РСКД/Sacrificia

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< РСКД(перенаправлено с «РСКД/Жертва»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Sacrificia / Жертва
Реальный словарь классических древностей (Фридрих Любкер, 1854 / Филологическое общество, 1885)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Saba — Συσσιτια. Источник: Реальный словарь классических древностей (1885), с. 1175—1177 ( РГБ · индекс ) • Список сокращений названий трудов античных авторов
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Sacrificĭa. В обширном смысле под Ж. разумеется всякое приношение богам, которым выражается или зависимость от них, или свидетельство благоговения и благодарности к ним или посредством которого желают приобрести божественную милость. (Об очистительной Ж. см. Lustratio.) Под понятие Ж. подходят и священные подарки, которые отличаются от Ж. в собственном смысле тем, что они назначаются для постоянного пользования богам, между тем как собственно Ж. доставляет им только моментальное наслаждение. К Ж. относятся также и те предметы, которые клали или вешали в храм, но которые там долго не оставались, напр., первые плоды, цветы и т. п. (ἀκροθίνια, primitiae). У греков и римлян Ж. была главной частью культа и самым важным актом большей части праздников. Ж. приносились как в праздничные дни, так и в обыкновенные, и притом как частными лицами, семействами, родами, так и от лица всего государства, и приносились при всяком значительном событии в жизни как частного лица, так и народа.

Ж. можно разделить на два главных вида: кровные и бескровные.

1) К бескровным относятся — первые плоды полей, что составляет самый древний вид Ж. еще младенческого периода (Plat. legg. 6, p. 782. С. Ov. fast. 1, 337 слл.), лепешки (πέλανοι, placentae sacrae), особенно медовые и другие печенья, которым часто придавали форму какого-нибудь животного. Вошло даже в обычай — за недостатком жертвенных животных — приносить в Ж. подобные фигуры из теста, воска или даже дерева (fictae victimae, sacra simulata. Hdt. 2, 47. Plut. Lucull. 10). К бескровным Ж. принадлежат также Ж. сожжения, для которых сначала употреблялись местные горючие материалы, дающие много дыма (кедровое дерево, лавровое дерево, смола гумми и т. п.), а впоследствии особенно ладан, и которые были соединены часто с животными Ж. и возлияниями. Hom. Il. 6, 270. 9, 449. Thuc. 1, 126. Возлияния, σπονδή, libatio, состояли в возлиянии на алтарь жидкости, преимущественно вина. Возлияния соединялись иногда с Ж. сожжения в том убеждении, что богам вместе с пищей следует доставить и удовольствие пития, а иногда оно составляло и самостоятельный вид Ж. Как самостоятельная Ж. возлияние совершалось при молитвах об успехе какого-либо предприятия (Hom. Il. 9, 171. 16, 225. 24, 302), при торжественных договорах (Hom. Il. 3, 295), при жертвоприношениях в честь умерших (χοαί, Hom. Od. 10, 518. 11, 26, inferiae см. дальше 10), и особенно на пирах, когда первые капли напитка выливали божеству и тем освящали напиток. Hom. Il. 7, 480. Verg. A. 1, 740. 5, 77. Возлияния, как и всякая Ж., совершалось чистыми руками, и притом вино для Ж. должно было быть не смешанным с водой, за исключением Ж. Гермесу и приносимых за столом. Кроме вина, для возлияний употребляли мед, молоко, растительное масло, иногда в чистом виде, а иногда в смеси. Возлияния мертвым состояли преимущественно из меда и вина. Некоторым божествам вино совершенно не приносилось в Ж. (νηφάλιοι υυσίαι), как-то музам и нимфам, Гелиосу, Афродите Урании, аттическим Евменидам (Soph. О. С.). Греки обыкновенно совершали libatio при переходе от δεῖπνον к συμπόσιον, именно в честь ἀγαθὸς θαίμων и Ζεὺς Σωτήρ. Римляне говорили libare и о принесении в Ж. сухих предметов, напр., dapes (Liv. 39, 43), fruges (Cic. legg. 2, 8), tura (Ov. ex Pont. 4, 8, 39) и т. п.

