БСЭ1/Академия наук СССР

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Академия наук СССР
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Аколла. Источник: т. I (1926): А — Аколла, стлб. 783—790
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


АКАДЕМИЯ НАУК СССР, прежнее наименование — Российская академия наук, основана Петром I в Петербурге в 1725 (указ об ее учреждении в 1724). Ее основание так же, как и других главнейших академий, относится ко времени, когда заложены были основы той новой науки, к-рая так блестяще развивается теперь. 17 и 18 вв. — время главной борьбы за новое научное мировоззрение, противопоставившее себя старому, в основе своей религиозному, мировоззрению. Нельзя забыть, что еще в 17 в. Галилей подвергся жесточайшим преследованиям католической церкви за утверждение, что земля вращается вокруг солнца, и что преследовавшая Галилея церковь только в 30-х гг. 19 в. признала эту научную истину. Рассадниками новой научной мысли стали, гл. обр., ученые общества и учреждения, среди них на первом месте академии. Их задачей и сделалась разработка новой науки, в к-рой на первом месте стояли науки физико-математические, чрезвычайно изменившиеся за 17 в., особенно в связи с громадными успехами математики. Успехи физико-математических наук стоят всегда в связи с успехами техники, которой они помогают развиваться, получая, с своей стороны, поддержку от развития техники. Науки экономические, социальные, правоведение, история, филология с языкознанием находились в Европе в то время еще только в начале своего развития и потому естественно, что в академиях того времени науки физико-математические с их практическими приложениями получили преобладающее значение и, отчасти, еще сохраняют его до настоящего времени. Так было и с той русской А. н., которую основал Петр. Сам он ценил науку тоже, главным обр., в соответствии с той пользой, какую она могла непосредственно принести стране. На организацию А. значительное влияние имела организация парижской А., членом к-рой был избран Петр, но, кроме того, и указания знаменитого немецкого математика и философа Лейбница и его ученика проф. Вольфа. Как человек практический, Петр решил, что если основать А. вполне по образцу парижской, то трудно будет пополнять состав А. новыми русскими членами и потому счел необходимым соединить А. с университетом. Указ 28 янв. 1724 говорит: «Понеже ныне в России здание к возвращению художеств и наук учинено быть имеет, того ради невозможно, чтобы здесь следовать в прочих Государствах принятому образцу, но надлежит смотреть на состояние здешнего Государства как в рассуждении обучающих, так и обучающихся, и такое здание учинить, чрез которое не токмо слава сего Государства для размножения наук нынешним временем распространилась, но и чрез обучение и расположение оных, польза в народе впредь была». Университет и гимназия оставались соединенными нек-рое время с А., но затем создались самостоятельные гимназии и Московский университет, в устройстве к-рого принял большое участие Ломоносов, тогда уже академик. Точно так же первое время А. оставалась и Академией художеств: самостоятельная Академия художеств образовалась лишь в 1765. Надо, вообще, считать отличительною чертою нашей А. то, что в ее среде и при ее содействии возникали научные учреждения, из к-рых с течением времени выработались учреждения самостоятельные, сохранявшие затем только широкое научное общение с А. н.

Своих ученых в начале 18 в. в России не было, и потому пришлось пригласить ученых из-за границы, при чем в течение долгого времени иностранцы, гл. обр., немцы, преобладали над русскими. К счастью, выбор большинства иностранцев был удачный, и они правильно поняли свою задачу: изучать страну наряду с чисто теоретической или практической научной работой; оттого уже на первых порах Российская, или, как она часто называлась по местонахождению, Петербургская А. н. заняла одно из первых мест среди европейских академий; она сумела сохранить его до настоящего времени, когда в составе академиков давно уже совершенно нет иностранцев.

