Бертинские анналы/Часть вторая. Анналы Пруденция Трикассинского

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

835 год.[править]

Устроив по справедливости эти и прочие дела государства и распустив всех по домам, сам император провел время святой Четыредесятницы в этом же дворце, а святой праздник Пасхи отпраздновал в вышеназванном городе у упомянутого архиепископа Дрогона, затем отправился на генеральный совет, который собрался проводить, как объявил, в Страмиаке рядом с городом Лугдуном (совр. Лион). Проведя его в месяце июне и приняв ежегодную дань, устроив дела в марках Испании, Септимании и Провинции (совр. Прованс), император вернулся в Аквисгран (совр. Ахен). Но пока он находился на этом совете, норманны, напав во второй раз на Дорестад, опустошили его и разграбили вооруженной силой. Император, переживая из-за этого, прибыл в Аквисгран (совр. Ахен) и расположил морскую охрану. После этого провел в Арденском лесу осеннюю охоту и затем вернулся на зимовку в Аквисгран (совр. Ахен).

836 год.[править]

В лето от Воплощения Господня восемьсот тридцать шестое отпраздновав там праздник Рождества Господня, вновь направил к Лотарю посланников[1], убеждая его быть почтительным и покорным отцу, настойчиво призывая его к миру и согласию. Чтобы уяснил это более явно, было указано, чтобы направил к отцу послов из числа своих людей, которым более всего доверяет, с которыми можно было бы обсудить вопросы его статуса и безопасности и которые могли бы выслушать отцовское мнение о нем и с доверием донести до него. Не отвергнув указания отца, Лотарь в месяце мае направил в присутствие императора на Виллу Теодона (совр. Тьонвиль) аббата монастыря Боббио Валу …. , с которыми был обсужден вопрос о его прибытии. С нашей стороны было подтверждено, что он может безопасно прибыть со своими людьми в присутствие отца и вернуться обратно. Но и со стороны его людей в свою очередь было клятвенно обещано, что он без откладывания прибудет на назначенный совет в присутствие родителя. Отпустив послов, сам император, проведя в продолжение нескольких дней охоту в окрестностях Горы Ромарика (совр. Ремирмон), наконец в месяце сентябре прибыл в Вормацию (совр. Вормс) на назначенный совет, на котором, приняв по обыкновению ежегодную дань, когда ожидал Лотаря, получил известие, что Лотарь, застигнутый лихорадкой, никак не может прибыть. Вновь направив к нему аббата Гугона и графа Адальгария, император спрашивал о его болезни, выздоровлении и намерении в последующем прибыть. Также был поднят вопрос о возвращении имущества Божьих церквей, расположенных во Франции, которое, находясь в Италии, было самовольно захвачено его людьми; а также о епископах и графах, которые, сохранив верность, ранее прибыли вместе с августой из Италии. Император требовал, чтобы им были возвращены их кафедры, графства и бенефиции, а также их собственное имущество. Лотарь по поводу этого через посланников передал, выдвинув некие возражения, что не может согласиться со всем. В это же время норманны вновь опустошили Дорестад и Фризию. Также Хорик, король данов, представив через своих послов на этот совет условия мира и подчинения, свидетельствовал, что он не давал своего согласия на их дерзкие поступки и спрашивал об убийстве своих посланников к императору, которые ранее были убиты около Колонии Агриппины (совр. Кельн) преступными действиями неких людей. Сам император, послав лишь для этого одного легатов, справедливейшим образом покарал за их убийство. Закончив осеннюю охоту во дворце Франконофурде (совр. Франкфурт-на-Майне), вернулся в Аквисгран (совр. Ахен), куда прибыли также посланники Хорика, требуя денег за тех[2] из уже давно вытворявших такое у наших границ, которых он сам, переловив, приказал казнить. Также Азинарий, граф ближней Васконии, который несколько лет тому назад отложился от Пипина, погиб ужасной смертью, а его брат Санчо-Санчес занял его землю вопреки воле Пипина. Тогда же в Италии скончался Вала, чьими советами много пользовался Лотарь.

837 год.[править]

Император между тем после торжеств рождественских праздников, на Очищение Блаженной Приснодевы Марии, провел в Аквисгране (совр. Ахен) собор епископов, на котором были обсуждены многие вопросы, касавшиеся состояния святой Божьей Церкви[3] и было разъяснено и расписано, что подобает каждому в своем сословии[4]. Также с этого собора достопочтенных епископов к Пипину было направлено письмо[5], в котором настойчиво убеждали его позаботиться о своем духовном спасении. Кроме того, побуждали, чтобы, помня об обыкновении своих предков, в особенности своего благочестивейшего родителя, полностью вернул имущество церквей и монастырей, ранее захваченное и разграбленное его людьми, дабы не навлекать из-за этого на себя больший гнев Божий. Тот, согласившись с мнением стольких отцов, все возвратил и подтвердил закрепление этого имущества за каждой из церквей и за каждым монастырем печатью собственного перстня. Итак, император, расположив во Фризии и Зеландии сторожевые посты, прибыл в месяце мае на Виллу Теодона (совр. Тьонвиль). Приняв там ежегодную дань, объявил о своем следовании в Рим для защиты Святой Римской Церкви и для молитвы и одновременно отправил к Лотарю послов, чтобы призвали встретить его с сыновней почтительностью и позаботиться о том, чтобы было должным и надлежащим образом подготовлено обеспечение путешествия. В это время норманны, привычно вторгнувшись во Фризию, на острове, который называется Валакрией (совр. Валхерен), напали на ничего не подозревавших наших. Многих перебив, еще большее число людей ограбили. Оставаясь там некоторое время, собрали по своему усмотрению подать. Затем с тем же безумным намерением прибыли в Дорестад и аналогичным образом произвели поборы. Узнав об этом, император, отложив упомянутый путь, без промедления поспешил в крепость Новиомаг (совр. Неймеген), находившуюся рядом с Дорестадом. Узнав о его прибытии, норманны тотчас отступили. Император же, проведя генеральный конвент, провел публичный допрос тех, кого как начальников назначил для сторожевой службы. В ходе разбирательства было выяснено, что они не смогли оказать сопротивление врагам отчасти из-за непреодолимых обстоятельств, отчасти из-за неподчинения некоторых. Поэтому для подавления непокорности фризов были отправлены решительные аббаты и графы. А чтобы, наконец, можно было легче противостоять набегам норманнов, было приказано всюду старательно готовить флот. Между тем Лотарь приказал преградить проходы в теснинах Альп неприступнейшими укреплениями. Также скончались Ламберт, самый горячий сторонник Лотаря, и его тесть Гугон. В это же время бретонцы, движимые неким самомнением, попытались поднять мятеж. Император, направив экспедицию, быстро подавил их выступление. Они, вернув нашим землю и выдав заложников, пообещали оставаться верными. После этого, когда прибыли Людовик и посланники Пипина и когда они и весь народ, которому было приказано присутствовать во дворце Аквисгране (совр. Ахен), выразили свое согласие, император пожаловал своему сыну Карлу большую часть Бельгии, то есть всю Фризию от моря и границ Саксонии до границ Рипуарии и от границ Рипуарии графства: Моиллу, Батую (Бетюве), Голландию, Маасгау; затем все, что расположено между Мозой (совр. Маас) и Секваной (совр. Сена) до Бургундии вместе с Веродунским графством и от Бургундии графства: Тульское, Одорнское, Бедское, Блезское, Пертское, оба графства Барруа, Брионское, Трикассинское, Автиссиодурское, Сенонское, Вастинское, Мелодунское, Стампское, Кастрское, Паризийское; затем от Секваны (совр. Сена) и до моря Океана и от этого моря до Фризии все епископства, аббатства, графства, фиски[6] и все, что находится в указанных границах со всем, что к этому относится, в каком бы регионе оно не находилось. И с тем по приказу императора и в его присутствии епископы, аббаты, графы и вассалы государя, имевшие бенефиции в упомянутых местах, вверили себя Карлу и подтвердили свою верность клятвой.

