БСЭ1/Мабли, Габриель де Бонно

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

МАБЛИ (Mably), Габриель де Бонно, аббат (1709—85), франц. утопический коммунист; писатель-моралист 18 в. Мабли строит свою теорию, исходя из положений естественного права. В основе его исследования социального и политического порядка лежит представление о «естественных» свойствах человека. Таковыми, наряду с себялюбием, он признает «социальные качества»: сострадание, благодарность и т. д. Совокупность естественных свойств толкает человека к общественности. Общество поэтому не есть нарушение естественного порядка; наоборот, — это естественная форма жизни человечества. Первоначальный общественный строй, по М., — строй коммунистический. «Первобытные люди, руководствуясь своими естественными влечениями и вытекающими из них идеями, соединяли свои силы для общего труда». Природа предназначала человека к равенству, равенство — необходимое условие сохранения и развития социальных качеств. «Только общее владение землей может дать счастье человечеству». Население первобытного общества редко, и оно добывает средства к существованию охотой и рыболовством, не предполагающими частной собственности на земли и воды. Рост населения и трудности в удовлетворении потребностей толкают затем общество к земледелию. Но и переход к земледелию вовсе не требует отказа от общности. Если, тем не менее, частная собственность возникла, то это — результат невежества людей. В первобытном обществе возможны злоупотребления как со стороны правителей, так и со стороны отдельных членов общества, уклоняющихся от труда. В целях борьбы с этими явлениями общество могло пойти на раздел земли, не зная, что он повлечет за собой несравненно худшие беды. Частная собственность — нарушение велений природы, она поэтому неизбежно искажает естественные свойства человека, превращая их в пагубные страсти. Расторжение общности ведет к неравенству, к разделению общества на классы. Богатые, не довольствуясь более удовлетворением естественных потребностей, накопляют все бо́льшие богатства; у бедноты часто не хватает средств для удовлетворения самых насущных нужд. Резко критикуя порядок, основанный на частной собственности, и восхваляя «естественный» коммунизм, М., однако, не считает возможным возвращение к коммунизму для современных ему цивилизованных обществ, в к-рых естественные добродетели превратились в антиобщественные страсти. Общество расчленено на классы, а классы имеют различные интересы, руководятся различными страстями. М. хорошо знает, что никакие доказательства не убедят богатых согласиться на коммунизм, не дающий простора для удовлетворения их страстей. Но он не видит также силы для переворота и у бедных, потерявших чувство равенства, задавленных работой и невежественных. Эта пессимистическая оценка соотношения общественных сил заставляет М. отказаться от борьбы за коммунизм и приводит его к очень скромным уравнительно-мелкобуржуазным предложениям, вроде регламентации наследования, законов против роскоши, регулирования торговли и т. п. Радикально настроенный в теории, Мабли является чрезвычайно осторожным в своей практической программе и пасует перед господствующими классами, собственность к-рых ни в коем случае не должна быть нарушена. Тем не менее заслуга М. как мыслителя, сформулировавшего тезис о противоречии классовых интересов и наряду с Морелли выдвинувшего коммунистическую теорию, очень велика. Энгельс писал в введении к своему Анти-Дюрингу: «Вместе с революционными попытками еще не сложившегося класса возникали и соответствующие теории:... в 18 (столетии. — Ред.) — уже прямо коммунистические теории (Морелли и Мабли)... Аскетически суровый, спартанский коммунизм, осуждавший всякое наслаждение, был первым проявлением нового учения» (Энгельс, Анти-Дюринг, в кн.: Маркс и Энгельс, Соч., т. XIV, стр. 18). М. был, т. о., одним из предшественников франц. утопических социалистов последующего периода. «Современный социализм, — пишет Энгельс в «Варианте введения к „Анти-Дюрингу“», — ... в своей теоретической форме является прежде всего дальнейшим и более последовательным продолжением основных принципов, выдвинутых великими французскими просветителями 18 века, и его первые представители, Морелли и Мабли, недаром принадлежали к их числу» (Энгельс, там же, стр. 357).

Большое влияние имели политические взгляды М. Человеку, по М., в соответствии с его естественными свойствами, присущи неотъемлемые, незыблемые права, к-рые никакая власть не в праве отнять. Источником верховной власти является народ, который создает власть для улучшения своего благосостояния. Если народ ошибся и создал вредную для себя организацию власти, он имеет право ее исправить и изменить существующее правление. Граждане обязаны повиноваться лишь до тех пор, пока власть преследует цель, ей естественно свойственную по договору с народом, — счастье народа. Произвольная власть не может быть разумно обоснована. Чтобы иметь хорошие законы, народ должен быть сам своим законодателем. М. — против английской конституции, предоставляющей королю право участия в законодательстве. Во избежание сосредоточения чрезмерных полномочий в руках одного лица, М. предлагает изъять из рук главы исполнительной власти влияние на суд, на полицию, на армию. Из этих положений М. можно было делать выводы в пользу революции и республики, и их действительно делали во время французской бурж. революции 18 в. Но сам М. и здесь, как и в своих социальных взглядах, останавливается перед крайними выводами и проповедует благоразумие и осторожность в деле политических преобразований.

Основные теоретические работы М.: Doutes proposes aux philosophés économistes, sur l’ordre naturel et essentiel des sociétés politiques, P., 1768 (полемика с физиократами по вопросу о естественном порядке); Des droits et des devoirs du citoyen, P. — Lausanne, 1789 (важно для характеристики политических взглядов); De la législation, ou principes des loix, Amsterdam — P., 1776. M. принадлежит также ряд исторических трудов: Observations sur l’histoire de France, 2 vls, Paris, 1765, и др.