Ода XXVIII. К Своей девушке (Анакреон; Николай Львов)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
(перенаправлено с «К Своей девушке»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ода XXVIII. К Своей девушке («Царь в художестве изящном…»)
автор Николай Александрович Львов (1753-1803)
См. Переводы. Дата создания: 1794 г., опубл.: «Стихотворение Анакреона Тийского». СПб., 1794. Источник: РВБ (1994)



Ода XXVIII


К Своей девушке


Царь в художестве изящном,
Коим Родос процветал[1],
Напиши ты мне в разлуке[2]
Дорогую по словам:
Напиши сперва, художник,
Нежны русые власы;
И когда то воск позволит[3],
То представь, чтобы они
Обоняние прельщали,
Испуская аромат.
Чтоб под русыми власами
Выше полных щек ее
Так бело, как кость слонова,
Возвышалося чело.
Брови черными дугами
Кистью смелою накинь,
Не расставь их и не сблизи,
Но так точно, как у ней,
Нечувствительно окончи.
Напиши ее глаза,
Чтобы пламенем блистали,
Чтобы их лазурный цвет
Представлял Паллады взоры;
Но чтоб тут же в них сверкал
Страстно-влажный взгляд Венеры.
Нос и щеки напиши
С розами млеком смешенным
И приветствием уста,
Страстный поцелуй зовущи.
Чтоб ее прекрасну грудь
И двойчатый подбородок
Облетал харит собор.
Так ты ризой пурпуровой
Стройный стан ее одень,
Чтоб и те красы сквозили...
Полно... Вижу я ее;
Скоро, образ! ты промолвишь.



Примечания Н. А. Львова

  1. Коим Родос процветал. Ст. 2. Родиане так славны были художествами, что Пиндар в 7-й оде олимпионической говорит: «Минерва одарила их художеством производить всякого рода прекрасные работы и превзойти искусством рук своих всех человеков». Улицы их наполнены были статуями почти одушевленными, и кои, казалось, ходили. Смотри о сем Павзания и Плиния.
  2. Напиши ты мне в разлуке. Ст. 3. Об этом между многими переводчиками происходили многие толки и споры. Анакреон говорит «напиши», следовательно, к живописцу. А после:
  3. И когда то воск позволит. Ст. 7. Следовательно, говорит к лепщику: то споры и состояли в том только, живописный ли был портрет или восковое изображение. Возобновленная в наши времена графом Кайлюсом восковая живопись, известная древним, могла бы помирить воюющих, если бы оная была им столько же, сколько потомкам их стала, известна.
    Сию прекрасную оду, служившую в разных языках подлинником для множества неудачных подражаний, переводил и наш Северный Орфей Ломоносов с отменными и его только таланту свойственными красотами, делающими и подражательные его творения действительным подлинником. Он во многих местах отступил, инде прибавил по причине той, что писал стихами с рифмами; и между его и моим переводом выходит только та, по мнению моему, разница, что мой перевод к подлиннику ближе, а его лучше.