БСЭ1/Гарибальди, Джузеппе

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< БСЭ1
Перейти к навигации Перейти к поиску

Гарибальди, Джузеппе
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Высшее — Гейлинкс. Источник: т. XIV (1929): Высшее — Гейлинкс, стлб. 584—588 ( РГБ )


ГАРИБАЛЬДИ (Garibaldi), Джузеппе (1807—82), знаменитый итал. революционер. Биография Г. чрезвычайно многоцветна и любопытна, тем более, что она рисует во весь рост дипломатическую низость тех великих политических сил, с к-рыми Г. приходилось пересекать свою несколько наивную, но чистую политическую деятельность. Г. смолоду был моряком, служил в Сардинском флоте и с раннего возраста проявил себя авантюристом с революционным и патриотическим оттенком. 27 лет он уже оказался союзником Мадзини при неудачном вторжении его в Савойю и эмигрантом.БСЭ1. Гарибальди, Джузеппе.jpg На родине он приговорен был к смерти и жил с тех пор в течение довольно большого промежутка времени как типичный авантюрист. Он служил и у тунисского бея, и в южноамериканских республиках Рио-Гранде и Монте-Видео, он был лихим корсаром, направлявшим свои военные действия против Бразилии. Однако, когда в 1848 Г. узнал о восстании Сев. Италии против австрийцев, он, вместе с несколькими десятками итальянцев, служивших у него на каперских кораблях, немедленно вернулся на родину в Ниццу. Тщетно, однако, предлагал Г. свои услуги Карлу Альберту, предшественнику Виктора Эммануила, и миланскому комитету.

Г. пришлось выступить за свой собственный счет. С величайшей энергией организовал он небольшой корпус и бросился в битвы с австрийцами, к-рые без труда победили его и отбросили в Швейцарию. Неудачные военные действия Г., однако, облеклись в легендарные формы, и по Италии пролетела весть о новом чудо-герое и великом патриоте. Между тем, сицилийцы восстали против невыносимых поборов и несправедливостей правительства неаполитанского короля Фердинанда II. Восстание это застало Г. за новым делом. С остатками своих приверженцев и новыми друзьями он бросился в Рим, на помощь временному правительству, провозглашенному там группами республиканцев во главе с Мадзини. К этому времени относятся нек-рые из самых блестящих военных операций Г. Ему удалось не только отразить неаполитанцев, но и помешать франц. генералу Удино взять Рим и осуществить неожиданный трюк Луи-Наполеона, притворявшегося раньше другом итал. свободы, но испугавшегося успехов демократии. Однако, временный успех не спас Рима, и 3 июля 1849 Удино, получивший новые франц, подкрепления, покончил с Римской республикой. Вытесненный из Рима, Г. с небольшим отрядом начинает пробиваться сквозь ряды австрийцев к Венеции, на помощь к Манину. Однако, это ему не удается. Ему приходится укрываться то на море, то в мало населенных местах. За ним охотятся, как за зверем. Это — трагичнейшие дни в жизни Г. В это время от истощения умерла подруга его жизни, Анита. Наконец, Г. вырвался из окружавшей его своры в Пьемонт. Но пьемонтское умеренное, правительство отнюдь не радо прибытию энергичного патриота и просит его немедленно эмигрировать в Соедин. Штаты. Вновь начинается жизнь, полная авантюр. Г. работает на заводе, служит в коммерческом флоте и только в 1854 возвращается на родину и скромно поселяется на маленьком островке Капрере. Здесь он живет в качестве своеобразного помещика. Между том Пьемонт, подготовлявший свои военные силы и союзников, в лице хитрого буржуазного дипломата Кавура, начинает вновь переговоры с Г., для привлечения его в пьемонтскую армию, при чем Кавур, конечно, не столько прельщается несколько сомнительными для него стратегическими способностями Г., сколько стремлением увеличить блеск пьемонтских знамен в глазах многочисленных итал. патриотов популярным и дорогим для очень многих именем Г. Г. должен играть приблизительно ту же роль, какую Жанна д’Арк играла в «освободительной» войне Франции против Англии. Г. вновь организует волонтеров, получает звание генерала сардинской службы и принимает участие в войне. Однако, это совсем не его война. Война правительства, представляющего интересы крупной буржуазии, окончилась почти предательским миром в Виллафранке, и возмущенный Г. в завершение должен еще пережить энергичное, почти оскорбительное для него вмешательство Виктора Эммануила, к-рый воспрещает ему экспедицию в Рим, в угоду своему подлинному повелителю Наполеону III, в то время — главному вождю европейской крупной буржуазии. Торгашеская политика Кавура приводит к уступке Франции Савойи и родины Г., Ниццы. Г. страстно выступает против Кавура и бросает пьемонтскому правительству свои генеральские эполеты.

