений, более свойственных здешнему климату. Здесь удалась бы еще культура винограда и тутового дерева, так как в селе Антиповке, Камышинского уезда, составляющем самую северную границу Царицынского уезда, культура винограда, при опытах, вполне удалась; следовательно во всем Царицынском уезде произрастение и созревание винограда безусловно допускаемо.

Огородничество. В Царицынском уезде развито табаководство особенно в колонии Сарепте. Табак сеется американских и турецких семян, а равно местный капастер и идет как на местные сигарные и папиросные фабрики, так и в последнее время (1873 г.) за границу, при недостаточности подвоза на европенские табачный фабрики общеупотребительных в Европе табаков. В значительном количестве листовой собственно табак расходится за Волгой в киргизских степях.

Собственно огородничество в смысле культуры овощей: капусты, огурцов, редиса, редьки и т. п., существует в Царицынском уезде по селениям исключительно для себя и лишь в окрестностях гор. Царицына, по балкам обильным водою, на земле, принадлежащей городскому обществу, огородничеством, как промыслом, занимаются татары. Они с весны и до глубокой осени совсем поселяются на огородах, в целях наблюдения и ухаживания над ними.

Ранняя весна, теплое лето и продолжительная хорошая осень благоприятствуют огородным растениям. А так как климат Царицынского уезда преимущественно такой, какой нужен для огородничества, притом же мест нужных для огородов, здесь много особенно по берегам оврагов и речек, где всегда есть вода, то казалось бы, что эта огородная промышленность должна бы быть здесь на известной высоте. Но на деле выходит противное. Степной характер края и усиленное занятие жителей [1194] земледелием и скотоводством делают огородничество совершенно незаметным в ряду отраслей сельской промышленности; им занимаются только для домашнего обихода.

Предметы огородничества здесь должны бы быть очень разнообразные, а именно: табак, капуста, как простая, так и других сортов, огурцы, репа, брюква, морковь, земляная груша, бобы, сахарный горох, свекла, лук, картофель, редька, петрушка, цикорий, шпинат, салат и проч. Все это могло бы быть скоро и выгодно продано, гораздо выгоднее нежели хлебные растения, которые для обеспечения всех потребностей сельской жизни требуют во первых много земли, а во вторых страдают от засух, от сусликов, от градобитий и других невзгод. Огородь же требует сравнительно земли немного и в большинстве случаев располагается так сказать на глазах и под рукою сельского жителя, а потому успешно может быть убережен от названных несчастий. В Царицынском уезде могли бы быть с успехом культивированы также лекарственные растения. Пример тому колония Сарепта, снабжавшая когда то свою аптеку такими растениями собственными трудами выращенными.

