Обмен (Е. Петров)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Обмен
автор Евгений Петрович Петров
Опубл.: 1929. Источник: Без подписи. Ильф и Петров в журнале "Чудак" / Вступительная заметка, публикация и комментарии А. Ильф // Вопросы литературы. — 2007. — №6. • Единственная прижизненная публикация: «Чудак», 1929, №38 (без подписи). В разделе «Веселящий газ». Авторство установлено в вышеуказанной публикации.


После службы Супцов и Шутихин зашли в столовку. Приятели сложили на отдельный стул свои портфели и кепки. А когда собирались уходить, вышло так, что Супцов взял кепку Шутихина и наоборот.

— Чорт,— сказал Супцов, — а кепочка у тебя почти новенькая.

— Ну где же новенькая, — отозвался Шутихин, — ты погляди, подкладка начисто выдрана.

Быстрый Супцов первый снял головной убор и вдумчиво завертел его перед собою. То же стал делать и Шутихин.

— Знаешь что, — сказал небрежным тоном Супцов, — давай, брат, поменяемся кепулями, а?

Шутихин метнул на друга подозрительный взгляд и осторожно выдавил:

— Давай!

Придя домой, Супцов не без удовольствия показал жене вымененную вещь.

— Вот, — сказал он, — взял у Шутихина вместо моей.

— То-есть как? — насторожившись, спросила жена.

— Очень просто. Обменялись. Он будет носить мою, а я — эту. Новая совсем. Дурак — Шутихин, моя-то уж салиться начала.

— А ну, покажи!

Жена недоверчиво взяла кепку и в свою очередь начала осмотр. И — странное дело — в ее руках кепка решительно теряла все те качества, какие прельстили Супцова в столовой.

— А где же в ей подкладка? — выкрикнула вдруг жена. — Подкладка где?!

Супцов почувствовал в животе внезапную тяжесть, и во рту у него пересохло.

— Подкладка того… нет подкладки, — прошелестел он, — она, понимаешь, без подкладки, но гораздо новее, чем моя…

Но жена не дала ему говорить. Начиная с этого мгновения, она высказывала ему самые обидные упреки и предположения в течение двух часов кряду, затем после десятиминутного перерыва (перерыв был для информации соседей о случившемся) упреки возобновились на полчаса и потом спорадически повторялись, пока Супцов не уснул. Даже окончательно засыпая, он слышал откуда-то сбоку:

— Вот у людей муж как муж. А у меня? Кепку, паршивую кепку, и ту уведут. Вот уж дурак! Много у тебя их, кепок?.. А? Кепок?

Утром, едва проглотив полстакана чаю, наш герой с особенным рвением побежал на службу — выручать свое добро. Ему посчастливилось: у подъезда он встретил Шутихина, как будто чем-то расстроенного и запыхавшегося от быстрой ходьбы.

— А у меня, брат, к тебе дело! — несколько конфузясь, обратился к нему Супцов.

— Постой, до дела: на тебе твою кепку, а мне давай мою! — мрачно сказал Шутихин и протянул заветную супцовскую кепку, которая в его руках казалась на редкость элегантной.

Супцов со вздохом радости и облегчения исполнил это требование. Шутихин прояснился в свою очередь.

— Ну, то-то, — ласково сказал он, — а то, бандит, всучил мне бог знает что… Я всю ночь не спал из-за этой дурацкой кепки. Так какое у тебя дело?