БЭАН/Сирия

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Сирия
Иллюстрированная полная популярная Библейская Энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Маадай — Смоковница. Источник: вып. III: М — Смо, с. 208—210 ( РГБ · репринт · индекс ) • Другие источники: ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ЭСБЕ


Сирия (II Цар. VIII, 12). Слово Сирия означается в еврейском тексте словом Арам (см. это слово). В обширнейшем значении слова, Сирия простиралась от Средиземного моря и р. Кидиа до Евфрата и от г. Тавр на севере до Аравии и до границ Египта на ю. Она разделялась на Сирию Палестинскую, которая вмещала в себе Ханаан и Финикию, Килисирию – между двумя рядами гор Ливана, и Верхнюю Сирию. Последняя была известна под названием Сирии в тесном смысле. Цари сирийские вели частые войны с сынами Израилевыми и иногда были подчиняемы ими, а иногда вступали в союз с ними. Сирия преимущественно находилась под владычеством ассириян, вавилонян, персов, македонян, римлян и магометан, которым принадлежит и в настоящее время. Сирия и Ассирия суть названия совершенно различного происхождения. Первое родственно с Тиром, или Суром, как обыкновенно произносят, а другое ведет свое начало от Ассура. Отличительные черты в физическом виде Сирии составляют большие горные хребты Ливан и Антиливан, тянущиеся с с. к ю., и большие пустыни, лежащие на в. и ю.-в. Долины Сирии очень плодоносны и доселе еще изобилуют пшеницей, виноградом, табаком, тутовыми деревьями, оливками, превосходными плодами, как, напр., апельсины, финики, фисташки и др. Климат в обитаемых частях Сирии удивительно здоров и приятен. Сирию населяют разные народности, но в городах народонаселение по преимуществу состоит из турок и греков. Единственное поколение, которое может считаться туземным, – суть жители вершин Ливана. Замечательнейшие из них суть друзы и марониты. Общий язык их арабский. Воины и правительственные чиновники говорят по-турецки. От древних сирийцев почти не существует никаких следов. Ни одна страна не была так известна в древности, как Сирия. На ю.-з. находилась Обетованная Земля, страна израильтян, колыбель христианства. Финикия, особенно города ее – Тир и Сидон славились своей торговлей. Первоначально столицей Сирии был г. Иоппия, а затем Дамасск, бывший долгое время столицей могущественного государства. Антиохия была некогда царской резиденцией и считалась третьим городом в мире по богатству и народонаселению. Баалбек и Пальмира доселе еще представляют замечательнейшие развалины своего древнего величия. Здесь некогда в различные времена сражались за свое господство и преобладание ассирияне, иудеи, греки, парфяне, римляне, сарацины, крестоносцы и турки. Нина, Семирамида, Сезострис, Александр, Помпей, Антоний, Тит, Аврелиан и др., в позднейшее же время Готфрид Бульонский, Ричард Львиное Сердце, Саладин и др., и потом во времена, ближайшие к нам, Наполеон и МагометАли на равнинах Сирии представляли собой грозных завоевателей. В настоящее время невежество, суеверие и варварство господствуют в этой стране и от ее древней славной цивилизации не остается почти никаких следов. Несториане настоящего времени называют себя сирийскими христианами, потому что они употребляют у себя древние формы богослужения. Они имеют Новый Завет, переведенный на сирийский язык, вообще же в настоящее время в Сирии преобладает арабский язык и сирийцы читают Библию на означенном языке. Сирия составляет одно из самых интересных поприщ для миссионерской деятельности, какое только можно найти в наше время. В ее пределах можно найти девять десятых местностей различных событий из Свящ. Истории. Она в продолжение целого тысячелетия была единственной местностью для сохранения Церкви Божией, она была светильником и светочем, свет которого сиял во мраке мира почти в продолжение 12 столетий; все части ее были освящены стопами Сына Божия или Его пророков и апостолов; едва ли какой-либо холм и долина здесь не оглашались песнопениями Моисея, Давида и Исаии; здесь, наконец, пролилась кровь Богочеловека, вземлющего грехи мира. Таким образом, вся эта страна составляет огромный, живой комментарий слова