838 год.[править]

После этого, когда прошли святые торжества Рождества, Богоявления и Сретения Господня и начался Сорокадневный пост, до императора дошел слух, что Людовик добился того, что за преградой Альп провел переговоры с братом Лотарем. Это очень обеспокоило его, поскольку сын предпринял это без его ведома и совета. Направив как можно быстрее во все концы гонцов, император вызвал всех своих верных людей. Когда они срочно прибыли отовсюду, он сообщил им о подозрительных переговорах сыновей и призвал быть готовыми оказать сопротивление, если возникнет необходимость. Людовик, узнав про это, на неделе Октавы святой Пасхи прибыл по приказу отца. Детально все обсудив, наконец, с людьми, которым более всего доверял, клятвенно заверил, что на тех переговорах не замышлял ничего неверного по отношению к отцу и противного его власти. И с тем был отпущен в свои владения и ему было указано прибыть в месяце мае в Новиомаг (совр. Неймеген) на встречу с отцом. Ибо туда, как и планировал, решил отправиться император, чтобы своим присутствием предотвратить урон, который случился в прошлые годы из-за дерзости пиратов и бездействия наших людей. И проведя конвент своих верных людей, в приморских областях разместил значительные воинские силы. Между тем, когда пираты данов вышли с родины, на море неожиданно начался шторм и лишь немногие спаслись, остальных же поглотила пучина. Между тем Людовик не стал уклоняться от того, чтобы появиться в присутствии отца. И после неприличной словесной перебранки потерял все то, что незаконно захватил по ту и эту сторону Рейна и что по праву принадлежало отцу, когда отец вернул это, а именно, Алезацию, Саксонию, Тюрингию, Австрию и Аламаннию. Между тем пиратский флот сарацин, напал в Провинции (совр. Прованс) на Массилию (совр. Марсель). Сарацины увели с собой всех санктимониалок, которых там подвизалась немалая конгрегация, и всех клириков и мирян мужского пола. Разорив город, они также захватили с собой все богатства Христовых церквей и монастырей, Император же, как и объявил, в середине августа прибыл в Каризиак (совр. Кьерзи-сюр-Уаз) на всеобщий совет, на котором при покорности Пипина и его согласии с отцом его брату Карлу, тогда перевязанному оружием, была для начала пожалована часть Нейстрии, а именно Ценоманское герцогство, и вся западная область Галлии, заключенная между Лигером (совр. Луара) и Секваной (совр. Сена). Распустив конвент, сам император отправился в Паризии (совр. Париж) для молитвы и паломничества в базилики святых мучеников. Затем, отправив Карла на землю Ценоманов, сам пребывал на постое в Верне (совр. Вер-сюр-Лонетт), Компендии (совр. Компьень) и других окрестных местах, где можно было заниматься охотой. Также пригласив брата Гугона, аббата монастыря блаженного мученика Квинтина (совр. Сен-Кантен), с воодушевлением торжественно отпраздновал день, когда пострадал этот мученик. Затем прибыл в Аттиниак (совр. Аттиньи (Арденны)), где принял вернувшегося Карла. Туда же прибыли и посланники Хорика, передавая, что тот, сохраняя верность императору, приказал казнить пойманных главарей пиратов, ранее совершавших набеги на наши земли. Сверх того, они просили отдать им власть над фризами и ободритами. Их просьба, поскольку показалась императору неподобающей и неприемлемой, была отклонена как ничтожная и оставлена без последствий. Но до этого, когда император занимался охотой в Верне (совр. Вер-сюр-Лонетт), вернулись Адальгарий и граф Эгилон, ранее направленные против ободритов и вильцев, нарушивших верность. Они привели с собой заложников и сообщили, что те народы будут оставаться подданными императора. Император же, проделывая начатый путь, отправился на зимовку во Франконофурд (совр. Франкфурт-на-Майне). В полночь Нон декабря (5 декабря) на пятнадцатом дне после новолуния затмилась луна. В Иды декабря (13 декабря) скончался Пипин, сын императора, король Аквитании, оставив двух сыновей – Пипина и Карла. Между тем, когда император находился в пути, ему сообщили, что его сын Людовик остановился, сопровождаемый войсками, во Франконофурде (совр. Франкфурт-на-Майне), и что он пытается воспрепятствовать не только прибытию отца на зимовку в этот дворец, но и его переправе через Рейн. Император, сильно встревоженный этим известием, решил созвать отовсюду своих верных людей, а сам, как и задумал, прибыл в Могонциак (совр. Майнц).

839 год.[править]

В лето[7] от Воплощения Господня восемьсот тридцать девятое проведя там праздники Рождества и Богоявления, император, неоднократно[8] направляя верных людей, призывал Людовика к миру и согласию. Но не смог вернуть его. Более того, пока император находился в Могонциаке (совр. Майнц), сам он упрямо с войсками оставаясь напротив, в Кастелле (совр. Майнц-Кастель), расположенной за Рейном, препятствовал переправе через реку. Император же, очень боясь пролить кровь единого народа, не посчитал за бесчестье перейти в другие места, удобные для переправы. И всюду он замечал на противоположном берегу подошедшего и препятствующего попыткам переправиться сына. Нужно было видеть это несчастье, когда с этой стороны выступал благочестивый отец, а с той – нечестивый сын. Император был вынужден из-за этих обстоятельств вернуться в Могонциак (совр. Майнц). Не в состоянии далее видеть тяготы, которые терпели из-за суровой зимы свои верные люди, которые спешно отовсюду стекались к нему, перешел Рейн в трех милях ниже упомянутого города и встретил вышедших ему навстречу саксов. Людовик же, узнав о неожиданной для себя переправе отца, поскольку от него отложились те из австразийцев, тюрингов и аламаннов, которых он привлек к себе и привел с собой, поспешно обратился в бегство и вернулся в Норею, которая теперь называется Баварией, то есть в королевство, пожалованное ему ранее отцом. Император, помня об отцовском добросердечии, не стал преследовать сына. Приняв тех, которые перебежали от сына к снисходительности императора, связав их клятвой верности, кроме того, приговорив в зависимости от тяжести проступков некоторых подстрекателей и зачинщиков раздора к конфискации имущества, некоторых – к изгнанию, прибыл во Франконофурд (совр. Франкфурт-на-Майне). Оставаясь там некоторое время, устроил дела марок и народов Германии, еще крепче привязав их и сделав верными себе. Затем во время Четыредесятницы быстро направился на землю Аламаннии, в королевское поместье, которое называется Бодмой (совр. Бодман-Людвигсхафен). Между тем молва донесла очень печальное известие, достойное оплакивания всеми сынами Католической Церкви: диакон Бодон, происходивший из народа аламаннов и почти с колыбели воспитанный при дворе в христианской вере, обученный светской и духовной грамоте, который в прошедшем году испросил от августейшей четы дозволение отправиться в Рим для молитвы и, будучи одаренным множеством подарков, получил его, был завлечен врагом рода человеческого, оставил христианство и обратился к иудаизму. И сначала сговорившись о своем предательстве и погибели с иудеями, не устрашился коварно замыслить продажу поганым тех, кого взял с собой. Когда они были распроданы и с ним остался лишь один человек, который был его племянником, он, отринув – что рассказываем со слезами – веру Христову, объявил себя иудеем. И с тем, получив обрезание, отрастив волосы и бороду и сменив имя, точнее говоря, присвоив себе имя Елеазара, опоясался воинской перевязью и взял себе в жены дочь некоего иудея. Вынудив своего упомянутого племянника аналогичным образом перейти в иудаизм, в конце концов, окончательно поддавшись страстной алчности, в середине месяца августа вошел вместе с иудеями в город Испании Цезаравгусту (совр. Сарагоса). То, насколько горестным стало это для августейшей четы и для всех, получивших искупление благодатью христианской веры, с очевидностью всем показала та сложность, с которой никак не могли убедить императора в реальности случившегося. Помимо этого, в седьмой день до Календ января (26 декабря), то есть в день страстей блаженного Стефана Первомученика, почти во всей Фризии случилось сверх обычного такой прилив морской воды и наводнение, что почти скрылись песчаные холмы, которые в тех местах огромны и которых называют дюнами. И все, что оказалось охваченным наводнением: как люди, так и прочие животные с домами – было затоплено. Сообщили, что их число, тщательно подсчитанное, оказалось равным двум тысячам четыремстам тридцати семи. Также в месяце феврале на небе часто случалось видеть огненные сполохи разных цветов и звезды, распускавшие огненные комы. А после святой Пасхи король англов направил к императору, вернувшемуся во Францию, послов, прося, чтобы императором ему было предоставлено право прохода через Францию при его паломничестве в Рим для молитвы, также предупреждая, чтобы его подданные проявляли большую заботу о спасении своих душ, ибо у них (англов) некоему человеку было явлено видение, которое в немалой степени встревожило их души. Описание этого видения король направил императору, которое состоит в следующем.

Видение некоего набожного пресвитера из земли англов, которое было явлено ему, восхищенному в духе, после Рождества Господня:

В одну из ночей, когда набожный пресвитер спал, некий человек пришел к нему, повелевая, чтобы следовал за ним. Тогда тот, встав, последовал за ним. Его же провожатый привел его в неведомую землю, где он увидел различные удивительные возведенные здания, среди которых была построена церковь, в которую вошли он и его проводник и где он увидел множество читающих учеников. Когда же спросил своего провожатого, можно ли осмелиться поинтересоваться, кто эти ученики, тот ответил ему: «Спрашивай, что тебе угодно, и я тебе охотно дам ответ». И когда приблизился к ним, чтобы посмотреть, что они читают, заметил, что их книги написаны не только черными буквами, но и кровавыми, а именно так, что одна строка написана черными буквами, а другая кровавыми. Когда же я спросил, почему те книги написаны кровавыми буквами, мой проводник ответил: «Кровавые строки, которые ты заметил в этих книгах – это различные грехи христиан. Ибо то, что предписано и велено в Божественных книгах, они в очень малой степени желают делать и исполнять. Ученики же эти, которые здесь находятся, словно читая, – это души святых, которые каждодневно оплакивают грехи и проступки христиан и вступаются за них, чтобы, наконец, однажды обратились к покаянию. И если бы эти души святых непрестанно с плачем не молили Бога, уже был бы однажды конец стольким порокам в христианском народе. В этом году плоды не только на земле, но и на деревьях и виноградных лозах были явлены в изобилии, но из-за людских грехов большая их часть погибла и не пошла на пользу и потребление людей. Поэтому помни, что, если христиане без промедления не покаются в различных пороках и проступках и не будут с большим почтением соблюдать воскресенье, вскоре на них обрушится величайшее и неминуемое бедствие, а именно три дня и три ночи над их землей будет расстилаться черная туча. И тотчас придут с огромным количеством кораблей поганые люди, истребят большую часть христианского народа и опустошат огнем и мечом их землю со всем, чем они владеют. Однако если все еще желают совершить искреннее покаяние и постараются согласно повелению Господа загладить свои грехи постом и молитвой, а также раздачей милостыни, тогда смогут при заступничестве святых избежать этих наказаний и бедствий».

