БЭАН/Клятва

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Клятва – торжественное обращение к Всемогущему Богу, верному и нелицемерному Свидетелю того, что утверждается или отрицается. Клятва у евреев была прямая и непрямая. Непосредственное обращение к Богу как к Верховному Свидетелю было дозволено Законом (Втор. VI, 13), и оно выражалось в различных формах. Так, напр., выражения: Господь между мною и тобою пусть будет Судьей (Быт. XVI, 5); жив Господь! (II Цар. XII, 5); пусть то и сделает мне Господь (Руф. I, 17); свидетель мне Бог (Рим. I, 9). В клятвах, составлявших непосредственное обращение к Богу, хотя бы при сем и не употреблялось имя Божие, можно читать в Евангелии от Матфея (Мф. V, 34). А Я говорю вам, говорит Господь не клянись вовсе ни небом, потому что оно престол Божий... и пр. Далее мы читаем в Свящ. Писании о том, что евреи клялись иногда жизнью царя (Быт. XLII, 16), жизнью какого-либо частного лица (I Цар. I, 26), полевым скотом (Пес. Пес. II, 7), храмом, алтарем, жертвами (Мф. XXIII, 16–22). Клятвы вообще произносились: а) поднявши руку вверх: Поднимаю руку мою к Господу Богу Всевышнему, Владыке неба и земли, сказал Авраам царю Содомскому (Быт. XIV, 22). Я подъемлю к небесам руку Мою, представляется в кн. Втор. (Втор. XXXII, 40) сам Господь как бы клянущимся, и клянуся десницею Моею и говорю: живу Я во век! или б) обратившись лицом к жертвеннику (III Цар. VIII, 31), или, наконец, в) положивши руку под стегно (Быт. XXIV, 2). Первая форма при произнесении клятвы считалась наиболее распространенной. Клятвы произносились при следующих случаях:

а) когда заключался завет или договор между людьми (Быт. XIV, 22, Деян. XXIII, 21).

б) когда заключался договор между царем и его народом, и наоборот (I Цар. XIV, 24–28, III Цар. XVIII, 10).

в) иногда при произнесении обета (Числ. XXX, 2).

г) при раскрытии какого-либо преступления (Числ. V, 21). В означенном случае употреблялась особая форма заклятия, именно: заклинающий обыкновенно говорил: заклинаю тебя Богом живым (Мф. XXVI, 63), и заклинаемый отвечал на это: аминь, или: ты говоришь. В Послании к Евреям (Евр. VI, 16–18) ап. Павел говорит следующее: Люди клянутся высшим, и клятва во удостоверение оканчивает всякий спор их. Посему и Бог, желая преимущественнее показать наследникам обетования непреложность Своей воли, употребил в посредство клятву. Из сего должно заключить, замечает по поводу означенных слов известный церковный вития-богослов митр. Филарет, что если сам Бог для непреложного уверения употребил клятву, то кольми паче позволено и должно нам в важных и необходимых случаях, по требованию законной власти, употреблять клятву и присягу с благоговением и с твердым намерением – отнюдь не изменять ей. Клятвы у евреев считались греховными, когда, напр., произносились в пустых случаях и напрасно (Исх. XX, 7), когда клялись истуканами и идолами и др. В более чистые времена иудейской истории у евреев всякая клятва считалась священной (Нав. IX, 20), но в позднейшие времена иудейские раввины уже учили, что если в какой-либо клятве не произнесено имя Божие, то она совсем не обязательна, и вследствие такого неправильного понимания и лжеучения, естественно, распространялись обманы и вероломство. Подобного рода клятвы строго воспрещались Господом и Его апостолами (Мф. V, 33–37, Иак. V, 12). Не клянись вовсе, учил Господь, но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх того, то от лукавого (Мф. V, 37). Следуя этому учению, ессеи действительно вовсе не клялись. Ложная клятва состоит в том, что люди утверждают клятвой то, чего нет. Это грех против третьей заповеди.