РСКД/Ἄδραστος

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< РСКД(перенаправлено с «РСКД/Adrastus»)
Перейти к: навигация, поиск

Ἄδραστος / Адра́ст
Реальный словарь классических древностей (Фридрих Любкер, 1854 / Филологическое общество, 1885)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Abacus — Azotus. Источник: Реальный словарь классических древностей (1885), с. 19—20Список сокращений названий трудов античных авторов
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Ἄδραστος, Adrastus,

1) царь аргосский, сын Талая и Лисимахи, внук Бианта из эолического рода Амифаона. Изгнанный из Аргоса Амфиараем, бежал к своему деду Полибу в Сикион, где и сделался царем. Hdt. 5, 67. Pind. nem. 9, 14. Позднее он примирился с Амфиараем, возвратился царствовать в Аргос и выдал замуж за Амфиарая свою сестру Ерифилу. Он получил предсказание, что должен сочетать своих дочерей одну с кабаном, другую — со львом. Поэтому, когда Тидей, бежавший из Калидона, и Полиник, бежавший из Фив, явились один в шкуре кабана, а другой в шкуре льва в бурную ночь ко дворцу Адраста и тут вступили в поединок из-за ночлега на крыльце дворца, Адраст, выйдя на шум и увидав пришельцев, догадался, что предсказание относилось к ним, выдал дочь свою Деппилу за Тидея, а Аргейю за Полиника и обещал возвратить того и другого на родину. Сначала предпринята была война против Фив, знаменитый поход семи князей против Фив. Семь князей были: Адраст, предводитель похода, Полиник, Тидей, Капаней, Гиппомедонт, Амфиарай, Парфенопай. Они прибыли сперва в Немею. Здесь, в то время как служанка царя Ликурга, Гипсипила (см. Hypsipyle), показывала им один источник, малолетний сын Ликурга, Офельт, оставленный ею без присмотра, был смертельно укушен змеей. Похоронив ребенка, они в честь его учредили Немейские игры; Амфиарай же предсказал им, что и с ними случится то же, что с этим ребенком, почему последнего и назвали Архемором (т. е. предшественником по судьбе). Прибыв к Фивам, они послали Тидея в город требовать от Етеокла возвращения царства Полинику. После отказа Етеокла Тидей вызвал на бой нескольких фиванцев и победил их всех. Затем на пути его возвращения фиванцы сажают в засаду 50 человек, но и эти все до единого погибают от его руки (Il. 4, 382 слл.). Тогда 7 предводителей со своими войсками стали перед 7-ю воротами города. Но Тиресий предсказал фиванцам победу при том условии, если кто-нибудь из рода Спартов сам обречет себя на смерть. Это совершил сын Креонта Менойкей; он бросился с городской стены в расселину, в которой жил дракон Арея. При штурме города Капаней взошел уже на стену, кощунственно восклицая, что даже молнии Зевса не сгонят его оттуда, как вдруг стрела Зевса низвергла его со стены; остальное войско аргивян обращается в бегство. Все аргиевские герои погибают, за исключением Адраста, которого спас и унес в Аттику, в Колон, быстроногий конь Арион (Il. 23, 346), происходивший от Деметры Эринии; Полиник и Етеокл убили друг друга. Вследствие просьб Адраста Тесей заставляет Креонта дозволить погребение павших героев. Aesch. Sept. c. Thebas. Soph. OC. 1248. Ant. 100. Eur. Phoenissae и Supplices, Stat. Thebais, Apollod. 3, 6—7, 2. Десять лет спустя Адраст с сыновьями павших героев, Эпигонами (Ἐπίγονοι), снова идет на Фивы. Это война эпигонов или 2-я Фиванская война. Эпигоны были: Алкмеон, сын Амфиарая, Айгиалей, сын Адраста, Диомед, сын Тидея, Промах, сын Парфенопая, Сфенел, сын Капанея, Ферсандр, сын Полиника, Евриал, сын Мекистея. В битве при Глисанте Лаодамант, сын Етеокла, предводитель фиванцев, был убит, после чего фиванцы бежали и город был взят и разорен. Часть фиванцев, по совету Тиресия, выселилась и основала Гестиайю, часть ушла к иллирийским енхелейцам. Ферсандр сделался властителем Фив. Адраст потерял в этой войне сына своего Айгиалея и умер с горя о нем на обратном пути, в Мегаре. Здесь, равно как в Сикионе и Афинах, Адраст был почитаем как герой. Apollod. 3, 7, 2—4;

2) см. Adrastea 1;

3) сын фригийского царя Гордия; убив нечаянно своего брата, он бежал в Лидию к Крезу, здесь, тоже нечаянно, на охоте, убил сына Крезова, своего друга Атия, и вследствие этого убил самого себя на могиле своего друга. Hdt. 1, 34—45.