Аквариум любителя (Золотницкий)/Микроскопические обитатели нашего ила

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Аквариум любителя — XV. Микроскопические обитатели нашего ила
автор Николай Фёдорович Золотницкий
Дата создания: 1885, опубл.: 1885, четвёртое издание 1916. В 1993 году издательство «Терра» выпустила новое издание этого труда. Источник: Москва, Терра, 1993, ISBN 5-85255-405-7


Давно уже известно, что многие животные обладают способностью переживать и перезимовывать в иле, образующемся летом на дне луж, канав и прудов. При этом одни из животных для перезимовки окружают себя особой твердой оболочкой, называемой цистой, а другие откладывают в него яйца, переносящие высыхание и сохраняющие долгое время свою жизнеспособность. И вот стоит только появиться благоприятным для развития этих животных или их яиц условиям, как они немедленно оживают и развиваются. Условия эти — главным образом известная степень тепла и влажности.

Чтобы дать понять любителям, как выводить этих любопытных животных из ила и при каких обстоятельствах, я позволю себе воспользоваться интересным сообщением, сделанным на одном из заседаний Отдела ихтиологии молодым московским зоологом-любителем В. Д. Лепешкиным, и приведу из него несколько отрывков.

«Меня лично,— рассказывает он,— интересовал один рачок, близкий к известной всем дафнии. Мне хотелось иметь возможность наблюдать его живым зимой; вот почему я и начал заниматься культурой ила.

Ил, мной добытый, происходил из небольшого прудка-лужи, находящегося недалеко от села Валуева Подольского уезда, где я провожу лето. Прудок этот имеет илистое дно, вода его постоянно мутная от пасущегося неподалеку стада. Глубина пруда весной достигает максимума, около 1/2 аршина, а летом прудик пересыхает почти совсем. Растений на дне прудика немного, но разных мелких животных порядочно.

Ил из прудика был взят осенью, когда в нем, благодаря дождям, снова накопилось побольше воды. Принесенный домой, он был разложен на листах пропускной бумаги и медленно просушен при комнатной температуре.

Зимой, в декабре, часть этого ила была помещена в небольшую стеклянную чашку, содержащую стакана 11/2 мытищинской воды. Скоро твердые комки ила пропитались водой, рассыпались, и тогда все содержимое чашки было тщательно перемешано. При этом яйца животных всплывали на поверхность воды. Дня через 3 в покрытой стеклом чашке вода, прежде мутная, стала совершенно прозрачна, и, к моей радости, в ней плавали молодые животные, оказавшиеся как раз теми рачками, которые мне были нужны.

Я сделал еще другой опыт. Исходя из того соображения, что ил в естественных условиях промерзает зимой, я подвергнул в течение суток и мою пробу ила действию 10-градусного мороза.

Культура этого последнего ила дала, действительно, лучшие результаты. Развилось гораздо большее количество животных, и, кроме того, проросли семена некоторых растений. Замечу еще здесь, что чашки с илом стояли около окна, обращенного к югу. В светлые дни солнце заглядывало в воду в продолжение нескольких часов; но обычно чашки стояли при температуре 13—15°Р. тепла.

Постараюсь теперь описать хотя бы некоторых добытых из ила обитателей моих аквариумов. Начнем с простейших. Из так называемых жгутиковых, т. е. тех одноклеточных животных, которые отличаются присутствием жгутиков, служащих для перемещения, укажу на двух. Одно из них — ярко-зеленого цвета и сердцевидной формы, носящее в науке название Phacus. Впереди оно снабжено извивающимся, как змея, длинным жгутом. Движения животного, сравнительно с другими его родственниками, очень вялые и медленные. Другой представитель жгутиковых — живой шарик Volvox состоящий из целой большой колонии отдельных мелких животных, сидящих в общей слизи. Вольвоксы (рис. 14.1) тоже зеленого цвета и доставляют приятное зрелище, когда такой зеленый живой шарик как бы катится вперед, постоянно вращаясь вокруг своей оси.

Это животное интересно своим размножением. Некоторые члены колонии начинают сильно расти, принимают шарообразную форму и попадают внутрь шара, становясь похожими на яйцо. Другие животные той же колонии тоже начинают расти и, проникнув внутрь шара, дробятся, т. е. делятся на 2, 4, 8, 16 и т. д. равных частей. Вскоре такой раздробившийся шарик лопается, и отдельные составные части его, превратившиеся в маленьких жгутиконосных существ, двигаются самостоятельно, разыскивая шарообразные ооспоры (так называются членики колонии вольвокса, разросшиеся и попавшие внутрь шара); жгутоносные существа, или зооспоры, проникают внутрь ооспоры своей или чужой колонии и оплодотворяют ее. Оплодотворенная ооспора отделяется от колонии и падает на дно того водного бассейна, где живет вольвокс. Ооспора окружена плотной оболочкой и в таком виде может существовать до тех пор, пока благоприятные обстоятельства не побудят ее развиться в новую колонию. Очевидно, в нашем иле заключались такие ооспоры, и когда они пришли в соприкосновение с водой, то развились в новых животных.

Из других простейших в иле нередко попадались солнечники — шарообразные животные, из тела которых выходят по всем направлениям, подобно лучам, твердые кремневые иглы. Солнечники интересны уже потому, что дают нам своей формой некоторое представление о гораздо более богатой и разнообразной группе радиолярий, населяющих море.

Из собственно инфузорий часто попадались быстро бегающие на коготках, усеивающих их брюшко, Stylonichia, червеобразные Lionotus и грациозные колонии сувоек, сидящие, как цветки, на своих прозрачных, временами спирально завитых и снова расправляющихся, стебельках. Наконец, часто между частицами ила приходилось наблюдать представителей наиболее просто устроенного животного — амебы, состоящего из комочка живой слизи, постоянно меняющей свою форму; отростки тела узкие, выпускаются им на какой угодно части поверхности тела, позволяют ему перемещаться и, захватывая частицы пищи, служат для его питания.

