БСЭ1/Баррикада

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< БСЭ1
Перейти к навигации Перейти к поиску

Баррикада
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Атоллы — Барщина. Источник: т. IV (1926): Атоллы — Барщина, стлб. 772—780 ( РГБ осн. · РГБ доп. ) • Другие источники: ВЭ : МЭСБЕ : ЭЛ : ЭСБЕ


БАРРИКАДА, уличное заграждение, сложенное из подручных материалов,— столбов, досок, камней, телег, мебели, бочек и т. п. (отсюда и самое слово В.—от франц. barrer—заграждать или barrique—бочка). Такие заграждения применялись в уличных боях еще в далекой древности (Сагунт, Карфаген — при штурме города римлянами, Спарта — при вторжении Пирра, и т. д.), но нынешнее название они получили лишь с 1588, когда на улицах Парижа, во время майских боев (см. Франция, история), они впервые были применены в широких размерах. С того времени каждое восстание в городах (часто даже крупные массовые выступления, не переходившие в вооруженные столкновения) сопровождалось постройкой Б. Особенно выдающуюся роль играли они в восстаниях франц. городов: в историю Франции дии 12 мая 1588 и 26 августа 1648 вошли под именем «Дня баррикад»; такими же, по существу, «днями Б.» являются Парижские восстания 1827, 1830, 1832 (июнь), 1834 и особенно 1848, когда, во время февральских боев, парижскими рабочими построено было свыше 1.500 Б.; во время осады Парижа пруссаками 1870—71 Б. была введена в общий план обороны города, и для организации баррикадной борьбы, если неприятель ворвется в город, создана была специальная «Комиссия баррикад»; во время Коммуны—наиболее упорные бои шли также на Б. Широкое применение Б. нашли во время восстаний в Лионе 1834, Брюсселе 1830, Вене, Праге, Берлине 1848 и особенно в Дрездене 1849, где постройкой и обороной Б. руководил Бакунин. За этот период, 1830—1840 гг., техника и тактика Б. достигли высокого развития: выработались специалисты, руководившие уличными боями не только во время революционных выступлений в собственном городе, но и выезжавшие в другие города и даже за границу для инструктирования и руководства боевыми действиями. Так, в Праге, Дрездене, Берлине 1848—49 в боях участвовало не мало французов и поляков—«специалистов Б.», приехавших из Парижа.

1840-ми гг. закончился первый период истории В., характеризующийся тем, что в это время Б. играла роль уличного укрепления, редута,за гребнем к-рого залегали восставшие и под прикрытием к-рого они вели бой. Восстание протекало по возможности полностью на улице: оно начиналось постройкой В., развертывалось в боях за Б. и решалось успехом или неуспехом эти? боев. Такое значение Б. определялось еле дующими факторами: во-1-х, состоянием военной техники, дававшей возможность восставшим выдерживать бой с войсками в условиях более или менее равного вооружения: при гладкоствольном оружии, бившем на небольшие дистанции, баррикадным оружием могли служить и охотничьи ружья, стрелявшие сечкой, картечью, самодельными пулями и пр., и старинные кремневые ружья и пистолеты и т. п.; в Берлине 1848 и Дрездене 1849 повстанцы имели даже импровизированную артиллерию—маленькие мортирки, стрелявшие из-за Б. железными штангами и т. п. В отдельных случаях (Дрезден 1849, Вена 1848 и др.), когда в рядах восставших имелись стрелковые кружки и т. п., они пользовались даже известным преимуществом вооружения: нарезные карабины против гладкоствольных ружей правительственных войск (Вена, Дрезден, Прага). Bo-2-x, количество активных участников восстания было относительно не велико, хотя бы уже вследствие ограниченности средств вооружения: это принуждало руководителей восстания к искусственному ограничению поля боевых действий, к сведению его к немногим боевым пунктам, к позиционному бою: для маневрирования, всегда более выгодного в бою, не было ни людей, ни достаточных технических средств. В 3-х, характерное по тем временам для обеих борющихся сторон «уважение к частной собственности» заставляло и революционеров и войска стремиться к такой обстановке борьбы, к-рая менее всего затрагивала бы нейтральных обывателей и была бы не способна вывести их из состояния нейтралитета. Всем этим трем условиям удовлетворял перенос боевых действий полностью на улицу, «за Б.». Сообразно требованиям, к-рые предъявлялись Б., как уличному укреплению, им старались придать максимальную массивность и прочность, по возможности прибегая даже к земляным работам (присыпке их землею, в целях ослабления действия обстрела, и т. д.) или облицовке плитами, снятыми с мостовой (предместье С.-Антуан в Париже, 1848); расположение их преследовало цели наилучшего обстрела из-за прикрытия. Поскольку Б. являлись боевыми опорными пунктами, их старались придвинуть возможно ближе к тем пунктам, захват к-рых входил в задания восстания. «Классическим» местом баррикад были углы улиц.