2) Кровные Ж. Животные Ж. были самыми важными и самыми обыкновенными во все время известной нам древности. Выбор жертвенного животного был обусловлен известными соображениями. Известные животные не приносились в Ж. некоторым божествам, напр., коза — Афине; другие божества, напротив, требовали себе в Ж. то или другое животное. Это предпочтение одних животных другим основывалось на том, что известное животное или особенно было любимо богом, или, напротив, было ему враждебно и ненавистно. Так обыкновенно объясняется то обстоятельство, что Деметре приносили в Ж. преимущественно свинью, а Дионису — козла, так как свинья наносит вред полям, а козел — винограду. Посейдон любил, чтобы ему приносили в Ж. черных быков (Hom. Od. 3, 6) и лошадей; богам реки приносили в Ж. лошадей. Hom. Il. 21, 132. Рыбу и дичь редко приносили в Ж. (олень был приносим в жертву Артемиде, богине охоты), птиц — чаще (петуха — Асклепию, Plat. Phaed. P. 118. Α., голубей — Афродите, перепелов — Геркулесу). Самыми обыкновенными жертвенными животными были: быки, овцы, козы и свиньи, причем самцы предпочитались самкам. Иногда соединяли для одной Ж. трех животных из различных пород (τριττύς, τριττύα, suovetaurilia, solitaurilia), как у Hom. Od. 11, 131, быка, барана и кабана. Ж. состояла иногда из значительного числа животных, так что во время больших праздников в богатых городах число животных доходило до ста. В Риме во время 2-й Пунической войны была принесена Ж. из 300 быков. Liv. 22, 10. Даже частные лица приносили иногда дорогостоящие Ж. Hdt. 6, 129. Гекатомбой (ἐκατόμβη) называлась собственно Ж. в сто животных, под этим же именем обозначали всякую большую и торжественную Ж. Животные, предназначавшиеся для Ж., должны были быть здоровы и без телесных недостатков (в Спарте допускались исключения, Plat. Atcib. 2, p. 146 А.) и в большинстве случаев должны были быть из числа еще не употреблявшихся для работы. Рабочего быка особенно воспрещалось приносить в Ж. Требовался также известный возраст для жертвенного животного. Относительно пола соблюдалось то правило, что мужским божествам приносили в Ж. самцов, а женским — самок. Кроме того, делалось еще различие по цвету, причем, верховным богам приносили в Ж. животных белого цвета, а подземным и богам темного моря — черного цвета. Hom. Il. 3, 103. Od. 3, 6. 11, 33. Эти различия, в общем, были одинаковы у греков и римлян. Римляне разделяли жертвенных животных на maiores и lactentes (Cic. legg. 2, 12. 29), на victimae, т. е. быки, и hostiae, мелкий скот, преимущественно овцы (victima maior est, hostia minor. Fronto).

Древнейшему греческому культу, так же как и культу многих народов, не были чужды человеческие Ж. Хотя в некоторых культах, равно как и в культе ликейского Зевса, принесение человеческих Ж. основано было на том воззрении, что божество находит наслаждение в человеческом мясе, но по большей части Ж. эти имели основанием желание умилостивить божества принесением в Ж. одного из среды народа, чтобы отвратить гнев бога, лежащий на всем народе. Очистительные человеческие Ж., принесенные в Грецию извне, принадлежат к раннему времени жизни греческого народа. Но как только гуманное чувство этого народа начало крепнуть, человеческие Ж. были по большей части отменены; если же где они и остались, то существовали фиктивно, будучи заменяемы другими предметами, напр., животными (принесение в Ж. Ифигении, Фриксе, см. Athamas) или неодушевленными предметами, или же были смягчаемы другим образом. Так, для Ж. избирали преступников, которые и без того осуждены уже на смерть, и притом старались приносимого в Ж. каким-либо образом спасти, как, напр., было при человеческой Ж., ежегодно приносившейся Аполлону в Левкаде, когда преступника бросали со скалы; или же устраивали для Ж. бегство (см. Agrionia); или довольствовались пролитием только человеческой крови (сечение спартанских мальчиков возле алтаря Артемиды. Eur. Iph. Taur. 1470). Человеческие Ж. при погребениях (Hom. Il. 21, 28) предназначались собственно не богам, но теням умерших для удовлетворения гнева или чувства мести умершего. У римлян в отдаленной древности также существовали человеческие Ж. для умилостивления подземных богов человеческой кровью. Но этот жестокий обычай здесь также был смягчен или отменен. По древнему закону Ромула посвящаемы были подземным богам некоторые преступники (напр., изменники), и тот, кто убивал их, не был parricida. Во время праздника Iupiter Latiaris также приносили в Ж. преступника. На праздниках compitalia Мании, матери ларов, приносимы были сначала дети, а со времени Юния Брута — головки мака или чеснока, ut pro capitibus supplicaretur (ср. Argei). В консульство Кн. Корнелия Лентула и П. Лициния Красса (97 г. до Р. Х.) человеческие Ж. были воспрещены постановлением сената. Plin. 30, 1, 3. Однако они иногда встречаются и после этого. Suet. Oct. 15.