Бахчеводство. Бахчевые растения, — арбузы и дыни возделываются в большом количестве в Царицынском уезде, где состояние климата благоприятствует их произрастению; в 1873 году под бахчами было занято земли 1000 десятин. Бахчеводство здесь имеет характер широко распространенного промысла, снабжающего своими произведениями — остальную Россию. Арбузы, которыми славится Поволжье производятся в Царицынском уезде. Преимущественно встречается один сорт арбузов с светло зеленой кожурой, но есть coртa с темно зелеными полосками. Дыни, разводимые на бахчах, принадлежат главным образом к сорту так называемых скороспелок, желтых дынь. Кроме этого рано поспевающего сорта, попадаются также «зимовки», с желтой и серой корой и «сахарки» или «качанки», серого цвета. Третьим растением, разводимым на бахчах являются тыквы, ими усаживают обыкновенно края бахчей, чтобы они своими длинными плетьми не глушили арбузных посадков. Тыквы бывают разных сортов: круглые, продолговатые, сплюснутые; желтые и зеленые. Один вид тыквы — «горлянка», совершенно внутри пустой, употребляется крестьянами вместо сосудов, или вместо поплавков у неводов и снастей. Наконец, на бахчах же сеются огурцы и кукуруза («пшенка», «початка»), служащия лакомством для деревенской молодежи. Кукуруза помещается обыкновенно вместе с тыквой по краям бахчей. Бахчи разводятся крестьянами или на особо отводимых обществом участках (с. Балыклей, д. Щепкин хутор и др.), или на усадебной, или на полевой земле, если они по своему песчаному грунту подходят под требования. Два года сеется бахча, затем идет рожь. В случае особого [1195] участка, стараются выбирать под бахчи лучшую целинную землю, или старую залежь, по крайней мере 5—6 лет. Но иногда берут и мякотную землю. Земля под бахчи вспахивается плугом или с осени, или ранней весной. Последний подъем предпочитают первому, меньше бывает сорных трав. Пашню стараются сделать раньше посева яровых и забирать при копании глубже. Садят семена или по одиночке, соблюдая расстояние между ними, или в разброс по поднятым пластам и сейчас же заборановывают. На одну сороковую десятину выходить 2 — 2 1/2 фунт. семян. Ручная посадка предпочитается, но требует больше времени, за то она сберегает время на выдергивавие густых всходов и на посадку невзошедших семян, которая продолжается не редко до Троицы. Семена выбирают мелкие от больших «окатистых» эземпляров и вымачивают в воде. Семянные арбузы отмечаются на бахчах еще около 1 августа, крестиком на кожуре, и остаются на плетях до 2 сентября (Ивана Постного). Частые всходы выдергивают соблюдая расстояние гряды от гряды до 1 1/2 сажени, плети от плети до 3 аршин. Полоть до Ильина дня приходится раз 6, плата поденщикам от 15 коп. до 1 руб. в хорошие годы; в плохие 10-20 коп. На одну сорную десятину требуется не менее 15 полольщиц, чтобы кончить работу в один день. Бахчи на целинных землях менее заростают сорными травами, но таких земель почти не осталось в крестьинском обиходе. В «сухмянный» (сухой) год арбузы поспевают к 1 Спасу (1 августа), а в мочливый — ко второму Спасу (6 августа). С этого времени и до Воздвижения (14 сентября) — первый съем арбузов, производящийся затем непрерывно по мере их распродажи. Кроме полольщиц хозяевам приходится нанимать караульщиков. Для этой цели обыкновенно соединяются 5—6 домохозяев вместе и платят общему караульщику (при смежности бахчей) 40—50 руб. в лето; кроме того выговаривается известное количество муки, пшена, сала и проч.; караульщики пользуются еще правом брать арбузы для своего личного употребления. Они выбирают обыкновенно самые "семянные" арбузы и после открывают торговлю семенами, не проводя таким образом безполезно времени караула. К таким караульщикам часто обращаются за семенами хозяева-бахчевники перед посевом. В прежнее время первыми покупателями арбузов являлись Козловские купцы, приезжавшие сюда еще около Ильина дня и выбиравшие арбузы на