БСЭ1/Возмездие

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< БСЭ1
Перейти к навигации Перейти к поиску

Возмездие
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Воден — Волховстрой. Источник: т. XII (1928): Воден — Волховстрой, стлб. 465—466 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ


ВОЗМЕЗДИЕ. Как правильно указал еще Бернер (1857), «принцип В. можно охарактеризовать как принцип пропорциональности» (репрессии с содеянным); естественно, что эквивалентный (пропорциональный) характер, свойственный уголовной репрессии, как и праву (см.) вообще в буржуазном обществе, должен был выразиться в том, что основным понятием буржуазного уголовного права (см.) являлось понятие наказания— В., неразрывно связанное с понятием вины (см.). Что институт наказания (см.) покоится на идее В., признают по общему правилу и буржуазные криминалисты. В. несомненно генетически примыкает к мести (см.), к-рая «становится вполне местью только потому, что за ней следуют вира и наказание, т. е. и здесь последующие этапы развития... объясняют намеки, заключающиеся в предыдущих формах...» (Пашуканис).

Ничем неограниченная, «непропорциональная» сперва, месть, в результате дальнейшего развития, начинает превращаться в эквивалентную месть («око за око и зуб за зуб»), т. е. в месть в форме талиона (см.); именно в этом виде, т. е. превратившись в В., месть фиксируется древнейшим обычаем, что происходит, однако, лишь в период некоторого развития товарообмена, когда, под влиянием последнего, уже создается и укрепляется система «композиций» (денежного выкупа, уплачиваемого обидчиком). Начало талиона входит затем составной частью и в религиозные системы с их идеей искупительного «воздаяния» за «грех», — воздаяния, к-рое могущественная жреческая каста осуществляла в земной действительности даже тогда, когда она стала грозить воздаянием «в загробной жизни». В. в форме талиона окрашивает собою не только древнейшую, но и средневековую уголовную репрессию, осуществление к-рой еще стояло более под знаком религиозных представлений, чем идей чисто юридического характера. Но и в буржуазную эпоху не кто иной, как величайший философ буржуазии Кант, клал архаическое начало талиона в основу всей своей концепции уголовного права, рассматривая притом «справедливое» В. как самоцель, в то время как более, чем за 2.200 лет до Канта было уже выдвинуто (Протагором) положение, к-рое Сенека, со слов повторившего его Платона, воспроизвел так: «nemo prudens punit quia peccatum est, sed ne peccetur» (разумный наказывает не во имя того, что совершено преступление, а для того, чтобы преступления не совершались).

Если, в противоположность т. н. «абсолютным» теориям наказания (Кант, Гегель и др.), «относительные», или утилитарные, теории и рассматривают наказание как средство для достижения определенных общественных целей, то это само по себе еще не препятствует сохранению сторонниками теорий последнего рода в своих конструкциях начала В. В сущности, все буржуазные теории «общего предупреждения» преступлений путем наказания были и теориями В. Криминалисты-классики (см. Классическая школа) вообще стояли и стоят на почве идей В., хотя между ними нет единодушия в самом понимании В. Более новые течения в буржуазной науке уголовного права — антропологическая школа и социологическая школа (см.) — от начала возмездия уже отходят; если первая из них обходится в своих построениях вовсе без понятия «вины» и В., то вторая, будучи более эклектической, в лице отдельных своих представителей, воспринимала в свои конструкции иногда и момент В.; так, Лист (см.) писал: «Die Schutzstrafe ist die Vergeltungsstrafe» (наказание как мера обороны — это и есть наказание — В.).

Советское уголовное право, отрицая понятие «вины», вместе с тем, естественно, отвергает и принцип В. и самую идею наказания. «Задач В. и кары уголовное законодательство СССР и союзных республик себе не ставит. Все меры социальной защиты должны быть целесообразны и не должны иметь целью причинение физического страдания и унижение человеческого достоинства», гласит ст. 4 Осн. начал. Если, на данном этапе «переходного периода», не осуществлено еще окончательно на практике освобождение уголовной репрессии в пролетарском государстве от пропорциональной формы применения таковой, то предстоящая реформа У. К. РСФСР уже должна значительно продвинуть дело полной реализации идеи, выраженной в Основных началах.

Лит.: Пашуканис Е. Б., Общая теория права и марксизм, изд. 3-е, гл. VII, М., 1927; Жижиленко А. А., Наказание, его понятие и отличие от других правоохранительных средств, П., 1914; его же, Очерки по общему учению о наказании, П., 1923; Günther L., Die Idee der Wiedervergeltung in der Geschichte und Philosophie des Strafrechts, Abt. 1–3, Erlangen, 1889–95.