БСЭ1/Ватто, Антуан

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ватто, Антуан
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Варлен — Венглейн. Источник: т. IX (1928): Варлен — Венглейн, стлб. 86—89 ( скан ) • Другие источники: ЭЛ : ЭСБЕ


ВАТТО (Watteau), Антуан (1684—1721), знаменитый франц. художник. Его художественное творчество занимает немного больше десятилетия, и все же оно определило в значительной степени линию развития французской живописи 18 века. Однако, такая оценка В. установилась лишь недавно, в конце 19 в. При жизни художника его слава не выходила за пределы сравнительно неширокого круга его друзей, коллекционеров и ценителей, а после его смерти скоро стала тускнеть и в течение более столетия, с середины 18 до последних десятилетий 19 в., заглохла совсем. Значение В. в идеологическом отношении лучше всего определяется отношением к нему революционных передовых умов того времени. Вольтер заявлял, что В. умел писать «только маленькие фигурки, которые он хорошо группировал, однако, он никогда не сделал ничего подлинно значительного, ибо был на это не способен», а Дидро провозгласил, что отдаст «десяток В. за одного Теньера». Эта оценка свидетельствует о том, что главные представители мысли 18 в. усматривали идеологическую связь В. с отживающим миром. В. был лирик, мечтатель. Картины В. говорят условным языком о счастливом человечестве среди прекрасной природы. Произведения В. поэтически чисты и целомудренны. Здесь прямое различие между В. и т. н. его «школой» [Патером, Ланкре и, в особенности, Буше (см.)], прямолинейно сопутствующей и содействующей разливу эротизма в чувственные десятилетия Людовика XV. Недаром В. показался пресным и был скоро и прочно забыт; открыли его заново Ж. и Э. Гонкуры (см.) в 1870-х гг. Это явилось следствием того, что Ватто как нельзя кстати отвечал стремлениям времени Гонкуров—искать в художнике, прежде всего, мастера, совершенного представителя своего ремесла.

Живописное мастерство В. определяло не только его работы маслом, но и рисунок. Прекрасный рисовальщик, работавший карандошом еще более неутомимо, нежели кистью, В. создал наиболее чистый тип и наиболее высокое выражение особого рода рисунка, который еще современниками В. был назван «le dessin peint»—«живописным рисунком», Во всяком случае, если живопись В. соперничает с его рисунком в смысле тонкости и изысканности приемов, то в отношении ясности и лаконизма средств рисунок В. совершеннее. В. культивировал в отдельности черный карандаш, мел, сангвину, иногда пастель, но наиболее замечательными следует считать его «рисунки в три карандаша», где он одновременно вводил все виды техники. В противоположность. 6. или м. устойчивому и однотипному рисунку, живопись В. очень сложна и подверглась известной эволюции. Необычайность живописной фактуры, «теста» картин В., породила уже в 18 в. утверждение, что это явилось следствием технической неопрятности В.: «…Он редко чистил свою палитру. Его горшок с маслом, к которому он так часто прибегал, был наполнен всякими отбросами и пылью и смешан со всевозможными красками, стекавшими с его кистей по мере того, как он опускал их в горшок». Изумительная нюансированность живописи Ватто лучше всего опровергает эту старинную легенду. Мы, несомненно, имеем дело с особенностями живописной фактуры В., с его «профессиональным секретом». Изучение их носит пока еще недостаточно определенный характер, чтобы эволюция его живописного мастерства могла быть точно очерчена.

Вопросы биографии В. также не могут считаться окончательно решенными. Точных данных установлено немного, в особенности в отношении датировок.