Опорные Б. этого периода достигали зачастую весьма внушительных размеров: среди «бакунинских» Б. в Дрездене нек-рые доходили до второго этажа прилегающих домов; профиля Б. приспосабливались для огневой обороны: при выдвижении их на площади (площадь Бастилии в июне 1848) их зачастую строили углом, для расширения площади обстрела (с двух фасов).

1848—49 годы, благодаря чрезвычайному обострению революционной борьбы, внесли резкое изменение тактики правительственных войск в борьбе с восстаниями: правительство перестает считаться с «частной собственностью» и начинает в самых широких размерах применять артиллерию, прибегая даже к стрельбе брандскугелями,—снарядами, вызывающими пожары. Уже во время июньского восстания в Париже 1848 этот, по выражению Энгельса, «алжирский способ войны» был применен Кавеньяком в широких размерах. «Народ не был подготовлен к этому, против этого он был беззащитен, а поджоги—единственное противодействующее средство, к-рым он располагал, противоречили его благородству» (Энгельс). В том же году Виидишгрец, руководивший борьбой против восстаний в Праге и Вене, впервые применил для атаки Б. т. н. «коридорный способ», т.-е. продвижение атакующих войск против Б. не по улице, под обстрелом, а внутри домов путем последовательного пролома прилегающих друг к другу стен домов. Этот способ быстро нашел всеобщее правительственное признание: подводя войска на удар без предварительного обстрела их, он давал прекрасные результаты. Так, в Дрездене, несмотря на исключительное упорство сопротивления восставших, потери правительственных войск за все время баррикадных боев ограничились 4 офицерами и 26 солдатами—убитыми, и 7 офицерами и 95 солдатами—ранеными. Потери же восставших превышали 500 ч., не считая повешенных впоследствии «по суду», сосланных и т. п. Изменение тактики войск отозвалось соответственным изменением тактики восставших: они переместились с улицы в дома; уже в берлинских боях 1848 Б. в значительной мере перестает быть «редутом», обращаясь в заграждение, обороняемое из прилегающих домов.

В последующие годы усовершенствование военной техники, особенно артиллерии, и перевооружение армий скорострельным нарезным оружием еще более усугубили трудности баррикадной борьбы. С другой стороны, планировка городов и исчезновение,—в новых кварталах быстро разраставшихся промышленных центров,—-унаследованных от средневековья кривых и узких уличек и т. п. облегчили возможность обстрела Б. с дальних дистанций. Между тем, эти новые кварталы создавались по преимуществу именно в рабочих частях города, служивших искони базой всякого вооруженного восстания; в прежние годы Б. обращали эту базу в доподлинную крепость; ныне же именно здесь Б. утрачивала смысл, т. к. ее можно было разгромить артиллерией с дальних дистанций. Уже опыт Б. Коммуны 1871, несмотря на то, что обороне их мог быть придан не только планомерный, но и массовый характер, показал с чрезвычайной ясностью, что старая роль Б. сыграна безвозвратно.

Революционеры сделали из этого двоякие выводы. С одной стороны, Энгельс в своем введении к «Борьбе классов во Франции» (1895), на основании весьма тщательного анализа изменившихся условий баррикадной борьбы, пришел к выводу, что «даже в классическую эпоху уличных сражений Б. действовала более морально, чем материально. Она была средством расшатать твердость войск». Реформисты, исказив этот взгляд Энгельса, пришли, в дальнейшем, к утверждению, что в современной обстановке от баррикадной борьбы надо совершенно отказаться, поскольку и самый метод вооруженного восстания должен уступить место парламентской борьбе за политическую власть и долгой, настойчивой работе по завоеванию масс (см. Вооруженное восстание).

