БСЭ1/Антирелигиозная пропаганда

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< БСЭ1
Перейти к навигации Перейти к поиску

АНТИРЕЛИГИОЗНАЯ ПРОПАГАНДА. Необходимость А. п. для революционной части рабочего класса и крестьянства вытекает из того, что религиозное мировоззрение, являясь мировоззрением ложным, несоответствующим тем достижениям науки и техники, к к-рым пришло человечество на протяжении многих веков своего культурного развития,—является к тому же мировоззрением вредным для пролетариата и крестьянства, для угнетенных классов и угнетенных народностей, и полезным лишь для господствующих классов монархических и буржуазно-демократических государств нашего времени. Во все времена истории человечества (с тех пор, как существуют классы) религиозное мировоззрение, видоизменяясь в зависимости от изменений экономических и социальных, всегда играло роль как бы политического агитатора, побуждавшего угнетенных то угрозами божьих наказаний, то обещаниями божьих наград безропотно подчиняться своей тяжкой доле и даже находить в этом подчинении величайшее счастье. Поэтому религиозное мировоззрение было одним из факторов, способствовавших прочности и устойчивости угнетательского строя.

Этими свойствами религиозного мировоззрения всегда пользовались (то сознательно, то бессознательно) господствующие, угнетательские классы для укрепления своего господства. Они делали это при посредстве духовенства и всяких других религиозно настроенных проповедников и агитаторов. Входя в состав господствующей экономически и политически группы помещиков, ростовщиков, рабовладельцев, купцов, фабрикантов, банкиров и т. д., т.-е. являясь сама помещиком, ростовщиком и т. д., организованная духовенством «церковь» была в тоже время и служебным «агитпроповским» аппаратом этой господствующей группы, имевшим задачу идеологически скрепить все классы общества в одно прочное целое, в прочный устойчивый аппарат, к-рый служил бы источником доходов господствующим классам.

Кроме оформленных церковных организаций, ту же роль «религиозного агитпропа» господствующих классов выполняют сектантские и прочие проповедники, а также философские и политические идеологи буржуазии и, кроме того, нек-рые идеологи т. н. «социалистических партий». Последние являются вольными или невольными «социал-соглашателями», агитирующими в пользу примирения угнетенных масс с угнетателями и отдаляющими этим приход пролетарской революции. Кроме «соглашательства», все эти агитаторы буржуазии имеют задачей и устрашение угнетаемых масс.

Религиозная идеология является сильнейшим из всех видов социал-соглашательства, потому что она очень живуча, ибо коренится в отсталых условиях хозяйства трудовых масс. Бывало даже, что и революционное движение масс облекалось в форму религиозного движения (напр.: средневековый еретич. коммунизм в Зап. Европе, крестьянская война 1525 в Германии, сектанты и раскольники в царское время и др.). Однако, эти факты свидетельствуют либо о недоразвитости классового самосознания масс, либо о мелко-собственническом характере революционного движения, либо, наконец, о слепом отчаянии масс; во всяком случае, религиозная форма движения масс не только не способствовала его углублению и развитию, но, напротив того, в сильнейшей степени ему вредила.—Революционные борцы пролетариата должны бы, поэтому, вести всемерно борьбу не только с носителями, пропагандистами религиозных учений, но и с самыми основами религиозных мировоззрений. Однако, решительную борьбу с этими мировоззрениями ведут лишь коммунистические партии и их международное объединение—3 Интернационал. Почти во всех программах 2 (с.-д.) Интернационала вопрос об А. п. либо сводился к борьбе с клерикалами (воинствующим духовенством) и к буржуазно-демократическому требованию отделения церкви от государства, либо вовсе обходился. По мнению с.-д-ов, религия есть «частное дело», не только по отношению к государству, но и по отношению к партии. Это неправильное мнение блестяще опровергает Ленин. В своей статье «Социализм и религия» (1905) он писал: «По отношению к партии социалистического пролетариата религия не есть частное дело. Партия наша есть союз сознательных передовых борцов за освобождение рабочего класса. Такой союз не может и не должен безразлично относиться к бессознательности, темноте и мракобесничеству в виде религиозных верований. Мы требуем полного отделения церкви от государства, чтобы бороться с религиозным туманом чисто идейным и только идейным оружием нашей прессы, нашим словом. Но мы основали свой союз, между прочим, именно для такой борьбы против всякого религиозного одурачения рабочих. Для нас идейная борьба не частное, а обще-партийное, обще-пролетарское дело».

