БСЭ1/Азартная игра

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< БСЭ1
Перейти к навигации Перейти к поиску

Азартная игра
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Аколла. Источник: т. I (1926): А — Аколла, стлб. 635—638 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


АЗАРТНАЯ ИГРА, в буквальном смысле игра, в которой выигрыш или проигрыш зависит от случая (франц. hasard — случай); более точно А. и. определяется, как игра, зависящая в большей степени от случайности, нежели от искусства играющих, ведущаяся на деньги или иные имущественные ценности, при чем размер ставок произвольно и в течение всей игры может быть изменяем играющими, а главный интерес играющих направлен не на процесс игры, а на ее исход.

Хотя исход А. и., как указано, зависит от случайности, но в широком масштабе и он, конечно, подчинен определенным законам. Содержатели рулеток и иных игорных домов при продолжительной игре всегда остаются в выигрыше даже в том случае, если игра никаким обманом не сопровождается. Это определяется самыми условиями игры. Установление условий, при к-рых игра «справедлива» или «безобидна», т. е. дает обеим сторонам совершенно одинаковые шансы на выигрыш, равно как и условий, обеспечивающих при производстве игры в большом масштабе (т. е. при весьма большом числе повторений ее) определенный выигрыш одной стороне, составляет предмет математического исследования, относящегося к области теории вероятностей. См. об этом статьи Игры и Исчисление вероятностей.

Общественно-вредные стороны А. и. очевидны; они сводятся: 1) к развитию в населении погони за легким нетрудовым доходом, сулящим порою быстрое обогащение; 2) к подрыву хозяйственной устойчивости частных хозяйств; 3) к соблазну рисковать на чужой счет, вследствие чего увеличивается количество растрат и присвоений; 4) к развитию игорных обманов, увеличению числа паразитарных элементов, хищнически живущих на счет других. В связи с этим — борьба с игорным азартом уже с давних времен составляет одну из задач уголовной политики почти во всех странах.

А. и. известны были уже в древности, но, поскольку можно судить на основании греч. и римск. источников, они практиковались лишь в виде пари и бросания костей. С изобретением ок. 1423 искусства гравирования по дереву и меди, в Испании и Германии стали изготовляться художниками карты, служившие первоначально для гаданья, а затем ставшие орудием игр, основанных на гаданьи, т. е. А. и. Первоначально карточная игра, являвшаяся специальностью темных элементов, служила искусной формой обмана, и уже в 1494 выходит трактат Liber vagatorum, разоблачающий обманные приемы карточных шулеров. Игра велась в притонах, кабачках, и в 1541 в Англии был издан первый закон о преследованиях содержателей игорных притонов. До сих пор по английскому общему праву содержатели игорных домов преследуются как устроители «обще-вредных дел (common nuisance), создающие соблазн праздности и собирающие вместе значительное число беспутных людей». Постепенно А. и. находят распространение и при дворе и среди знати. Эпохой расцвета этих игр является время Людовиков XIII и XIV во Франции, при чем одновременно с этими играми распространяется и шулерство, в к-ром неоднократно уличались самые знатные лица высшего общества. Мода на А. и. от двора Людовика переходит и к другим дворам Европы (до сих пор большинство А. и. сохраняют свои французские названия), и А. и. становится излюбленным занятием дворянства. Буржуазные классы, подымаясь к верхам, спешили усвоить «дворянскую моду», но распространение А. и. среди буржуазии принимает заметные размеры лишь с 30—40 гг. 19 в. (в Германии и России еще позже). Нивеллировка различных классов в А. и. произошла лишь с устройством больших игорных домов, двери к-рых оказались открытыми для всех. До того А. и. только тогда считалась предосудительной, если она велась вне своего классового круга. Возникавшие у нас в России игорные «клубы» имели резкий сословно-классовый характер («Английский» — для знати, «Купеческий», «Приказчичий» и др.). В русском законодательстве запрет А. и. стал проводиться еще при Петре I (указ 17 декабря 1717), но систематические постановления по этому поводу были внесены Екатериной II в изданный ею в 1781 Устав Благочиния и оттуда перенесены почти без изменений в Устав о предупреждении и пресечении преступлений, просуществовавший у нас до самой Революции (ст. 260—264, т. XIV Св. Зак.). Уголовные законы того же времени предусматривали ответственность лишь за устройство запрещенных игр.

