«Протоколы сионских мудрецов». Доказанный подлог/История подлога-плагиата

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Протоколы сионских мудрецов». Доказанный подлог — История подлога–плагиата
автор Бурцев Вл. Л.
Опубл.: 1938. Источник: jhistory.nfurman.com


История подлога–плагиата

История подлога–плагиата «Сионских протоколов»

Во дни огрубения и одичания, последовавшие за мировою войною, когда экономический упадок, социальное расстройство, политическая неустойчивость, красная реакция и черная реакция, расовая ненависть, национальная рознь, разнузданность аппетитов и власть мелких интересов творили дело безумного разложения, — воскрес и с необычайною энергиею стал проявлять себя антисемитизм. Порождение варварства и невежества, антисемитизм, выхоленный в традициях лжи, глупости и злобы, питаемый миазмами социального и морального разложения, открыл новую эру чудовищной травли и преследований еврейства. Культ антисемитизма искал для себя новой книги, нового Корана. На помощь ему подоспели «Сионские Протоколы».

По ядовитости грандиозного навета и размаху клеветы, книга эта превосходит все то, что до сих пор могло быть измышлено против евреев в антисемитском лагере. «Сионские Протоколы» — по внешности, самый страшный обличительный акт против еврейства, притом, якобы, составленный вождями и представителями самого еврейства. «Сионские Протоколы» разоблачают воображаемую тайну еврейства — тайну всемирного заговора еврейства против всего остального человечества. Организованная сила еврейства толкает христианский мир на путь разложения с тем, чтобы на развалинах царства «гоим», или христиан, воздвигнуть всемирное еврейское царство, в котором иудейский властелин будет господствовать над всем человечеством. Демократия, финансовый мир, печать, масонство, подкуп и коварство — все только орудия для этого воображаемого заговора.

«Сионские Протоколы» могли казаться своего рода откровением для тех, кто искал в еврействе виновника Мировой войны, всех революций. Козел отпущения за все грехи человечества был найден. «Сионские Протоколы» должны были объяснить все беды наших мрачных дней. И вот «Сионские Протоколы» стали настольною книгою антисемитизма. В руках Гитлера и «наци» они стали орудием бешеной травли против еврейства.

Каково происхождение «Сионских Протоколов»?

Откуда они взялись? Как они появились? Кто их составитель? Какова их цель?

«Сионские Протоколы» — подлог. Они в то же время — плагиат. Они — самый нелепый документ, какой только мог быть измышлен против еврейства, ибо они — бесталанный подлог и неумелый плагиат.

Странная история русских изданий «Сионских Протоколов»

«Сионские Протоколы» имеют свою историю и свою доисторию.

Впервые «Сионские Протоколы» были напечатаны известным антисемитом, бывшим впоследствии членом Гос. Думы, Крушеваном в его газете, выходившей в Петербурге «Знамя» — в 9 номерах от 28 августа по 7 сентября 1903 г., под названием «Программа завоевания мира евреями». Этот Крушеван был одним из главных организаторов еврейского погрома в Кишиневе в том же 1903 г.

Во второй раз «Сионские Протоколы» были напечатаны С. Нилусом в 1905 г. в Царском Селе в его книге «Великое в малом и Антихрист, как близкая политическая возможность». В предисловии к этому изданию «Протоколов» Нилус сообщает, что лицо, которому он обязан французскою копиею, получило последнюю у женщины, укравшей будто ее в одной французской деревне у масона высшей шотландской 33-ей степени, чтобы оказать услугу своему отечеству. Воровство было совершено в конце тайного собрания посвященных во Франции, этом гнезде «жидомасонского заговора».

В 1907 г. «Сионские Протоколы» были выпущены известным реакционером Г. Бутми в книге под названием «Обличительные Речи. Враги рода человеческого». (В С. Петербурге, в типографии училища Глухонемых). Книга была посвящена «Союзу Русского Народа».

В конце «Протоколов» помещено примечание переводчика, которое гласит следующее: «Изложенные протоколы подписаны сионскими представителями (не смешивайте с представителями сионистского движения). Они выхвачены из целой книги Протоколов, всего содержания которой не удалось переписать по краткости времени, данного на прочтение их переводчику этих Протоколов. К ним было приложено еще небольшое прибавление и план завоевания мира евреями мирным путем. Эти протоколы и чертеж добыты из тайных хранилищ сионской главной канцелярии, ныне находящейся на французской территории».

Новое издание «Протоколов» Нилуса появилось в 1911 г. Оно было напечатано в типографии Троицко-Сергиевской Лавры. В этом издании повторена Нилусом версия 1905 г. о получении им французской копии от женщины, укравшей ее у масонов. Следующее издание «Протоколов» Нилуса было напечатано в 1917 г. в Троицко-Сергиевской Лавре, в книге: «Оно здесь у наших дверей». Здесь Нилус заявил, что рукопись «Протоколов» была передана ему дворянином Алексеем Николаевичем Сухотиным. Сухотин в свое время стал знаменит после того, как он, в качестве чернского земского начальника, посадил под арест целую деревню крестьян, отказавшихся возить навоз из его конюшни, потому что в его конюшне был сап. Здесь Нилус еще заявляет, что из достоверного еврейского источника ему стало известно, что «Протоколы» — не что иное, как стратегический план в целях завоевания мира, издавна выработанный вождями еврейства и представленный в конце концов Теодором Герцлем совету старейшин на первом сионистском конгрессе в Базеле в 1897 году. Герцль будто бы жаловался на неосторожность, благодаря которой была разоблачена тайна «Протоколов».