Также прибыли послы греков[9], направленные императором Феофилом, а именно: Феодосий, Халкидонский архиепископ[10], и спатарий Феофан, – доставив вместе с достойными императора подарками и письмо. Император принял их с почетом в пятнадцатый день до Календ июня (18 мая) в Ингельхайме (совр. Ингельхайм-ам-Райн). Их посольство вело переговоры об утверждении союза и мира вместе с вечной дружбой и уважением между обоими императорами и их подданными. Также сообщалось о благодарении и ликовании в Господе (Феофила) за победы, которые по воле свыше он одержал в войне с иноземцами. При этом Феофил по-дружески призвал и императора с его подданными воздавать благодарности Подателю всех побед. Также направил вместе с послами неких людей, которые говорили, что их, то есть их народ, зовут рос. Их король, как они утверждали, именем хакан, направил их к Феофилу ради дружбы. В упомянутом письме Феофил просил, чтобы при благожелательном отношении императора у них была возможность вернуться домой и поддержка во всей его империи. Ибо путь, которым они прибыли к нему в Константинополь, они проделали среди варварских, очень диких и в высшей степени свирепых народов и он не захотел, чтобы они им возвращались, дабы часом не подверглись опасности. Император, внимательно изучив цель их прибытия, выяснил, что они из народа свеонов. Полагая, что они скорее разведчики греческого и нашего государств, чем просители дружбы, решил удерживать их в своей власти до тех пор, пока не удастся с достоверностью выяснить, честно ли они прибыли сюда или нет. Об этом он незамедлительно постарался конфиденциально сообщить Феофилу через его упомянутых послов и в письме, а также то, что из любви к нему принял их благожелательно и что если будет найдено, что они честные люди, они будут отпущены и им будет предоставлена возможность, пользуясь поддержкой, безопасно вернуться на родину; в противном же случае они будут с нашими посланниками направлены в его присутствие, чтобы он сам решил, рассудив, что должно быть за такие дела.

Закончив с этим, император, как и объявил, в третий день до Календ июня (30 мая) прибыл в город Вангионов (совр. Вормс), где приняв некоторых своих верных людей, которым приказал незамедлительно прибыть в точности к этому сроку, с готовностью принял с отцовскими чувствами своего сына Лотаря, пришедшего из Италии. Когда он на глазах у всех со слезами пал к ногам отца, смиренно моля о прощении за прошлые проступки, император, будучи тронут милосердием, которым всегда была исполнена его душа, с отцовской благожелательностью простил ему все, в чем он и его люди провинились перед ним в прошлые годы при том, однако, условии, если впредь не будут плести против него подлые заговоры. Также одарил его людей не только владениями на правах собственности, но и бенефициарными владениями. Сверх того, описав, разделил свое государство на практически равные части и посчитал достойным предоставить Лотарю возможность выбирать, какую из них он предпочтет. Описание этого разделения таково. Одна из долей содержит часть Бергундии, то есть Августанскую долину (совр. Валле-д’Аоста), графство Вале (совр. Вале (кантон)), графство Вальд (совр. Во (кантон)) до моря Родана (совр. Женевское озеро), затем восточную и северную часть Родана (совр. Рона) до Лугдунского графства, графство Скудинг, графство Вараш, Портское графство, графство Свентизий, Кальмонтское графство, Мозельское герцогство, Арденское графство, графство Кондруст, оттуда по течению Мозы (совр. Маас) вплоть до моря герцогство Рипуариев, Вормацфельд, Шпайергау, герцогство Алезации, герцогство Аламаннии, Курию (совр. Кур (Граубюнден)), герцогство Австразийцев вместе со Свалафельдом, Нордгау с Гессеном, герцогство Тюрингии с его марками, королевство Саксонии с ее марками, герцогство Фризии вплоть до Мозы (совр. Маас), графство Голландию, графство Батую (совр. Бетюве), графство Тейстербант, Дорестад. Другая (доля) включает часть[11] Бургундии, то есть графство Генавское, графство Лугдунское, графство Кабиллонское, графство Аманс, графство Хаттуарию, графство Лингонское, графство Тульское и далее вдоль течения Мозы (совр. Маас) вплоть до моря; также все, что между Мозой и Секваной (совр. Сена) и между Секваной и Лигером (совр. Луара), включая Бретонскую марку, Аквитанию и Васконию с марками, относящимися к ним, Септиманию с ее марками и Провинцию (совр. Прованс).

Когда Лотарь выбрал долю, описанную выше, император отдал своему сыну Карлу описанную ниже. Все это было сделано на том условии, что, пока Людовик жив, они будут его верными подданными, когда же он скончается, они вступят во владение упомянутыми долями. Получив от Лотаря всяческие клятвы, позволил ему вернуться в Италию.

Между тем император, назначив всеобщий совет на Календы сентября (на 1 сентября) в Кабиллоне (совр. Шалон-сюр-Сон), направил послов к Людовику, предупреждая его, чтобы не смел выходить за пределы Баварии, если только сам не прикажет, и приказывая подтвердить это клятвой; в противном случае пусть не сомневается, что император в начале сентября выступит с войском к Августе Винделиков (совр. Аугсбург), чтобы противостоять ему. Итак, назначив и составив списки тех, которые должны были выступить, если возникнет необходимость, вместе с ним в Баварию, также тех, которые должны были выступить вместе со своим сыном Карлом в Кабиллон (совр. Шалон-сюр-Сон) для подавления мятежа аквитанов, в котором некоторые из них вместе с Пипином, сыном Пипина, отложились от императора, а также тех, которые совместно с саксами должны были противостоять набегам данов и склавов, о которых сообщали, сам решил ожидать возвращения посланников из Баварии, занимаясь с азартом охотой в окрестностях крепости Круциниака (совр. Бад-Кройцнах). Вернувшись в присутствие императора в сопровождении посланников Людовика, они сообщили, что тот не отверг с ходу отцовские повеления, но пообещал, что подчинится на том условии, если клятвенные гарантии, которые требовал император, будут даны также и ему со стороны верных людей императора. Но поскольку тогда случилось, что отсутствовала знать, у которой он просил эти гарантии, император решил, что лучше стоит поверить ему и его молящим обещаниям, доколь, вернувшись с одержанной по Божьей воле победой из земель Аквитании, не примет его благожелательно, если он не отступится от обещанного, или не начнет без промедления всеми силами преследовать его, если он поступит иначе. Также по его просьбе допустил, чтобы каждому из тех, которые были наказаны конфискацией имущества из-за его выступлений, совершенных против отца[12], было возвращено свое при том лишь только условии, что они будут стараться нерушимо соблюдать верность императору и вообще никоим образом не будут чинить смуту или измену в его государстве и среди его подданных. Между тем император, направив специально посланников, чтобы приняли от знатных людей подобного рода клятвенные гарантии безопасности Лотарю, послав также экспедицию саксов против набегов сорабов и вильцев, которые незадолго до того спалили некоторые поместья марки Саксонии, и экспедицию австразийцев с тюрингами против отложившихся ободритов и тех, которые зовутся линонами, сам, с удовольствием занимаясь охотой в Арденнах, отдал приказ верным людям своего государства к Календам сентября (1 сентября) присутствовать на встрече с ним в Кабиллоне (совр. Шалон-сюр-Сон), как запланировал. Также некие норманны, напав на некую часть Фризии, причинили немало зла нашим землям. Для утверждения более прочного мира и более тесной дружбы направил и Хорик своих посланников к императору, а именно некоего человека, советам которого, как представлялось, он более всего доверял и все делал, следуя им, а вместе с ним и своего племянника, которые доставили языческие подарки. Поскольку они, радушно встреченные и одаренные, жаловались на фризов из-за неких неприятностей, были назначены деятельные герцоги, чтобы в установленный срок во всем восстановили справедливость по отношению к ним. Между тем император, приняв в Кабиллоне (совр. Шалон-сюр-Сон) своих верных людей, направил все войско в Аквитанию. И став лагерем почти в трех милях от города Арверна (совр. Клермон-Ферран), принял встретивших его аквитанов, которых связал присягой верности своему сыну[13]. Также отдав распоряжение августе ожидать его с сыном в Пиктавах (совр. Пуатье Пуатье), сам направился к крепости, которую в народе называют Картилатом (совр. Карла), поскольку сообщали, что там находятся некие из сообщников Пипина. Эта крепость, образованная скалой, была создана природой без добавления чего-либо, созданного искусственно. Отовсюду ее защищали отвесные ущелья, кроме лишь восточной стороны, с которой она была отделена от окружающей местности весьма небольшим интервалом. Однако император осадой принудил к сдаче находившихся в ней и с присущим ему в высшей степени милосердием сохранил им жизнь, имущество и освободил от телесных наказаний. Оттуда направился на землю Торинны, куда пытались ускользнуть и оказывать бессмысленное сопротивление отложившиеся от него. Но когда они разбрелись по различным местам и рассеялись, разбежавшись кто куда, войско императора претерпело немало лишений из-за осенней безоблачной погоды и неумолимого солнца. Ибо было поражено в своей большей части лихорадкой. Часть людей при этом погибли, часть, проделав исключительно тяжелый путь, вернулись назад. Понуждаемый этими непреодолимыми обстоятельствами и застигнутый начинавшейся лютой зимой, император, распустив оставшееся войско, отбыл на зимовку в Пиктавы (совр. Пуатье Пуатье). Между тем саксы, поддержанные свыше, одержали победу, сражаясь под Кесигесбургом против сорабов, которые зовутся колодичами. Когда был убит их король Цимускл, взяли этот город и одиннадцать замков. Приняв клятвы от их короля, который был спешно избран в этой суматохе, и заложников, наложили на их землю имущественное взыскание. В это же время послы императора, направленные к Хорику для установления мира, приняв клятвы, прочно установили его[14].