Лишь немногочисленная группа революционеров настаивала не только на возможности, по и необходимости продолжения именно вооруженной борьбы, учитывая опыт восстаний 1848—49 и изменившейся обстановки лишь в смысле коренного Баррикады в Москве в 1905. По снимкам Московского охранного отделения, сделанным после ликвидации декабрьского восстания.Баррикады в Москве в 1905. По снимкам Московского охранного отделения, сделанным после ликвидации декабрьского восстания. изменения тактики борьбы и, в первую очередь, изменения баррикадной тактики. Примыкав­ший к этой группе ген. Клюзере (см.), один из военных деятелей Коммуны, в мемуаре, относящемся к 1880, дал следующее, и для нынешнего времени не потерявшее значимости и требую­щее лишь частичных дополне­ний и исправлений, определе­ние роли Б., их техники и тактики:

«Уличная борьба должна вестись впредь не на улице, а в домах, не открыто, а в хорошо защищенных пунктах». В основу ее должно быть положено «ниспровержение принци­пов буржуазной войны, войны с людьми, к-рые «не стоят ничего», и уважения к собственности, к-рая стоит очень дорого».

«Б. должна быть только заграждением, задерживающим движение войск. Поэтому надлежит возводить возможно большее число Б., исходя из того принципа, что они предназначаются не для защиты борцов,—они будут действовать из домов,—а только для того, чтобы преградить путь войскам, задержать их и дать возможность осыпать их сверху из домов взрывчатыми снарядами, различной мебелью и вообще всем, что возможно бросить сверху. Вследствие этого нет надобности, чтобы Б. были особенно совершенны. Опрокинутые экипажи, сорванные с петель двери, различная мебель, выброшенная из окон, камни с мостовой, бревна, бочки и пр. вполне достаточны для этой цели. Перед Б. надлежит разбросать по улицам на возможно большем протяжении битое бутылочное стекло; наложить досок с вколоченными в них, кверху остриями, гвоздями; если бомбы имеются в достаточном количестве, надлежит положить их, искусно прикрывши, однако, так, чтобы они могли взорваться. З а Б. не следует оставлять ни одного человека» (Клюзере).

Таким образом, первоначально за Б.—все бойцы; теперь—ни одного: бой переносится в дома: они становятся редутами восстания. Спор этих двух диаметрально противоположных взглядов на баррикадную борьбу , получил практическую проверку лишь в конце 1890 гг. и начале 1900 гг. В 1898 Миланское восстание (см. Милан) обновило опыт Б. Опыт оказался удачным, поскольку восстание было подавлено с большим трудом и значительными потерями, несмотря на крупный численный перевес правительственных войск и тактические ошибки инсургентов. Отчет генерала дель Майна, руководившего подавлением восстания, особо подчеркивает чрезвычайно целесообразное применение Б., удачный выбор их расположения, фланкирование главных Б. вспомогательными на прилегавших улицах, что затрудняло обходы, и т. д. Впервые в качестве Б. применены были проволочные заграждения. Бойцы не занимали Б., а вели бой из домов и с крыш.

В революции 1905 применение Б. было очень ограничено: единственный пример широкого использования их дала Москва, в декабре 1905. Во время декабрьских уличных боев Б. в большинстве случаев играла роль простого заграждения,—борьба велась «маневренно», подвижными отрядами (см. Декабрьское восстание).

Во время революции 1917 Б. почти не получили применения, поскольку во всех решительных выступлениях движение опиралось на массовую, организованную и хорошо вооруженную силу, и естественно предпочитало маневренные действия «позиционной» баррикадной борьбе. К тому же революционные массы действовали, во все упомянутые выше решающие моменты, наступательно. Постройка Б. наблюдалась лишь в первые моменты движения—в первые февральские дни, напр., до перехода к вооруженному восстанию, и в Октябрьские дни в Москве—в отдельных пунктах, где борьба носила особо упорный характер.

