РСКД/Epaminondas

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< РСКД(перенаправлено с «РСКД/Эпаминонд»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Epaminondas / Эпамино́нд, Епаминонд
Реальный словарь классических древностей (Фридрих Любкер, 1854 / Филологическое общество, 1885)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ebora — Exuperantius. Источник: Реальный словарь классических древностей (1885), с. 473—475 ( РГБ ) • Список сокращений названий трудов античных авторов • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ : ЭСГ


Epaminondas, Ἐπαμεινώνδας, по-беотийски Ἐπαμινώνδας, фивянин, сын Полимниса, из знатной, но бедной семьи, родился ок. 418 г. до Р. Х. До 40-летнего возраста он посвятил себя физическому и умственному развитию; особенное влияние имело на него знакомство с пифагорейцем Лисисом тарентским, который нашел в его доме убежище. Plut. mus. 21. Cic. de or. 3, 34. Paus. 9, 13, 1. Nep. Epam. 2. Политическое направление тогдашних пифагорейцев не дало ему посвятить себя созерцательной философской службе. Целью его гимнастических упражнений было — развить себя для военной жизни; наряду с философией, выражавшейся в отказывании себе в чувственных наслаждениях, в презрении богатства и всякой изнеженности, в самоотвержении и скромности, высшей задачей его жизни была деятельность и самопожертвование за отечество и сограждан. Но именно потому, что он, может быть, один из всех греков сознавал вполне ясно высокую задачу республики, он держался вдали от политических партий, хотя и был соединен тесною дружбою с Пелопидом и др. Поэтому его пощадили, когда Леонтиад сверг с помощью спартанцев демократическую партию и ввел олигархию в 383 г.; его бедности и философского уединения, казалось, нечего было опасаться. Но он работал для будущего, привлек с помощью Горгида к себе толпу юношей, воспитывал ее в республиканской доблести и заставлял ее часто состязаться со спартанским гарнизоном. Plut. Pel. 18. Polyaen. 2, 5, 1. Он не участвовал в заговоре Пелопида и Меллона, которые свергли в 379 г. олигархов (Plut. gen. Socr. 24), так как считал несправедливым убивать без суда гражданина и боялся злоупотребления насильно приобретенной свободой. Выступивши со своей толпой, он достиг того, что граждане высказались за новый порядок вещей, что с другой стороны взрывы мести против сверженной партии были подавлены и что все силы соединились для борьбы с внешним врагом. Снова явилось народное собрание, наряду с ним — совет, а во главе государства стояли 7 беотархов. Спартанский гарнизон в Кадмее был вынужден отступить, большинство городов Беотии высказалось за Фивы и демократию, афиняне сделались их союзниками против Спарты. Еще в 379 г. Клеомброт сделал попытку вооруженной демонстрации против Фив. В 378 и 377 гг. Агесилай вел войну главнейше около Феспий, в 376 г. снова явился Клеомброт, но, дойдя до Киферона, повернул назад; тогда спартанцы перенесли войну на море. Ничего решительного не было сделано; правда, Беотия было опустошена, но сила и самосознание фивян возросло. Последующим временем они воспользовались, чтобы соединить под своей гегемонией беотийские города; города, стоявшие за Спарту, Платеи, Феспии, Орхомен, были с суровостью и жестокостью вынуждены присоединиться к симмахии и позже разрушены за отпадение, Платеи в 373 г., Феспии в 372 г., Орхомен в 364 г.

В этот период времени Епаминонд не занимал выдающегося места; без сомнения, он был занят образованием войска; часто уговаривал он своих сограждан быть мягкими и гуманными по отношению к побежденным. Но то, что он до сих пор действовал в основном как государственный человек, следует, по-видимому, из того, что впервые он выступил как фиванский посол на конгрессе по поводу мира в 371 г. Уже в 374 г. Афины заключили мир со Спартой, который был, впрочем, непродолжителен; теперь Епаминонд вновь достиг того, что начались переговоры о мире. Условиями было поставлено отозвание спартанских гармостов и автономия греческих городов. Но когда Епаминонд, обнаруживший большой ораторский талант уже во время переговоров, потребовал, чтобы ему дозволили произнести клятву за беотийские города и объявил, что Фивы откажутся от гегемонии над ними только в том случае, если Спарта даст свободу городам Лаконии, Агесилай вычеркнул имя фивян из таблицы с условиями мира и объявил им войну (в июне 371 г.). Клеомброт двинулся тотчас со своим войском из Фокиды через Амбрис, Фисбу и Кревсиду в долину Левктр. В Фивах было полное уныние; Епаминонд еще не выказывал своих стратегических талантов, но он привлек на свою сторону трех беотархов, выступил против суеверия народа — скоро были объявлены лучшие предзнаменования — и двинулся против 24 000 (?) врагов с войском, имевшим после отпущения ненадежных феспийцев лишь 6 000 человек; дело шло о свободе и отечестве. В своей проницательности он понял, что важно прорвать замкнутую фалангу спартанцев посредством построения в элевационном угле; таким образом образовался косой боевой строй (λοξὴ φάλαγξ); он построил левый фланг на 50 человек выше, а слабо занятый правый отодвинул назад. Беотийская конница скоро опрокинула спартанскую; между тем как Пелопид со священным отрядом мешал врагам развернуться, Епаминонд прорвал с неудержимой силой фалангу; царь Клеомброт и 1 000 спартанцев были убиты 5 Гекатомбеона (июля) 371 г. Xen. Hell. 6, 4, 4. 12. 15. 7, 1, 35. Diod. Sic. 15, 51—56.