ВКП (б) в § 13 своей программы ставит перед каждым своим членом обязанность вести А. п.: «По отношению к религии ВКП (б) не удовлетворяется декретированным уже отделением церкви от государства и школы от церкви, т.-е. мероприятиями, к-рые буржуазная демократия выставляет в своих программах, но нигде в мире не довела до конца, благодаря многообразным фактическим связям капитала с религиозной пропагандой. ВКП (б) руководствуется убеждением, что лишь осуществление планомерности и сознательности во всей общественно-хозяйственной деятельности масс повлечет за собой полное отмирание религиозных предрассудков. Партия стремится к полному разрушению связи между эксплоататорскими классами и организацией религиозной пропаганды, содействуя фактическому освобождению трудящихся масс от религиозных предрассудков и организуя самую широкую, научно-просветительную А. п. При этом необходимо избегать всякого оскорбления чувств верующего, ведущего лишь к закреплению религиозного фанатизма».

История А. п. В прошлом особенно ярко проявилась борьба с религией накануне Великой французской революции и в период самой французской революции. Блестящие работы Ламеттри, Гольбаха, Вольтера, яркие антирелигиозные памфлеты французских материалистов 18 в. заслуживают особенного внимания всех, кто интересуется А. п. Ленин советовал перевести на рус. язык все эти произведения 18 в. Это стало возможным только при Советской власти, при диктатуре пролетариата, т. к. до Октябрьской Революции в Россию антирелигиозные идеи могли проникать с большим трудом, контрабандой. Даже произведения нем. материалистов Фохта и Бюхнера—или «Мировые загадки» Эрнста Геккеля были допущены царской цензурой к печати в значительно урезанном и сглаженном виде.

В России до Октябрьской Революции А. п. велась, гл. обр., лишь «нелегальными» партиями, подпольно и притом очень слабо, мимоходом, лишь постольку, поскольку А. п. была связана с задачами подпольной агитации, и лишь в период революции 1905 стала временно возможной для «нелегальных партий» более открытая А. п. Было издано несколько брошюр антирелигиозного содержания, в том числе брошюра нем. анархиста Иоганна Моста «Религиозная язва», книжки Бебеля «Христианство и социализм», Л. Фейербаха «Происхождение христианства» и памфлет Лафарга. Появлялись изредка антирелигиозные карикатуры и юмористика в нек-рых сатирических журналах того времени. В литературе большевиков А. п. ставилась наиболее глубоко и классово, особенно в сочинениях Ленина,—ставилась не только как борьба против попов, но и как борьба против всякого религиозного мировоззрения и всяких религиозных организаций. Однако, это делалось опять-таки мимоходом, в связи с текущими задачами классовой борьбы пролетариата. Собственной антирелигиозной литературы партия большевиков еще не издавала, а переводная литература того времени была бедна и не вполне удовлетворительна. Она «ограничивалась немногими брошюрами Каутского, Бебеля и Паннекука, к-рые, в общем, стояли на точке зрения партийно-религиозного нейтрализма (религия—«частное дело» для партии). Они не пользовались особым вниманием» (Степанов, И., Задачи и методы антирелигиозной пропаганды, М., 1922).

После Октябрьской Революции А. п. в СССР сразу широко развернулась. Ведя борьбу со всеми внешними и внутренними врагами рабочих и крестьян, Советская власть боролась, м. пр., и с религиозными организациями, поскольку эти последние действовали враждебно по отношению к Советской власти. Это давало повод к антирелигиозным статьям и брошюрам. Но широкой и планомерной А. п., устной и письменной, еще почти не было, была скорее агитация, да и то «от случая к случаю». Лишь после окончания гражданской войны (с 1921) антирелигиозная литература начинает развиваться все быстрее и быстрее, и А. п. вообще начинает делаться все более и более углубленной.

Переход от эпохи «военного коммунизма» к эпохе новой экономической политики отразился и на методах А. п. От эпизодических и, по существу своему, поверхностных ударов против попов, церкви и религии (образчиком к-рых могут служить антирелигиозные карнавалы, известные под названием «Комсомольское Рождество» и «Комсомольская Пасха») и административного воздействия на церковь и верующих (закрытие церквей и т. п.), вызывавшегося контрреволюционной ролью религиозных организаций, антирелигиозники СССР перешли постепенно к более планомерной и углубленной А. п., обращая большое внимание на подготовку кадра умелых антирелигиозников, на методику А. п., на разработку и популяризацию освещаемых в А. п. научных вопросов по истории религий (происхождение религии, христианства, праздников и т. д.), по критике т. н. «священного писания» и христианской морали, по естествознанию и т. д. Вопросом об А. п. занимались и партийные съезды: 12-й и 13-й.