Приемы и обряды при совершении Ж. носили у греков характер трапезы, которую человек разделяет с богами, но при этом не забывалась святость повода к этой трапезе, что и сообщало ей характерную особенность. Главные источники для греческих жертвенных обрядов: Hom. Il. 1, 458 слл. Od. 3, 439 слл. 44, 414 слл. Eur. El. 792 слл. Жертвенное животное, украшенное венками, покрытыми позолотой (Hom. Od. 3, 384, хотя у Гомера животные еще не украшены στέμματα), было приводимо к алтарю. Если оно шло спокойно, то это было хорошим знаком и его медлили убивать, пока наклонением головы оно само как бы изъявляло желание на принесение в Ж. После того как все присутствующие были окроплены водой, освященной через погружение в нее головни от жертвенного огня, жрец, приказав всем хранить молчание, посыпал затылок животного ячменем, смешанным с солью, и в знак посвящения смерти отрезал пучок волос на лбу и бросал в огонь; затем ударом дубины или топора повергали животное на землю и, чтобы добыть крови для окропления алтаря, перерезали ему горло жертвенным ножом, закинув назад голову. Если Ж. приносилась подземным богам, то голову животного пригибали к земле, причем кровь стекала в яму. Потом, сняв с животного кожу, разрезали его и, производя возлияния, сжигали на алтаре части мяса, принадлежащие богам, с курительными веществами и жертвенными печеньями. Богам назначался обыкновенно жир и частица от каждого члена животного или же особенные части, именно голени. Остальное мясо тут же делили между собой приносящие Ж., устраивая жертвенный пир, а часть, назначавшаяся жрецам, была относима иногда к ним в дом. В редких случаях сжигали все мясо. Но если Ж. приносилась умершим или была соединена с проклятием, то все мясо закапывали в землю или уничтожали иным образом. Принесение Ж. начиналось и сопровождалось молитвами, музыкой, пением и танцами. Жертвенные обычаи у римлян имеют много общего с таковыми же у греков. Если приносилась общественная Ж., то участники в ней шли в праздничных одеждах к алтарям, которые сооружались на открытом месте и были украшаемы священными травами и шерстяными повязками. Глашатай (praeco) приглашал понтифекса и магистрат совершать священнодействие с должным вниманием, а толпу — сохранять молчание (ut linguis taverent.). Служители при жертвоприношениях приводили на слабо натянутой веревке жертвенное животное, и после того как неочищенные были удалены, участники жертвоприношения, держась за алтарь, произносили за понтифексом молитву; потом понтифекс освящал животное, возливая на него свежую воду и вино и посыпая его голову жертвенной мукой (mola salsa; immolatio) и ладаном; отведав вина и дав выпить его участникам жертвоприношения, он отрезал на лбу животного пучок волос и бросал его в огонь. Потом, проведя ножом от лба животного до хвоста, он говорил, обратясь к востоку: животное освящено (macta est — magis aucta). Тогда прислужник (victimarius) спрашивал жреца: agone? На ответ: hoc age, он убивал животное, и притом, чтобы Ж. была благоприятна, он должен был убить его сразу. Затем подходил cultrarius и ножом пререзал горло животного. Если приносилась в Ж. свинья или овца, то действовал только cultrarius без victimarius. Собранную кровь лили на алтарь с ладаном, вином и жертвенной мукой, а само животное после возлияния вином разрезали на жертвенном столе, причем гаруспик рассматривал внутренности (exta consulere), вынув их ножом (руками нельзя было касаться их). Если рассмотрение внутренностей давало неблагоприятные результаты, то надо было принести другую Ж., и это могло повторяться несколько раз. Если же Ж. была принесена при благоприятных условиях (litatum), то следовало новое возлияние и сожжение жертвенных лепешек (ferctum, strues). Потом трижды обносили вокруг алтаря exta и клали на него. Призвав затем богов благосклонно принять Ж. (accipe, sume, cape libens, volens) и собрав предназначенные им части в корзину, сжигали их на алтаре, посыпав предварительно ладаном и мукой и полив вином. Затем следовало adoratio, состоявшее в том, что понтифекс с поднятыми кверху руками ходил вокруг алтаря на правую сторону, произнося молитвы соответствующим богам, а окружающие целовали его руки. Потом, повернувшись направо, он подносил правую руку ко рту, положив указательный палец на большой, и сидя, между тем как до сих пор стоял, совершал с народом veneratio. Совершив еще раз возлияние, отпускали народ словами: ilicet (ire licet) или valete или ex templo. Оставшиеся в храме жрецы устраивали великолепный пир. При частных жертвоприношениях пир устраивали приносящие Ж. со своими родственниками и друзьями. Ж., приносимые подземным богам, назывались inferiae.