Другая не менее интересная группа обитателей ила — так называемая коловратки. Из них немало представителей оказалось в моем иле. Вот видимая простым глазом Asplanchna, названная так потому, что не имеет вполне развитого кишечника. Отличаясь большой прозрачностью и сравнительно значительными размерами, она представляет возможность разглядеть многие подробности ее внутреннего устройства.

Близкий ей родственник — Notops brachionus, с длинным толстым хвостом, по-видимому, тоже хорошо переносит высыхание ила. Другая группа коловраток интересна тем, что тело их несет твердые придатки. Из них укажу на прыгающую в воде Triarthra со своими длинными, тонкими иглами, на Polyarthra, усаженную целым рядом напоминающих еловые ветки шипов, и, наконец, на крайне интересного и редкого Pedalion, который, благодаря пояску мерцающих ресничек на голове, может плавать и, упираясь в твердые тела отростками, прыгать.

Наконец, в воде, налитой на ил, стали появляться в большом количестве Moina, форма которых хотя и напоминает дафний, но настолько характерна по своей приземистости, круглой голове и вздутой зародышами спине, что отличить их легко.

Moina встречаются в окрестностях моего летнего жилища сравнительно редко. Я смог их найти только в описанном выше прудке. Они появились здесь только в июле. К этому времени вода в прудке сильно высохла и благодаря летней жаре значительно нагрелась. Вероятно, эти условия были необходимы для развития моин».

В заключение он говорит:

«Я нарочно распространился несколько больше о фауне, добытой из высушенного ила. Мне только хотелось обратить внимание на изучение ила, как на тему, заслуживающую серьезного внимания. Любители могут получать большое удовольствие, проводя время в наблюдении разнообразных животных форм, возникающих без особых забот со стороны наблюдателя, из нескольких сухих комочков ила, которые он собрал летом. Тот же любитель может сделать свои наблюдения вдвойне интересными, раздобыв ил из более отдаленных местностей. Для специалиста зоолога такие занятия могут иметь большой интерес, хотя бы чисто фаунистический, давая ему возможность обогатить науку новыми неизвестными формами. Кроме того, ил может дать ему зимой в его лаборатории драгоценный, живой научный материал. Занявшись подробнее исследованием какого-нибудь определенного животного, ему, может быть, посчастливится выяснить некоторые вопросы, не разгаданные и ожидающие разрешения, а многие из тех животных, которых удается вывести из ила, не раз уже с успехом были изучены выдающимися специалистами и послужили к разрешению таких важных тем, как учение о наследственности».

Со своей стороны, добавлю, что для получения благоприятных результатов добытый из луж и прудов летом ил надо хорошенько промораживать, вывешивая в морозные дни в коробке за окно, и начинать из него выводку по возможности в скором времени по промораживании. Промораживание надо производить небольшими порциями.

Этими любопытными животными я и закончу свое описание обитателей аквариума, но, заканчивая ими, я нисколько не хочу сказать, чтобы вместе с тем оканчивались и все животные, годные для его заселения. Так как, не говоря уже о том, что я не описал здесь, быть может, и десятой доли одних видимых невооруженным глазом (я описывал только тех, которых или сам имел, или же о которых читал у достоверных наблюдателей), я ознакомил еще только слегка с микроскопическим миром сухого ила наших вод, кроме которого существует еще другой мир интереснейших микроскопических существ, существ, живущих в воде. Но ознакомление с ним завело бы меня слишком далеко и расширило бы уже и без того мою чересчур объемистую книгу. Желая, однако, быть хоть сколько-нибудь полезным своим сотоварищам и в этом отношении, я позволю себе указать на свою новую книгу: «Живая природа в школе» и рекомендовать им те сочинения, которые могли бы им служить некоторым подспорьем при первых наблюдениях над микроскопическими существами. Наиболее интересные и практичные из этих сочинений, по-моему, следующие:

  1. Егер. Микроскопический мир. СПб., 1866.
  2. Girard. Les secrets de la vie aquatique.
  3. M. Wilkomm. Die Wunder des Mikroskops. Leipz., 1878.
  4. Dr. G. Schoch. Die mikroskopische Welt des Susswasser-aquariums. 1860.
  5. B. Eyferth. Naturgeschichte der mikroskopischen Susswasser-bewohner. Braunschweig, 1885. Ц. 8 p.
  6. Blochmann. Die mikroskopische Thierwelt des Susswassers. 2 Aufl. Hamburg, 1896.
  7. Kirchner. Die mikroskopische pflanzenwelt des Susswassers. Hamburg, 1891.
  8. П. Г. Статкевич. Новый метод разведения протистов, (Дневник Зоолог, отд. Имп. Общ. люб. естест., антр. этн., т. III, вып. 5).
  9. Р. Франсе. Микроскопический мир пресных вод. Ц. 80 коп.
 10. Кавтарадзе. Первые работы с микроскопом по ботанике и зоологии. Ц. 30 коп.
 11. Генкель. Микроскоп и простой способ пользования им. Ц. 50 коп.

Затем, в заключение, прибавлю еще следующий совет. Если кто-либо желает устроить у себя аквариум для наблюдений над микроскопическими животными, тот должен взять для этого небольшую, неглубокую банку и накрыть ее непременно стеклом, чтобы вода из нее как можно меньше испарялась. Ибо опыт показывает, что зарождающиеся в воде инфузории до того чувствительны к ее температуре, что достаточно нескольких капель свежей воды, чтобы уничтожить почти моментально всю наблюдаемую микроскопическую фауну.