Орнис (Доувес Деккер/Чеботаревская)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Орнис
автор Эдуард Доувес Деккер, пер. Александра Николаевна Чеботаревская
Язык оригинала: нидерландский. — Источник: Мультатули. Повести. Сказки. Легенды. — СПб.: «Дело», 1907. — С. 199. Орнис (Доувес Деккер/Чеботаревская) в дореформенной орфографии


По смерти своей жены друг мой Орнис накупил себе для развлечения птиц.

Если мне позволено будет заключить о степени того горя, которое было причинено ему смертью жены, по тому количеству птиц, которые её заменили, то я должен буду признать, что Орнис был сильно огорчён. У него были зяблики зрячие и зяблики слепые; канарейки чёрные, зелёные, жёлтые и пёстрые; семнадцать пород голубей; попугаи, какаду, дрозды, вороны, сороки, куры, павлины, утки, индейки, гуси, рябчики, казуары, страусы и другие птичьи породы, слишком многочисленные для того, чтобы можно было переименовать их все.

Я не знаю, каким образом он приобрёл свою коллекцию, да это и не важно для той истории, которую я хочу рассказать.

В одно прекрасное утро Орнис явился ко мне с известием о том, что он уезжает, и что его отсутствие будет довольно продолжительным.

— Друг мой, — сказал он мне, — я взываю к вашему дружескому расположению. Я уезжаю и не знаю, как мне быть…

— Возьмите на станции билет…

— Не то. Я не знаю, как быть с моими птицами.

— Вы могли бы взять их с собою? — отважился я сказать.

— Это немыслимо вследствие холодов. К тому же Ливи сидит на яйцах. Ливи была молодая канарейка, умевшая насвистывать вальс: «В небе луна»…

— В таком случае оставьте ваших птиц дома.

— Сейчас видно, что вы никогда не были женаты, то бишь, что у вас никогда не было птиц. Легко сказать: «оставьте их дома». А кто будет ходить за милыми крошками, когда меня не будет? Кто станет развлекать их разговорами и музыкой, кто будет кормить их и чистить клетки?

— А, вот вы о чём… теперь я понимаю. Ваше обращение к моей дружбе…

— Именно! Я хотел просить вас позаботиться о моих птицах во время моего отсутствия.

— У меня много своих дел…

— Отложите их! Мои птицы…

— У меня болен отец.

— Это не помешает. Птицы…

— У меня дети лежат в кори.

— Надо выдержать их в тепле! Мои птицы…

— У меня страшно запущены дела.

— Возьмите отсрочку! Птицы…

— Но, дорогой мой Орнис, я ровно ничего не смыслю в уходе за птицами.

— Как?

— Уверяю вас… у меня их никогда не было. Я на самом деле не имею понятия о том, как за ними ходят.

— Да, это — уважительная причина! Вы хорошо сделали, что сказали мне об этом. Я постараюсь найти кого-нибудь другого, кому я мог бы совершенно спокойно доверить моих дорогих малюток.

И Орнис оставил меня в покое только потому, что я ничего не смыслил в уходе за птицами!

Теперь мне хотелось бы узнать, что заставляет так многих людей иметь детей.

Честного Орниса не могла остановить ни болезнь моего отца, ни болезнь детей, ни материальные затруднения, в которых я бился; всё было ему нипочём… вплоть до той ужасной минуты, когда я заявил, что не умею ухаживать за птицами.

То была уважительная причина. Вслед за этим он взял назад свою просьбу. Не уметь ходить за птицами! Разве он мог допустить, чтобы с зябликами обращались как с воронами, а с сороками — как с индейками? Он предоставил бы моему невежеству талантливую, интересную Ливи, которая, благодаря её уменью свистать и её сиденью на яйцах, имела право на удвоенные заботы? Разве он мог допустить, чтобы я оскорбил слух сентиментальных голубей чувственными мелодиями коноплянок? Чтобы вследствие какой-нибудь ошибки в распределении пищи, весьма возможной при моей неопытности, я напитал нежные желудки корольков подковами и старыми туфлями, составляющими обычную пищу казуаров? Нет, тысячу раз нет! Бы не умеете ходить за птицами? В таком случае вы этого и недостойны.

Так говорил Орнис.

А я спрашиваю опять: для чего столько людей имеют детей?

И сейчас, когда я думаю, что количество детей, разбросанных по земному шару, простирается до шестисот миллионов… и что эти дети являются собственностью трёхсот или четырёхсот миллионов родителей, не умеющих в большинстве случаев ходить за птицами… увы, тогда я бываю вынужден распахнуть окно и вдохнуть немного свежего воздуха, чтобы не предаться мрачному настроению, напоминающему, по всей вероятности, настроение королька, проглотившего пищу казуара!