БЭЮ/Язык и языковедение

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Язык и языковедение
Большая энциклопедия Южакова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: т. 20: Чахотка легких — Ижица. Источник: т. 20: Чахотка легких — Ижица, с. 736—737 ( скан · индекс ) • Другие источники: ЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Язык и языковедение. Я. есть, по определению В. ф. Гумбольдта, „вечно повторяющаяся работа человеческого духа, стремяшегося приспособить членораздельные звуки органа речи к выражению мысли“ или, выражаясь более конкретно, — это есть сумма слов, которые какой-либо народ употребляет, как средство передачи мыслей между своими членами. Я. есть такая же важная сторона человеческой жизни, как право, религия и искусство, которая, кроме того, проявляется уже на самой низкой ступени развития, у детей и у первобытных народов. У последних Я. проявляет особенную жизненность, так как подвергается беспрерывным изменениям. Так, напр., миссионеры Центральной Америки, составившие себе точный и обстоятельный словарь Я. народов, которым они проповедывали христианство, возвратившись к тому же племени через 10 лет, находили, что прежние слова устарели и не годны к употреблению. Маленькие острова Меланезии имеют каждый свой Я., хотя и принадлежат по Я. к одному и тому же племени. Та же обособленность Я. наблюдается и у жителей гор, так, напр., лингвистические исследования северного Кавказа показали, что там существуют десять совершенно различных наречий. У культурных народов изменения в Я. происходят чрезвычайно медленно. Письмо, а затем книгопечатание и улучшение путей сообщения составили главнейшую преграду нововведениям Я.; несмотря на это нельзя считать развитие какого бы то ни было современного языка вполне законченным. Вопрос о том, был ли когда-либо один первобытный язык, должен быть, вопреки прежним, б. ч. религиозным воззрениям, решен отрицательно, т. к. научные исследования показали, что, напр., индоевропейская и семитская группа Я., несмотря на все усилия филологов, не могли быть приведены к одному первобытному языку. Замечено к тому же, что чем более повышается культурный уровень, тем более уменьшается разница в Я. народов, поэтому и в Европе, несмотря на всю густоту ее населения, различия в Я. меньше, чем в других частях света, и существующие Я. сведены филологами к нескольким самостоятельным первобытным Я. См. Herder, „Ueber den Ursprung der Sprache“ (1772); Steinthal, „Der Ursprung der Sprache im Zusammenhang mit den letzten Fragen alles Wissens“ (1888); Renan, „De l’origine de la langue“; Bleek, „Ueber den Ursprung und Entwickelung der menschlichen Sprache und Vernunft“ (Штуттг., 1869—72); Wackernagel, „Ueber den Ursprung und Entwickelung der Sprache“ (Базель, 1872); Madvig, „Kleine philologischen Schriften“ (Лейпц., 1875); Marty, „Ueber den Ursprung der Sprache“ (Вюрц., 1877); Noiré, „Der Ursprung der Sprache“ (Майнц, 1877); Vaul, „Prinzipien der Sprachgeschichte“ (1886); Regnaud, „Origine et philosophie du langage“ (Пар., 1889); Gusswein, „Die Hautprobleme der Sprachwissenschaft“ (Фрейб., 1892); Byrne, „General principles of the structure of language“ (Лонд., 1892); Kleinpaul, „Das Leben der Sprache und ihre Weltstellung“ (Лейпц., 1893).

Языковедение. Я., или лингвистика возникла лишь в XIX в. Грамматики греков и римлян, а также индусов и арабов должны были ограничиваться изучением двух-трех языков, а потому и не могли придти к положительным выводам относительно родства языков. Начиная с средних веков и до нашего времени препятствием к успешному исследованию Я. составляло предвзятое мнение, что еврейский Я. есть первобытный язык всего человечества. Только открытие древнего священного Я. Индии, санскритского, в конце XVIII в. дало могучий импульс открытиям в области языковедения и положило основу сравнительной филологии. Благодаря исследованиям Шлегеля, Боппа и их преемников, было установлено существование индоевропейского корня Я. и принадлежащие к нему семьи Я., а также основана была сравнительная грамматика. Работы В. Гумбольдта и Потта, Грамма и Дице положили основу исторической грамматике. На основании всех этих исследований, создались сравнительная мифология и сравнительная история нравов и права. Главнейшим же результатом этих исследований является классификация языков, открывающая совершенно новые пути для разрешения самых важных вопросов антропологии. Разделение Я. бывает морфологическое и генеалогическое. При первом разделении, основой служит грамматическое построение Я. Это разделение устанавливает три главных рода Я. Изолирующие Я., как, напр., китайский, состоящий из односложных корней, остающихся неизменными даже при соединении между собой. Разница между подлежащим и дополнением и вообще все грамматические отношения выражаются постановкой слов в предложении. Аглютинирующие (связывающие, сливающие) Я. — такие, которые часть своих корней для выражения отношений приставляют к другим корням, между тем как главный корень, заключающий в себе понятие слова, остается неизменным. Флексирующие Я. — такие, которые могут в соединении слов изменять корни для выражения второстепенных отношений. К этому высшему морфологическому классу Я. причисляют индоевропейский и семитический корень языков. Но гораздо важнее морфологической классификации генеалогическое разделение Я., в основе которого лежит происхождение Я. Если два или несколько Я. совпадают в своих корнях и грамматическом построении слов или даже если они в том или другом отношении настолько сходны между собой, что случайное совпадение недопустимо, то мы должны вывести из этого, что эти языки имеют общую основу происхождения. Из этого выводится заключение, что и народы, говорящие на этих языках составляли когда-нибудь один народ. Таким образом, генеалогическая классификация языков дает самые основательные данные для разделения народов на племена.