А. в среде своей имела и имеет много крупных, мирового значения, ученых, к-рые и сделали ее хорошо известной во всех странах. Сколько-нибудь полный перечень занял бы слишком много места и потому необходимо указать только на нек-рых наиболее крупных ученых по отдельным специальностям. По математике: Бернулли, Эйлер, Остроградский, Буняковский, Чебышев, Марков, Ляпунов; по астрономии: Вишневский, Струве, Бредихин, Баклунд; по физике: Ленц, Купфер, Гадолин, Голицын; по метеорологии: Вильд; по химии: Ловиц, Якоби, Зинин, Бейльштейн, Бутлеров, Бекетов; по геологии, минералогии и кристаллографии: Кокшаров, Шмидт, Чернышев, Федоров, Андрусов; по биологии и естествознанию вообще: Лепехин, Гмелин, Крашенинников, Паллас, Лангсдорф, Бэр, Миддендорф, Шренк, Штраух, Ковалевский, Воронин, Коржинский, Анучин, Фаминцын, Заленский, Палладин; по статистике: Шторх, Кеппен, К. Веселовский; по востоковедению: Фрэн, Броссе, Шмидт, Шифнер, Бетлингк, Радлов, Васильев, Розен, Залеман; по истории: Байер, Миллер, Шлецер, Погодин, Строев, Куник, Соловьев, Ключевский, Васильевский, Лаппо-Данилевский; по языковедению и истории литературы: Востоков, Тихонравов, Буслаев, Срезневский, Пыпин, Фортунатов, А-ндр Веселовский, Жданов, Шахматов. Среди академиков в 18 в. совершенно особенное место занимал гениальный крестьянин Ломоносов, работы к-рого простирались на большую часть областей физики, химии, естествознания вообще, и который, кроме того, занимался русским языком, литературой и историей. Многие из работ Ломоносова вполне могли быть оценены лишь в конце 19 в. Конечно, не все крупнейшие русские ученые были избраны в А., но подавляющее большинство их принадлежало к ее составу. — В истории науки эти лица, как и сама наша А., заняли видное место. Рядом с разработкой теоретических вопросов шло исследование природы и человека громадной страны; правильно было вести его двумя путями: научными экспедициями или путешествиями, с одной стороны, краеведным подходом — с другой. По обоим путям и пошла Академия. С самого начала она организовала экспедиции; особенное значение имели знаменитые по богатству полученных результатов «академические экспедиции 1768—74 годов», в к-рых приняли участие, гл. обр., академики Паллас, Лепехин, Гильденштедт, Георги и ботаник Фальк. Прекрасные описания этих путешествий были переведены на главнейшие европейские языки. Экспедиции имели громадное значение, особенно для развития естествознания, не только у нас, но и за границей, т. к. они собрали для исследования очень большой и совершенно новый материал. Материал, собранный командированными А. учеными, в значительной части ее членами, во многих случаях не потерял своего значения и теперь. Посвященные изучению и Европейской и Азиатской России экспедиции оказали большое влияние на знакомство с громадной страной не только у нас, но и на Западе, и тем расширили научный кругозор. Но А. хорошо сознавала, что одними экспедициями никак не достичь настоящего и полного знания этих почти необъятных пространств, что нужно наряду с продолжением экспедиций и участие в работе местных людей, что только таким путем, к-рый мы теперь называем краеведческим, можно вполне узнать природу и людей. И вот А., занятая составлением и изданием «Атласа Российского», чтобы исправить неточности в картах, обратилась на места с 30 «запросами» — первая краеведческая программа собирания сведений на местах. Сенат оказал в этом деле содействие А.; напротив того, Синод на подобное же обращение ее ограничился отпиской, явственно не желая помочь А. ближе познакомиться с монастырями, игравшими в то время значительную роль в экономической жизни страны. — Этот двойной подход к изучению страны проходит красной нитью через всю деятельность А. за 200 лет; мы видим ее в постоянных деятельных сношениях со всею страной и с работниками на местах, из к-рых выделялись: в 18 в. — известный исследователь Оренбургского края Рычков и В. Татищев, в 19 в. — разные местные научные общества, в 20 в., особенно после революции, — краеведческие организации. Оба подхода объединялись в 18 в. важнейшей в то время для страны и теоретически и практически работою по составлению карт, основанных на точно определенных астрономических пунктах; этим занялись вначале астрономы А. французы братья Делили и русские геодезисты. Важное дело было окончено А. в 1745, когда появился «Атлас Российский», состоящий из девятнадцати специальных карт: 13 карт изображали Европейскую Россию и 6 — Азиатскую. Знаменитейший картограф Европы того времени Д’Анвиль приветствовал А. за издание этого атласа.