840 год.[править]

Между тем пока император, отпраздновав в городе Пиктавы (совр. Пуатье Пуатье) праздники Рождества Господня и Богоявления, а также Очищения блаженной Приснодевы Марии, беспокоился о подавлении мятежа аквитанов, как вдруг с приближением Сорокадневного поста ему была сообщена недобрая весть, а именно, что Людовик, его сын, с уже давно ставшей привычной для него заносчивостью узурпировал власть в государстве вплоть до Рейна. Сильно встревоженный этим известием, император, оставив августу и сына Карла с немалой частью войска в упомянутом городе, сам прибыл в Аквисгран (совр. Ахен). Отпраздновав там Вознесение Господне, вошел, переправившись через Рейн, в Германию. Лишь одним своим присутствием обратив в бегство сына, домогавшегося, давая многие дары, помощи от языческих иноземных народов, император отказался от дальнейшего его преследования. В третий день до Нон мая (5 мая) до девятого часа дня многими во многих местах наблюдалось затмение солнца. Император же, когда вернулся после преследования сына, был застигнут болезнью и в двенадцатый день до Календ июля (20 июня) скончался на острове, расположенном на Рейне ниже Могонциака (совр. Майнц) напротив дворца Ингельхайма (совр. Ингельхайм-ам-Райн).

Лотарь, узнав о кончине родителя, вошел из Италии в Галлию. Поправ природное право, он, возгордившись титулом императора, пошел войной на обоих братьев, Людовика то есть и Карла, и завязывал сражения то с одним, то с другим, но оба раза безуспешно. Поступив так только лишь из-за своей заносчивости, на некоторых условиях оставил их на время, но не перестал то тайно, то явно интриговать против них со свойственной ему порочной алчностью и жестокостью.

841 год.[править]

Тем временем Людовик и Карл, один по ту сторону Рейна, другой по эту сторону, отчасти силой, отчасти угрозами, отчасти раздачей владений, отчасти некоторыми иными условиями либо подчинили, либо привлекли к себе всех в своих долях государства. А Лотарь даже в дни Четыредесятницы повел войско к Могонциаку (совр. Майнц) против Людовика, но поскольку тот препятствовал ему, долго воздерживался от переправы через реку. Когда же Лотарь, коварно воспользовавшись неверностью людей, примкнувших к Людовику, переправился, Людовик направился в Баварию. Также и переходу Карла через Секвану (совр. Сена) пытались воспрепятствовать многочисленные люди Лотаря, однако он, благодаря зрелому благоразумию и благоразумной доблести переправившись через реку, всех дважды и трижды обратил в бегство. Лотарь, узнав о бегстве своих людей и приходе Карла, вновь переправился через Рейн. Расположив заставы против Людовика, выступил навстречу Карлу. Людовик, напав на выставленные против себя отряды Лотаря, перебил большую их часть, остальных обратил в бегство, а затем спешно выступил, чтобы оказать помощь своему брату Карлу. Между тем пираты данов, придя со стороны Океана Эврипа (совр. пролив Па-де-Кале), напали на Ротомаг (совр. Руан). Неистовствуя в грабежах, все разоряя огнем и мечом, они опустошили город, убивая и уводя в плен монахов и остальной народ. Все монастыри и все, что прилежит к Секване (совр. Сена), либо опустошили, либо оставили в страхе, получив большой выкуп. Наконец, Карл с величайшей радостью и любовью встретил подошедшего брата Людовика. Объединившись вместе, соединившись как в братской привязанности, так и в совместном устройстве лагеря, проводя совместные застолья и обсуждая совместно дела, они стали хлопотать перед Лотарем, часто направляя посланников, об установлении мира и согласия, а также о решении вопросов народа и государства. Но он, обманывая их частой посылкой послов и дачей клятв, наконец, приняв из Аквитании Пипина, сына скончавшегося ранее своего брата Пипина, стал пытался в Автиссиодурском паге, в месте, которое называется Фонтанетом (совр. Фонтенуа), вооруженной силой лишить обоих братьев их долей государства. И поскольку его не удавалось призвать к миру и братскому согласию, утром в субботу, в седьмой день до Календ июля (24 июня), он был остановлен вышедшими навстречу братьями. Когда многие пали с обеих сторон и еще больше было ранено, он бежал, позорно побежденный. Между тем всюду происходила резня рассеявшихся по округе, доколь Людовик и Карл, исполненные состраданием, не распорядились воздержаться от убийства и даже по-христиански прекратили преследование тех, которые бежали далеко от лагеря. Епископам же было поручено предать на следующий день, в который для этого в этом месте была сделана остановка лагерем, погребению, насколько позволяло время, тела мертвых. В этой битве Георгий, епископ Равенны, посланный ради мира к Лотарю и его братьям Римским понтификом Григорием, был задержан Лотарем и ему не было дозволено прибыть к братьям. После задержания он был с почетом отпущен обратно.

Лотарь, отступив и придя в Аквисгран (совр. Ахен), стал стремиться привлечь к себе для продолжения борьбы саксов и другие соседние народы. Поэтому даже дозволил саксам, которое называются стеллингами[15] и которых весьма значительное число среди их народа, выбирать, какие из законов или древних обычаев саксов они предпочтут. Те, всегда склонные к худшему, выбрали скорее соблюдать языческий обычай, чем быть причастными к таинствам христианской веры. Хериольду, который с другими данами по своему почину причинил много бед приморским землям, нанеся обиду отцу, за его услуги пожаловал в бенефиций Валакрию (совр. Валхерен) и ее окрестные земли. Это воистину достойный всяческого проклятия проступок, когда те, которые причинили беды христианам, они же ставятся у власти над христианскими землями и народами, а также над христианскими церквами, монастырями и приходами, чтобы гонители христианской веры стали господами христиан и христианские народы прислуживали почитателям демонов!

Людовик отчасти страхом, отчасти дружеским отношением подчинил своей власти многих саксов и всех австразийцев, тюрингов и аламаннов. Карл, устроив, насколько позволяли обстоятельства, дела на земле Аквитании, пройдя по Франции через Ценоманы (совр. Ле-Ман), Паризии (совр. Париж) и Белловак (совр. Бове), прибыл к хесбанийцам и склонил их на свою сторону больше любовью, чем страхом.

Лотарь, перейдя через Рейн, пытался напасть на Людовика. Когда попытка осуществить эти планы оказалась тщетной, неожиданно повернул на Карла, полагая, что его можно легко одолеть, напав на него одного, когда он находится весьма далеко от брата Людовика. Карл, вернувшись в Лютецию Паризиев (совр. Париж) и переправившись через Секвану (совр. Сена), долго противостоял усилиям Лотаря. Лотарь, когда ему не дали переправиться через реку, направляясь в ее верховья, через Маврипский паг прошел Сеноны (совр. Санс), откуда беспрепятственно дошел до Ценоманов (совр. Ле-Ман), всюду грабежами, поджогами, изнасилованиями, святотатствами, принуждением к даче клятв совершил такие беззакония, что даже не удержался от осквернения самих святынь. Ибо какие бы ни сумел найти отложенные для хранения ценности, будь то в церквях или их сокровищницах или даже у связанных клятвами священников и клириков иных сословий, забрал без промедления. Также самих женщин-санктимониалок, отданных для Божественного культа, вынудил принести клятвы верности себе. Карл, долго пробыв в Паризиях (совр. Париж), прибыл в город Каталаун (совр. Шалон-ан-Шампань), чтобы отпраздновать там праздник Рождества Господня.