Божия, раскрытый для религиозного и нравственного чтения во все века и для посрамления неверующих. В новейшее время Сирия делится на 4 эйялета, или наместничества: Дамасское, Бейрут, Алеппо и Мераш; к последнему присоединена и древняя Коммагена. Из свидетельств новейших путешественников видно, что как во внешнем, так и во внутреннем ее состоянии продолжается то же неустройство, какое давно господствует в стране этой: тот же деспотизм властей, тот же произвол, то же разорение и опустошение земли, та же свирепость турок, то же грабительство арабов, та же дикость, то же варварство. Жители Сирии давно не имеют возможности пользоваться безопасностью жизни и собственности благодаря своему правительству. Вот как описывает эту страну Портер, бывший в Гауране: «Холмы со всех сторон казались внезапно преисполненными жизни, и долины и равнины огласились криком пастухов и блеянием огромных стад их, когда они гнали их на пажити. Но пастухи не имели того спокойного и смиренного вида, который обыкновенно соединяется с пастушескою жизнию и ее привычками; все они имели вид свирепый и дикий, в особенности арабы. Кроме длинного ружья, многие из них имели маленькие топоры и за поясом были пистолеты и кинжалы». Кроме такой постоянной опасности для оседлой жизни, арабские племена не только питают постоянную наследственную вражду к христианам и туркам, но часто ведут междоусобные войны и между собой, часто одно племя ведет войну с другим племенем, почему правильное возделывание почвы и усовершенствование естественных богатств, которыми так щедро наделена страна эта, становится делом невозможным. Отсюда многие разрушенные города и селения остаются в своих развалинах и запустении; во многих местах счастливо можно бы было жить, но жителей нет. Многие равнины вместо изобилия, которое должны были бы производить, представляют бесплодный вид пустынь, который только кое-где оживляется рощами из диких фиговых деревьев; травы остаются нескошенными, поля пустыми. Обрабатываются только небольшие частички лучшей почвы и то лишь тогда, когда есть надежда и средства оградить свою жатву от вторжения неприятелей. Арабские стада свободно бродят по долинам и равнинам, и полевые ограды не составляют для них никакого препятствия. Нигде в мире нет такого плачевного примера тиранства, хищения и бесчинства, как в большей части Сирии. Большая часть жителей терпит от своеволия толпы вооруженных людей, которые располагают всем по своим прихотям и произволу. В каждой провинции паша есть совершенный деспот. В деревнях жители ограничиваются одним уже необходимым для жизни; у них известны только такие искусства, без которых существовать невозможно. Здесь нет убежища от насилия, исключая разве городов. Нельзя не сказать еще, что нигде, кажется, нет такого множества и смешения различных народностей и вместе с этим такого множества различных верований и исповеданий и различных ересей, сект и расколов, как в Сирии, и при этом здесь господствует грубое невежество, множество суеверий и нечестивых обрядов и большой разврат преобладающей массы; и отсюда постоянная ненависть и вражда партий и бедствие страны. В недавнее время Ливан, в продолжение многих веков сохранявший свою независимость, населяемый деятельным и промышленным племенем и изобиловавший разными прекраснейшими произведениями страны – шелковицей, оливковыми деревьями, виноградом и проч., представлял самую печальную картину вследствие вражды и междоусобий между маронитами и друзами. Убийства, грабежи и опустошительные пожары свирепствовали в разных частях горы в 1846 и 1847 гг., и снова возобновились в 1860 г. Многие деревни были охвачены пламенем и некоторые из самых цветущих мест в Ливане сделались необитаемыми и покрылись развалинами. Из Бейрута было известие: 60 городов и деревень в Ливане сожжены, и эта прекрасная гора обратилась в угрюмую степь. По приблизительным соображениям, сгоревших деревень было 150. Целый христианский квартал в Дамаске, который сам по себе был как город, безжалостно ограблен и сожжен до основания. В 18 61 г. европейские державы должны были послать туда и в Бейрут свои войска (франц. и англ.), чтобы обуздать магометанский фанатизм.