Неугомонный патриот, однако, сейчас же принимается за другое дело. 5 мая 1860 на захваченных чужих пароходах, с ничтожными силами (около 1 т. ч.), Г. предпринимает свой сказочный поход против неаполитанского короля и направляется в Сицилию. В Сицилии армия его быстро вырастает за счет угнетенного народа, и победа следует за победой. Отчасти это объясняется тем, что неаполитанские войска не представляли собой серьезного воен. противника. Через какой-нибудь месяц Г. оказывается хозяином всего громадного острова. Характерно, что освобожденная им Сицилия сейчас же старается встать под власть Виктора Эммануила. Г. занимает совершенно другую позицию и в своей речи депутации сицилийцев заявляет, что до освобождения Рима и Венеции присоединение Сицилии к Пьемонту означает измену делу Италии. На этот раз ему не удается победить чисто буржуазные тенденции правительства и друзей Пьемонта. Он подает в отставку. Но сила деловой политики является непобедимой для пылкого, но недальновидного Г. Вскоре после этого он вынужден принять от Кавура должность вице-директора, т. е. фактически уполномоченного от Пьемонта. Глубоко неудовлетворенный результатом своей военной деятельности, Г. все же энергично ее продолжает и в августе уже, в союзе с сардинским флотом, высаживается на материк, где продолжает разбивать одного за другим генералов Фердинанда. 7 ноября Г. входит в Неаполь без всякой армии лишь со своим личным штабом. Однако, население так восторженно приветствовало его, что вполне понятным является бегство Фердинанда II при приближении врага.

Все эти легендарные события лишены были, однако, вполне веской военно-политической базы. Несмотря на слабость неаполитанской армии, она все же смогла в скором времени перейти в наступление, и неизвестно, чем окончилась бы блистательная авантюра Г., если бы на выручку ему не пришли войска Пьемонта. Хозяином Неаполя вскоре оказался не косматый лев национальной революции Г., с его красной рубашкой и пламенной жестикуляцией, а курносый карапуз, Виктор Эммануил, на самой усатой и пузатой наружности к-рого лежали карикатурно выразительные черты буржуазности. Этот «реальный политик» въехал в Неаполь как подлинный победитель. Г. был самым невежливым образом поставлен в тень. Глубоко оскорбленный, он отправляется в свое имение Капреру. Он переживает там глубокую душевную бурю. Главным его врагом оказался не ненавистный тиран и чужеземный насильник, а другого типа «освободитель» Италии — пьемонтский монарх. Силы Г., однако, не иссякли, и летом 1862 он предпринимает новый поход. Для этого он отправляется в Палермо, где имя его окружено громадной народной любовью, и призывает волонтеров для похода в Рим. Виктор Эммануил отнюдь не желает новых авантюр со стороны неугомонного героя. Войска короля встречают отряды Г. у подножья Аспромонте. Начинается перестрелка, в к-рой Г. сам получает серьезную рану. Пленному Г. оказывают внешние знаки почтения. Ему и его товарищам дают амнистию, словно они действительно государственные преступники, и национальный вождь выпроваживается в свое имение Капреру. К этому времени относится поездка Г. в Англию, где он был встречен восторженными овациями.