бахчах. Собранные и уложенные на троечные воза арбузы с возможной быстротой (2 — 2 1/2 недели) доставлялись в Москву; затем уже к 1 Спасу приезжали за арбузами суда к Быковым Хуторам и Балыклейскому хут. (Астраханской губ. на луговой стороне Волги) и к селам Балыклей и Караваинке Царицынского уезда. В настоящее время главными местами сделок между Московскими купцами покупателями и продавцами бахчевниками служат [1196] только что упомянутые сейчас места. Наибольшее число судов—досчаников и небольших кладнушек грузится около с. Быковых Хуторов, где с конца июня до октября месяца происходит бойкая арбузная торговля. Суда нагружаются арбузами слоями, при чем первый слой кладется без всякой подстилки, а остальные перестилаются соломой; после трех слоев устраиваются деревянный палати, упирающиеся в стенки судна и не касающияся третьего слоя. На эти палати кладутся еще три слоя и вся внутренность суденышка является таким образом наполненной до краев. На палубе арбузы помещаются в 4 слоя бунтом, увязываются рогожами, лубками, парусами и проч. Стараются грузить и подвозить арбузы в сухую погоду, так как в мокрую арбузы преют и обтираются. На большие суда помещается до 8—10 тысяч штук, на малые—2 1/2 - 3 тысячи. Затем суда уходят вверх и торгуют арбузами в пребрежных селах Саратовской, Симбирской, Казанской и Нижегородской губерний. Судовщики стараются запастись арбузами на луговой стороне Волги. Эти арбузы считаются более сочными и вкусными. Весьма много арбузов вывозится и по железной дороге из Царицына. В 1896 г. со станции «Соляная» Гряз.- Цариц. жел. дор. (в Царицыне) отправлено 1053 вогона арбузов. Вообще в 1896 г. было заметно чрезвычайное перепроизводство арбузов, цены на которые пали (1—1 р. 50 к. воз), а провозный тариф на арбузы высок и производители-бахчевники получили убыток тем более, что по мере развития арбузного промысла, арендная стоимость земель поднялась до таких размеров, которых никогда не знали в этой местности. Из волостей Царицынского уезда занимаются бахчеводством более всего поволжские: Караваинская и Балыклейская, где бахчеводство особенно развилось за последние 15—20 лет, параллельно спросу на арбузы. Крестьяне считают доходность с одного сотенника бахчей 500—600 руб. и выше смотря по году; расход на 1 десятину равняется 25—30 руб. (караул, полка и проч.). К с. Караваинке подходят только мелкие суда, поэтому здесь нет такой нагрузки, как в Балыклее и Быковых Хуторах, Астраханской губ. За землю, снимаемую под бахчи (в д. Щепкин хутор), платится обыкновенно от 12 коп. до 1 руб. за сажень; если земля лежала 30 лет, то не дешевле 80 коп. В с.с. Балыклее и Караваинке, богатые домохозяева снимают обыкновенно надельные полоски бедных, платя им по 5—35 коп. за сажень испаханной земли. Кроме этих главных сел—бахчевников занимается разведением арбузов с. Липовка, где до 1/3 домохозяев имеют бахчи на своей земле; остальные снимают у тех, кому достались по жеребью песчаные зогоны. Цена 8—10 к. за сажень. Кроме сбыта, арбузы и тыквы служат здесь важным пищевым подспорьем. Крестьяне считают потребности семьи удовлетворенными с 10—100 сажен бахчей, а с такого пространства в средний год собирается [1197] до 2 1/2 тысяч арбузов. Арбузы употребляются в пищу в сыром и соленом виде. Кроме того, из них вываривают особого рода «арбузный мед»—или «нардек», густая, черная и сладкая жидкость, особенно любимая немцами колонистами. Его едят вместо меда обыкновенно с лепешками или с пшеничных хлебом. Один котел арбузной мякоти в 25 ведер дает около 12 ведер процеженного сока, а из этого количества получается 5-6 ведер нардека. (Сборн. Статистич. свед. по Сарат. губ. т. III изд. Сарат. Губ. Земства 1884 г.) Мякоть сырых арбузов часто кладется в крупу для варки каши, которая вкусом превосходит молочную кашу. Из арбузов, родящихся в Царицынском уезде, особенно славится сорт называемый «малевским». Этого сорта арбузы весят до 38 фунтов.

