БЭАН/Иеремия пророк

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Иеремия пророк
Иллюстрированная полная популярная Библейская Энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Жаба — Лягушка. Источник: вып. II: Ж — Л, с. 71—74 ( РГБ · репринт · индекс ) • Другие источники: ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ЭСБЕ : OSN


Иеремия пророк (Иер. I, 1, Мф. II, 17, XVI, 14 и др.) – второй из так называемых больших пророков, сын священника Хелкии из Анафофа. Пророческое служение Иеремии обнимало собой самый мрачный период иудейской истории. Призвание его к пророческому служению произошло в ранней молодости, на 15 году жизни, в тринадцатый год царствования Иосии, ц. иудейского, и затем продолжалось при царях Иоахазе, Иоакиме, Иехонии и Седекии, почти в продолжение сорока пяти лет. Вероятно, большей частью он жил в городе, в котором родился, именно в Анафофе, так как в XI гл. его книги (ст. 21) говорится о мужах Анафофа как о мужах, ищущих души пророка. Но так как этот город, известный в настоящее время под названием Аната, находился только в трех милях расстояния от Иерусалима, то Иерусалимский храм, несомненно, был местом, где чаще всего раздавался голос пророка Божия. Впрочем, и помимо сего он возвещал слово Божие и в храме, и во вратах города, и в доме царя, и на площадях народных, и в частных домах, всеми силами стараясь предотвратить бурю, готовую разразиться над упорным в своих грехах народом (II, III, IV, V, VI). С раннего утра (XXV, 3) проповедовал он слово Божие, навлекая на себя через это поношение и повседневное посмеяние (XX, 8). Собственное его семейство отказалось от него (XII, 6), сограждане преследовали его ненавистью (XI, 21), смеялись над ним, задавая вопрос: где слово Господне? пусть оно придет! (XVII, 15). Не было недостатка и в глубоких душевных скорбях. Иеремию сильно сокрушало окружающее его беззаконие (XII, 1, 2); ему казалось, что все сторожат за ним, не споткнется ли он, он слышал угрозы: попадется он, и мы одолеем его и отмстим ему (XX, 10); его обуревало иногда сомнение, не есть ли его служение посмеяние и издевание? (XX, 7). Смерть благочестивого царя Иосии, несомненно, была одним из величайших несчастий в жизни пророка. Оплакал Иосию и Иеремия в песне плачевной, говорит свящ. писатель кн. Паралипоменон (II Пар. XXXV, 25). О вступившем затем на престол Иохазе, правление которого длилось только три месяца и который засим отведен в плен, пр. Иеремия отзывается с особенной нежностью и участием. «Не плачьте об умершем и не жалейте о нем, восклицает он, но горько плачьте об отходящем в плен (т. е. об Иохазе, иначе Саллуме), ибо он уже не возвратится и не увидит родной страны своей» (Иер. XXII, 10, 11). С особенной живостью пр. Иеремия описывает некоторые события последовавшего затем царствования Иоакима (607–597 до Р. Х.). Вскоре после его восшествия на престол, в один из торжественных праздников, когда дворы храма были переполнены молящимися из всех городов Иудеи, Иеремия по повелению Божию является в храме и громогласно возвещает народу, что Иерусалим будет поражен проклятием и что самый храм постигнет участь Силома (XXVI, 6). С этого времени, можно сказать, начинается у него борьба со священниками и лжепророками, особенно наполнявшими в означенное время Иерусалим и окрестности его. За грозное пророчество Иеремию схватили лжепророки и, представив на суд князей и народа, требовали немедленной его смерти (ст. 8). Только усилиями некоторых князей, благорасположенных к нему, и в особенности усилиями друга его, Ахикама, восставших на защиту пророка, он был спасен от неминуемой смерти (гл. XXVI). В другое время, когда по повелению Божию пророчества Иеремии были собраны в одну книгу и переписаны Варухом, учеником его, и прочитаны во всеуслышание народа в притворе храма (XXXVI, 1–9), Иоаким пожелал познакомиться с содержанием их, и вот гнев царя обрушился как на самого Иеремию, так и на свиток его пророчеств. По мере прочтения свитка царь отрезал писцовым ножичком прочитанные столбцы и сжигал на огне жаровни, стоявшей перед ним, доколе свиток не был уничтожен совершенно. Сам же Иеремия с Варухом едва-едва спаслись от царского гнева, Господь сокрыл их (XXXVI, 26). После уже в тайном убежище Иеремия и Варух вторично переписали пророчества, с прибавлением к оным многих подобных тем слов (XXXVI, 32). Но вот, согласно с предсказанием Иеремии, Иоаким бедственно окончил жизнь свою: он был взят в плен Навуходоносором, заключен в оковы, и по смерти его (на пути ли в Вавилон или в самом Вавилоне, неизвестно) на престол вступил сын его, Иехония, делавший впрочем неугодное пред Богом и царствовавший только три месяца. Если не при Иоакиме, то, быть может, при этом царе, Пасхор, священник и надзиратель в Доме Божием, слыша пророчества Иеремии о грядущих бедствиях на Иерусалиме, ударил его и посадил в колоду при вратах Вениаминовых, при Доме Господнем, и хотя на следующий же день выпустил его, но пророк снова возвестил, что Господь предаст всего Иуду в руки ц. вавилонского, который отведет их в Вавилон и поразит мечом (XX). Пророчество исполнилось с поразительной точностью. Навуходоносор осадил город, без сопротивления занял его и переселил