БЭАН/Жертвоприношения у евреев

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< БЭАН
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жертвоприношения у евреев
Иллюстрированная полная популярная Библейская Энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Жаба — Лягушка. Источник: вып. II: Ж — Л, с. 6—8 ( РГБ · репринт · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Жертвоприношения у евреев. Еще с незапамятных времен мы находим обычай приносить жертвы господствующим почти у всех тогда известных народов. Еще в первобытные времена человеческого рода мы видим из Свящ. Писания, что сыновья наших прародителей приносят Богу жертвы (минхаг): Каин от плодов земли, которую он возделывал, а Авель от тука первенцев стад, кои он разводил (Быт. IV, 3). Патр. Ной после потопа в благодарность Богу за свое спасение приносит жертву всесожжения от всякого чистого скота и от всякой чистой птицы (Быт. VIII, 20). Точно так же патриархи сооружали жертвенники на местах Богоявлений для принесения жертв и призывания имени Божия (Быт. XII, 7XIII, 4XXVI, 25 и др.). До времен Моисея побуждением и основной мыслью жертвы является не столько чувство виновности или греха, удаляющего человека от Бога, сколько влечение любви и благодарности к Богу за полученные от Него благодеяния. В первый раз с грехозаглаждающим значением жертвы мы встречаемся при принесении всесожжения Иовом за его детей (Иов. I, 5) и за его трех друзей (Иов. XLII, 8). Такое же значение жертвы встречаем в словах Моисея фараону о жертвах в пустыне (Исх. X, 25). Вообще же ветхозаветные жертвы служили великим прообразом той высшей жертвы, которую некогда Сын Божий имел принести на земле за грехи людей. Закон определял не только материал для жертв и обращение с ними, но и уставлял различные роды и виды жертв для различных отношений израильтян. Материалом для жертв служили частью животные, частью произведения царства растительного. Жертвенными животными обоих полов были: рогатый скот (бык, вол, теленок) и мелкий скот (козы и овцы), причем между овцами особенно определенно указан агнец или овен (Числ. XV, 5, 6XVIII, 11); затем птицы, именно горлицы и молодые голуби (Лев. I, 14). Относительно качеств жертвенных животных требовались: известный возраст (Лев. XXII, 27, 29) – из мелкого скота он должен быть однолетним (Исх. XII, 5), а из крупного трехлетним; а в особенности требовалась телесная беспорочность: они долженствовали быть без всяких недостатков и не могли быть жертвенными животными слепые, изувеченные, с переломанными членами, кастрированные и т. п. (Лев. XXII, 20–24). Жертвы Богу из растительных произведений состояли из хлеба, мяса, ладана, соли и вина. Первый приносился в жертву и колосьями (Лев. II, 14), высушенными на огне и растолченными, и пшеничной мукой (Лев. II, 1), с возлитым на нее елеем и положенным ладаном, и пресным хлебом (Лев. II, 2 и д.) и пшеничной мукой, приготовленной в горшке с елеем (Лев. II, 7). Каждая хлебная жертва должна была быть посыпана солью (Лев. II, 13, Мар. IX, 49) и не могла быть кислой: кислое тесто и мед не должны были воспламеняться на огне Иеговы (Лев. II, 11). Наконец, для жертв возлияния употреблялось вино, по всей вероятности темно-красного цвета. С жертвенным животным, предназначенным для заклания, поступали обыкновенно таким образом: его приводили пред двери святилища, т. е. к жертвеннику пред Скиниею, или храмом (Лев. I, 3IV, 4), и приносящий жертву клал свою руку на голову животного и закалывал его на северной стороне жертвенника (Лев. I, 4, 5–11III, 2, 8 и др.); затем священник собирал кровь в сосуд и кропил ею иногда бока жертвенника, иногда роги оного, иногда роги кадильного алтаря и пр., остальная же кровь выливалась у подножия жертвенника всесожжений (Исх. XXIX, 12, Лев. IV, 7, 18). Затем приносящий жертву сдирал с животного кожу и рассекал жертву на части (Лев. I, 6VIII, 20); рассеченные части священник клал на жертвенник и сжигал или все, или только тук (жирные части). В последнем случае остальное мясо иногда сжигалось вне стана, иногда съедалось священниками, а частью и приносителем. При принесении в жертву голубей священник сам свертывал им голову и кровь выцеживал на стену жертвенника, потом отделял зоб с нечистотой и бросал в пепельную кучу подле жертвенника, преломлял птицу в крыльях, не отделяя их, и наконец сожигал на жертвеннике (Лев. I, 15 и сл.). С растениями, если они приносились в жертву всесожжения, поступали так: священник брал часть принесенной муки с елеем, часть колосьев и лепешек и сжигал это на жертвеннике с фимиамом. Остальное доставалось священникам, но должно было съедаться не кислым, во дворе Скинии (Лев. II, 2III, 16VI, 6, 11). Сжигалась вся мука с елеем только в том случае, если приносящий жертву сам был священник. Если же растительный дар принадлежал к жертвам мирным или благодарениям и состоял из пресных хлебов и др., то только одна лепешка из всего приношения предлагалась как возношение Иегове и переходила к священнику, кропившему кровью (Лев. VII, 11), остальная же часть истреблялась в праздничное время приносителями.