По замечаниям, обильным в полицейской книге «описание Царицынского уезда», оказывается, что караульщики арбузных бахчей были уличаемы в выделке фальшивой серебряной монеты. Впрочем это относится к караульщикам из пришлого не местного люда.

Садоводство. В Царицынском уезде занимаются также возделыванием винограда, впрочем только лишь для местного употребления в сыром виде. Виноделие не производится.

Садоводство с промышленною целью попадается в Липовской (д. Караваинка) и Песковатской волостях (д. Оленья). Особенностью садов здесь надо признать отсутствие душевого пользования ими. Все сады существуют изстари на захватном праве владения; они приносят дохода 100—200 руб. с десятины, на которой вишня (преобладающее дерево) разсажена или без всякого порядка или грядами на саженном разстоянии друг от друга. Между прочим в д. Караваинке, где сады расположены по склонам гор, крестьяне воспользовались водой находящихся здесь ключей, собрав ее в резервуары и проведя воду в канавы. Сбыт производится в с. Быковы Хутора, Астраханской губернии.

В Царицынском уезде по статистическим сведениям за 1888 год садов было 198, под ними земли 215 десятин, а в самом гор. Царицыне садов 17, пространствоч до 65 десят.; большие сады, в 15 десятин в 1887 году дали дохода 1000 руб. каждый, в годы же урожайные дают до 5000 руб., маленькие сады (1/2 д. ) приносят доходу в год до 50 руб., в хорошие до 150 руб. Достойны замечания сады: Лятошинского в Винновке, с 1000 штук тутового дерева и со школкой до 60 т. саженцов этого же дерева; Глича, Кноблох, Ворониных. В садах И. Воронина и Шешменцевой (в городе) растут несколько деревьев грецкого орешника. В садах Сарепты имеются виноградники разных пород винограда, который своевременно созревает и по вкусу очень хорош. Сад И. Воронина орошается при посредстве паровой машины, другие сады [1197] чигирями. В самом Царицыне в Нобелевском городке, очень хорош сад у управляющего заводом Нобеля. В Царицынском уезде, впрочем, население отдает предпочтение бахчеводству пред садоводством, как более выгодному делу. В посаде Дубовке 127 садов, под ними земли 250 десятин, из них замечательны по пространству, разнородности и плодовитости сады: М. Преснякова, Агеевой, Татаркина, Шарова, Зайцевой и др. Преобладают: яблоки, дули, сливы, бергамот, вишни. В урожайные годы сады дают доходу от 80 до 100 руб. с десятины каждый, и всего до 20000 руб.

Фруктовый деревья, встречаемые в здешних садах, суть: яблони разных сортов, именно: анис, апорт, белый налив, аркат, скороспелка, черное дерево, кптайские яблоки и др.; красная слива, груша круглая и дуля, бергамот; вишня: простая, садовая, владимирская и шпанская; из ягодных кустов: малина красная, черная и белая, смородина красная и черная, крыжовник и терн. Подобное разнообразие садовых растений говорит о благоприятности климата для садоводства. Особенно если принять во внимание полнейшую возможность культуры винограда и тутовых дерев.

Обширность уезда представляет много мест весьма удобных для разведения садов и виноградников по склонам и косогорам расположонным на юг. Орошением для садов могли бы служить подземные ключи, везде и всегда находимые по оврагам и балкам, для чего нужны небольшие труды и затраты.

Не смотря на все это садоводство развито в уезде весьма слабо, между тем как эта отрасль сельской промышленности могла бы составить хорошую статью дохода.

Лесоводство. В 1888 году в Царицынском уезде считалось леса, принадлежащего крестьянским обществам 6032 дес. К 1 января 1804 года всех лесных дач, подчиненных надзору лесоохранительного управления было 123, в них 18,908 десятин, в том числе: казенного ведомства 5 дач (полевых угодий 1213 дес.)—лесу 250,75 десятин; крестьянских наделов 24—7377,5 десятин; бывших колонистов 1—872 десят.; прочих лесов крестьянских обществ разных наименований 6 дач—73,5 десят.; лесов церквей, монастырей, городов и других установлений 2 дачи—622 десят., частных лиц 85 дач— 8750 десят.; непризнанных защитными, но эксплоатируемых по утвержденным лесоохранительным комитетом планам хозяйства 8 дач—958 десятин.

По статистике Леопольдова, составленной в 1839 году, земли под лесами в Царицынском уезде находилось—130,350 десятин 702 саж. и в этом отношении уезд по обилию лесов, занимал шестое место в среде всех 10-ти уездов губернии; тогда всего больше лесов было в Кузнецком уезде и всего меньше в Балашовском. Следовательно в течение 55 лет, с 1839 по 1894 г., лесная площадь Царицынского уезда [1199] уменьшилась в 8-м раз; надо полагать относительно количества десятин леса, приводимая по статистике Леопольдова, что в то время Царицынсий уезд имел другие границы, более обширные, и к нему принадлежала и заволжская сторона—ныне Царевскиии уезд.