В последнее время постановка А. п. в СССР еще более углубилась. Кроме того, заметно стремление более согласовать А. п. с лозунгом «лицом к деревне»: в деревне А. п. крепче увязывают с вопросами советского строительства (интенсификация с. х-ва, электрификация, кооперация, оживление советов, комитеты крестьянской взаимопомощи и т. д.); более внимательно изучается современное состояние сектантства с тем, чтобы поставить на более правильную, научную почву А. п. среди ширящихся, местами, сектантских организаций.

Теоретически вопросы, связанные с историей религий (и нек-рые др.), правда, остаются еще далеко не разработанными, в этой области существуют довольно большие разногласия, но нигде А. п. не охватила так широко массы, как в СССР. Из антирелигиозных журналов и газет наибольшим распространением пользовались издававшиеся в Москве: журн. «Революция и церковь» (1919—24), газета и журнал «Наука и религия» (1921—22), газета «Безбожник» (с конца 1922, ныне еженедельный орган «Союза безбожников СССР», тираж в начале 1926 свыше 200 тыс. экз.) и журн. «Безбожник у станка» [с 1923 еженедельный орган МК ВКП (б), вначале назывался «Безбожником»]. С начала 1924 тем же «Союзом безбожников» издается ежемесячный журнал «Антирелигиозник»; с 1925 группой антирелигиозников мусульманских народностей издается на татарском яз. жури. «Орен-ым-Дин» (Наука и религия). Кроме этих центральных журналов, существует огромное количество провинциальных антирелигиозных газет и журналов, а также «уголки безбожника» в газетах, стенных газетах, в клубах, в читальнях. Существует антирелигиозная литература и на всех других языках СССР, имеющих азбуку: на украинском, белорусском, польском, татарском, немецком, еврейском, грузинском и т. д. Крупным фактом в истории А. п. в СССР следует считать образование «Союза безбожников СССР» (апрель 1925)—массовой организации, имеющей целью вести А. п., готовить кадры пропагандистов, издавать хорошую антирелигиозную литературу и т. д.—Союз работает под общим руководством ВКП (б); число членов в янв. 1926 превышало 114 т. Союз имеет собственное издательство («Безбожник»).

За границей А. п., понимаемая как пропаганда против всякого религиозного мировоззрения, ведется в наст. время мало, потому что единственные партии, к-рые такую пропаганду желают вести и ведут,—т.-е. коммунистические партии,—за множеством более важных боевых задач не могут уделять А. п. достаточно времени и средств. В своей прессе и изданиях они, впрочем, такую пропаганду ведут, но не систематически.

Половинчатую А. п. (почти исключительно антиклерикальную) ведут за границей многие организации, называющие себя обычно «союзами вольнодумцев» (свободомыслящих). Существует даже два международных объединения таких вольнодумческих организаций: 1) «Федерация свободных мыслителей» в Брюсселе (желтая организация, заявляющая, что атеистическая пропаганда должна быть «аполитичной», что с религией нужно бороться лишь как с ложным мировоззрением, а не как с орудием классовой борьбы) и 2) «Интернационал пролетарских вольнодумцев» в Вене (с.-д. организация, объединяющая, гл. обр., «союзы пролетарских вольнодумцев» Германии и Австрии и служащая, в сущности говоря, ширмой, за к-рой с.-д-тия обделывает по-дружески дела с попами и фашистами; впрочем, программа этого «Интернационала»—большой шаг вперед по сравнению с программой «Брюссельского «Интернационала»,—она не «аполитична» и признает вредную роль религии в классовой борьбе пролетариата. Хотя в программе Венского Интернационала много социал-реформизма, а в работе сказывается вражда к коммунистам, но деятельность его, в общем, все же «левее» Брюссельской организации, что легко объясняется «угнетенным» положением немецкой и австрийской буржуазии, к-рой служат немецкие и австрийские с.-д. и к-рую «угнетает» буржуазия американская, английская и французская. Подробнее о вольнодумцах см. Атеизм.