Говорить подробно о научной жизни А. значило бы излагать историю целого ряда наук. Были, конечно, периоды в жизни А., когда ее работа ослаблялась; это относится особенно к середине и к концу 18 и началу 19 вв., но уже с середины 20-х гг. прошлого века мы видим систематический рост, к-рый привел А. к тому положению исключительно крупного научного центра мирового значения, каким она является теперь, во всем многообразии ее научных учреждений и научной работы.

На 1925 число членов А. 41, научных и технических сотрудников 700, число членов-корреспондентов 274 (105 по Союзу и 169 иностранных). Звание члена-корреспондента почетное и не обязывает ни к какой работе в учреждениях А. н., но дает право на печатание трудов в изданиях А. н. наравне с действительными членами; значительная часть членов-корреспондентов находится в постоянных научных сношениях с А. Работа в самой А. ведется под непосредственным наблюдением и сотрудничеством членов А. по трем отделениям: физико-математическому, русского языка и словесности, исторических наук и филологии. Все три отделения А. составляют Общее собрание конференции. Каждое отделение имеет по два очередных заседания в месяц, общее собрание по одному, кроме летних месяцев, когда происходят экспедиции и командировки. Кроме очередных заседаний, бывают и экстраординарные, для срочного обсуждения научных докладов или дел; т. о., заседаний отделений и общего собрания бывает в год, в среднем, около 70: им ведутся протоколы, извлечения из к-рых печатаются в «Известиях Академии Наук». На заседаниях делаются научные доклады членами А., обсуждаются дела научных учреждений и поступающие запросы от государственных научных учреждений, а также и от частных лиц. Всю научную и научно-административную переписку от имени А. ведет ее непременный секретарь, избираемый из академиков. Хозяйственные дела ведет правление, под председательством вице-президента, тоже академика. Председатель академических собраний и президиума — президент, избираемый с 1917 из числа академиков. Научные учреждения А. находятся в непосредственной связи с общим собранием или отделениями А. и возглавляются академиками. Основание библиотеки положено было в 1726 передачею А. собрания, принадлежавшего Петру Великому; ныне библиотека А. по количеству книг третья в СССР (после Публичной библиотеки в Ленинграде и Ленинской в Москве); она помещается с 1924 в новом здании, построенном специально для нее до империалистской войны. В этом же здании помещается Азиатский музей, самая богатая в Союзе и одна из лучших в мире библиотека по Востоку, основанная в 1818. При А. — три научные института и три лаборатории: 1) физико-математический институт с отделами: математическим, физическим, сейсмическим, в непосредственной связи с к-рым стоят: вычислительные бюро, лаборатория, а вне Ленинграда — центральная сейсмическая станция в Пулкове, 6 сейсмических станций первого разряда (Свердловск — б. Екатеринбург, Иркутск, Ташкент, Баку, Кучино, Макеевка) и 2 — второго (Кабанск, Пятигорск) и гравитационная станция в Томске для наблюдений над приливами в земной коре и периодическими изменениями силы тяжести; в непосредственной научной связанности с институтом стоит Сейсмическая комиссия, к-рая занята, гл. обр., вопросами землетрясений: в ней участвуют и представители заинтересованных ведомств. 2) Химический институт в основе которого лежит Ломоносовская химическая лаборатория, ведет большую теоретическую, а вместе с тем и прикладную работу. 3) Яфетический институт, работает в области языковедения. 3 биологических лаборатории объединились теперь в одном здании, переданном А. Ленинградским исполкомом после наводнения 1924, от к-рого сильно пострадали помещения академических научных учреждений. Это лаборатории — физиологическая (акад. И. П. Павлова), особая зоологическая и по анатомии и физиологии растений. Объединенные, они уже и теперь составляют ядро того биологического института, к созданию к-рого издавна стремилась А.; осуществление этого важного начинания тормазилось исключительно отсутствием средств. При А., в тесном единении с ее работой, состоят 6 музеев, имеющих, по богатству своих собраний, значение не только всесоюзное, но и мировое. Это музеи — зоологический, геологический и минералогический, ботанический, антропологии и этнографии, азиатский и Пушкинский Дом-музей и библиотека по новой рус. литературе. Часть этих музеев возникла из знаменитой Кунсткамеры Петра. Вне Ленинграда в состав академических учреждений входят еще: Севастопольская биологическая станция, на к-рой работают и стоящие вне А. ученые и студенты-специалисты, и Кавказский историко-археологический институт в Тифлисе. Большая часть организованной научной работы А. ведется, кроме того, в ее 21 комиссиях, объединяющих главных специалистов по разным вопросам и несущих работу не менее практическую, чем теоретическую: Комиссия по изучению естественных производительных сил СССР (КЕПС), К-ия по изучению племенного состава населения СССР (КИПС), К-ия по научным экспедициям, К-ия по изучению тропических стран, К-ия полярная, К-ия по изучению озера Байкала, К-ия по составлению словаря русского яз., К-ия по составлению диалектологической карты русского яз., К-ия археологическая, К-ия историческая, К-ия по составлению справочника «Наука и ее работники в СССР», Коллегия востоковедов и др. В административно-научной связи с А. н.: Государственная главная астрономическая обсерватория в Пулкове, Государственный гидрологический институт, Государственный радиевый институт; с двумя первыми учреждениями связь установлена через особые комитеты, председателем которых состоит президент А. н., с третьим — через директора. В общем, более 30 научных учреждений объединяются в своей деятельности А. н. Необходимо отметить, что по самой мысли, положенной в основание при учреждении А. н., она должна была служить, гл. обр., точному знанию, т. е. наукам математическим и естественным, а в области наук гуманитарных — тем из них, которые ближе стояли к наукам точным. Этим объясняется и характер преобладающего большинства ее ученых учреждений и ее научных работ и достижений.