В настоящее время на 100 десятин всей земли приходится 96 десят. безлесья и только 4 десят. леса; но как все здешние леса находятся преимущественно около рек Волги и Иловли, то безлесность прочих мест занимает весьма большие пространства: есть в уезде степи на 40 и более верст без кустика; есть несколько населенных мест, где решительно каждый прут надо купить.

При селе Успенке лесной участок Удельного Ведомства в 50 десятин имеет деревья в возврате от 70 до 120 лет и за лесом этим установлен хороший и правильный надзор, как и везде по хозяйствам удела. В прежнее время северная часть уезда была несомненно покрыта сплошь лесами, на что намекают названия селений: Ольховка, Кленовка, Липовка, Дубовка, Ореховка и исторические свидетельства говорят о темных дремучих лесах по берегам Волги и Иловле; пни огромных дубов и сейчас свидетельствуют о размерах дерев в бывших лесах. Безпощадные порубки истребили старые леса и те же порубки производившиеся до издания нового закона о сбережении лесов (1888 г.) истребили и молодяк, а выкорчевка корней пресекли и возможность лесных отпрысков.

(статья Царицынский уезд внесена в Wikisource только на первую половину, необходимо вставить продолжение)

Шукк (Грязноватка)[править]

Грязноватка, Шух, Шук, Шухов, Шуховский тоже, колония, немцев-католиков Камышинского уезда, 2 стана, Каменской волости, расположена на высоком левом берегу речки Грязноватки (правый приток р. Иловли, в ее верховье), к которой имеет 4 удобных съезда и в селении 20 колодцев. Колония основалась выходцами из Германии немцами католиками в 1764-65 годах, причем в самом начале устроена была церковно-приходская школа; церковь же во имя свят. Антония (католическая), деревянная, крытая железом, построена в 1856 г. и освещена в 1857 г. По ведомости иностранных поселенцев 1859 г. колония Грязноватка принадлежала к Каменскому округу и имела:

по 5 ревизии 1788 г. - 31 сем., 102 души муж. пола, 95 женского,

по 6 ревизии 1798 г. - 31 сем., 112 душ муж. пола, 111 женского,

по 7 ревизии 1816 г. - 44 сем., 176 душ муж. пола, 171 женского,

по 8 ревизии 1834 г. - 72 сем., 304 души муж. пола, 290 женского,

по 9 ревизии 1850 г. - 84 сем , 447 душ муж. пола, 447 женского,

по 10 ревизии 1857 г. - 115 сем., 519 душ муж. пола, 491 женского.

Первые 30 лет со времени поселения было захватное владение землею; затем перешли к "фамильной" раскладке, причем за "фамилию" принимали мужа с женой. В 1810-х годах от фамильной раскладки поселяне перешли к разверстке по ревизским душам. По списку населенных мест центр. стат. комитета 1862 г. Грязноватка (Шухов, Шук) немецкая колония при речке Грязноватке, в 88 верстах от г. Камышина, имела 85 дворов, 540 душ муж. пола, 509 женского, всего 1049 душ обоего пола; церковь римско-католическую - 1; училище; мельниц - 5. В 1860, 63 и 74 годах отсюда переселились в Самарскую губернию 19 семей; в 1865 г. - в Кубанскую область (на Кавказ) 4 семьи, а в 1876 г. в Америку 17 семейств, из коих в 1880 и 83 годах опять возвратились 4 семьи. В 1886 и 87 годах в Америку снова отправилось 13 семейств; все эмигранты в Америку поселились в южной части Бразилии и в Аргентинской республике.