Недовольство Герцля получило будто бы выражение в некоторых циркулярах сионистского комитета…

В 1920 г. «Сионские Протоколы» были перепечатаны в 3-ей книге сборника «Луч Света», изданной в Берлине. «Необходимые разъяснения» Сергея Нилуса, здесь следующие за «Протоколами», начинаются следующим образом: «Подписано Сионскими представителями 33-ей степени. Эти протоколы тайно извлечены (или похищены) из целой книги. Все это добыто моим корреспондентом из тайных хранилищ Сионской Главной Канцелярии, находящейся ныне на французской территории.

Во введении к немецкому переводу книги Нилуса (Готтфрид цур Бек, 1917 г.) дается другая версия открытия «Протоколов»: «Русское правительство никогда не поддавалось уверениям сионистов. Когда из газет стало известно, что сионисты осенью 1897 г. решили созвать съезд в Базеле, русское правительство, как нам сообщило лицо, много лет занимавшее видное место в одном из министерств в Петербурге, послало туда тайного агента. Последний подкупил еврея, пользовавшегося доверием высшего управления масонов и в конце съезда получившего поручение доставить отчеты тайных заседаний, о которых, естественно, ничего не проникло в общество, во Франкфурт-на-Майне, откуда основанная 16-го августа 1807 г. еврейская ложа со знаменательным названием „к занимающейся заре“, в течение столетия поддерживала связь с „Великим Востоком“ Франции. Эта поездка представляла великолепный случай для осуществления задуманного предприятия. Гонец по дороге переночевал в маленьком городе, где русский агент ожидал его с группою переписчиков, которые за ночь сняли с документов копии. Отчеты заседаний, поэтому, может быть, не полны: люди переписали то, что они могли выполнить за ночь, с французского текста оригинала. Копии были вручены в России надежным лицам, и в том числе ученому С. А. Нилусу, который в декабре 1901 г. перевел эти отчеты на русский язык».

Составитель этого введения приводит и версию самого Нилуса, согласно которой лицо, которому он обязан французскою копиею, получило последнюю от женщины, укравшей будто бы ее у масонов. «Мы, однако, — добавляет он, — считаем верными показания нашего единомышленника: история кражи, вероятно, была придумана, чтобы отвлечь внимание от следа предателя».

Как видно, «Протоколы» являются у Нилуса в инсценировке мелодраматической таинственности.

Собрания «Сионских мудрецов» происходят в обстановке необычайной конспирации. Документы их похищаются или копируются тайными агентами. Через посредство третьих лиц они доставляются Нилусу, который их публикует.

Соображения конспирации окутывают всю историю передачи документов покровом анонимности. Лица, у которых похищены или копированы документы, не указаны. Посредники, кроме Сухотина, не названы. Но от кого получил «Протоколы» Сухотин? Анонимность пресекает всякую возможность проверки рассказанной Нилусом или его единомышленниками истории.

Почему не названы сами заговорщики, «Сионские мудрецы»?

Где — 33 подписи?

Почему не изобличены враги рода человеческого поименно? Почему приведено имя Герцля, и только Герцля после его смерти?

Далее, откуда противоречия в более точной квалификации «Сионских мудрецов»? Почему Бутми настаивает на том, чтобы не смешивать сионских мудрецов с представителями сионистского движения, а С. Нилус заявляет, в издании «Протоколов» 1917 г., что они представляют план именно сионистов?

Наконец, как объяснить противоречие между версиею Нилуса о похищении «Протоколов» во Франции одною женщиною и версией немецкого перевода о копировании «Протоколов» при содействии русского тайного агента? Почему, к фантастичности рассказов присоединяется еще их противоречивость? Фантастичность, анонимность и противоречие — естественные атрибуты лжи — уже в самом рассказе о получении «Протоколов» С. Нилусом. Но это лишь покамест пролог чудовищной лжи.

Противоречия в подлоге и плагиат

Логический анализ «Протоколов» позволяет нам анатомировать документ и оценить его аутентичность.

Заговор одного народа против всего человечества, заговор во всех странах и во всем мире, заговор, длящийся века, заговор до и после переворота. Заговор, ведущийся из поколения в поколение, но известный лишь меньшинству избранников; заговор всего еврейства, в который посвящены лишь немногие «сионские мудрецы», и который остается неизвестным еврейству, как массе; заговор всемирного масонства, но масонства, как орудия лишь немногих центральных лож, который, в свою очередь, оказываются лишь орудием еврейских конспираторов… Рокамболь и Вечный Жид, Эжень Сю и Понсон дю Террайль в чудовищной смеси и сверхестественно грандиозном масштабе!

