БСЭ1/Главки и Центры

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< БСЭ1
Перейти к навигации Перейти к поиску

Главки и Центры
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гимназия — Горовицы. Источник: т. XVII (1930): Гимназия — Горовицы, стлб. 129—132 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


ГЛАВКИ И ЦЕНТРЫ (главные и центральные управления, комитеты и правления), органы управления от-дельными отраслями промышленности, созданные после Октябрьской революции и получившие наибольшее развитие в период военного коммунизма (1918—20). Возникновение главков и центров началось тотчас после Октябрьского переворота, причем основной их задачей было сломить саботаж предпринимателей и части технической интеллигенции, подчинить рабочему контролю и регулированию промышленность и обеспечить ее работу. Отчасти Г. и Ц. перенимали деятельность от уже существовавших в отдельных отраслях капиталистических объединений и регулирующих учреждений военного периода. Вначале в состав коллегий Г. и Ц. включались (наряду с представителями рабочих организаций) представители технической интеллигенции и даже предпринимателей, в целях возможно более широкого использования буржуазных специалистов, на опыте которых должны были «учиться» (по слову Ленина) пролетарские кадры. В последующем, по мере того как росли и крепли эти новые кадры, Г. и Ц. превращались В чисто пролетарские органы управления государственной промышленностью.

Система управления госуд. промышленностью в период военного коммунизма характеризовалась крайней степенью централизации (в пределах отдельных отраслей). Вся деятельность всех предприятий, в частности их финансирование, снабжение и распоряжение их продукцией, должны были регулироваться Г. и Ц. Фактически это не было и не могло быть осуществлено в полной мере хотя бы потому, что нек-рые Г. и Ц. объединяли по нескольку тысяч производственных единиц, среди к-рых преобладали мелкие и мельчайшие предприятия (напр. Главмука). С другой стороны, регулирующая деятельность Г. и Ц. не была в достаточной степени согласована между собой, что имело особенное значение при многочисленности Г. и Ц. (одно время, в 1920, их было ок. 50, см. схему ВСНХ, Б. С. Э.,том XIII, ст. 563). Наиболее затруднительным было положение сложных и комбинированных предприятий, испытывавших на себе регулирующую деятельность целого ряда Г. и Ц.

Но Г. и Ц. не только имели неограниченные права по отношению к подчиненным им предприятиям — они были органами гос. власти, распоряжения к-рых (касающиеся подведомственной главку отрасли) были обязательны для всех лиц и учреждений. Так, напр., в «Положении о Центрочае» было указано: «Все распоряжения Центрочая, касающиеся чая и всех прочих продуктов, указанных в ст. 2 настоящ. положения, являются... обязательными, подлежащими неуклонному исполнению со стороны как частных предприятий и лиц, так и общественных и правительственных организаций». Уже постановление об управлении национализированными предприятиями, изданное 3/16 марта 1918, предоставляет Г. право сосредоточивать в своих руках и в создаваемых ими учреждениях как всю заготовку необходимых для данной отрасли предметов (сырья, орудий и проч.), так и сбыт продуктов. По этому же постановлению, главк «монополизирует в своих руках ввоз и вывоз соответственных товаров». Г. и Ц. могли издавать обязательные распоряжения, реквизировать и конфисковывать различные виды имущества и т. п. — Другие отрасли хозяйства были построены на тех же основаниях, что и промышленность. Ряд главков имели НКПрод, НКЗем, НКПС.

Создание централизованной главкистской системы было необходимо для успешного подавления всех сопротивлявшихся пролетарской диктатуре, для преодоления местнических тенденций и подчинения всей промышленности интересам обороны страны. Но эта система управления оказалась недостаточно приспособленной для восстановления промышленного производства, что становилось центральной задачей по мере ликвидации фронтов. Уже в марте—апреле 1920 IX съезд РКП(б) указал, что «при огромности страны, крайней неопределенности и изменчивости основных факторов производства, при расстроенном транспорте, крайне слабых средствах связи, при чрезвычайной еще неточности приемов и результатов хозяйственного учета, те методы централизма, которые явились результатом первой эпохи экспроприации буржуазн. промышленности и которые неизбежно привели к разобщенности предприятий на местах (в городах, губерниях, районах, областях), имели своим последствием те чудовищные формы волокиты, которые наносят непоправимый ущерб нашему хозяйству».

Развитие бюрократизма в нек-рой степени было также связано с тем, что аппарат Г. и Ц. чрезвычайно туго поддавался орабочению. По подсчетам Л. Крицмана, относящимся к концу 1920, рабочие составляли в управляющем аппарате президиумов ВСНХ и губсовнархозов 57%, в фабрично-заводских управлениях — 63%, а в коллегиях Г. и Ц. — только 26%. Ликвидация гипертрофированного главкистского централизма отчасти началась уже в 1920. IX съезд РКП(б) основную задачу видел в том, чтобы, «сохраняя и развивая вертикальный централизм по линии Г., сочетать его с горизонтальным соподчинением предприятий по линии хозяйственных районов, где предприятия разных отраслей промышленности и разного хозяйственного значения вынуждены питаться одними и теми же источниками местного сырья, транспортных средств, рабочей силы и пр. Наряду с предоставлением местным хозяйственным организациям большей самостоятельности, необходимо увеличивать непосредственно хозяйственную заинтересованность местного населения в результатах промышленной деятельности». В порядке осуществления этих указаний и постановлений VIII Всероссийского Съезда Советов (декабрь 1920) а) управление значительной частью промышленных предприятий было передано местным органам и б) многочисленные Г. и Ц. (52) были слиты в 16 главных управлений, объединяющих важнейшие отрасли промышленности.

Переход к нэпу и перевод промышленности на хозяйственный расчет приводят к тому, что «главкократическое администрирование сменяется хозяйственным маневрированием» [XII съезд РКП(б)]. Главные управления теряют свое влияние на трестированную промышленность (особенно в отношении легкой индустрии), и вскоре большая часть из них ликвидируется: при реорганизации ВСНХ в 1923 были сохранены в качестве самостоятельных управлений лишь Главметалл и Главэлектро. В дальнейшем, с завершением восстановительного процесса в промышленности, с развертыванием капитального строительства и усилением роли планового начала во всем народном хозяйстве, в составе ВСНХ вновь стали создаваться главные управления по отраслям промышленности (см. схему в XIII т. Б.С.Э., на ст. 567—68). Однако, эти управления по характеру их деятельности резко отличались от Г. и Ц. периода военного коммунизма. Во-первых, создание их отнюдь не привело к ликвидации хозяйственной самостоятельности отдельных промышл. объединений (трестов, синдикатов) и отдельных заведений; во-вторых, сами главные управления включены в общую систему регулирования и планового руководства промышленностью и всем народным хозяйством страны.

Бурное развертывание капитального строительства и коренной реконструкции промышленности обусловило дальнейшие изменения в системе управления ею. Усиление планового начала в этой реконструктивной и строительной работе требовало более тесной связи регулирующих органов с самими промышленными предприятиями. Уже в феврале 1928 в виде опыта было произведено слияние текстильного директората ВСНХ со Всесоюзным текстильным синдикатом: в последнем наряду с функциями синдиката были сосредоточены и регулирующие функции главка. В конце 1929 вся гос. промышленность приступила к радикальной организационной перестройке. (См. также Военный комиссариат и ВСНХ, там же лит.).