БСЭ1/Востоковедение

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Востоковедение
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Волчанка — Высшая. Источник: т. XIII (1929): Волчанка — Высшая, стлб. 289—293 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


ВОСТОКОВЕДЕНИЕ. Термин «В.» (представляющий точный эквивалент западного термина «ориентология») является чрезвычайно условным и в сущности ненаучным. Во-первых, крайне расплывчатым, изменяющимся во времени является само понятие «Восток»; во-вторых, термин «В.» означает не одну какую-нибудь дисциплину, имеющую совершенно определенный объект, а в сущности—совокупность наук (археология, история, языкознание и пр.), объединенных исключительно географическим признаком. Старое В. вдобавок отличалось чрезвычайной субъективностью и узостью в определении хронологических рамок изучения стран Востока и в основном методе исследования их. По утверждению академика Вартольда, в В. господствовало «пристрастие к древней культуре Ближнего Востока и пренебрежение к истории современных восточных народов». Метод, которым оперировало старое востоковедение, был исключительно филологический. Востоковедами считались лишь лингвисты, которые и разрабатывали монопольно историю стран Востока, историю их религии, литературы и пр. Благодаря этой археолого-лингвистической гегемонии, ряд основных сторон жизни этих стран недостаточно изучен (особенно история) или совсем не изучен (экономика, социальные отношения и проч.). В наст, время, в СССР под В. понимают, главным образом, изучение экономики, социальн. строя и политической жизни восточн. стран, разумея под последними, по преимуществу, колониальные и полуколониальные области Азии и Северной Африки.

Старое лингвистическое В. было в состоянии лишь накоплять материалы по указанным сторонам жизни Востока. Сюда относятся, прежде всего, многочисленные описания путешествий (часто ценные по богатству фактов), военные обследования и политические документы. Затем богатейшие сведения фактического характера о современном Востоке собраны в научных периодическ. изданиях западн. и русских (особенно в «Записках» и «Известиях» Русского географического общества и его отделений: Закавказского, Туркестанского и Сибирского), в сборниках материалов по Азии, издававшихся Главным штабом, в изданиях министерств финансов, иностранных дел, торговли и промышленности и др. За исключением работ этнографических, статистико-экономических и экономико-географических, дающих лишь сырые материалы без попыток какого-либо анализа, решительно вся западная и русская литература по современному Востоку всегда была проникнута крайней тенденциозностью. Естественно, что эта тенденциозность особенно усилилась в последней четверти 19 в., в эпоху империализма. Чтобы оправдать колониальную политику, ведущуюся в Азии и Африке, появляется ряд книг по восточному вопросу (Руира, Дрио, Анселя, Марриота, Острогора, Рорбаха, Перио, Пинона и других), проводящих идею борьбы креста с полумесяцем, культуры с варварством. Английск. труды по современному Востоку (Лайеля, Кромера, Керзона, Фрезера, Бекстона, Сайкса и других), заключающие часто богатый фактический материал, на все лады разрабатывают киплинговскую идею о внутреннем своеобразии восточного мира, об органической невозможности для него воспринять западную цивилизацию и о необходимости для него, благодаря этому, европейской опеки. Чрезвычайно скудная русская литература по современному Востоку или проводила официальную правительственную идеологию (деятельность Общества востоковедения или Общества русских ориенталистов, находившихся: первое—под «августейшим покровительством» вел. кн. Михаила Николаевича, а второе — вел. кн. Милицы Николаевны) или чисто публицистически разрабатывала старые панславистские мотивы (Данилевский, Милюков и др.).

Подлинно научное изучение социальноэкономической и политической жизни стран Востока встречается впервые лишь с середины 19 в. в статьях К. Маркса и Ф. Энгельса о восточном вопросе и европейской политике, о Крымской войне, об Индии и Китае; сюда же относится ряд фрагментов о Востоке в «Капитале», а также в разных публицистических статьях и в письмах Маркса и Энгельса («Об азиатском способе производства», о влиянии ирригации на политический строй и культуру Азии и т. п.). В дальнейшем, в связи со слабым интересом с.-д-тии к внешне-политическим и колониальным вопросам, изучение Востока, начатое основоположниками марксизма, прекратилось почти на полвека. Лишь с начала 20 века экспансия империализма в Азии и Африке, вызвавшая ряд революционных движений в странах Востока, вновь толкнула марксистскую мысль на изучение последних. Появляются первые марксистские работы: Парвуса (по Турции), Л. Тигранова (по Персии), М. Покровского (по восточному вопросу в истории России), Ф. Ротштейна (по Египту), М. Павловича (по Индии, Китаю и Персии). Октябрьская Революция повлекла за собой создание новой дисциплины — марксистского научного В. Этому способствовали: 1) огромное практическое значение для укрепления и развития пролетарской революции восточных стран, используемых Англией в целях беспощадной борьбы против Советской власти (особенно в 1919—20, во время английск. интервенции в Закавказьи, Закаспии и Персии); 2) новая концепция развития Востока, данная В. Лениным и устанавливавшая формы национально-освободительного движения в колониальных странах и значение их для мировой революции и, в частности, для Советской России (речь Ленина на Всероссийском съезде мусульман-коммунистов 22 ноября 1919, тезисы по национальному и колониальному вопросам, принятые 3-м конгрессом Коминтерна, и статьи Ленина по национальному вопросу).