Заговорщики собираются на конгрессы, читают доклады, ведут протоколы. Они произносят речи, восхваляют свой гений и свое коварство, они убеждают себя и, как будто, и других в величии и правоте своего дела. Они пышут злобою, ненавистью и презрением к «гоям», ко всему остальному человечеству. И заговорщики — мудрецы, конспираторы из конспираторов, коварные из коварных, гении интриги, все тайны комплота, все наиболее сокровенные планы и мысли запечатлевают в письменных актах, воспроизводят свои речи в «Протоколах», заносят в них не только, свои, проекты, но и выражение своих чувств, своего сатанинского чванства, своей ненависти и презрения к народам. Они легкомысленно преступно, готовят и хранят документы которые могут попасть в руки не только непосвященных, но и врагов и самих обреченных на роль жертв. Они создают ужасающий, изобличительный материал против себя, подлинный обвинительный акт.

И вот, они, наконец, разоблачены. Но в какой романтической обстановке. По одной версии — женщина похитила документы, которые через Сухотина были переданы Нилусу. Почему именно Сухотину и Нилусу? По другой версии — за заговорщиками наблюдал агент русской царской охраны, усилиями которого часть «Протоколов» была переписана, и копия попала опять таки к Нилусу. Всюду «dames voilées», — все так вычурно, нелепо, бессмысленно запутано.

В этой среде изобличаемых и изобличителей все задрапировано для взоров критики. Здесь выступают лишь анонимы, псевдонимы, неизвестные лица, мертвецы и противоречащие друг другу варианты. Истина блокируется замаскированными и фантастическими персонажами. Истину душат привидения абсурдных фактов. Ложь выступает в личине комизма.

Идея заговора ради достижения всемирного господства, его целей, его средств, его методов, вся до того пропитана логикою безумия, что она могла родиться лишь как продукт фантазии легкомысленного подделывателя.

Сионские мудрецы путем золота восстают против власти золота, чтобы основать новое царство золота. Путем анархии они стремятся достигнуть для себя прочной власти. Воздействием демагогии на массы они хотят создать дисциплину масс. Разрушительною пропагандою неверия они думают подготовить торжество своей истинной религии.

Но почему разрушение не может быть длительным разрушением, за которым не следует никакое созидание? Глубокомысленные сионские мудрецы, если бы они действительно существовали, должны были бы, во всеоружии исторического опыта, взвесить все шансы и возможности успеха своего заговора. Социальная и политическая борьба может породить смуту, длящуюся десятилетия и столетия, без финала прочного правопорядка — хотя бы и под державою иудейского царя, о котором мечтают сионские мудрецы.

Такова борьба классов между богатыми и бедными в древней Греции, которая длилась века (от VII до II-го века до Р. X.) и которая, в не прекращавшемся пароксизме античного «большевизма» сыграла существенную роль в эволюции, приведшей к гибели Греции. Политическая анархия, сопровождавшая разложение Западной Римской Империи, продолжалась века и привела к установлению феодального строя. Социальная смута, возникшая в империи Сассанидов в V и VI веках под влиянием маздакизма — своего рода иранского большевизма — длилась несколько десятков лет и была побеждена террором, потопившим движение в океане крови.

Сионские мудрецы — если бы они существовали в действительности, а не в творчестве подделывателей — должны были бы считаться со страшным риском своего предприятия — для своего дела и иудаизма. Они должны были бы знать, что за революциею часто следует контрреволюция и торжество реакции и, стало быть, антисемитизма, наступление периода новых страданий для еврейства. Входит ли в план Сиона и культивирование антисемитизма?

Другая черта безумия, присущая сионскому заговорческому плану, заключается в том, что конспираторы разрушают все то, что они в сущности будут восстанавливать и укреплять после переворота. Их идеал есть идеал интегральной реакции.

Иудейский правитель, это — самодержавный монарх, восточный деспот, царь божество, фараон, или богдыхан. Страна — его собственность, и подданные — его рабы. Всякий след свободы в его царстве искоренен, и люди становятся автоматами, без воли, без мысли, без инициативы, пассивно повинующимися установленным властям. В его воображаемом сионском царстве установлены порядки, проникнутые духом «тоталитарного» черносотенства. Идеал сионских мудрецов — в известной степени лишь копия того, что установлено, в самодержавных монархиях, в полицейских государствах, в странах цезаризма, бонапартизма, новейших диктатур. «Протоколы» заключают в ceбе восхваление абсолютного деспотизма, династического правления, аристократических привилегий. Они проникнуты презрением к народу и ненавистью ко всем завоеваниям демократии. Они прославляют русское самодержавие, папство и даже орден иезуитов.

Разве царь иудейский, помощник Божий и патриарх-папа, глава светской и церковной власти, не напоминает русского самодержца? Разве тайная охрана иудейского царя, рекомендуемая «Протоколами» — не копия же охраны русского самодержца? Разве аресты по первому подозрению, казни, террор, административные ссылки неблагонадежных и другие подобные меры, рекомендуемые «Протоколами», не были реальною практикою царского режима, равно как, с другой стороны, Третьей Империи во Франции в эпоху после-декабрьского переворота, а впоследствии и гитлеровского режима? («Протоколы» № 15, 17, 18). Разве апология шпионства и доноса не напоминает реабилитации политически-сыскных дел мастерства, российскими теоретиками реакции? Идея приравнения политических преступлений к уголовным, формулированная как проект для ведения борьбы с крамолою при царе иудейском, давно была осуществлена в царской России при Дурново, в царствование Александра III («Протокол» № 19).