На Западе, в послевоенные годы, первое значительное применение Б., как средства борьбы, так сказать, «возрождение Б.», мы наблюдаем лишь в 1923, во время Гамбургского восстания, когда они сыграли огромную роль в боях за Бальбек, бывший главным опорным пунктом восстания.

Техника Б. в Гамбурге явилась значительным шагом вперед по сравнению с былыми Б. Они служили только заграждениями—согласно требованиям современной тактики: стрелки располагались в домах и, гл. обр., на крышах; дома были подготовлены к обороне (бойницы в первом этаже, забаррикадированные двери и пр.); на чердачных Помещениях—наблюдательные пункты. Помимо фронтальной обороны Б., они оборонялись и с фланга летучими отрядами, действовавшими подвижно, во фланг и тыл наступающим полицейским и войскам. Самые Б. строились при помощи всего местного населения, «мобилизованного» восставшими рабочими, гл. обр., из спиленных деревьев, бревен, камней поднятой мостовой; учитывалось предстоящее действие броневиков, требовавшее особой прочности заграждений; с той же целью,—затруднить продвижение броневых машин,—улицы перекапывались глубокими канавами или ямами. Число Б. было огромно: улицы были совершенно загромождены. В итоге, бои за Бальбек стоили правительственным войскам огромных потерь, и Б. держались, пока держалась стрелковая их оборона.

Опыт Гамбурга подтвердил, что Б. отнюдь не утратила своего боевого значения: при целесообразной технической установке и правильном тактическом применении, она способна играть значительную роль и в будущих уличных боях. Вывод этот весьма существен в особенности потому, что вопрос вооруженной борьбы ставится для революционного пролетариата Запада с тем большей отчетливостью, чем очевиднее оказывается, согласно опыту послевоенной стачечной борьбы, недостаточность стачки, даже всеобщей, как боевого метода в решительных классовых боях: нормальным и неизбежным представляется переход стачки в вооруженное восстание.

В этих будущих боях применение Б. должно иметь место в следующих формах. С одной стороны, они должны быть использованы и для сужения зоны боевых действий: для закрытия определенных районов продвижения войск. Эти «маскирующие» боевую зону районы Б. будут отвлекать внимание противника, особенно если баррикадирование будет сопровождаться демонстративными выступлениями небольших летучих отрядов. В общем же, Б. этого типа не будут обороняться, поскольку дома этих районов, естественно, не будут подготовляться к борьбе. Постройку их надлежит производить из подручного материала, не придавая особого значения степени прочности заграждений.

Иной характер должны носить Б. в районе предполагаемых боев, т.-е. на линиях наступления или обороны восстания. И здесь, как при заграждении районов первого типа, большое значение имеет многочисленность Б.: поскольку раньше, когда Б. служила для стрелкового боя, приходилось заботиться о том, чтобы в поле обстрела с Б. противник не мог найти укрытия, а стало быть, одна Б. должна была отстоять от другой на расстоянии дальше действительного выстрела, постольку теперь, чем чаще будут встречаться на пути продвижения противника препятствия, к-рые он вынужден будет устранять под обстрелом, тем выгоднее это будет для восстания. Поэтому представляется целесообразным прикрытие крупных Б. (число к-рых обычно, по условиям времени и наличных материалов, не может быть значительно) рядом мелких Б., построенных хотя бы из более мелкого, менее устойчивого материала (мебель, экипажи, доски, бочки с камнями, мешки и т. п.). Так как с правительственной стороны будут широко применяться броневики (или даже танки), хорошим способом борьбы против них может явиться перекапывание дорог перед Б. канавами или ямами; последние предпочтительнее, т. к. требуют меньше времени и допускают маскировку. Во время Дрезденского восстания 1849 хорошие результаты дало снятие на улицах покрышек, сточных каналов. Место расположения опорных (крупных) Б. должно быть, по возможности, за изгибом улицы или в ином пункте, исключающем возможность обстрела с далеких дистанций—вне сферы огня из занятых домов. Должно, впрочем, отметить, что современная тактика восстания (см. Восстание), в отличие от тактики прежних времен, не привязывает боевых сил восставших к известному району, а в этом районе—к определенным строениям: отряды сохраняют подвижность и действуют активно; подготовленные к обороне и прикрытые Б. дома служат лишь временными редюитами для боевых дружин. В силу этого В., в современных условиях восстания, являются фланговым прикрытием наступающих параллельно улице, но вне образуемого ею дефиле,— через дворы, по крышам или «коридорным Баррикады в Москве в 1905. По снимкам Московского охранного отделения, сделанным после ликвидации декабрьского восстания.Баррикады в Москве в 1905. По снимкам Московского охранного отделения, сделанным после ликвидации декабрьского восстания. способом»,—дружин, предохраняя их от обхода по этому дефиле. Они становятся, поэтому, «узлами» боя лишь в тех случаях, когда дружины, отступая, зацепляются за укрепленные на линии их дома, в целях восстановления боя. Таким обр., Б. вступает ныне в третью фазу своего исторического развития: в 1-й она была самодовлеющим боевым пунктом; во 2-й, когда бойцы перешли с улицы в дома, она стала частью боевого пункта, его прикрытием, утратив самодовлеющее значение; в нынешний, 3-й период, Б. не имеет уже боевого значения, обратившись в заграждение,прикрывающее маневрирование подвижных отрядов повстанцев.