По земской переписи 1886 г. в колонии Грязноватке считалось наличных 191 домохоз., 755 душ муж. пола, 712 женского, всего 1467 душ обоего пола; кроме того 28 семей постоянно отсутствующих; грамотных было 387 душ муж. пола и 365 женского; всех жилых изб 226, из них 149 каменных, 74 деревянных и 3 мазанковых; 131 крыты тесом, 89 - соломою и 6 - землею; у поселян было 185 плугов, 738 лошадей, 87 волов, 465 коров и телят, 782 овцы, 947 свиней, 299 коз; 1 пчельник в 2 колоды; промышленных заведений - 12, кабак - 1, лавок - 2. Всех податей и повинностей за 1885 г. приходилось 5519 рублей. Надел 4231 1/2 дес. удобной (в том числе пашни 3634 десят.) и 1108 1/2 десят. неудобной, всего 5340 десят. земли. По сведениям губернского статистического комитета за 1891 г. здесь считалось 178 дворов, 901 душа муж. пола, 871 женского, всего 1772 души обоего пола. Надел расположен в 2-х участках: один, состоящий из 3111,7 десят. удобной и 955 1/2 неудобной, при селении вокруг него, а другой, состоящий из 1119,8 десят. удобной и 153,3 дес. неудобной, в 6 верстах за селом Грязнухою. Луга при селении по речке Грязноватке. Лес в обоих участках по полям, на ровных местах и по оврагам. Водопой в прудах, из которых 4 в селении и 1 в поле. Около 1/8 части всего надела занимает чистая черноземная почва, около 1/4 супесчаная, менее 1/2 суглинистая и до 1/3 солонцеватая; подпочва - глина. Поверхность надела с небольшими возвышенностями и пересекается 9 оврагами, под которыми до 90 десятин. С 1874 г. пошли переделы по наличным душам через каждые 6 лет. Покос есть луговой - (заливной), лесной и степной. Лесу 276 десятин, преимущественно чернолесье в возрасте до 30 лет; по распоряжению бывшего колониального управления, он давно поделен на 25 участков, из которых ежегодно вырубают один участок. Строевой лес покупают; топят кизяками, соломой и дровами. При дворах: огороды, сады и капустники; новые дворовые места отводят из выгона. Общественной запашки никогда не было, запасный хлеб взимают с душ. В селении 1 деревянный, крытый железом общественный хлебный магазин. Система полевого хозяйства трехпольная; сеют рожь, пшеницу, ячмень, овес, лен и подсолнухи; пашут плугами и молотят хлеб молотильными камнями; хлеб возят на продажу в Нижнюю Банновку и Камышин. Выгона 600 десятин; найма пастбищ не бывает. Землю арендуют по 6-8 рублей за тридцатную десятину, а также исполу; снимают также у общества Мал. Каменки (Сосновской волости) по 3-5 руб. за тридцатную десятину. В селении есть общественная кузница и по сведениям 1887 г. занималось тканьем сарпинок 26 семейств; сапожников - 12, столяров - 4 и кузнецов - 5. - По списку населенных мест Саратовской Губернской Земской Управы 1894 г. в колонии Грязноватке (Шух тоже) 2 школы: церковно-приходская и земская, последняя открыта с 1889 г.; всех дворов 186, из них общественные - училищный и пасторский; деревянных домов - 95, каменных - 91, из них 80 крыты тесом, 103 - соломою и 3 - железом, все постройки возведены по утвержденным планам и разделены на кварталы в 3-4 двора. Селение составляет одно общество, считающее в 1894 г.: 906 душ муж. пола, 754 женского, всего 1660 душ обоего пола немцев, римско-католиков, называющихся с 1871 г. поселянами собственниками. Кроме того в селе священник и шульмейстер. Жители занимаются преимущественно хлебопашеством: 150 душ ткут сарпинки. - По владенной записи 1871 года крестьяне владеют 4231 дес. удобной и 1109 дес. неудобной, всего 5340 десят. земли. От Грязноватки считают: до Саратова - 103 версты; г. Камышина - 82, волостного села Каменки - 12, кол. Каменный овраг - 7, кол. Россоши - 8, кол. Копенка - 8, с. Грязнуха - 5, дер. Макаровка - 4, кол. Лесной Карамыш - 13, до пристани Нижней Банновской на Волге - 20 и до станции Неткачево Тамбово-Камышинской железной дороги - 50 верст. (Сборник Губернского Земства 1891 г.; Список населенных мест Губернской Земской Управы 1894 г. и "Наши колонии" Клауса.)