Издательская деятельность А. очень значительна, один каталог ее изданий составляет около 600 печат. страниц. Она, вместе с тем, и чрезвычайно разнообразна, т. к. издания А. обнимают за время двух столетий не только все главнейшие науки, но частью и технологию, популярные издания и даже переводы с разных языков литературных произведений. С 1728 по 1875 под наблюдением А. издавались две газеты: «Санкт-Петербургские Ведомости» и соответствующая ей немецкая «Санкт-Петербургская Газета», обе с рядом литературных и публицистических дополнений, выходивших в течение ряда лет. После 1875 обе газеты перестали иметь какое-либо отношение к А. С 1727 в ведении А. были календари и месяцесловы, над к-рыми немало потрудились многие из академиков и в к-рых было много общеполезных сведений. В 1867 прекратилось исключительное право А. на календари, и их начали издавать частные издатели. Таким образом, А., особенно в 18 веке, пришлось много сделать для широкой популяризации знаний. Внимание было уделено академическим издательствам и технике: кроме отдельных книг, издавался в 1804—26 «Технологический Журнал» и его «Продолжение». Сведения о деятельности А. сообщали ежегодные отчеты, выходившие под разными названиями и продолжающие выходить каждогодно. Если, так. обр., очень много внимания уделялось общедоступной литературе, то все же главное внимание издательства было сосредоточено на чисто научных изданиях. Первоначально, в 18 веке, по обычаю того времени, основные повременные издания — «Комментарии», «Новые Комментарии», «Акты» — выходили на латинском яз., затем стали печатать книги и по-русски, по-французски, по-немецки, позже и по-английски. Но уже к 20 в. перевес получили издания на русском яз., на котором сейчас печатается большинство издаваемого А. н. Кроме печатания отдельных книг, А. собирает, главным образом, свои труды в сериях: «Известия», «Записки», «Труды» разных ученых учреждений А. Изданиями этими, в обмен на научные издания, снабжаются библиотеки научных учреждений Союза и заграницы, при чем А. состоит в обмене с главнейшими учеными учреждениями всего мира. Полные наборы академических изданий имеются в архиве А., в ее библиотеке, в Государственной публичной библиотеке в Ленинграде и в Публичной библиотеке СССР имени В. И. Ленина в Москве.

Если сравнить характер работы А. при ее основании и в первое время ее существования с той, к-рую делает А. со времени революции, то нас поразит, как велико их сходство. Причина этого понятна, если обратить внимание на то, что и тогда и теперь страна переживала громадные перемены: в начале 18 в. Россия начала входить своей культурой и цивилизацией в состав Европейских стран, теперь наш Союз вступил в совершенно новую жизнь уже в мировом масштабе, объединяя в себе Запад и Восток. И в тот и в другой период от науки вообще и от А. н. в частности требовалось и требуется напряженное объединение теории и практики. В 18 в. естественной задачей А. являлось усиленное изучение страны для познания ее природных богатств и ее потребностей; в 20 в., особенно после революции, идет более углубленное изучение производительных сил страны, и в этом изучении А. проявила особенную деятельность через специально при ней организованную в 1916 «Комиссию для изучения естественных производительных сил» (КЕПС), к-рой произведена большая исследовательская и ученая работа и напечатаны ряд сборников и монографий, получивших очень широкое распространение в Союзе и вызывавших ряд подобного же рода обследований и учетов в разных частях СССР.

