Страница:Франциск Скорина его переводы, печатные издания и язык.pdf/33

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

навѣрно сомнѣватися надлежитъ, чтобы православный Русины съ довѣрчивостію приняли той переводъ просвѣтителя — самозванца" (230—231). Результаты дѣятельности Скорины, котораго Головацкій вполнѣ уподобляетъ извѣстному дѣятелю въ духѣ социніанства, Симеону Будному (228, 232), хотя не входитъ въ подробности по этому вопросу, сводятся къ слѣдующему: "старанія и происки затѣйщиковъ, мелькнувшія безъ слѣда въ народѣ русскомъ", и проч., съ заключительными словами: "зла искра и поле .спалитъ, и сама сгаснетъ!" (с. 256). Такимъ образомъ Головацкій выступилъ съ новымъ мнѣніемъ о протестантскомъ направленіи Скорины, которое, какъ увидимъ дальше, вскорѣ же было подвергнуто критикѣ Викторовымъ.

Кромѣ этого мнѣнія о протестантскомъ направленіи Скорины статья Головацкаго имѣетъ цѣлью доказать: во 1) что Скорина "перевелъ всю библію — хотя не успѣлъ всю напечатати" (256) и во 2) что Скорина "переводилъ прямо изъ чешской библіи съ пособіемъ церковно-славянскаго перевода" (251). Неизвѣстно, почему Головацкій думаетъ, что "самъ Добровскій не подозрѣвалъ" послѣдняго. Мы видѣли уже выше, что именно Добровскій первый высказалъ мысль о томъ, что Скорина пользовался чешской библіей (Slovanka.) и рукописнымъ церковно-славянскимъ текстомъ (Reise nach Russland, etc.), на что указалъ и Вишневскій въ исторіи польской литературы (VIII, 477). На основаніи перваго своего мнѣнія Головацкій описываетъ нѣсколько рукописныхъ текстовъ св. Писанія въ переводахъ, сдѣланныхъ въ юго-западной Россіи, и съ особенной подробностью останавливается на рукописи Святоонуфріевскаго монастыря, заключающей, кромѣ списка печатныхъ Скорининыхъ книгъ, еще двѣ книги Паралипоменонъ, которыя Головацкій и признаетъ "спискомъ потерянныхъ книгъ перевода Скорины печатныхъ или въ рукописи оставшихся" (256). Объ указаніи Погодина на книги Про-

Тот же текст в современной орфографии

наверно сомневатися надлежит, чтобы православный Русины с доверчивостию приняли той перевод просветителя — самозванца" (230—231). Результаты деятельности Скорины, которого Головацкий вполне уподобляет известному деятелю в духе социнианства, Симеону Будному (228, 232), хотя не входит в подробности по этому вопросу, сводятся к следующему: "старания и происки затейщиков, мелькнувшие без следа в народе русском", и проч., с заключительными словами: "зла искра и поле .спалит, и сама сгаснет!" (с. 256). Таким образом Головацкий выступил с новым мнением о протестантском направлении Скорины, которое, как увидим дальше, вскоре же было подвергнуто критике Викторовым.

Кроме этого мнения о протестантском направлении Скорины статья Головацкого имеет целью доказать: во 1) что Скорина "перевел всю библию — хотя не успел всю напечатати" (256) и во 2) что Скорина "переводил прямо из чешской библии с пособием церковно-славянского перевода" (251). Неизвестно, почему Головацкий думает, что "сам Добровский не подозревал" последнего. Мы видели уже выше, что именно Добровский первый высказал мысль о том, что Скорина пользовался чешской библией (Slovanka.) и рукописным церковно-славянским текстом (Reise nach Russland, etc.), на что указал и Вишневский в истории польской литературы (VIII, 477). На основании первого своего мнения Головацкий описывает несколько рукописных текстов св. Писания в переводах, сделанных в юго-западной России, и с особенной подробностью останавливается на рукописи Святоонуфриевского монастыря, заключающей, кроме списка печатных Скорининых книг, еще две книги Паралипоменон, которые Головацкий и признает "списком потерянных книг перевода Скорины печатных или в рукописи оставшихся" (256). Об указании Погодина на книги Про-