Он родился в Валансьене, фламандском городе, незадолго перед тем присоединенном к Франции. Его отец был кровельщиком, выполнявшим ответственные работы в городе. 14-ти лет он поступил в обучение к местному живописцу Жерену. После его смерти (видимо, в 1702), В. переехал в Париж, где перебивался случайной работой. Около 1705 В. попал к известному декоратору-рисовальщику Клоду Жилло, которого можно назвать первым учителем В. Поссорившись с ним, В. перешел к Клоду Одрану, мастеру декоративной живописи, делавшему панно для стен дворцов и композиции для Мануфактуры Гобеленов. Желание прочнее овладеть мастерством заставило В. записаться в ученики Академии. В 1709 он уже выступает соискателем «Римской премии», дающей право на поездку в Италию). Однако, он получает лишь второе место; неудача больно отозвалась на В. Он бросил Одрана и уехал на родину. Здесь он пробыл недолго, но усердно работал. Эти 1709—10 гг. надо считать началом самостоятельного творчества В. в Валансьене. Его картины, проданные парижским любителям, привлекли серьёзное внимание. В 1712 В. был принят «кандитатом» («agréé») в Академию. Через 5 лет, в 1717, за знаменитое «Отплытие на остров Цитеры» он был избран академиком. В 1716 известный коллекционер Кроза предоставил В. помещение в своем дворце-музее, наполненном художественными ценностями. Но В. не ужился и у Кроза. Он все труднее выносил общество; его раздражительность и мрачность прогрессировали вместе с явно обозначившейся чахоткой. В 1720, одержимый «страстью к перемене мест»: песо, он решил съездить в Англию, где пробып до августа 1720, много писал здесь и пользовался большим успехом. Болезнь заставила его вернуться по Францию. Ватто был уже очень слаб, но не переставал работать. Последний свой шедевр—знаменитую «Вывеску для антикварной лавки Жерсена» (см. таблицу) он написал в несколько дней. Умер Ватто 18 июня 1721, не имея полных тридцати семи лет.

Оставшееся после В. художественное наследство весьма значительно. Изданное в гравированием виде Жюльенном, оно насчитывало свыше 700 номеров, по сохранилось до нас лишь немногое. Ныне изученный и приведенный в порядок материал может быть классифицирован по двум делениям: a) сюжетному и b) хронологическому. По первому можно выделить приблизительно пять групп: a) арабески и т. п., известные лишь по гравюрам; b) жанровые фигуры и военные сцены—«Савояр» (Ленинград, Эрмитаж), «Военный отдых» (Ленинград, Эрмитаж), «Веселый танец» (Лондон), «Рекруты, догоняющие полк» (Париж, коллекция Ротшильда) нт.д.; с) театральные сцены—«Итальинские комедианты» (Ленинград, Эрмитаж), «Любовь на итальянской сцене» (Берлин, Музей Фридриха), «Любовь на французской сцене» (Берлин, Музей Фридриха), «Меццетен» (Ленинград, Эрмитаж), «Жилль» (Париж, Лувр) и др.; d) галантные празднества—«Затруднительпое предложение» (Ленингр., Эрмитаж), «Общество в парке» (Париж, Лувр), «Беззаботный» (Париж, Лувр), «Лукавица» (Париж, Лувр), «Танец» (Потсдам, Дворец), два варианта «Отплытия на остров Цитеры» (Париж и Берлин) и большой ряд аналогичных вещей; e) жанры последних лет—«Утренний туалет» (Лондон, коллекция Уоллес), «Вечерний туалет» (Париж, коллекции Де Пуа), «Вывеска для антикв. лавки Жерсена» (Берлин, Королев. дворец).

Хронологически намечаются также пять периодов, опять-таки, однако, условных и не вполне совпадающих с тематическим делением: a) до 1709—арабески и др. ученические работы; b) 1709—11—жанры и военные сцены; c) 1711—16—театральные сцены и галантные празднества до «Отплытия на остров Цитеры»; d) 1717—20—«Отплытие на остров Цитеры», берлинский «Танец», «Жилль» и т. п.; e) конец 1720—21—«Пикник после охоты», «Суд Париса», «Вывеска для антикварной лавки Жерсена». Следует особо отметить, что для значительного ряда произведений эти датировки приблизительны и должны пока служить только рабочей гипотезой.

Лит.: E. et J. de Goncourt, L’art au XVIIIe siècle, v. 1, 3 ed., Paris, 1880; P. Mantz, Antoine Watteau, P., 1892; G. Séailles, Watteau, P., 1902; V. Josz, Watteau. Moeurs du XVIIIe siècle, P., 1903; Ed. Pilon, Watteau et son ècole, Bruxelles, 1912; H. Zimmermann, Watteau («Klassiker der Kunst»), Stuttgart, 1912; C. Mauclair, Watteau, Paris, 1920; A. Michel, Histoire de l’art, v. VII, P., 1923; R. Schneider, L’art français. XVIII siècle, P., 1926. По-русски нет ни одной сколько-нибудь значительной оригинальной или переводной работы. Лучшее—у А. Бенуа, История живописи всех времен и народов, вып. 20, СПБ, s. a. Характеристику единственного в СССР и превосходного собрания Ватто в Эрмитаже—см. А. Бенуа, Путеводитель по картинной галерее Императорского Эрмитажа, СПБ, 1911.