После сражения фивяне стали хлопотать о приобретении союзников, в Афинах посольство с вестью о победе было принято холодно; Язон, тиран в Ферах, заключил союз, но старался как посредник между партиями приобрести влияние в Греции и заставить фивян дать спартанскому войску свободное отступление. Епаминонд по своей мягкости сочувствовал этому.

Следствием этой победы было отпадение большей части пелопоннесцев от спартанского союза, в том числе аргивян, елейцев и аркадян, которые основали Мегалополь. Призванный ими Епаминонд двинулся в Пелопоннес, собрал войско в 50—70 тысяч человек, проник в Лаконию, но не сделал нападение на Спарту, а обратился в Мессению, основал Мессену у подошвы Ифомы и восстановил Мессению как государство. На обратном пути он обошел шедшего на помощь к спартанцам Ификрата, принял на одного себя ответственность за то, что беотархи остались на 4 лишних месяца в своих должностях, и пристыдил в суде своих противников (369 г.). Diod. Sic. 15, 62 сл.

Летом он предпринял второй поход против лакедемонян, победил их войско, занявшее Онейские горы (у Истма), и проникнул в Пелопоннес; но когда Дионисий из Сиракуз прислал помощь спартанцам, война пошла несчастливо, и единственным выигрышем было завоевание Сикиона. Фивяне, раздраженные казавшеюся безуспешностью похода, отрешили Епаминонда от должности.

На некоторое время все усилия фивян были направлены на север. Когда Пелопид был коварным образом захвачен Александром Ферским, они послали войско под предводительством Клеомена в Фессалию. Епаминонд служил в войске простым солдатом; но когда оно вследствие неумелости начальника подверглось сильной опасности, он принял на себя, по общему требованию, главное начальство и повел войско назад; во втором походе он принудил Александра выдать Пелопида и Исмения (368 г.). Diod. Sic. 15, 71 сл. После неудачной попытки персидского царя заключить всеобщий мир Епаминонд двинулся в третий раз в Пелопоннес и привлек Ахаю к фиванской симмахии (367 г.). Но настоящим образом и надолго привести в порядок расстроенное положение он не был в силах. Силы фивян были истощены постоянными войнами, пелопоннесцы снова отделились от союза, Пелопид пал в Фессалии (364 г.), и Епаминонд был, по-видимому, оттеснен партиями на некоторое время от ведения дел. В следующие годы он старался сделать из Фив могущественное на море государство, убедил своих сограждан построить 100 триер, выехал с флотом и достиг Византии, но возвратился вскоре назад, не сделавши ничего важного; при отвращении фивян к мореплаванию, предприятие это не имело успеха, но оно дало, быть может, повод к позднейшему отпадению союзников от Афин. Iust. 16, 4. Diod. Sic. 15, 78.

Когда в Пелопоннесе обстоятельства складывались все более и более несчастливо, ахеяне и елейцы отпали, в Аркадии начались междоусобия, то Епаминонд в четвертый раз (362 г.) двинулся в Пелопоннес на помощь верным еще союзникам (Аргос, Мессена, Тегея, Мегалополь и др.). Ему не удалось напасть на Спарту неожиданно (Xen. Hell. 7, 5, 9. Pol. 9, 8, 2); однако он проник на площадь, но, понявши опасность своего положения, повернул в Мантинею, где и произошла битва (в июне 362 г.). Когда конница врагов была отброшена конницей фивян, построенною клином и смешанною с пехотой, Епаминонд сам бросился в бой, фаланга была прорвана, все войско врагов обратилось в бегство, но в самую минуту победы Епаминонд был смертельно ранен. Еще живым он был вынесен из свалки боя; но когда ему принесли его щит и он узнал, что фивяне победили, он велел вынуть острые копья из раны и спокойно и весело умер. Далекий от всякого тщеславия, он не мог скрывать от себя, что величие Фив зависело от его личности. Поэтому он, услышав перед смертью, что Иоллид и Диофант пали, советовал своим согражданам заключить мир, что было равносильно полному отказу от преследовавшейся до тех пор цели. Ср. Xen. Hell. 7, 5 сл. Plut. Pelop. и Ages. Paus. 9, 13—15. Nep. Epam. Bauch, Epam. und Thebens Kampf um die Hegemonie (1834). Pomtow, das Leben des Epam., sein Charakter und seine Politik (1870). W. Vischer, kl. Schrift. I.