В вопросе о методах, формах и содержании А. п. ВКП (б), руководящая ею в СССР, полагает в основу соображения, к-рые Ленин выразил в 1909 так: «Надо уметь бороться с религией, а для того надо материалистически объяснить источник веры и религии у масс». «Борьбу с религией нельзя ограничивать абстрактно-идеологической проповедью, нельзя сводить к такой проповеди, эту борьбу надо поставить в связь с конкретной практикой классового движения». «Марксист должен быть... материалистом диалектическим, т.-е. ставящим дело борьбы с религией не абстрактно, а конкретно, на почву классовой борьбы, идущей на деле и воспитывающей массы больше всего и лучше всего» (Собр. соч., т. XI, ч. 1, стр. 253—254). Отсюда следует, что наша А. п. должна быть увязана со всей деятельностью Сов. власти, с ее общими и текущими задачами. Т. к. центральным вопросом социалистического строительства является в данное время вопрос крестьянский, т.-е. вопрос о взаимоотношениях города с деревней, об увеличении производительных сил с. х-ва, о завоевании симпатий середняка, о вырывании его и бедняка из кулацкой кабалы, экономической и духовной, путем кооперации, электрификации, введения тракторов в крестьянское хозяйство, оживления советов и т. д.,— то и в деле А. п. центральным вопросом должен быть вопрос о корнях крестьянской религиозности и о их выкорчевывании. В этом деле между советским строительством и А. п. имеется своего рода взаимопомощь: советское строительство, повышая с.-х. технику, вводя планомерность, организованность и сознательность в хозяйственную и общественную жизнь (строя социализм) и организовывая освобождение основной массы крестьянства от кулацкой кабалы, подрубает тем самым оба корня деревенской религиозности: беззащитность перед стихиями природы и беззащитность перед классовым врагом; этим оно помогает делу А. п., а эта пропаганда со своей стороны помогает советскому строительству, проясняя и организуя сознание основной массы крестьянства, устраняя вредящую советскому строительству отсталость крестьянской мысли. Т. к. крестьянин пока еще—«хозяйчик», и к тому отсталый и консервативный, и т. к. цель наша—поднять с. х-во, то в деревенской А. п. должен быть «хозяйственный подход», т.-е. подход через санитарное просвещение, кооперативную пропаганду, через пропаганду электрификации, огнестойкого строительства, комитетов взаимопомощи и т. д., при чем, однако, можно и должно освещать хозяйственные вопросы не отдельно, а в тесной связи с вопросами общественными, с вопросами о задачах и деятельности Советской власти, о кулацкой кабале, об оживлении советов и т. д. Перейти от вопросов хозяйственных к вопросам общественным в А. п. в деревне очень легко: от вопроса «полезна ли религия для крестьянского хозяйства» легко перейти к вопросу «полезна ли религия для всей вообще жизни середняка и бедняка», а с этими двумя вопросами легко увязать вопрос «чем полезна крестьянину середняку и бедняку Советская власть», а эти три вопроса—основные, с ними нужно связывать в деревне и пропаганду материалистических взглядов на природу и общество, и разоблачение попов и библейских нелепостей, и объяснение происхождения праздников, обрядов, поверий, обычаев, и разоблачение классовой сущности всякой религии, в том числе и сектантской и т. д. В заключение полезно знакомить со взглядами на религию т. Ленина, пользующегося в крестьянской среде большим авторитетом. Таков может быть, в общих чертах, план систематических занятий деревенских антирелигиозных кружков и план систематической А. п. в деревне. Массовую же А. п. в деревне следует увязать с календарем революционных и советских событий (день Ленина, день Октябрьской Революции, день Февральской революции, 1-ое мая, местные события, события всесоюзного и международного масштаба), а также с календарем церковным (рождество, пасха, посты, масленица и т. д.) и с т. н. «народным с.-х. календарем» (Вукола-телятник, Фрол и Лавр-лошадники, пахать «на того святого», косить «на этого» и т. д.). Нужно каждым выдающимся днем этих трех календарей пользоваться для пропаганды советского строительства и в эту последнюю вносить элементы А. п.