Из жертв, приносимых Богу евреями, отметим следующие:

а) Жертва всесожжения (Быт. VII, 20XXII, 2, Исх. XXIX, 42 и др.). Это была жертва среди евреев самая обыкновенная и всеобщая. О ней в первый раз упоминается в Свящ. Писании при жертвоприношении Ноя, по выходе из ковчега (Быт. VIII, 20). Она состояла в том, что сжигалось все жертвенное животное со всеми его частями, за исключением кожи. Подробности принесения жертвы, а также относительно животных и качеств их означены выше. Она означала собой, что приносящий сию жертву приносит в жертву все, всего себя, и душу и тело свое, и была преимущественным прообразом жертвы Христовой. Так Мессия имел некогда принести Себя в жертву за грехи людей для их спасения (Евр. IX, 9, 14 и др.).

б) Жертва греха. Принадлежа к разряду жертв умилостивительных, обе эти жертвы были тесно соединены между собой, хотя и составляли два отдельные вида жертв. Жертва греха была различна по различию лица, за которое приносилась, и по степени греховности, которая имела быть очищена. Так, напр., предписывался для жертвы телец – при посвящении священников и левитов (Исх. XXIX, 10, Числ. VIII, 7–12), за первосвященника в великий день Очищения (Лев. XVI, 36XIV, 18, 19), когда первосвященник согрешил к соблазну народа (Лев. IV, 3–12), или когда согрешило все общество (Лев. IV, 13, 21); козел – в новомесячия и годовые праздники за грехи народа (Числ. XXVIII, 22, 30), при освящении Скинии и храма (Числ. VII, 16, 22, I Ездр. VI, 17); коза или агница – за прегрешения кого-либо из народа, за прегрешение по ошибке (Лев. IV, 27, 28, 32); однолетний агнец и овца однолетняя – при разрешении обета назореев (Числ. VI, 14, 16, 19) и при очищении прокаженного (Лев. XIV, 10, 19); горлица или молодой голубь – при очищении родильницы (Лев. XII, 6), жены страдавшей долгое время кровотечением (Лев. XV, 29 и др.), и взамен агнца для бедного при обыкновенных грехах (Лев. V, 7); пшеничная мука – десятая часть ефы без елея и ладана, при обыкновенном грехе, для совершенно бедного, который не мог принести в жертву даже и голубя. Что касается самого приношения жертвы, то после умерщвления животного и возложения на него руки при жертве тельца за первосвященника или за все общество, семь раз кропилось кровью жертвы в святилище пред Иеговой против внутренней завесы, затем помазывались роги кадильного жертвенника, а оставшаяся кровь выливалась у подножия жертвенника всесожжений (Лев. IV, 25–30 и сл.). После окропления кровью во всех жертвах за грех (исключая голубей) тук или жир и прочие тучные части отделялись от мяса и сжигались на жертвеннике (Лев. IV, 8, 10, 19, 29 и др.). Прочие части жертвенного мяса, в тех случаях, когда кровь вносилась во Святилище и Св. Святых, вместе с кожей, головой, ногами, внутренностями и нечистотой сжигались вне стана или города на чистом месте, где выбрасывался жертвенный пепел (Лев. IV, 20, 21). При прочих же жертвах за грех, где кровь оставалась во дворе храма, мясо должно было съедаться священниками на святом месте, во дворе Скинии. Сосуды, в которых оно варилось, должно было разбить, если они были глиняные, а если медные, то по крайней мере вычистить песком и вымыть, одежду, на которую случайно попадала кровь жертвы, нужно было вымыть в святом месте (Лев. VI, 26–29). С жертвенными голубями поступали способом, указанным нами на предыдущей странице. Наконец из муки принесенной в жертву за грех, вместо птицы священник брал полную горсть и сжигал ее на жертвеннике (Лев. V, 12), остальное же принадлежало ему, как приношение хлебное (Лев. V, 11–19).