Февральская революция 1917 не прервала работы А. «Известия» А. были своевременно выпущены 1-го марта; точно так же и Октябрьская Революция не создала перерыва: «Известия» вышли 1-го ноября — в срок. Новое правописание, упрощенное против старого и выработанное А. еще в 1904, было принято сперва Временным правительством и затем окончательно сделано обязательным после Октября. Другая реформа, календарная, т. е. введение т. н. нового стиля, была проведена после Октября, тоже при непосредственном участии А.: при ней еще в начале столетия была учреждена комиссия по реформе календаря, работа к-рой тормазилась, гл. обр., синодальным ведомством, поддерживаемым реакционно-националистическими кругами. В начале 1918 А., на запрос Наркома просвещения об участии А. в культурно-просветительной работе, в связи с мобилизацией науки для нужд государственного строительства, ответила указанием на работу, к-рую она ведет и желает вести в этих областях, и заявила, что «Академия всегда готова, по требованию жизни и государства, приняться за посильную научную и теоретическую разработку отдельных задач, выдвигаемых нуждами государственного строительства, являясь при этом организующим и привлекающим ученые силы страны центром». С этого времени работа А. шла в тесном контакте с другими научными учреждениями и ведомствами: Наркомпросом, ВСНХ, особенно по Комиссии по изучению естественных производительных сил СССР (КЕПС); Наркоминделом, где Комиссия по изучению племенного состава населения СССР (КИПС) при мирных переговорах доставила обширные материалы по племенному составу пограничных областей на зап. и сев.-зап. границах; Наркомнацом, в связи с к-рым разрабатывались карты племенного состава, издаваемые А., Военно-географическим управлением (ВГУ), с которым А. в постоянных сношениях по картографической работе. Экспедиции А., к-рые вновь стали возможными за последние годы, как и раньше, уделяют много внимания вопросам народного хозяйства. В деле сейсмологии А. вновь заняла то крупное место, к-рое ей принадлежало по произведенным ею работам и по созданию усовершенствованных приборов, так же, как и в определениях гравиметрических (определение силы тяжести), к-рые получили специальное применение и в горном деле. По постановлению Совнаркома, А. взяла на себя руководство всесторонним исследованием Якутской Республики; А. уделила много работы и краеведению, наконец, в ее лабораториях, научных институтах и музеях заканчивают свою научную подготовку много молодых людей. Отличительною чертою работы А. за 200 лет является почин в научных предприятиях, содействие организации ученых учреждений, объединение научной и жизненной, практической работы. Члены ее и научные ее работники всегда стояли непосредственно близко и к просвещению вообще и к популяризации знания.

В связи с 200-летним юбилеем А. н., торжественно отпразднованным во всесоюзном масштабе в сентябре 1925, постановлением ЦИК и СНК СССР от 27/VII 1925 А. н. была объявлена «высшим всесоюзным ученым учреждением, состоящим при Совете Народных Комиссаров СССР».

История А. еще не написана: занятая постоянно растущей очередной работой, А. не удосужилась составить свою историю, но обширные материалы по ней изданы. Самые главные из них: «Протоколы заседаний Конференции с 1725—1803» (4 тома); протоколы продолжают печататься; «Материалы для истории Академии наук» (6 томов), особенно важные для начала жизни А. Систематический указатель статей, помещенных в периодических изданиях А. до 1872; Пекарский П., История императорской Академии наук в Петербурге, СПБ, 2 тт., 1870—73. Ежегод. отчеты А. с первых же лет ее существования дают хорошее представление об ее работе. К юбилею А. н. издан был краткий исторический очерк — речь непременного секретаря (по-русски и по-французски), справочник по академическим учреждениям и памятки этих учреждений; кроме того, издание «К 200-летию Всесоюзной Академии Наук» (Л., 1925, Ленгиз) и юбилейные речи в Ленинградсовете и Моссовете тт. Зиновьева и Каменева.