БЭАН/Скиния

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< БЭАН
Перейти к навигации Перейти к поиску

Скиния
Иллюстрированная полная популярная Библейская Энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Маадай — Смоковница. Источник: вып. III: М — Смо, с. 213—215 ( РГБ · репринт · индекс ) • Другие источники: ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ЭСБЕ


Скиния (Исх. XXV, 9) – собственно означает подвижной шатер, переносную палатку, кущу. В этом смысле слово сие употребляется в кн. Числ (Числ. XXIV, 5), Иова (Иов. XI, 14XXII, 23), Мф. (Мф. XVII, 4), но вообще в Свящ. Писании оно прилагается к священному зданию, устроенному Моисеем по повелению Божию для служения в оном Господу. Скиния собрания (Исх. XXXIII, 7) была воздвигнута Моисеем для собственного употребления. В ней он давал аудиенции народу, выслушивал и решал различные тяжбы и споры и просил Божественных откровений. В ней также, вероятно, отправлялись общественные богослужения, и отсюда она получила свое наименование. Другая Скиния была устроена Давидом для поставления в оной Ковчега Завета (II Цар. VI, 17); но Скиния, преимущественно так называемая, была построена, как замечено выше, Моисеем для богослужения, частью для того, чтобы служить местом пребывания Иеговы, как царя Израилева, а частью как место для отправления торжественнейшего общественного богослужения. Она была устроена с необыкновенным великолепием во всех частях своих, по особенному повелению Господа, и, очевидно, имела таинственное и иносказательное значение (Евр. IX, 1–8). Средства для сооружения оной составлялись в обилии из добровольных пожертвований народа (Исх. XXXV, 4–9XXXVI, 3–7). Наблюдение за построением Скинии было поручено Веселиилу и Аголиаву, которые были одарены особенным высокохудожественным дарованием для совершения означенного дела.

Внутреннее, первое отделение Скинии называлось Святое, или Святилище, или первая Скиния, а самая внутренняя часть оной называлась второй Скинией, или Святая Святых (Евр. IX, 2, 3). Что касается до сооружений во дворе Скинии, то в ней находились, вопервых, жертвенник всесожжений, стоявший посреди, во-вторых – медный умывальник, соответствовавший медному морю (III Цар. VII, 23), который стоял между жертвенником и Скинией и по своему образцу походил на урну. В ней находилась вода для омовения рук и ног священников, когда они готовились приступать к священнодействию. Что касается до принадлежностей самой Скинии, то в ней находилось следующее: во-первых, золотой седмисвещник, стоявший налево от входа, в лампадах коего непрестанно горел елей; направо – стол, или трапеза, из дерева акации, обложенный золотом, с лежащими на нем хлебами предложения, переменяемыми каждую субботу, и к з. жертвенник, или алтарь, кадильный из того же дерева, обложенный золотом, для курения фимиама. В самой внутренней части Скинии – Святая Святых – отделенная от святилища внутренней завесой, находился Ковчег Завета, сделанный из дерева ситтим, или акации, и покрытый изнутри и снаружи чистым золотом. В Ковчеге находились скрижали Закона, на которых были начертаны десять заповедей, золотой сосуд, или золотая стамна, с манной и прозябший жезл Ааронов. Скиния и двор ее были окончены совершенно точно по плану, указанному Богом Моисею на горе Синае. Что касается до ценности постройки Скинии, то пошло на оную одного только серебра и золота, не считая меди, железа, дерева, завес, балдахинов и проч., почти на двести тысяч ф. стерлингов, что по настоящему курсу составляет 2 миллиона рублей. По окончании сооружения Скиния была освящена для служения Богу с весьма торжественными, величественными обрядами (Исх. XXX, 23–33XL, 9–11, Евр. XI, 21). Во время странствования израильтян по пустыне Скиния всегда ставилась среди стана. Шатры священников и левитов окружали ее в указанном порядке (Числ. II, 2–29), а в некотором расстоянии от нее ставили шатры колен Израилевых, разделенных на четыре великих отдела, состоящих каждый из трех колен, и каждый отдел имел свое собственное наименование и знамя (Числ. II, 2–29). Скиния и ее принадлежности были устроены так, что их удобно было снимать, переносить с места на место и восстановлять снова. На особенные лица или на особенные разряды лиц была возложена обязанность перенесения Скинии и смотрения за ее принадлежностями. Остановка каждого стана, подъем в путь, даже порядок самого пути указывались непосредственно Самим Господом. В тот день, когда была окончена постройка Скинии, Господь открылся в облаке, которое покрыло Скинию собрания и Слава Божия так наполнила ее, что сам Моисей на этот раз не мог войти в оную. С этих пор облако покрывало Скинию в продолжение всего странствования иудеев. Каждый раз, как поднималось облако от Скинии, сыны Израилевы снимали свои шатры и отправлялись в путь, и где оно останавливалось, там они снова располагали свой стан. Ночью это облако делалось блестящим, как огненный столп, и предшествовало им, как дневное облако (Числ. IX, 15–23, Исх. XL, 39, 40). По окончании странствования евреев и по вступлении их в Обетованную Землю Скиния была поставлена в Галгалах (Нав. IV, 1–9), а по совершенном завоевании и разделении ее была перенесена в Силом, как средоточие Земли Обетованной, и оставалась здесь от 300 до 400 лет. Затем отсюда ее перенесли в Номву (I Цар. XXI, 1–9) и после в царствование Давида – в Гаваон (I Пар. XXI, 28), где она и находилась еще в начале царствования Соломона (II Пар. I, 1–13). По создании храма Соломонова Ковчег Завета со всеми принадлежностями Скинии был перенесен сюда в новосозданный храм (III Цар. VIII, 3, 4). С этого времени о Скинии ничего более не говорится. В одно время совершалось двойное богослужение: первосвященник Садок священнодействовал в Гаваоне, а другое богослужение совершалось в Иерусалиме, где находился Ковчег Завета.

Скиния, как мы уже заметили выше, имела высшее иносказательное духовное значение, как то объясняет ап. Павел в послании к Евреям (Евр. IX, 24): Ибо Христос, говорит св. ап. Павел, вошел не в рукотворенное святилище, по образу истинного устроенное, но в самое небо, чтобы предстать ныне за нас, пред лицо Божие, и в другом месте он говорит: Но Христос, Первосвященник будущих благ, пришедший с большей и совершеннейшей скинией, нерукотворенной, т. е. не такового устроения, и не с кровию козлов и тельцов, но с Своею кровию, однажды вошел во святилище, и приобрел вечное искупление (Евр. IX, 11, 12).