Устройство игр в карты и кости не в виде игорного дома каралось штрафом до 100 руб. или арестом до 1 мес. (ст. 46 Уст. о нак.), устройство «заведений» для запрещенных игр — штрафом до 3.000 руб., а при повторении — тюрьмой на срок до 8 мес. (ст. 990 Улож. о наказ.). Угол. уложение 1903 карало арестом или штрафом до 500 р. «устройство воспрещенной законом или обязательным постановлением игры в карты, в кости и т. п. или в предоставлении для такой игры своего помещения»; при открытии игорного дома ответственность повышалась до тюрьмы, а штрафы — до 3.000 руб. (ст. 289 Угол. ул.).

Аналогичные запреты имеются и в законодательствах Запада. Так, германское право и следующие его примеру законодательства (австрийское, норвежское) карают не только организацию А. и., но и самое участие в запрещенной игре. Здесь мы находим также особо тяжкую ответственность лиц, обращающих занятие запрещенными играми в промысел, профессионально склоняющих или вовлекающих других в запрещенную игру или допускающих такие игры в своих помещениях. Итальянское право ограничивается наказанием устроителей игры, преследующих цели личного обогащения. Франц. и бельгийское право карают лишь устройство А. и. в публичных местах, а также в местах, куда могут проникать посторонние, хотя бы посредством рекомендаций или приглашений, рассылаемых лично. Английское право приравнивает к бродягам лиц, имеющих при себе приспособления для игры и практикующих А. и. на улицах, публичных путях или в публичных местах. Американское право приравнивает к устройству запрещенной игры держание при себе приспособлений для А. и. в публичных местах. Швейцарский проект и отдельные американские законодательства карают особо подговор и вовлечение в А. и., а английское право — публичные приглашения к пари или А. и. и особенно сурово — склонение несовершеннолетних к А. и. или пари. Наказаниями почти повсюду являются высокие штрафы и тюрьма, сроки к-рой при профессиональном характере деятельности виновных значительно увеличиваются. Орудия игры подлежат конфискации.

В Советском праве в период, предшествующий новой экономической политике, всякого рода А. и. сурово преследовались как вид спекулятивного обогащения. С 1921 было допущено с особого разрешения исполкомов устройство на концессионных началах игорных клубов, в к-рых разрешалась платная игра в неазартные игры.

Согласно инструкции НКВД от 20 нояб. 1922 № 355, Отделы Управления могут выдавать разрешения на открытие таких заведений, при чем в разрешении точно указывается, какие именно игры допускаются. При организации неразрешенных игр, виновные должностные лица отвечают по ст. 105 и 106 Угол, код., т. е. как за злоупотребление властью или превышение ее. Ответственности подлежат лишь содержатели заведений для игры, а не иные лица. Содержатели таких заведений обязаны уплачивать промысловый налог в особом размере (см. постановление ВЦИК и СНК от 9 окт. 1922). Устройство А. и., вообще платных игр, на улицах, площадях, рынках и пр. рассматривается как нарушение общественного спокойствия и преследуется по ст. 219 Угол, код., угрожающей принудительными работами или штрафом до 300 р. Такой же ответственности подвергаются и владельцы игорных заведений, нарушающие правила инструкции НКВД от 20 ноября 1922 и, в частности, допускающие у себя А. и. Само понятие «А. и.» в инструкции не определено: ст. 3 категорически воспрещает в открытых заведениях «игры в карты, лото, рулетку и др. А. и.», предоставляя, так. обр., всецело администрации квалифицировать ту или иную игру как азартную. На практике в отдельных случаях выдаются разрешения на устройство и таких игр, к-рые обычно относились к азартным (баккара, железная дорога, лото и пр...).

Близко к А. и. подходит пари (см.), спор между двумя или несколькими лицами, в к-ром каждый участник известной ставкой утверждает правильность своего заявления или предсказания; пари может носить организованный массовый характер; типичным образцом такого пари является тотализатор (см.). Равным образом, близки в известной мере к А. и. лотереи и розыгрыши (см.), поскольку здесь, как и при А. и., выигрыш зависит от случайности (тираж, жребий).

Общественно-вредные стороны А. и. представляются, однако, в пари и, особенно, в лотереях и розыгрышах настолько слабо выраженными, что в борьбе против них не видят необходимости: государством, обычно, принимаются лишь меры к урегулированию их и, зачастую, к использованию их в целях финансовых — для нужд государствен. или для «благотворительных» целей.

П. Л.