Когда в 1866 вспыхивает новая война Пьемонта с Австрией, великодушный Г., забыв все прежние обиды, предлагает услуги тому же Виктору Эммануилу. Но Г. никогда не везло в его столкновениях с австр. войсками. В юж. Тироле он потерпел решительное поражение при озере Гарда и предпочел ретироваться к себе на Капреру. Осенью 1867 Г., вопреки союзу, заключенному Пьемонтом с папой, предпринимает опять освободительный поход против ненавистной ему церкви. Полиция Виктора Эммануила арестовывает его, но он ускользает из ее рук и наносит папе несколько чувствительных ударов. Но эта новая его авантюра пресекается французами, после того как ген. Фальи на-голову разбил Г. при Ментане.

Г. вновь арестован, вновь пленник. Теперь он живет на Капрере под неусыпной охраной стражи. Военная карьера Г. завязывается вновь в 1870, когда он предлагает свою шпагу Гамбетте для защиты Франции от прусской армии. Французское республиканское правительство поручает ему начальство над целым корпусом. Но военные действия Г. лишены всякого значения. К подобной войне горячий партизан совершенно не привык. Участие Г. в военных действиях вокруг Дижона было скорее вредно для Франции, чем полезно. — После того как завершилось объединение Италии, итал. парламент наградил Г. большой рентой в 100 т. лир, к-рую он принял после нек-рого колебания. Шесть лет спустя, 2 июня 1882, Г. умер, после тяжелой болезни, связанной с многочисленными лишениями, которые ему пришлось перенести, и тяжелыми ранами.

Г. был прежде всего человеком больших страстей, большой воли и напряженного упорства, человеком, который все эти свои качества, как бы унаследованные им от генуэзских авантюристов (он был по происхождению генуэзец, хотя и родился в Ницце), отдал на служение освобождению своей родины. Освобождение это рисовалось ему в наиболее демократических формах. Свободная Италия соединялась для него с каким-то светлым и справедливым будущим. Было бы, однако, преувеличением, если бы мы вместе с той блистательной легендой, к-рая создалась вокруг имени Г., признали его крупным политическим мыслителем или великим революционным стратегом. На самом деле и сочинения, и речи Г., и его военные действия носили на себе печать известной ограниченности, неясности мысли. Человек в высшей степени благородный, с самыми лучшими начинаниями, безумно храбрый, обаятельный, Г., однако, не отличался особенно блестящими интеллектуальными способностями ни в области политики, ни как полководец. Ему удавалось одерживать блестящие победы над плохо обученными, лишенными энтузиазма войсками неаполитанского короля, папы и т. д., но при встречах с регулярными войсками Австрии, Франции и Пьемонта Г. никогда не имел успеха, и его собственная армия в большинстве случаев представляла собой плохо организованные и немногочисленные отряды повстанцев.

Политическое завещание Г. представляет собой попытку создания Европы, в которой не было бы угнетенных народов. Эта попытка, не лишенная значения, с точки зрения той национальной политики, к-рую проводит Советская власть, все еще является неосуществленной во всем остальном мире и находится в самом резком противоречии с картой Европы, созданной Версальским миром. — Г. занял свое место в истории человечества как наиболее яркий пример национально-республиканского героя, демократа, патриота, со всеми присущими этому типу положительными и отрицательными сторонами.

Лит.: Garibaldi G., Memoria autobiografiche, Firenze, 1888; «Epistolario di G. Garibaldi», ed. Ximenes, 2 volumi. Milano, 1885; Mario J., Garibaldi e i suol tempi, Milano, 1893. Па рус. яз.; Герцен А. И., Былое и думы (разн, изд.); Степняк-Кравчинский С. М., Гарибальди, Собрание сочинений, т. V, СПБ, 19Ü7—08, и отдельно Петроград, 1920.