«Обезврежение университетов», проектируемое в «Протоколах», лишение их автономии, проект превращения профессоров в послушных начальству, чиновников, система обезличения студенчества и изменение программы преподавания все это было осуществлено в царской России, после отмены университетского устава либерального периода 60-х годов («Протокол» № 16). Tе меры обуздания или же развращения прессы, которые так усердно предлагаются в «Протоколах» (№ 12), в виде цензурного контроля, залогов, штрафов, закрытия органов печати и пр., практиковались самым беспощадным образом в самодержавной России.

Одним словом, самодержавная Россия и другие полицейские абсолютистские монархии были своего рода обетованными странами для Сионских мудрецов, в смысле совершившегося уже воплощения идеала и некоторых наиболее существенных стремлений, высказанных в «Протоколах». Не явное ли безумие со стороны Сионских мудрецов — если бы таковые существовали, — из-за «царя Иудейского», так сказать, pour le roi de Prusse, подкапываться и разрушать устои этих стран, чтобы воссоздать их после успеха их заговора?

Объяснение всех этих противоречий, странностей и парадоксов очень, просто: «Сионские Протоколы» — подлог, и определенное содержание их является функциею психологии, понимания и способностей подделывателей. Авторы подлога — реакционеры, они действовали для целей реакции. Черносотенный идеал им был близок, знаком и ясен. Не обладая ни знаниями, ни талантом, они не были в состоянии наделить в сфабрикованных ими «Протоколах» инсценированных ими «Сионских мудрецов» каким либо противоположным, но цельным органическим идеалом. Кругозор подделывателей был исключительно черносотенный. Они и приписали чудовищам от Сиона черносотенную программу, механически соединив ее с ненавистью к «гоям» и с замыслом о «Царе Иудейском». Речь идет как бы только о борьбе, соперничестве из-за главенства между двумя реакциями. Отсюда вся безумная нескладность заговора и программы Сионских мудрецов.

Мало того, подделыватели, без всякого научного багажа и без теоретической подготовки, не в состоянии были дать толковое, хоть по видимости самостоятельное обоснование своего миросозерцания реакции. Они вынуждены были копировать.

Подлог черпал свои рессурсы из плагиата

Когда авторы «Сионских Протоколов» говорят о нескольких фазах, через которые проходит существование каждой республики, а именно — чередование демагогии, анархии и деспотизма («Протокол» № 14), — то мы вспоминаем о законе смены состояний политического строя, формулированном, в виде закона циклов, Платоном, Аристотелем и Полибием. Подделыватели заимствовали соответственное рассуждение из старых учебников или популярных книжек и бесцеремонно нелепо приспособили его для своей цели.

Когда авторы «Протоколов» вкладывают в уста «Сионских мудрецов», изречения вроде того, что «право — в силе», что «цель оправдывает средства», что «политика ничего общего не имеет с моралью», что злом побуждается добро, что в политике нет безнравственных средств борьбы («Протокол» № 1), или что «слово не должно согласоваться с действиями дипломата» («Протокол» № 7), — то мы вспоминаем о Макиавелли и его трактате «О монархе».

Все рассуждения Сионских мудрецов против принципов демократии и в пользу «абсолютизма Божиею милостью» является бесталанною передачею старых клише и избитых сентенций теоретиков реакции в эпоху Реставрации — традиционалистов и теократов.

В некоторых случаях подделыватели не брезгали для своей цели мыслями и взглядами, высказывавшимися и в социалистической литературе. Такова, например, тирада о том, что свободы не имеют никакого значения для несчастного пролетария («Протокол» № 3) или что монополия, концентрация богатств, спекуляция и общий экономический кризис повлекут за собою революцию («Протокол» № 3 и № 6). Когда Сионские мудрецы предполагают ввести, вместо золотой валюты, «валюту стоимости рабочей силы, будь она бумажная или деревянная» («Протокол» № 20), то мы вспоминаем о проектах овенистов Грэя и Брея в Англии и Прудона во Франции.

Даже Н. К. Победоносцев, этот министр ретроград и обскурант, был плагиирован. Одна диатриба его против демократии, из книги о «Новой демократии» была списана или перефразирована в «Протоколе» № 1.

Но это — лишь сравнительно мелкие заимствования, вошедшие в содержание подлога-плагиата. Они имеют сравнительно общий характер. В дальнейшем мы перейдем к более важным элементам подлога, приспособленным специально для фабрикации «еврейского заговора».

Источники подлога. От 1583 г. до наших дней

«Протоколы Сионских Мудрецов» — не первый подлог, который был сфабрикован против еврейства. Ему предшествовали другие подлоги. «Сионские Протоколы» черпали из этих источников, утилизируя их то как исторические документы, то просто как источники плагиата-подлога.

