БСЭ1/Голицын, Дмитрий Михайлович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

ГОЛИЦЫН, Дмитрий Михайлович (1665— 1737), князь, государственный деятель первой половины 18 в., известный «верховник». В 1697 был отправлен за границу для «науки воинских дел», позднее был чрезвычайным послом в Константинополе (1701), киевским воеводой, потом губернатором (1707—1718), президентом камер-коллегии, сенатором (1718—22) и членом Верховного тайного совета (1726). Крутая ломка Петром I старого бытового уклада, выдвижение людей «худородных» вызывали у Голицына неприязнь. Он не скрывал своего сочувствия царевичу Алексею Петровичу и презрения к Марте Скавронской (после — императрице Екатерине I). В качестве президента камер-коллегии Голицын в царствование Петра II провел ряд мер «фритредерского» характера: отмену привилегий Петербурга и открытие торговли Архангельска, отмену монополий (соляной, табачной, поташной), понижение таможенных тарифов и т. д. После смерти Петра II Г. — глава старобоярской партии — выступил автором «кондиций» 1730, ограничивавших власть императрицы Анны. Составленный им тогда конституционный проект находится в прямой зависимости от шведского государственного устройства и передает всю полноту власти Верховному тайному совету; палаты шляхетских и городских представителей предназначались лишь для защиты их сословных интересов; проект провозглашал свободу торговли. Аристократический (точнее — олигархический) характер плана и его буржуазные тенденции вызвали недовольство среднего дворянства, которое стремилось к безусловному преобладанию и, не желая с кем-либо делиться властью, предпочитало сохранить самодержавие. После крушения попытки «верховников» Голицын, назначенный членом сената, не играл никакой роли. Правительство Анны отмстило Г. за его руководящую роль в событиях 1730: в 1736 он был привлечен к суду якобы за незаконные действия по делу о наследстве молдавского господаря князя Кантемира, к-рое перешло к его зятю Константину Кантемиру. Голицын был приговорен к смертной казни, замененной заключением в Шлиссельбург, вскоре он там и умер. Имущество его было конфисковано. Г. был образованнейшим человеком своего времени, оставил огромную (до 6 тыс. томов) библиотеку (русских и иностранных сочинений), в которой видное место занимали сочинения политических мыслителей и юристов — Пуффендорфа, Гуго Гроция, Макиавелли и других.