Театр военных действий (Е. Петров)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Театр военных действий
автор Евгений Петрович Петров
Опубл.: 1929. Источник: Илья Ильф, Евгений Петров. Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска / сост., комментарии и дополнения (с. 430-475) М. Долинского. — М.: Книжная палата, 1989. — С. 179-182. • Единственная прижизненная публикация: Чудак. 1929. № 29.


Этот театр, пользующийся во всем мире далеко не лестной репутацией, ведет свое начало со времен превращения человека из обезьяны.

Даже в Библии мы находим легенду, в которой с большим вкусом рассказано о первом в истории театрального искусства спектакле, который был дан где-то в Месопотамии, между Раем и Адом. Мы имеем в виду убийство Авеля старшим братишкой Каином. Спектакль был, конечно, любительский, и критики того времени отнеслись к нему с мудрой снисходительностью.

Вообще ветхозаветный театр военных действий может быть интересным лишь постольку, поскольку дает нам представление о зарождении этого примечательнейшего из буржуазных искусств.

Другое дело театр, постановки которого дошли до нас в описаниях древних поэтов и историков. Уже в то время практиковались интереснейшие театральные приемы: прекрасно обыгранная деревянная лошадь (в спектакле «Взятие Трои»), забавная установка, впервые выводящая на сцену механизированные осадные орудия («Пунические войны») и интереснейший прием светового эффекта в больших морских пьесах («Греческий огонь»). Огромную роль сыграло появление замечательных режиссеров, совершивших в военно-зрелищном деле полный переворот. Мы имеем в виду режиссеров гг. Александра Македонского и Юлия Цезаря. Их искусство, конечно, чепуха по сравнению с углубленно-психологической работой режиссеров современности; но их приемы так называемой аннексии и введение в спектакль колониальных мотивов сделали указанных выше режиссеров общепризнанными отцами военно-театрального дела.

Актеры древнего театра военных действий имели полную возможность широко развернуть свою актерскую индивидуальность, чего, к сожалению, не скажешь о современных актерах, целиком попавших под влияние режиссуры. Так, например, в многоактной веселой комедии «Битва при Фермопилах» спартанские актеры, загнанные афинянами в Фермопильское ущелье, проявили блестящее актерское дарование. На месте театра остался аншлаг:

Странник, остановись

и возвести Спарте,

что мы пали здесь

костьми триста,

верные законам своего отечества


Большое оживление в военно-театральной жизни вызвало появление христианства, этой своеобразной «системы Станиславского». Цикл психологических пьес под общим названием «Крестовые походы», детская пьеса «Война Алой и Белой розы» (когда в качестве звукового оформления впервые был применен порох), а также веселый водевиль с пением и танцами «Варфоломеевская ночь» — все это значительно оживило средневековую военно-театральную жизнь, которой одно время грозили штамп и закисание.

Но, конечно, такого расцвета театра военных действий, какой наблюдается в мире за последние два столетия, история не знала.

Блестящую страницу в новом военно-театральном искусстве открыли: русский режиссер г. Суворов и в особенности молодой француз г. Наполеон Бонапарт. Первый особенно интересен своей работой с актерами. Возрождая актерскую индивидуальность древности, г. Суворов выбросил лозунг: «Пуля — дура, а штык — молодец». Воспитанные таким образом актеры проявили прямо-таки спартанские театральные дарования: легли костьми в двух больших пьесах: «Взятие Измаила» и «Чертов мост».

В лучших условиях находился г. Наполеон Бонапарт. Работая над актерами, он сосредоточил в своих руках антрепризу и, воспользовавшись колониальными и захватническими уроками г. Македонского и Цезаря, создал такие исторические спектакли, как «Египетский поход»» «Итальянская кампания» и

«1812 год».

С падением актерского искусства и переносом центра тяжести на режиссуру, автора и оформление все больше и больше росла роль суфлера, статистов, прессы и в особенности зрителя. Последний стал принимать в театре военных действий горячее, часто непосредственное участие. Иногда он с женами и детьми переселялся с театра военных действий куда-нибудь подальше.

Конец девятнадцатого и первое десятилетие двадцатого века не внесли в военно-театральное дело почти ничего нового, если не считать сильного развития антрепризы, нового усиления роли суфлера и появления клаки. Из режиссеров выдвинулся один г. Мольтке, с огоньком проведший спектакль «Взятие Парижа». Большое гротескное представление «Русско-японская война» и небольшой пустячок «Бурская война» шли исключительно под суфлера и не блистали новыми достижениями.

Зато грандиозный спектакль «1914 год» блестяще объединил все элементы военно-театрального искусства. Приводим афишу этого спектакля — реликвию Версальского дворца.

«1914 год»
Трагедия в 4-х актах

Авторы — гг. Пуанкаре, Ллойд Джордж и прочая мелюзга

Антреприза — Николай II, Вильгельм, Франц-Иосиф и др.

Режиссура — гг. Жоффр, Фош, Китченер, Людендорф, Николай Николаевич и т. д.

Суфлер — г. Финансовый капитал

Статисты — Мировая совесть — писатели, поэты, художники и прочие культурные сливки общества

Вещественное оформление — Самолеты, газы, дредноуты

Декорация — Весь мир

Звуковое оформление — гг. Виккерс, Крупп, Путилов и т. д.

Пресса — Статьи, отчеты, ура-патриотизм, корреспонденции с фронта, рассказы о серых героях и бодрые стишки о рвущихся шрапнелях и татакающих пулеметах

Хор — из попов, ксендзов, патеров, мулл, раввинов и т. д.

Песенка о «христолюбивом воинстве» на всех языках Клака — пацифистские вожди II Интернационала: гг. Макдональд, Гендерсон, Каутский, Дан и т. д.

Актеры — Трудящееся человечество


Спектакль прошел не совсем гладко. Актерский кризис, под знаком которого развивался театр в последнее время, дал себя знать. В последнем акте русские актеры, а вслед за ними и немецкие отказались играть на выигрышную роль «серой скотинки» и «пушечного мяса» и покинули театр военных действий. Спектакль с трудом был доведен до конца: к большому удовольствию уцелевших от тифа и голода зрителей и к крайнему неудовольствию антрепризы, авторов, режиссеров, суфлера, статистов, хора, прессы и клаки.

Сейчас мировая антреприза крайне озабочена дальнейшими судьбами театра военных действий. С одной стороны, необычайное развитие режиссуры, вещественного и звукового оформления. С другой стороны, полная ненадежность актерского персонала (например, пьеса «Интервенция в России»).

В последние годы вошли в моду экзотические спектакли, проводящиеся почти без участия актеров. Таковы: «Бомбардировка Нанкина», «Подавление восстаний в Индии», «Война в Марокко». В моде также крохотные фарсовые комедии разоружения под названием «Без фигового листка, но с пальмовой ветвью».

В общем, кризис театра военных действий все больше и больше углубляется.

Усиленно репетирующаяся пьеса «Новая мировая бойня», по всей вероятности, благополучно закончена не будет. Она не сможет вынести конкуренции с «Гражданской войной», в которой артисты столкнутся со своими руководителями.

«Гражданская война» раз и навсегда покончит с театром военных действий, порядком-таки надоевшим массовому зрителю.