Новое марксистское В., родившееся в тял{елой обстановке, при отсутствии научных традиций, скудости квалифицированных сил, отсутствии или крайней бедности даже элементарных материалов по современному Востоку (особенно послевоенному), проделало в своем развитии три этапа. Первый, начальный период, падающий на 1918—19, отмечен собиранием материалов и попыткой ориентироваться в происходящих на Востоке событиях. Второй этап (1920—1921) носил широко синтетическ. характер. Стремясь дать какую-нибудь схему, хотя бы черновую, нового Востока, ряд авторов пытается в одном труде осветить все его проблемы (экономические, социально-политические), нарисовать картину борьбы с империализмом и наметить перспективы национально-освободительного движения [М. Павлович, «Вопросы национальной и колониальной политики и 3 Интернационал»; В. Кряжин, «Сумерки Востока (Империализм на Востоке)»; Г.Сафаров, «Проблемы Востока»; А. Султан-Заде, «Экономические проблемы национальной революции в странах Ближнего и Дальнего Востока»]. При явной недостаточности материалов и при полной неразработанности основных проблем истории стран Востока, все эти работы оказались неудовлетворительными, являясь в то Hie время закономерными (для данного периода) и агитационно-полезными. Третий этап отмечен следующими чертами: 1) необычайно усложнившиеся задачи СССР на Востоке, а также диалектика марксистской востоковедческой мысли обусловили переход от прежнего синтетического, но поверхностного, подхода к более углубленному изучению отдельных восточных стран, притом в отдельных аспектах их ншзни; 2) при недостаточности старых востоковедческих аппаратов, возникла необходимость создать совершенно новые специальные востоковедческие организации для методической, планомерной работы. Сейчас в СССР имеются следующие важнейшие организации, ведущие научно-исследовательскую работу по Востоку: Научная ассоциация востоковедения при ЦИК СССР (орган ее — «Новый Восток»), имеющая ряд секций, филиалов (на Дальнем Востоке и др.) и преследующая задачу сплотить деятелей старого В. с востоковедами-марксистами и с практическими работниками по Востоку; Всеукраинская ассоциация востоковедения (орган «Схщний Свда), Музей восточный культур в Москве (орган «Культура Востока»); Институт этнических и языковых культур народов Востока (Москва); университет имени Сун-ят-сена (гл. изд. — «Материалы по китайскому вопросу»); Московский институт востоковедения; Ленинградский восточный институт; восточные факультеты Бакинского, Дальневосточного и Среднеазиатского университетов; Коммунистический университет трудящихся Востока (орган «Революционный Восток»); Общество изучения Урала, Сибири и Дальнего Востока (орган «Северная Азия») и другие. Интенсивная работа по Востоку ведется также в ряде учреждений: в НКИД (журнал «Международная Жизнь»), Коммунистической академии (журн. «Мировое Хозяйство и Политика»), а также в восточной секции Общества историков-марксистов и в ряде республиканских и областных научных учреждений (в особенности краеведческих), вузов, музеев и т. д.

Научные организации, изучающие вост. страны, в Европе и в Америке чрезвычайно многочисленны. Огромное большинство их имеет государственный характер или является органами господствующих колониальных и военных кругов. Этим объясняется воинствующий империалистический характер европейско-американского востоковедения. Наиболее научно серьезные или же политически влиятельные организации следующие (по странам): А н г л и я—Royal Geographical Society, Royal Asiatic Society, Near and Middle East Association, The India Society, East India Association, The Japan Society, The Persia Society; Ф p а нц и я—Sociйtй Asiatique, Йcole Coloniale, Йcole des langues orientales vivantes, Comitй de l'Afrique Franзaise, Comitй de l'Asie Franзaise, Institut Colonial (Marseille), Sociйtй des йtudes Indo-Chinoises; ГермаH и я—Deutsche Orient-Gesellschaft, Vorderasiatische Gesellschaft, Verband fьr den Fernen Osten, Seminar fьr Orientalische Sprachen (Berlin, Universitдt), Deutsche Kolonialgesellschaft; Италия — Societа Asiatica Italiana, Societа Africana d'Italia; Испания — Real Sociedad Geografica; Голландия— Kolonial Institut; Соединенные Штаты—American Oriental Society. В восточных странах (исключая Индию) самостоятельная научная работа в области изучения истории, экономики и социальных отношений в настоящее время только налаживается. Из существующих или возникающих учреждений, которые в той или иной степени ведут работу по современному Востоку, отметим следующие: в Турции — Историко-филологический факультет ун-та, Исторический институт Турции (Константинополь); в Персии — Тегеранский ун-т; в Египте—университет, Королевское географическое об-во и Королевское об-во политической экономии, статистики и юриспруденции (Каир); в Японии — Asiatic Society of Japan; в Китае—Пекинский университет и Бюро экономической информации (Пекин); в Индии — ряд университетов, Indian Economic Association, а также отделения Asiatic Society и др.

Лит.: Бартольд В., История изучения Востока в Европе и России, 2-е изд., Л., 1925; ГуркоК р я ж и п В., 10 лет востоковедной мысли, журн. «Новый Восток», № 19, М., 1927; Рязанов Д., Предисловие к «Письмам об Индии» К. Маркса, «Летописи Марксизма», III, 1927; «Пять лет советского востоковедения», М., 1927; Д и т я к и н В., Маркс и Энгельс о восточном вопросе, журн. «Новый Восток», № 13—14, М., 1926; его же, Восточный вопрос во второй половине XIX века в освещении Маркса и Энгельса, там же, № 22, 1928.