В 1583 г. в Париже вышел испанский альманах La Silva Curiosa de Judian de Medrano. В нем были напечатаны — вероятно впервые — два документа: письмо испанских евреев к константинопольским евреям и ответ константинопольских евреев. Оба письма, написанные на испанском языке, датированы 1489 годом. Испанские евреи жаловались в своем письме на преследования, которые они испытывали от испанского короля. Текст второго письма — ответа константинопольских евреев — таков:

«Возлюбленные братья в Моисее! Письмо ваше, в котором вы нам сообщаете об испытываемых вами тревогах и страданиях, нами получено. Вести эти причинили нам столь же много горя, как и вам.

Мнение великих сатрапов и раввинов таково:

— В отношении того, что вы говорите, что испанский король принуждает вас принять христианство: сделайте это, так как вы не можете поступить иначе, но да сохранится закон Моисея в вашем сердце.

— В отношении того, что вы говорите, что у вас хотят отнять ваше имущество: сделайте ваших детей торговцами, для того, чтобы они мало помалу отняли имущество у христиан.

— В отношении того, что вы говорите, что вашей жизни грозит опасность, делайте ваших детей врачами и аптекарями, для того, чтобы они отнимали жизнь у христиан.

— В отношении того, что вы говорите, что христиане разрушают ваши синагоги: делайте ваших детей священниками и клириками, для того, чтобы они разрушали их церкви.

— В отношении того, что вы говорите, что вам причиняют много других притеснений: делайте из ваших детей адвокатов и нотариусов; пусть они принимают деятельное участие в государственных делах, для того, чтобы вы подчинили вашему игу христиан и достигли господства над миром, чтобы вы могли им мстить.

Не уклоняйтесь от правила, которое мы вам рекомендуем; по личному опыту вы убедитесь тогда в том, что, ныне столь униженные, вы достигнете верха могущества».

Интересно, что оба эти письма мы находим в позднейшем произведении на французском языке La royale couronne des Roys d’Arles, выпущенном в 1640—1641 году в Авиньоне аббатом Буи (Bouis), арльским священником. Буи утверждает в своей книге, что оба публикуемых им документа являются точною копиею с писем, найденных в местных архивах. Тем не менее тексты писем, напечатанных в сборнике La Silvia Curiosa и в книге абб. Буи почти тождественны. Но первое из писем в сборнике Буи написано не по-испански, а на провансальском языке; и адресовано не испанскими, а арльскими евреями, и, соответственно этому, в письме речь идет уже не об испанском короле, а о французском короле, который снова стал государем Прованса. Естественно, что второе письмо — ответ константинопольских евреев — уже обращено не к испанским, а к французским евреям, и в нем речь идет не об испанском, а о французском короле.

Подлог здесь очевиден. Кем и для какой цели были сфабрикованы письма?

По мнению испанских историков Адольфо де Кастро и Амадора де лос Риос, мнению, разделяемому также немецким ученым Кайзерлингом, письма эти являются подделкою кардинала Хуана Мартинеса Гихарро, или Силисео, который был архиепископом в Толедо с 1546 до 1557 года, и цель которого состояла в том, чтобы доказать закоренелую преступность крещенных евреев и тем доказать необходимость изданного им ордонанса, на основании которого на известные церковные посты могли быть назначены только лица, способные доказать чистоту своего испанского происхождения (стало быть не происходящие от какой-нибудь еврейской семьи, некогда принявшей католичество). Согласно Альфреду Дармстетеру и Морель Фатио, письма были довольно остроумною шуткою некоего испанского литератора, сфабриковавшего их во 2-й половине ХVI-го века.

Шутка или злостный подлог, эти письма тем не менее впоследствии легли в основу антисемитских писаний, которыми пользовались авторы подлога «Сионских Протоколов» (абб. Шаботи и Эд. Дрюмон).

Антисемитизм возник в XIX-м веке из реакции, наступившей после Великой Французской Революции и в эпоху Реставрации. С тех пор всякая антидемократическая реакция влекла за собою приступ антисемитизма.

Еще во время Великой Французской Революции и вскоре после нее некоторые авторы (как напр. абб. Баррюэль, Робисон, Шеваль де Мале) писали о международном заговоре философов, масонов и иллюминатов против религии и всех европейских правительств. Но еврейство при этом совершенно не упоминалось.

Честь и заслуга объединения в одном заговоре еврейства и масонства выпадает на долю антисемитских авторов боле нового периода. Эпигоны антисемитизма при этом беззастенчиво и широко плагиировали своих предков.

Гужено де Муссо, клерикал и мракобесный реакционер, враг «новых принципов» и декларации прав человека, искренно веровавший в магию и нечистую силу, издал в 1869 г. антисемитскую книгу (Gougenot de Mousseaux, Le juif, le judaîsme et la judaîsation des peuples chrétiens), в которой он, на протяжении сотен страниц, доказывал, что еврейство, в тесном союзе с франкмасонством, составило заговор, чтобы, помощью своего золота, силою своего влияния и сплоченности, путем интриг и подпольной работы, достигнуть порабощения наций и господства над миром, проповедуя космополитическую республику, равенство людей, антипатриотизм, необходимость разрушения семьи и религии, всеобщее разложение и всеобщую революцию. Вера в Мессию есть не что иное, как вера в Антихриста и во всемирную революцию.