В городе, среди рабочих, А. п. может быть более или менее прямолинейной и непосредственной, в зависимости от степени сознательности рабочей массы. Во всяком случае, «хозяйственный подход» здесь может быть не таким «частнохозяйственным», как в деревне. Тут больше можно упирать на политические вопросы и даже на международные: на вопросы международного рабочего движения, на роль религии в классовой борьбе, как одного из факторов, отдаляющих приход мировой пролетарской революции и т. д. Но не нужно забывать и о других вопросах, ответа на к-рые рабочий искал в религии и к-рые имеют значение для выработки материалистического мировоззрения: вопросы происхождения мира, животных, растений, человека, вопросы о «душе», о происхождении религии, в частности христианства, о происхождении и нелепостях библии, вопрос «был ли Христос» и очень многие другие. При ответах на них надлежит использовать историю религий и философских учений, но подходить ко всему этому от практической жизни рабочего, в тесной связи с вопросами текущей классовой борьбы пролетариата (учитывая, разумеется, запросы и интересы слушателей).

Принимая во внимание живучесть религиозности масс и ее консерватизм, догматичность, а в иных случаях и фанатизм,—следует избегать оскорбляющих религиозное чувство форм А. п., но, с другой стороны, нет надобности проявлять и чрезмерную, в данном отношении, осторожность, помня, что года, протекшие со времени двух революций 1917, произвели громадные сдвиги в сознании рядового рабочего и крестьянина, а потому они склонны смеяться над многим, над чем раньше не смеялись.

Как уже указано было выше, в § 13 программы ВКП (б) говорится, что в А. п. «необходимо избегать всякого оскорбления чувств верующего, ведущего лишь к закреплению религиозного фанатизма». 12 и 13 партийные съезды принимали специальные резолюции по вопросу об А. п., при чем 13 съезд рекомендовал чрезвычайную осторожность, а также необходимость вести А. п. на основе естествознания и распространения хоз. и техн, знаний и материального улучшения быта, изменения условий крестьянского хозяйства. Центром А. п. в деревне должна быть сделана изба-читальня, и к работе ее в этом направлении должны быть привлечены все культурные силы деревни (учитель, агроном, кооператор, инженер и т. д.), могущие участвовать в А. п. под общим руководством и контролем ВКП (б). В помощь партии в этом деле организована упомянутая выше беспартийная организация—«Союз безбожников СССР», объединяющий всех работников А. п. в СССР под общим руководством ВКП (б).

Само собой разумеется, что А. п. ни в коем случае не может и не должна быть исчерпана борьбою против существующих в данной стране религиозных организаций; она не исчерпывается антиклерикальной (противо-церковной, противопоповской) пропагандой, от к-рой, однако, А. п. нельзя совершенно отделить, пока существует поповская организация. А. п. должна следить за тем, чтобы под видом борьбы с религией не подсовывалась другая—«подновленная, подчищенная, ухищренная» (как выражался Ленин) религия. Нецелесообразно было бы, конечно, совершенно отказываться от всякого пользования буржуазной антицерковной литературой, ибо в ней часто содержатся очень полезные для нашей А. п. сведения, лишь неправильно освещенные: при правильном пролетарски-классовом освещении они могут дать хороший материал для подлинной А. п. «Особенно важно,—говорит Ленин,—использование тех книг и брошюр, к-рые содержат много конкретных фактов и сопоставлений, показывающих связь классовых интересов и классовых организаций современной буржуазии с организациями религиозных учреждений и религиозной пропагандой» (из статьи в журнале «Под знаменем марксизма»).

Формы А. п. могут быть самые разнообразные: лекции и беседы в кружках, массовые агитационные выступления, пьесы, инсценировки, частушки, кино, выставки, плакаты, «уголки», научно-популярная литература, беллетристика, газета или стенная газета (или уголки А. и. в них), вечера воспоминаний, громкая читка, экскурсии, индивидуальная проработка антирелигиозных вопросов и т. д., и т. д.

Лит.: Ленин, Н., Социализм и религия; его же, статья о значении журнала «Под знаменем марксизма», 1922, №3; его же, Об отношении рабочей партии к религии; его же, Классы и партии в их отношении к религии; Ярославский, Е., Мысли Ленина о религии, М., 1924; его же, РКП и религия; его же, Как вести антирелиг. пропаганду, М., 1925; Степанов, И. И., Задачи и методы антирелиг. пропаганды, М., 1925; Сарабьянов, Об антирелигиозной пропаганде, М., 1923; Ярославский Е., На антирелигиозном фронте, М., 1924, 2 изд., 1925; Красиков, П., На церковном фронте, М., 1923. Наиболее полный указатель А. п. составил Сухоплюев, И. В., Указатель лит. по антирелигиозной пропаганде, Харьков, 1924.

Е. Ярославский и М. Швабе.