Иехонию в Вавилон со всем домом, родом, вельможами, войском и всеми жителями, кроме бедного народа. В числе отведенных в плен находилось и несколько лжепророков, утешавших народ надеждой на скорое окончание его бедствий. Вследствие сего на престоле царства Иудейского остался третий сын Иосии, Матфания, иначе переименованный Седекиею (597–586); но при этом царе положение Иеремии нисколько не изменилось к лучшему. Борьба с лжепророками продолжалась. К несчастью своему, Седекия решил обезопасить себя на престоле изменой царю вавилонскому и присоединился к союзу царей моавитского, идумейского и др. Для нагляднейшего вразумления его пророк Иеремия по повелению Божию явился на улицах Иерусалима с узами и ярмом на шее (XXVII, 2); таковые же ярма он послал и к пяти царям, вступившим с Седекией в союз против Вавилона. Лжепророк Анания, сокрушивший ярмо на вые Иеремии (XXVIII, 10) и предсказавший падение халдеев в продолжение двух лет (XXVIII, 3), был обличен Иеремией во лжи и умер в том же году (16, 17). Между тем неприятель усиленно обложил Иерусалим, и в нем открылся сильный голод. Положение пророка сделалось очень опасным. Он хотел было удалиться в землю Вениаминову (XXXVII, 12), но начальник стражи задержал его, принявши за перебежчика, и привел к князьям, которые били его и заключили в темничный подвал, где и пробыл много дней. Приведенный оттуда к Седекии, на вопрос его: «нет ли слова от Господа?» ответил: «ты будешь предан в руки царя Вавилонского» (XXXVII, 17), затем, по просьбе пророка, его заключили во дворе стражи, давая ему по куску хлеба на день из улицы хлебопеков, пока не истощился весь хлеб в городе (XXXVII, 21). Но так как пророк, несмотря на заточение, продолжал советовать покорность халдеям без сопротивления, то и был брошен князьями в грязную яму во дворе стражи, в которой он и умер бы от сырости и голода, если бы не спас его своим ходатайством пред царем один богобоязненный эфиоплянин, служивший при дворце, именно Авдемелех. С большими усилиями его вытащили из рва и снова оставили во дворе стражи. Седекия тайно посылал за Иеремией, чтобы услышать от него волю Божию. Пророк по-прежнему советовал царю довериться великодушию победителя: тогда, говорил он, и город не будет сожжен, и царь со всем семейством останется в безопасности. К несчастью, Седекия не последовал благоразумному, боговдохновенному совету пророка, он боялся, чтобы халдеи не выдали его иудейским изменникам, которые стали бы ругаться над ним (гл. XXXVIII, 19). Печальные последствия сказались скоро. Неприятель ворвался в город и взял его. Седекия с оставшимися при нем воинами бежал было ночью из столицы, но его поймали и отвели в сирийский город Риалу и там, по приговору победителя, закололи сыновей его перед глазами отца, а самого ослепили, оковали медными оковами и отвели в Вавилон, где он и умер в темничном заточении. По взятии и разрушении Иерусалима и переселении иудеев в Вавилон, в 586 году, Навузардан, начальник царских телохранителей, по повелению Навуходоносора, оказал пр. Иеремии некоторые знаки своего благорасположения и предоставил ему выбор местности для жительства. Иеремия пожелал остаться в своем отечестве, чтобы быть полезным соотечественникам своими советами и утешениями; впрочем, он недолго оставался здесь. По убиении Годолии, областеначальника Иудеи, поставленного Навуходоносором, Иеремия вместе с Варухом и некоторыми из других иудеев против воли был увлечен в Египет. О последующей судьбе пророка из Свящ. Писания более ничего не известно. Древнее христианское предание свидетельствует, что кончина его была мученическая, именно, что он в г. Тафнисе был побит от иудеев камнями за обличение их пороков и за пророчество об их погибели. Александрийское предание говорит, что Александр Македонский перенес тело его в Александрию. Могилу его, находящуюся недалеко от Каира, и доныне глубоко уважают египтяне. По словам александрийской летописи, над могилой его первоначально стоял величественный памятник, впоследствии возобновленный и украшенный царицей Еленой. В апокрифической II Макк. книге мы видим пр. Иеремию окруженным ореолом славы. По словам оной, пр. Иеремия скрыл в одной из пещер горы Хорив Скинию, Ковчег Завета, жертвенник кадильный и заградил вход в оную, чтобы они оставались там в неизвестности дотоле, доколе Бог, умилосердившись, не соберет сонма народа (II Мак. II, 1–8). В ней говорится также, что при разрушении Иерусалима некоторые благочестивые священники скрыли в одном кладезе свящ. огонь, взятый с жертвенника, который при возобновлении храма был найден их потомками (II Макк. I, 19–36), и что Иеремия, во время переселения иудеев, приказал и переселяемым взять с собой от огня храма (II Макк. II, 1). В видении Иуды Маккавея Иеремия является мужем, украшенным сединами и славой, окруженным дивным и необычайным величием, братолюбцем, который много молится о народе и святом городе, давшем Иуде золотой меч на сокрушение врагов (II Мак. XV, 13–16). Даже во время земной жизни Господа преобладала уверенность, что дело Иеремии еще не кончилось. Господа Иисуса Христа некоторые считали за Иеремию или одного из пророков (Мф. XVI, 14). Память пр. Иеремии празднуется Прав. Церковью 1-го мая.