Он утверждает, что в самом масонстве есть тайная организация, действительные вожаки которой — их не следует смешивать с номинальными главами масонских лож — работают в тесном союзе с деятелями еврейства, «правителями и инициаторами высокой Каббалы» (стр. 340). Он говорит, что огромное большинство членов масонских лож и не подозревает, что они — простое орудие в руках масонов — еврейского тайного комитета.

Мы постепенно приближаемся к «Сионским Протоколам».

Еврейство, приобретая всемирное могущество и шествуя вперед по стезям революции, обрушится на Европу в одном из ее пунктов. Что будет, — продолжает Гужено, — если еврейство, воздвигши тогда народы друг против друга, поставив во главе себя «завоевателя», человека, наделенного гением политического коварства, злого чародея, вокруг которого будут толпиться нафанатизированные массы? Для толпы тогда явится Мессия.

«Всюду, среди наций, воюющих друг с другом и на половину уничтоженных, раздастся крик: Пусть он придет к нам, Мессия евреев; да здравствует он, и да царствует он! Да насладимся мы миром и радостями, которые он дает людям! Да будут все народы земли единою нашею под его скипетром! Это — царь царей… Да будет он нашим монархом, нашим царем, нет, пусть он будет нашим Богом!» (стр. 492—498).

Мы узнаем здесь Иудейского Царя «Сионских Протоколов» во всей обстановке плагиата.

Списывали ли подделыватели прямо из Гужено де Жуссо или же из его подражателей и продолжателей? Во всяком случае сходство между источниками и подлогом до того поразительно, что оно не могло не вселить смущения в более начитанных поклонников «Сионских Протоколов». Так, один антисемитский автор, в письме, обращенном к «Morning Post» 28 мая 1920 года за подписью «A student of History» и под заглавием The Jewish Peril, отметил необычайное сходство между местами «Протоколов» с одной стороны и произведениями иллюминатов и Гужено де Муссо с другой стороны. Он поставил вопрос, не вставил ли Нилус эти места в «Протоколы» из давно изданных книг, т. е., попросту говоря, не совершил ли он подлог и плагиат. Не было ли тут «западни»? «Западня» состоит в возможности разоблачения евреями авторов подлога. Но нет, говорит автор письма, этого разоблачения евреи не сделали. Стало быть, международная тайная политическая организация существовала. — Необычайная ли наивность тут автора или же «западня», устроенная им антисемитски тогда настроенной «Морнинг Пост»?

Гужено де Муссо создал школу. Легенда о масоно-еврейском заговоре пустила корни в антисемитской среде. Постепенно воздвигался материал для грядущего подлога «Сионских Протоколов». Один анонимный автор, сотрудничавший в 1880-81 годах в клерикальном журнал La Civiltà catolica (Serie XI, vol. V, VI, VII), в течение многих месяцев помещал, в отделе Cronaca contemporanea, корреспонденции из Рима во Флоренцию (место издания журнала), инспирированные открытием Гужено де Муссо и полные злобы и ненависти к евреям. Потом аббат Шаботи детализировал схему Гужено де Муссо, а Дрюмон ее до известной степени популяризировал.

В изложении лживой фантазии о масоно-еврейском заговоре Шаботи, в двух выпущенных им об этом предмете книгах — одной, под псевдонимом С. С. de Sant-Adrée, Francs-Maçons et Juifs, Paris 1880, другой L’Abbé E.A. Chabaudy, Les Juifs nos maîtres, 1882, — Шаботи в существенных чертах рабски копирует Гужено де Муссо. Он принимает его схему, он опирается на приводимые им источники, он заимствует его выводы и заключения. Но он делает еще один шаг вперед: он кладет в основу доказательства существования масоно-еврейского заговора известные уже нам подложные письма 1489 года.

На основании этих писем он утверждает, что евреи, и с ними масса еврейской нации, никогда не переставали осуществлять свой план достижения господства над миром. В течение четырех веков, евреи имели свой правительственный центр и своего верховного главу. «Весьма вероятно, что эти правители брались всегда из одних и тех же семейств, и что резиденцию они имели всегда в одном и том же месте, в Константинополе (Les Juifs nos maîtres, стр. VII—X, 60, 74, 86, 106)… Благодаря своему продолжительному опыту, благодаря своему природному гетто, своим неисчерпаемым богатствам, ловкости и способностям своих прямых агентов, князья Израиля успели овладеть франкмасонством и всеми его разветвлениями и обеспечить свое абсолютное господство над всем миром тайных обществ (Ibid., стр. 488 и след.). «Еврейский правитель, который написал грамоту 1489 года, или тот из его предшественников, который составил этот план, обладал несомненно гениальностью». И евреи неуклонно следуют этому плану, хотя большинство евреев не знает состава Великого Совета Мудрецов, не знает даже о его существовании (Ibid., стр. 138—139, 157—160, 170).