842 год.[править]

Придя оттуда в Трикассин (совр. Труа), пройдя через Альсский паг и город Туль и перейдя через горы Вогезы, соединился под городом Аргенторатом (совр. Страсбург) с братом Людовиком. Лотарь, без какой-либо пользы для себя и своих людей столь сильно опустошив внутренние земли Галлии, перешел у Лютеции Паризиев (совр. Париж) реку Секвану (совр. Сена). Вернувшись в Аквисгран (совр. Ахен) и узнав о соединении братьев, с досадой воспринял это. Людовик и Карл, чтобы сильнее привязать к себе людей, подданных каждому из них, связали себя данными взаимно клятвами. Их верные люди с обеих сторон также равным образом связали себя клятвой, что если кто из братьев будет пытаться совершить какое-либо зло против другого, то они, всецело оставив зачинщика раздора, все перейдут к сохранившему братское единение. После этого для установления мира направили посланников к Лотарю. Тот, не допустив послов в свое присутствие и не выслушав их, готовился со своими людьми к вооруженному противостоянию братьям. Находясь во дворце Синциаке, возведенном почти в восьми милях от реки Мозеллы (совр. Мозель), расположил сторожевые посты, лишив братьев возможности переправиться через нее. Тогда Людовик на кораблях, а Карл верхом на конях подошли к крепости Конфлюэнты (совр. Кобленц). Когда они начали, наступая, переправляться через Мозеллу (совр. Мозель), все сторожевые посты Лотаря быстро разбежались. Лотарь, устрашенный внезапным подходом братьев, отступил, забрав из дворца Аквисграна (совр. Ахен) все ценности: как королевские, так и церкви Святой Марии. Даже серебряное блюдо удивительной величины и красоты, на котором по-окружности рельефно и с разделением друг от друга были изображены и весь земной шар, и звездное небо, и переменчивое движение планет, разрезав на части, раздал своим людям. Однако они, хотя и были привлечены такими пожалованиями, покидали его, турмами сворачивая шатры. Бежав через Каталаун (совр. Шалон-ан-Шампань) и проведя пасхальные торжества в Трикассине (совр. Труа), Лотарь направился в Лугдун (совр. Лион). Людовик отпраздновал этот праздник в Колонии Агриппине (совр. Кельн), а Карл – во дворце Геристале (совр. Эрсталь). Принимая людей со стороны Лотаря, перебегавших к ним, они отказались от преследования брата. Приняв их во множестве, стали медленным маршем следовать за отступающим братом, поскольку тот направил посланников, на которых более всего полагался, прося братьев, хотя и вынужденно, о мире и союзе. Избрав для этого место, недалеко от города Матискона (совр. Макон), обе стороны прибыли туда. И когда река Арар (совр. Сона) разделяла лагеря сторон, братья сошлись для совместной встречи и переговоров на некоем острове этой реки. Взаимно потребовав и дав прощение за прошлые ошибочные деяния, один другому дали клятвы нерушимого мира и братства и приняли решение о том, чтобы в Календы октября (1 октября) в городе медиоматриков, именем Меттисе (совр. Мец), произвести тщательное разделение всего государства на равные доли. В это время флот норманнов неожиданно на рассвете появился в эмпории, который называется Квантовиком. Норманны так неистовствовали в грабежах, захватах пленных и убийствах людей обоего пола, что ничего в нем не оставили, кроме строений, выкупленных за деньги. Также и пираты мавров, подойдя по Родану (совр. Рона) к Арелату (совр. Арль), повсеместно все разграбив, безнаказанно вернулись на нагруженных кораблях. Между тем Карл, придя из Матискона (совр. Макон) в Аквитанию и пройдя ее, не преминул прибыть на совет к упомянутому сроку в упомянутое место. Лотарь принял у Августы Треверов (совр. Трир) послов греков. Отпустив их, оставался во время, назначенное для совета, во дворце, который называется Виллой Теодона (совр. Тьонвиль).

Людовик, пройдя по всей Саксонии, всех, которые до того противились ему, настолько усмирил силой и устрашением, что, схватив всех зачинщиков такого богохульства, которые и почти покинули христианскую веру, и всячески противились ему и его верным людям, казнил отсечением головы сто сорок человек из них, четырнадцать человек повесил, великое множество превратил в калек отсечением членов, не оставив ни одного, кто в чем-либо перчил бы ему. Между тем, пока беневентанцы были в раздоре друг с другом, сарацины, приглашенные ими из Африки, сначала были как подмога, затем, став неумолимыми преследователями, силой захватили множество городов. Карл в месяце октябре из города Медиоматриков отправившись в Вангионы (совр. Вормс), присоединился к брату Людовику. Весьма долго находясь там, они взаимно обменивались посланниками с Лотарем, много и долго обсуждая разделение государства. Наконец, было решено направить трехсторонних посланников по всему находившемуся во власти братьев государству, чтобы их усилиями была сделана тщательная опись, на основании которой в установленный срок произвести не подлежащее оспариванию разделение государства в равных долях между тремя братьями. Когда они были назначены, Людовик вернулся в Германию, Лотарь остался в срединных землях государства франков, Карл, прибыв во дворец Каризиак (совр. Кьерзи-сюр-Уаз), взял в жены Ирментруду, племянницу графа Адаларда, и отправился в Августу Веромандуев (совр. Верман) к могиле то есть блаженного мученика Квинтина, собираясь отпраздновать там Рождество Господне и праздник Богоявления. Между тем в Нижней Галлии произошло землетрясение[16].

843 год.[править]

Лотарь и Людовик, оставаясь в границах своих королевств, пребывали в мире. Карл объезжал Аквитанию. Пока он находился там, бретонец Номеногий и Ламберт, который недавно отложился от верности ему, убили Райнальда, герцога Намнетов, многих захватили в плен. Когда, стало быть, отовсюду происходили такие и столькие злодеяния, когда отовсюду все опустошали грабители, во многих местах по всей Галлии люди были вынуждены питаться скудным количеством зерна, которое смешивали с землей, делая некое подобие хлеба. Было это достойным оплакивания и ужасным преступлением, когда у вьючного скота грабителей было вдоволь фуража, а людям недоставало лепешек, сделанных с добавлением земли. Норманнские пираты, придя в город Намнеты (совр. Нант), убили епископа, многих клириков и мирян обоего пола. Разграбив город, начали опустошать земли нижней Аквитании. Под конец придя на некий остров, привезя с континента дома, решили зимовать словно в постоянных местах пребывания. Карл, как и было уговорено, присоединился к встрече братьев в Веродуне (совр. Верден), где было произведено разделение государства. Людовику досталось все за Рейном, по эту же сторону Рейна – города Немет (совр. Шпайер), Вангий (совр. Вормс) и Могонциак (совр. Майнц) и их паги. Лотарь получил земли между Рейном и Скальдой (совр. Шельда), впадающей в море, также графства: Камаракское, Ханнонию, Ломское, Кастриций – и те графства, которые с этой стороны прилежат к Мозе (совр. Маас) вплоть до Арара (совр. Сона), впадающего в Родан (совр. Рона), и до впадения Родана (совр. Рона) в море со всеми графствами, аналогичным образом прилежащими к нему с обеих сторон[17]. Остальное, вплоть до Испании, отошло к Карлу. Дав клятвы, братья, наконец, разошлись. В это же время, когда беневентанцы договорились друг с другом, с Божьей помощью сарацины были изгнаны из их земли[18].

844 год.[править]

Очень мягкая зима продолжалась до Календ февраля (1 февраля), давая теплую погоду. Бернард, граф Испанской марки, уже давно стремившийся к величию и старавшийся завладеть верховной властью, был признан судом франков государственным преступником и по приказу Карла подвергся в Аквитании смертной казни. Григорий, понтифик Римской Церкви, скончался и на его место был поставлен, наследуя ему, Сергий. Когда он был рукоположен на Апостольском престоле, Лотарь направил с Дрогоном, епископом Медиоматриков, своего сына Людовика добиваться того, чтобы никто, когда скончался апостолик, помимо своих указаний и вне присутствия своих посланников не рукополагался в предстоятели. Прибыв в Рим, они были встречены с почетом. Когда задание было исполнено, Римский понтифик почтил Людовика, помазанного в короли, перевязав его мечом. Епископа же Дрогона назначил своим викарием на землях Галлии и Германии. Сиконульф, герцог беневентанцев, отдавшись со всеми своими людьми во власть Лотаря, признал себя обязанным выплатить дань в сто тысяч золотых. Беневентанцы, которые ранее отложились, узнав про это, вернулись к Сиконульфу и приступили к изгнанию остатков сарацин со своей земли. Ламберт с бретонцами перебил некоторых из маркграфов Карла, перехватив их на мосту через Медуану (совр. Майенн). Пипин, сын покойного короля Пипина, встретив в Энголизмийском паге войско, спешившее из Франции к Карлу, обложившему осадой город Толозу (совр. Тулуза), настолько быстро и без потерь среди своих людей разгромил его, что, когда была перебита знать, остальных, обратившихся в бегство до вступления в сражения, либо взял в плен, либо, разоружив и связав клятвой, отпустил домой. Ускользнули же лишь немногие. В этом неожиданном бою были убиты Гугон, пресвитер и аббат, сын покойного императора Карла Великого, брат Людовика, тоже императора, и дядя королей Лотаря, Людовика и Карла; также Рихботон, аббат и двоюродный брат королей, внук то есть императора Карла по дочери; также графы Экгард и Раван с многими другими. Были захвачены в плен епископ Пиктавов Эброин, епископ Самаробривы Амбианов Рагенарий и аббат Луп, также два сына графа Экгарда, также графы Локардий, Гунтард и Рихвин вместе с Ингельвином и многие другие знатные люди. Тем временем бретонец Номеногий, дерзко выступив за границы, отмеренные ему и его предшественникам, все опустошая вдоль и поперек, многое и сжигая огнем, дошел до Ценоманов (совр. Ле-Ман). Узнав там о вторжении норманнов в свои границы, был вынужден вернуться назад.

