Сократ (Доувес Деккер/Чеботаревская)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Сократ
автор Эдуард Доувес Деккер, пер. Александра Николаевна Чеботаревская
Язык оригинала: нидерландский. — Источник: Мультатули. Повести. Сказки. Легенды. — СПб.: «Дело», 1907. — С. 185. Сократ (Доувес Деккер/Чеботаревская) в дореформенной орфографии


Сократ был высокомерный глупец, и афиняне поступили вполне правильно, осудив его на смерть. Только я нахожу его наказание слишком лёгким. Умереть! Да ведь это удел каждого человека на земле, даже совсем неповинного ни в чём хорошем! Я нахожу несправедливым человека, посвятившего себя общему благу, приговаривать к наказанию, которому, в конце концов, подлежит последнее ничтожество, которое когда либо было порождено нацией. Нет, афиняне были чересчур торопливы — совсем как евреи.

Ведь дело идёт о Сократе! Послушайте, что говорит о нём Плутарх:

«В Афинах существовал обычай, согласно которому обвиняемые защищались перед судом искусными речами и старались подействовать на своих судей слезами и неотступными мольбами. Употребление таких средств Сократ считал ниже своего достоинства»…

Но я вам уже сказал, что Сократ был глуп.

«В своей защите он указал просто на всю свою жизнь»…

Опять очень глупо. Человек этот воображал, что станут выслушивать рассказ о том, что он сделал. Дело не в этом, о Сократ! Следовало сказать: я либерал… или консерватор — смотря по тому, в какую сторону дул тогда ветер; следовало рассказать что либо о своей вере, старозаветной или новой, опять смотря по тому, что было в моде; следовало, наконец, упомянуть о принципах и теориях, опять-таки сообразуясь с требованием дня; не упомянув обо всём этом, ты сделал крупную ошибку! И вполне прав был Плутарх, когда назвал твою защиту простой, ибо она была действительно проста до наивности.

Итак, он сослался на свою жизнь. Но…

«Эта защита не тронула судей, и они приговорили его к смерти».

И только? Проклятая слабость афинян, которые не имели ни малейшего представления о христианских пытках, безмозглые язычники!

«Согласно принятому в Афинах обычаю, осуждённый сам должен был заявить, какое наказание, по его мнению, он заслужил. Когда предложили этот вопрос Сократу, он ответил, что считает себя достойным, подобно победителю на Олимпийских играх, получить полное содержание от государства».

Ну не прав ли я был, говоря, что этот Сократ был глуповат? Ни малейшего следа христианского смирения. Теперь… разумеется: «Этим ответом он ещё больше восстановил против себя судей»…

Ну, понятно. Никому не может понравиться, когда человек, без всяких церемоний осуждённый на смерть, осмеливается заявлять претензию на награду. И судьи поступили вполне правильно, когда сочли себя уязвлёнными этим ответом, и поэтому:

«Многие из них, кто до сих пор были против смертной казни, теперь голосовали за неё. Он был приговорён к смерти».

Вот всё, что читаем об этом у Плутарха. Сухой биограф ни одним словом не воздаёт должной хвалы разгневанным судьям. Я думаю, что Плутарх был либерал, а судьи — консерваторы, или наоборот. В Греции никогда не хвалили человека, принадлежавшего к другой партии.