Евреи, опираясь на протестантизм, на масонство и тайные общества, действуют на пользу революции. "Евреи выступают, как революционеры среди других народов и против других, народов, в особенности же против народов христианских. Подобное поведение и подобные директивы им диктуются их правителями и их религиозными вождями (Ibid., стр. 160—161, 212, 233, 235, 247)… Таким образом им будет нетрудно превратить все страны Европы в антихристианские республики, достигнув, путем войн и союзов, слияния всех этих республик в одну и, наконец, поглотить их все в своей собственной республике. Тогда Европа будет преобразована в ту всемирную Республику, которую проповедуют и хотят все тайные общества, вассалы и рабы евреев… Они перенесут свой центр действия и свою столицу в Иерусалим. Имея во главе одного из членов мессианистских семейств, происходящих от Давида — издавна занимающего пост великого Патриарха масонства и вместе с тем Верховного Правителя нации, — Израиль будет явно господствовать над миром. Это будет абсолютное и полное царство евреев а вскоре после того без сомнения, царство Антихриста (Ibid., стр. VII—Х, 60, 74, 86, 106, 138, 139, 157—161, 170, 180—181, 212, 233, 235, 247).

Перед нами вся схема «Сионских Протоколов». Еврейское тайное правительство, масоно-еврейский заговор, еврейское засилие во всех сферах экономической, культурной и политической жизни всех христианских народов, занятие важных постов и достижение высокого положения в правительстве, суде, адвокатуре и школе, овладение печатью, накопление огромного количества золота, управление всеми тайными обществами, подчинение всех стран своему финансовому и политическому могуществу, развитие во всех странах смуты революционного движения, подчинение их игу еврейства и основание всемирной монархии под скипетром Царя Иудейского, от семени Давидова — весь этот фантастически вздор авторы подлога извлекли из книг Шаботи.

Затем наступил черед Дрюмона. С легкостью формы, с игривостью стиля, с талантом бульварного журналиста, знающего слабые стороны и пороки заманиваемой им публики, Дрюмон популяризировал бред своих предшественников — Тусснеля, Гужено де Муссо и Шаботи. Он ссылается на подложные письма 1489 года. Согласно традиции предшественников, он ассоциирует заговор еврейства с интригою франкмасонства. Составители «Сионских Протоколов» не могли не использовать Дрюмона, этого короля антисемитской литературы нового времени, плагиируя его непосредственно или же давая отражение его мыслей и утверждений.

Таковы, например, места у Дрюмона, касающаеся дискредитирования иезуитов, роли масонов и евреев в Великой Французской Революции, проституции, как орудия Израиля для разложения аристократии (La France juive, 1886, т. I, стр. 251, 260, 527, 537).

Достаточно сличить эти места с соответственными тирадами в «Протоколах» (изд. Mgr. Join, Paris 1920, стр. 55; № 3, стр. 50; № 1, стр. 37; № 7, стр. 62—63), чтобы убедиться в том, что из Дрюмона были сделаны прямые заимствования.

Мы имеем уже перед собою всю схему «Сионских Протоколов», как изложение плана масоно-еврейского заговора. Не хватает еще идеи съезда, или собрания еврейских вождей («Сионских мудрецов»), обмена мыслей между ними и закрепления речей в «отчетах» или «протоколах». Осуществление миссии создания подобной фабулы выпало на долю творчества немецкого антисемитизма.

В период между 1866 и 1870 гг. бывший прусский почтовый чиновник и полицейский шпион Герман Гедте, прогнанный со службы за участие в подлоге против демократического деятеля Бенедикта Вальдека, издал в Берлине, под псевдонимом Sir John Retcliffe, ряд историко-политических романов «Biarritz-Rome», одна из глав которых посвящена описанию таинственного собрания «избранников Израиля» на еврейском кладбище в Праге, у могилы «святого раввина Симеона Бен Иегуда». Митинг изображается делом «золотого тельца», сохранившегося, вместе с глубочайшими мистериями иудейской Каббалы, в целях обеспечения господства евреев над всеми народами. В ряд речей еврейские избранники описывают свой план разрушения христианства, помощью золота и печати, и установления иудейского царства на развалинах современного общества. Все это сильно напоминает Гужено де Муссо и его последователя Шаботи.

Посланники еврейства на этот пражский конгресс — представители двенадцати колен Израиля. Они говорят по очереди.

Один из них, левит, говорит между прочим, что когда золото всего мира будет принадлежать евреям, то к ним перейдет и вся власть. Мы вспоминаем о рассуждениях, посвященных в «Сионских Протоколах» культу золота, как орудию еврейского господства («Протоколы» № 4 и 5); мы припоминаем также то место 15-го «Протокола», в котором говорится о русском самодержавии, как о «единственном в мире серьезном враге сионских заговорщиков». Когда тот же оратор говорит о великих способностях и талантах, данных Иеговой еврейскому народу для достижения господства над всеми другими нациями, мы узнаем списанные с романа Гедше или же переделанные его многочисленные места в «Сионских Протоколах». Когда тот же оратор говорит: «Мы, обладающие знанием, должны вести и направлять слепые массы», то мы припоминаем то место «Протокола» № 9, в котором говорится о руководительстве слепой силой народа. Когда тот же оратор говорит в романе о необходимости дискредитировать и унизить христианскую церковь пропагандой свободной мысли, скептицизма и всяких конфликтов, высмеиванием, заподозреванием духовенства, захватом школы и воздействием на молодежь, то мы припоминаем соответственные места «Протокола» № 14, а также «Протокола» № 9 («Луч Света», стр. 253, 264, 239).