Король германцев Людовик, совершив поход на народы склавов и их земли, некоторых принял к сдаче, некоторых перебил, почти всех царьков той страны подчинил себе либо силой, либо милостью. Норманны, совершив вооруженное нападение на ту главным образом часть острова Британии, которую населяют англосаксы, одержали, сражаясь три дня, победу. Захватывая добычу, всюду занимаясь грабежами и убийствами, овладели землей, как того желали. Между тем братья, то есть Лотарь, Людовик и Карл, по-братски взаимно обменявшись посланниками по различным вопросам, в месяце октябре встретились на Вилле Теодона (совр. Тьонвиль). Проведя по-дружески в течение нескольких дней необходимые переговоры, утвердили на последующее нерушимые принципы взаимного братства и любви. Также пообещали остерегаться и решительно предать проклятию всех сеятелей раздоров и восстановить статус церквей и монастырей, имущество которых было ужаснейшим образом растрачено в силу непреодолимых обстоятельств и которые во множестве были переданы под управление людям, мало подходящим для этого, то есть мирянам. Там же для установления мира также совместно назначили посланников к Пипину, Ламберту и Номеногию, чтобы те незамедлительно прибыли как покорные подданные к брату Карлу и впредь оставались таковыми, пригрозив им, что в противном случае они, объединившись как воины в подходящее время, выступят, чтобы наказать их за измену.

Норманны, подойдя по Гарумне (совр. Гаронна) к Толозе (совр. Тулуза), повсюду безнаказанно захватили добычу. Когда вернулись оттуда, некоторые из них, придя в Галисию, одни погибли, встретившись с баллистариями, другие - будучи в море застигнутыми штормом. Некоторые же из них, придя на земли дальней Испании, долго и жестоко сражались с сарацинами и под конец, потерпев поражение, отступили.

845 год.[править]

Зима была исключительно суровой. Сто двадцать кораблей норманнов, пройдя по Секване (совр. Сена) и опустошая все в округе, захватили, не встретив совершенно никакого сопротивления, Лютецию Паризиев (совр. Париж). Карл, хотя и пытался воспрепятствовать им, но, когда заметил, что его люди никоим образом не могут одолеть их, заключил с ними некие соглашения. И выплатив дань в семь тысяч либр, удержал их от дальнейшего продвижения и убедил вернуться обратно. Граф Фулькрад и другие жители Провинции (совр. Прованс) отложились от Лотаря и узурпировали власть во всей Провинции. Король норманнов Хорик направил по Альбии (совр. Эльба) шестьсот кораблей в Германию против Людовика. Саксы, встретив их и вступив в битву, с помощью Господа нашего Иисуса Христа вышли победителями. Отступив оттуда, норманны напали на некий город склавов и захватили его. Сильный голод охватил внутренние районы Галлии, так что многие тысячи людей погибли, когда он усилился. Карл, придя на землю Флориака, где в двенадцати левках[19] от города Аврелиана (совр. Орлеан) находится монастырь святого Бенедикта, принял Пипина, сына Пипина. И приняв от него присягу верности, дабы впредь оставался верным ему как племянник дяде и оказывал в меру своих сил помощь во всяческих нуждах, отдал ему власть над всей Аквитанией, кроме Пиктавов (совр. Пуатье Пуатье), Сантоны (совр. Сент) и Энголизмы (совр. Ангулем). Тогда и все аквитаны, которые до того были с Карлом, тотчас постарались перейти к Пипину.

Беневентанцы, когда усилилась давняя вражда, вновь начали конфликтовать с сарацинами. Норманны, пройдя по руслу Секваны (совр. Сена) и выйдя в море, разграбили, опустошили и спалили все окрестное побережье. И хотя справедливость Божественной добродетели, весьма оскорбленная нашими грехами, столь сильно покарала земли и королевства христиан, но, чтобы поганые безнаказанно не воображали долго, что всемогущий Господь непредусмотрителен или, точнее, бессилен, они были так поражены Божественным правосудием, что были ослеплены и впали в безумие, когда возвращались на нагруженных кораблях от некоего монастыря, именем Ситью, разграбив и спалив его. И едва спаслись немногие, чтобы возвестить другим о гневе[20] всемогущего Господа. От того, как передают, их король Хорик в смятении направил для установления мира послов к королю Германии Людовику, готовый в меру своих возможностей освободить пленников и вернуть ценности. Лотарь, войдя в Провинцию (совр. Прованс), почти всю ее вернул под свою власть. Даны, которые в прошедшем году опустошили Аквитанию, возвращаясь, напали на Сантону (совр. Сент). Завязав сражение и одержав победу, остались на оседлых местах. Карл, весьма неосмотрительно с немногими людьми напав на Британию Галлии, растратив из-за неблагоприятного стечения обстоятельств все свои силы, поспешно вернулся в Ценоманы (совр. Ле-Ман). Восстановив войско, вновь стал готовится напасть на нее.

846 год.[править]

Пираты данов, придя во Фризию, собрали самовольно подать. Также завязав сражение и оказавшись победителями, завладели почти всей провинцией. Северный ветер всю зиму, вплоть до начала месяца мая, яростно обрушивался на посевы и виноградники. Волки, напав на земли нижней Галлии, с бесстрашием пожирали людей. Говорят, что и на территории Аквитании, собравшись в стаю почти до трехсот голов наподобие войска, шли по дороге, составив строй. И если кто пытался воспрепятствовать им, храбро и сплоченно сопротивлялись. Карл вопреки обыкновению в июне месяце в поместьи святого Ремигия[21] Спарнак (совр. Эперне) провел генеральный конвент своего народа, на котором были настолько проигнорированы насущные просьбы по вопросам Церкви епископов его королевства, что едва ли можно услышать, что когда-либо было проявлено такое неуважение к священникам, по крайней мере во времена христианства. Однажды некий юноша был пойман, когда сношался с кобылой. Судом франков он был заживо сожжен. Затем Карл, устремившись с войском на земли Бретани, заключил с Номеногием, герцогом бретонцев, мир, скрепив его данными взаимно клятвами. В этом году в месяце мае в городе Автиссиодуре (совр. Осер) было такое обилие ливневых дождей, что вода, войдя за стены города, унесла в реку Икауну (совр. Йонна) бочки, наполненные вином. Также, что удивительнее, вода перенесла с одного берега реки Икауны на другой некий виноградник так, как он был, целиком вместе с землей, вообще не задев виноградные лозы и деревья, словно он и был с самой посадки на той земле.

В месяце августе сарацины и мавры, придя по Тибру в Рим, разорили базилику блаженного Петра, первого из апостолов. Унеся вместе с самим алтарем, который находился над гробницей упомянутого первого из апостолов, все украшения и драгоценности, заняли некую неприступную гору в ста милях от города. Некоторые из герцогов Лотаря, жестоко напав, перебили их. Часть же врагов, подступив к церкви святого Павла (совр. Сан-Паоло-фуори-ле-Мура), была разгромлена и полностью перебита кампанцами. Людовик, король Германии, выступил против склавов. Потерпев урон[22] как из-за внутренней междоусобицы среди своих людей, так и из-за победы, одержанной врагами, вернулся обратно. Сын Лотаря Людовик, король Италии, сразившись с сарацинами, был побежден и едва вернулся в Рим.

847 год.[править]

Послы короля сарацин Абдирамана прибыли к Карлу из Кордубы (совр. Кордова), города Испании, чтобы просить мира и утвердить союз. Карл в Дурокорте Ремов (совр. Реймс) и достойно встретил, и отпустил их. Бодон, который несколько лет тому назад, оставив истину христианской веры, обратился в иудейское неверие, настолько погряз в порочности, что постарался возбудить и короля, и народ сарацин против всех христиан, проживавших в Испании, чтобы те либо обратились, оставив набожность христианской веры, в иудейское безумие или умопомешательство сарацин, либо все, по крайней мере, были перебиты. Из-за этого от всех христиан того королевства к королю Карлу, епископам его королевства и прочим сословиям нашей веры было со слезами подано прошение, чтобы требовали выдачи упомянутого апостаты, дабы он не чинил впредь христианам, подвизающимся там, ни притеснений, ни убийств.

Даны, придя на землю нижней Галлии, которую населяют бретонцы, трижды сразились с ними и победили. Побежденный Номеногий бежал со своими людьми. Затем при посредничестве послов дарами добился, чтобы они покинули его владения.