В связи с этим особое внимание должно быть обращено на то, чтобы баррикадирование уличных дефиле не затруднило маневрирования восставших. Уже в прежние времена, во второй фазе тактического применения Б., принимались в отдельных случаях меры к облегчению прохода через Б.: Б. устраивались иногда не сплошными, а с перерывом (см. рис.): промежуток закрывался в нужный момент или сваленными поблизости материалами или, чаще, телегой или экипажем, к-рые легко мог вдвинуть (на колесах) даже один, в прикрытии оставленный, человек. Такое подвижное закрытие закреплялось с внутренней стороны Б. кольями, камнями или иным подручным материалом. История восстаний знает, с другой стороны, случаи, когда восставшие, по приказу командования, приступали к очистке определенных районов от Б. задолго до окончания боевых действий, в целях облегчения отступления, и пр. (Дрезден 1849). Особая осторожность в этом отношении должна быть проявлена в перекапывании улиц перед Б., т. к. восстановление уличного настила нельзя произвести с должной быстротой, и перекопанная улица может оказаться закрытой для проезда не только вражеских броневиков и орудий, но и своих собственных.

Равным образом, в нынешней фазе, при переходе к маневренным действиям, значительное применение могут получить применявшиеся ранее лишь в исключительных случаях подвижные Б. Уже и в прошлом, в отдельных случаях наступление повстанцев велось (будет вестись и впредь) путем постепенного выноса вперед, к пункту атаки, линии Б. Б. эти могут быть подвижными, из материалов, поддающихся легкой переноске и могущих служить прикрытием: во время Гамбургского восстания 1923 один из прорывавшихся из Бальбека отрядов воспользовался для этой цели перекатываемыми бревнами; саксонская пехота в дрезденских боях 1849 пользовалась для той же цели мешками с мукой, из к-рых набрасывались подвижные бруствера.

Доступной широкому кругу читателей литературы по баррикадной борьбе нет. Из старой (1905—6) рус. литературы можно указать: Клюзере, Об уличной борьбе (перев. отрывка из мемуаров Клюзере в № 11 «Вперед» за 1905); С. Мстиславский, Краткое руководство к уличному бою (подпольное издание Петербургского боевого рабочего союза, 1906); статьи «Бывшего артиллериста» и «Волонтера» в №№ 87 и 89 «Искры» за 1905; Северцов, К вопросу о постройке баррикад, «Вперед», № 14, 1905; его же, Роль организаций в народных движениях, «Вперед», № 18, 1905; его же, Руководство к уличному бою, М., 1905; Энгельс, Введение к «Борьбе классов во Франции», К. Маркса (М., 1906, изд. Скирмунта, неоднократно переиздавалось впоследствии).

О тактике правительственных войск в борьбе против Б. имеются указания в иностранных учебниках тактики (Балка и др.); наиболее современные и детально разработанные данные—в специальном руководстве, составленном для чинов германской «полиции безопасности»; издание это «секретное»; в переводе его не имеется.—Данные о применении Б. в различных восстаниях прошлого—см. соответствующие слова.

БСЭ1. Баррикада 3.jpg