Представитель колена Манассе говорит о необходимости захвата печати еврейскими заговорщиками. Мы узнаем эти мысли и самое выражение их в «Протоколах» № 2 и 7 («Луч Света» стр. 223 и 236), где говорится, что «печать… вся уже в наших руках».

Представители колена Рувима и Иуды говорят о необходимости захвата еврейством всего денежного капитала, политики займов и биржевой спекуляции, концентрации имущества менее зажиточных классов в руках капиталистов, упадка ремесленного класса и пауперизации масс.

В этих рассуждениях мы узнаем образцы «Протоколов» № 4, 5 и 6 («Луч Света», стр. 228, 229 и 231). Представитель колена Зевулона говорит о революционном духе, которым проникаются народные массы, благодаря чему они подпадут под иго тех, которые обладают деньгами, так, что последние все более обогащаются; здесь совмещаются обе роли сионского еврея — капиталиста эксплоататора и революционера-социалиста. Достаточно сопоставить эти рассуждения с соответственным местом «Протокола» № 6 («Луч Света», стр. 233—234), чтобы различить подробности плагиата.

Представитель колена Симеона говорит о необходимости разорить земельную аристократию, опору власти и о необходимости овладения еврейством всей землею и всеми денежными капиталами. Та же идея проводится в «Протоколе» № 6 («Луч Света» стр. 233).

Таким образом выражение антагонизма между прусским юнкерством и торгово-промышленными классами в роман Гедше-Ретклиффа было скопировано в подлоге «Сионских Протоколов», как выражение недовольства русского помещичьего класса против финансовой политики некоторых царских министров, якобы не принимавших мер против задолженности и обезземеления поместного сословия.

Сергей Нилус услужливо пояснил это в своих комментариях к «Протоколам» (№ 6) и назвал даже имя одного из виновников: министра Витте («Луч Света», стр. 233).

В виде курьеза следует отметить, что представитель колена Вениамина предлагает евреям делаться врачами, ибо «врач проникает в семейные тайны и держит жизнь людей в своих руках». Это напоминает пресловутую константинопольскую грамоту 1489 года…

Мы видим, что авторы «Сионских Протоколов» щедро плагиировали роман Гедше-Ретклиффа. Им не пришлось даже тратить труд на перевод с немецкого. В 1872 г. русский перевод интересующей нас главы романа вышел в С. Петербурге (типография Товарищества «Общественная Польза») под названием «Еврейское кладбище в Праге и совет представителей 12 колен Израилевых». В предисловии к этому говорится, что «содержание легенды не есть вымысел одного Ретклиффа».

Роман скоро превратился для рьяных антисемитов в действительность. Глава романа стала выдаваться за протоколы действительно имевшего места собрания. Эта переделка была сделана в 1893 г. в двух немецких антисемитских органах «Deutsche Sociale Blätter» и «Antisemitische Correspondenz», где глава уже переработана в виде речи «Раввина о гоимах», якобы произнесенной на тайном собрании его учеников на пражском кладбище. В примечании редакции было сказано, что речь эта была извлечена из труда выдающегося английского писателя сэра Джона Ратклиффа Memoirs of the Politico-Historical Events of the last ten years, — труда, вовсе не существующего.

В 1901 г. в Праге вышел чешский перевод этой книги под названием «Раввин о гоимах».

Русский перевод речи раввина был издан в 1907 г. в С. Петербурге Бутми, в книга под названием «Обличительные речи. Враги рода человеческого», о котором мы уже выше говорили — было посвящено Союзу Русского Народа. Бутми наивно ссылается на речи раввина, как на доказательство подлинности «Сионских Протоколов» Нилуса. Таким образом, один подлог приводится, как свидетельство подлинности другого подлога, который сам был частичным плагиатом с первого…

Достойно внимания, что в ведении к немецкому переводу книги Нилуса приводится извлечение из речи раввина о гоимах, как одно из «еврейских признаний». Примеру немецкого собрата последовал и французский переводчик «Сионских Протоколов» Жуэн, который пишет следующее: «В этой речи 1901 года можно распознать французские слова и галлицизмы, которые подтверждают гипотезу, что раввин принимал участие в Базельском конгрессе сионистов (Mgr. Jouin, Le péril judéo-maçonnique, I, p. 19).

Опять таки приведение одного подлога в доказательство подлинности другого подлога. Составители подлога плагиата «Сионских Протоколов черпали свое вдохновение, надо думать, еще в другом подложном историческом документе, известном под названием «Завещание Петра Великого» (E. Mogilensky, Le Testament de Pîerre-le-Grand, «La Revue Hebdomadaire», 30 Janvier 1937, p. 599. Автор этой статьи показывает в этюде, готовящемся к печати, что некоторые рассуждения «Протоколов» напоминают подобные же макиавеллевские рассуждения в апокрифическом завещании Петра Великого. О «Завещании Петра Великого» много говорили в русской исторической литературе в половине 1890-х гг., в связи со статьей о нем Карповича в «Историческом Вестнике».).