В шестой день до Календ февраля (27 января) скончался Сергий, Римский понтифик, и на его место был избран Лев. Сарацины, пытаясь вернуться на кораблях, нагруженных множеством драгоценностей, которые вынесли из базилики блаженного апостола Петра (совр. собор святого Петра), когда во время плавания умаляли нечестивыми устами Бога и Господа нашего Иисуса Христа и Его апостолов, внезапно налетел неотвратимый смерч, корабли столкнулись друг с другом и они все погибли. Некоторые из драгоценностей были обнаружены на погибших, которых море выбросило на берег, и возвращены гробнице блаженного апостола Петра. Скотты, в течение многих лет подвергавшиеся нападениям норманнов, которые завладели, не встретив чьего-либо сопротивления, окрестными островами и осели на них, стали их данниками[23].

Лотарь, Людовик и Карл направили к королю данов Хорику послов, требуя, чтобы удерживал своих людей от нападений на христиан, передавая, что в противном случае пусть ни в коей мере не сомневается, что против него будет предпринят военный поход.

В это время мавры и сарацины напали на Беневент и опустошили его вплоть до области Рима. Даны напали на приморскую Аквитанию, разграбив ее, и долго осаждали город Бурдигалу (совр. Бордо). Другие даны также заняли эмпорий, который называется Дорестадом, и остров Батую (совр. Бетюве) и завладели ими. Войска короля германцев Людовика провели успешные сражения против склавов и он вернул то, что потерял год тому назад.

848 год.[править]

Склавы, совершившие нападение на королевство Людовика, были во имя Христово побеждены им. Карл, завязав сражение с той частью норманнов, которые осаждали Бурдигалу (совр. Бордо), мужественно одолел их. Войско Лотаря, сражаясь против сарацин, завладевших Беневентом, вышло победителем. Даны, когда иудеи совершили предательство, захватили Бурдигалу, опустошили и спалили ее. Аквитаны из-за бездеятельности и лености Пипина были вынуждены обратиться к Карлу и в городе Аврелиане (совр. Орлеан) почти вся знать с епископами и аббатами избрали и посвятили его в короли, помазав святой хризмой и дав ему епископское благословение. Греческие пираты, не встретив никакого сопротивления, опустошили город Провинции (совр. Прованс) Массилию (совр. Марсель) и безнаказанно вернулись обратно. Норманны, разграбив поселение Метулл, предали его огню. Скотты, напав на норманнов и одержав с помощью Господа нашего Иисуса Христа победу, изгнали их со своей земли. Вследствие этого и король скоттов направил к Карлу ради мира и дружбы послов с подарками, прося предоставить ему право прохода для путешествия в Рим. Мавры вновь напали на Беневент. Вильгельм, сын Бернарда, больше хитростью, чем силой захватил Эмпории и Барцинону (совр. Барселона).

849 год.[править]

Лотарь и Карл, следуя благоразумным советам, вернулись к миру и братскому согласию. В Галлии в тринадцатый день до Календ марта (17 февраля), когда с наступлением ночи клирики воздавали Господу ночные молитвы, случилось сильное землетрясение, но без разрушения каких-либо зданий.

Некий галл Годескальк, монах и пресвитер Орбакского монастыря епархии Свессиона, возгордившись ученостью и предавшись неким суевериям, с набожным видом прибыл в Италию. Будучи с позором изгнан оттуда, прошел Далмацию, Паннонию и Норею, в гибельных проповедях и сочинениях измышляя, главным образом под видом предопределения, нечто в высшей мере противное нашему спасению. Будучи в присутствии короля германцев Людовика на соборе епископов уличен и побежден, был вынужден, наконец, вернуться в город-метрополию своей епархии, именем Дурокорт Ремов (совр. Реймс), во главе которой стоял достопочтенный муж Гинкмар, дабы подвергнуться там надлежащему судебному разбирательству за свое отступление от веры. Карл, ревностный почитатель Святой Божьей Церкви, созвав собор святых епископов упомянутой епархии, постановил представить его в свое присутствие. Когда он был доставлен, был подвергнут публичному бичеванию и принужден сжечь в огне книги своих измышлений.

Людовик и Карл, встретившись с братской привязанностью, показали себя настолько связанными узами братской любви, что, передав принародно друг другу посохи[24], каждый вверил другому королевство, жену и детей[25], если тот переживет его.

Карл пришел в Аквитанию. Бретонец Номеногий с привычной для него неверностью напал на Андекавы (совр. Анже) и соседние с ними земли. Норманны сожгли, опустошив, город Аквитании Петрокорий (совр. Перигё), и безнаказанно вернулись к кораблям[26]. Мавры и сарацины разграбили город Италии Луну. Не встречая никакого сопротивления, они опустошили все приморские земли вплоть до Провинции (совр. Прованс). Карл, сын Пипина, когда, отложившись от Лотаря, стремился присоединиться к своему брату Пипину, бродившему по Аквитании, был схвачен верными людьми короля Карла и приведен в его присутствие. И хотя по заслугам за измену своему дяде и крестному отцу он заслужил смертной казни, однако из соображений милосердия ему была сохранена жизнь. Из-за этого, когда в месяце июне король Карл проводил конвент в городе Карнуте (совр. Шартр), взойдя после торжественной мессы на амвон церкви, объявил всем собственными устами, что без чьего-либо принуждения из любви к Божественному служению хотел бы стать клириком. И там же был благословлен присутствовавшими епископами и пострижен в клирики. Король германцев Людовик, будучи больным, направил свое войско против склавов. Потерпев позорное поражение, потеряв многих убитыми и будучи обращенным в бегство, оно познало, к какому урону привело отсутствие полководца. Карл, войдя в Аквитанию, с Христовой помощью почти всех привлек на свою сторону и подчинил своей власти. Также по своему усмотрению устроил дела в Испанской марке. Бретонец Номеногий неистовствовал со свойственной ему заносчивостью.

850 год.[править]

Вильгельм, сын Бернарда, хитростью пленил в Испанской марке графов Аледрамна и Изембарда, на сам еще большей хитростью был взят в плен и убит в Барциноне (совр. Барселона). Мавры, не встречая никакого сопротивления, все опустошили вплоть до Арелата (совр. Арль), но, когда возвращались, встречным ветром были отброшены назад и погублены. Лотарь направил своего сына Людовика в Рим, где он был с почетом принят папой Львом и помазан в императоры. На короля норманнов Хорика напали войной, подняв мятеж против него, двое его племянников. Когда он примирился с ними, выделив им доли в государстве, Рорик, племянник Хериольда, который недавно отложился от Лотаря, взяв с собой войска норманнов, с множеством кораблей опустошил Фризию, остров Батавов (совр. Бетюве) и другие соседние места по Рейну и Ваалу. Лотарь, поскольку не мог подавить его, принял в вассалы и пожаловал ему Дорестад и другие графства. Другая часть норманнов разграбили Менапиев, Тарвизиев и другие приморские земли, часть же, напав на остров Британию и англов, с помощью Господа нашего Иисуса Христа были побеждены ими.

851 год.[править]

Умер бретонец Номеногий. Лотарь, Людовик и Карл собрались во дворце Марсане (совр. Мерсен). Как братья пробыв там некоторое время, по общему совету своих знатных людей и с общего согласия постановили и подтвердили, поставив подписи собственных имен, следующее[27].

Глава 1.

Да будет между нами такое забвение всех прошлых зол, вражды, интриг и враждебных махинаций, а также вреда, нанесенного друг другу, и да будет все это настолько всецело исторгнуто из наших сердец вместе со всей порочностью и злобой, что да не останется впредь какого-либо воспоминания об этом для возобновления зла, либо вражды, либо скандала.

Глава 2.

Да будет впредь оставаться между нами с Божьей помощью такое радушие истинной привязанности от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры[28] без какого-либо коварства или притворства, что никто из нас не будет желать равному себе ничего плохого или злоумышлять против его жизни, государства, вассалов или чего-либо, относящегося к здравию, либо благополучию, либо его властным полномочиям и не поверит ложному и клеветническому, угодливо составленному тайными сплетниками.

Глава 3.

Пусть каждый с верностью либо сам, либо через сына, либо через своих верных людей окажет помощь равному себе и советом, и делом, когда тому это будет необходимо и насколько сможет сам, чтобы тот должным образом смог сохранить королевство, верных людей, свое благополучие и королевскую власть. И пусть каждый в свою очередь неподдельно покажет в отношении другого, что он по-братски печалится несчастью своего брата, если таковое случится, и радуется его успехам. И каждый из нас, кто переживет другого, сохранит такую верность по отношению к детям своего брата, если тот скончается, какую мы твердо решили сохранять впредь по отношению друг к другу.

Глава 4.

И поскольку мир и спокойствие королевства обыкновенно нарушаются бродящими и бесстыдными людьми, мы уговорились, что к кому бы из нас не пришел такой, чтобы суметь избежать разбирательства и суда за то, что содеял, никто из нас не примет и не удержит его по какой-либо иной причине, кроме разве лишь для того, чтобы привести его к справедливому суду и должному покаянию. И если он будет пытаться избежать справедливого суда, мы с общего согласия будем преследовать его, в чье бы королевство он ни пришел, доколь не будет либо приведен в суд, либо удален из королевства.

Глава 5.