в) Жертва вины была назначена только для частных лиц и притом за такие преступления, которые, хотя не были достойны смерти, требовали, однако, удовлетворительного наказания. Она состояла из овна, большей частью по оценке священника (Лев. V, 15 и др.), или овцы, или козы, или ягненка (Лев. V, 1–19, Числ. VI, 12). По заклании животного на северной стороне жертвенника кровь его кропилась на жертвенник со всех сторон, тук сжигался на жертвеннике, как и при жертве за грех, а мясо съедалось священниками в святом месте (Лев. VII, 17 и др.).

г) Жертва спасения или мира (Лев. III, 1) – тройная: жертва хвалы или благодарственная (Лев. VII, 12), жертва обета и, наконец, жертва вольная (Лев. VII, 16). Для этой жертвы можно было употреблять всякий рогатый скот беспорочный, крупный и мелкий и обоего пола (Лев. III, 16IX, 4). В мирных жертвах голуби нигде не упоминаются. Обрядовые действия над этой жертвой до кропления кровью сходны с действиями жертвы всесожжения (Лев. III, 2VIII, 13). Затем из жертвенного животного отделялись жирные внутренности, те же, что и при жертве за грех, и сожигались на жертвеннике, положенные поверх всесожжения (Лев. III, 3–5, 9–11, 14–16IX, 18). Далее отделялись грудь и правое плечо; последнее оставлялось служащему священнику, а первая приносилась Иегове через обряд потрясения (см. Возношение и потрясение пред Господом). Остальные части животного отдавались принесшему жертву, и из них устроялся жертвенный пир, в котором могли принимать участие все члены их семейств, по предварительном левитском очищении (Лев. VII, 15–18, 22–30). Мясо жертвы хвалы или благодарения должно было съедать в самый день жертвоприношения (Лев. VII:15–18, XXII:30). При жертве же обета и вольной жертве, оставшейся от первого дня, должно было съедать утром следующего дня, а не съеденное в означенные сроки должно было сожигать, но не на жертвеннике (Лев. VII, 16–18). Под угрозой истребления запрещалось есть мясо мирной жертвы лицам, находящимся в нечистоте или осквернившимся какой-либо нечистотой (Лев. VII, 20, 21). В мирных жертвах вместе с пресным хлебом и лепешками с елеем можно было приносить в жертву и квасный хлеб (Лев. VII, 12, 13).

д) Жертва бескровная, дар бескровный. Веществом для оных служили хлебные зерна или колосья, мука с елеем и ладаном, хлебные печенья с елеем в разных видах, ладан и вино. Иногда вещества эти присоединялись к другим приношениям и жертвам, а иногда приносились и отдельно. Они частью принадлежали алтарю, а частью священникам и левитам. Ко всем подобным приношениям всегда присоединялась соль, но кислый хлеб и ничто квасное никогда не сожигалось на жертвеннике, а мед вовсе был исключен из числа приношений (Лев. II:2, VI:14–16, Чис. XXVIII, 5).

е) Жертва очищения. См. День очищения.

ж) Жертва ревнования. См. Ревнование.

з) Жертва возлияния. См. Возлияние жертвенное.