Аналогичным образом следует поступить и с тем, кто уличен каким-либо епископом в общественном преступлении, достойном смертной казни, либо отлучен им[29], либо, совершив преступление и не будучи отлученным, меняет королевство и подданство короля, чтобы не получить должного покаяния или не исполнить в соответствии с законом уже наложенного покаяния; а также и с тем, кто иногда даже, бежав, привел с собой свою родственницу, с которой совершил инцест, либо санктимониалку, похищенную женщину или развратную, с которой ему там было непозволительно иметь связь. О таковом, как только нам сообщит о нем епископ, к попечению которого он относится, да будет учинен розыск, чтобы не обрел в королевстве кого-либо из нас место пристанища или убежища и чтобы не заражал людей, верных нам и Богу, своей болезнью, но чтобы был задержан нами или государственными слугами, дабы вернулся к своему епископу вместе со своей дьявольской добычей, которую привел с собой, и получил за совершенное общественное преступление должное покаяние либо был принужден исполнить в соответствии с законом уже полученное.

Глава 6.

Пусть будут верные нам люди, каждый в своем сословии и состоянии, без всяких сомнений уверены в нас, что мы не осудим никого, не лишим владений, не будем притеснять и не причиним ущерб неподобающими махинациями вопреки закону и справедливости, полномочиям и справедливой разумности; и что по общему наказу тех истинно верных нам людей, относящемуся к восстановлению согласно Божьей воле ради общего спасения Святой Божьей Церкви, состояния государства, авторитета королевской власти и мира народа, вверенного нам, мы выразим свое согласие в том, чтобы они не только не роптали и не сопротивлялись нам в исполнении этого, но были нам настолько верными и повинующимися истинными помощниками и соратниками, давая верный совет и оказывая действенную помощь для осуществления того, о чем сказано выше, насколько по справедливости каждый в своем сословии и состоянии должен быть верным своему государю и сеньору.

Глава 7.

Так объединившись вместе: и мы как братья друг с другом, и мы с нашими верными людьми, и наши верные люди с нами, – соединимся же вновь все вместе с Богом. И чтобы Он был благосклонен к нам, воздадим Ему как жертвенный дар то, что каждый из всех нас без какого-либо собственного извинения или оправдания и все мы вместе вновь вспомним, что и каждый в отдельности, и все мы сообща совершили вопреки Его заветам и установлениям Его святых либо содействовали совершению такого по отношению к церковному порядку и государственному устройству. Представим же все это и каждое по отдельности для суда и разбирательства. И пусть никто из нас не будет щадить по-мирски ни своего друга, ни родственника, ни союзника, ни даже себя самого, чтобы суметь пощадить духовно для вечного спасения. Помимо этого, как мы уже сказали в предыдущей главе, верным советом и действенной помощью, оказываемой друг другу, всеми силами постараемся сообща исправить все это, насколько быстро сможем из разумных соображений.

Глава 8.

И если кто-либо из подданных в каком-либо сословии или состоянии отступится от этого соглашения либо будет уклоняться от него или станет противодействовать этому единодушному решению, сеньоры со своими истинно верными людьми пусть исполнят его согласно Божьей воле, закону и требованию справедливости, хочет того или не хочет тот, кто окажет сопротивление и будет противиться Божественному решению и установлению и этому соглашению. Если же кто из сеньоров отступится от этого соглашения либо будет уклоняться от него, когда большинство сеньоров, верных нам, и знать королевств сойдутся на едином, мы решим с Божьей помощью и с общего согласия, пользуясь советом тех сеньоров и решением тех епископов, которые исполнят это соглашение, как будет необходимо поступить с тем, кто, будучи должным образом увещеваем, не пожелает исправиться. А чтобы вышеназванные главы с Божьей помощью неукоснительнее соблюдались нами и чтобы вы тверже верили, что мы намерены соблюдать их, мы их подтвердили ниже собственноручными подписями.

После этого пираты данов опустошили Фризию и Батую (совр. Бетюве). Также, неистовствуя, дошли до монастыря святого Бавона, который называют Гантом. Спалив этот монастырь и пройдя через город Ротомаг (совр. Руан), они дошли пешим маршем вплоть до Белловака (совр. Бове). Когда, спалив его, возвращались обратно, были перехвачены нашими и потерпели частичное поражение. Хериспогий, сын Номеногия, прибыл к Карлу. Признав себя его вассалом, он, был принят в городе Андекавы (совр. Анже) и одарен как королевскими облачениями, так и полномочиями власти своего отца. Сверх этого, ему были пожалованы Редоны (совр. Ренн), Намнеты (совр. Нант) и Ратский паг.

Сарацины овладели Беневентом и другими городами, осев в них. Король Людовик разорил почти всех склавов и подчинил своей власти. Апостолик Лев, боясь вторжений сарацин, укрепил со всех сторон стенами церковь святого Петра (совр. собор святого Петра) и провел эту стену до города, сделав ее прилежащей к городу Риму.

852 год.[править]

Норманны пришли во Фризию на двухстах пятидесяти двух кораблях. И собрав поборы, как они сами их установили, отправились в другие места. Мавры захватили Барцинону (совр. Барселона), воспользовавшись предательством иудеев. Перебив почти всех христиан и опустошив город, безнаказанно вернулись обратно. Карл, пригласив Лотаря в Августу Веромандуев (совр. Верман), которая знаменита мощами блаженного мученика Квинтина, на переговоры, по-братски принял его, окружил почетом, по-родственному обхаживал, по-королевски одарил и благожелательно проводил, когда тот возвращался.

Братья Ламберт и Варнарий, главные, пожалуй, участники раздоров, один был убит коварством, другой – казнен по суду. Бретонец Саломон стал вассалом Карла и был одарен третьей частью Бретани. Санчо-Санчес, граф Васконии, поймал Пипина, сына Пипина, и держал его до прихода Карла, которого Карл отвел как пленника во Францию и после разговора с Лотарем приказал постричь в монастыре святого Медарда, что в Свессионе (совр. Суассон). Людовик, сын Лотаря, придя в Беневент, взял в осаду город Байру (совр. Бари). Когда была разрушена стена, он, прислушавшись к дурным советам, отступился от начатого. Ибо когда его советники сказали, что там находится большая казна с ценностями, которой можно всецело лишиться, если всем без разбора дать возможность войти, он отошел в лагерь, всем запретив врываться в город. Когда все отступили, мавры ночью так укрепили бревнами порушенную стену, что ничуть не боялись подошедшего наутро войска. И с тем Людовик, потратив напрасно такой труд, возвратился со своим войском домой. Абдираман, король сарацин, находящихся в Испании, умер в Кордубе (совр. Кордова) и его королевство унаследовал сын его самого. Годефрид, сын дана Хериольда, который некогда, при императоре Людовике, был крещен в Могонциаке (совр. Майнц), отложившись от Лотаря, ушел к своим. Поэтому, собрав крепкий отряд, с множеством кораблей напал на Фризию, затем – на земли, прилежащие к реке Скальде (совр. Шельда), и, наконец, вошел в Секвану (совр. Сена). Лотарь и Карл, выйдя навстречу ему со всем своим войском, обосновались на берегах этой реки.

853 год.[править]

В этом противостоянии они отпраздновали Рождество Господне. Но когда люди со стороны Карла не пожелали вступать в сражение, короли отступили, ничего не добившись. Карл привлек Годефрида на свою сторону некими соглашениями. Остальные даны вплоть до марта месяца оставались там без каких-либо опасений, все разграбляя, сжигая и захватывая чем безнаказаннее, тем с еще большим неистовством. Лотарь же воспринял дочь Карла из святой купели и через несколько дней отправился домой в обратный путь. Даны в месяце июне, оставив Секвану (совр. Сена) и войдя в Лигер (совр. Луара), опустошили город Намнеты (совр. Нант) и монастырь святого Флорентия, а также их окрестности. Карл, собрав в месяце апреле под городом Свессионом (совр. Суассон) в монастыре святого Медарда совет епископов, председательствуя на самом соборе, добился, чтобы судом епископов были низложены два пресвитера, бывшие монахами этого монастыря, из-за того, что задумали выкрасть Пипина и бежать вместе с ним в Аквитанию. Епископ Ремов Гинкмар по решению собора низложил всех пресвитеров, диаконов и субдиаконов своей епархии, которых рукоположил после своего низложения Эббон. Пипин принес Карлу присягу верности и, сверх того, принял обличие монаха, пообещав соблюдать правило монашеского жития. Карл, прибыв оттуда в Каризиак (совр. Кьерзи-сюр-Уаз), издал с некоторыми епископами и аббатами монастырей капитулярий из четырех глав и утвердил его собственной подписью. Первая из них такова:

Богом никто не предопределен для наказания. Есть лишь одно Божье предопределение, которое относится либо к дару благодати, либо к воздаянию по-справедливости.

Вторая:

Свободный выбор, который мы потеряли изначально, возвращен нам пришествием и помощью Христовой.

Третья:

– Бог желает, чтобы все люди были спасены, хотя спасаются не все.

Четвертая:

– Кровь Христова пролита за всех, хотя не все получают искупление таинством Страстей Господних.

Почти все аквитаны отложились от Карла и направили к королю Германии Людовику послов и заложников, чтобы отдаться под его власть. Людовик во время, когда между ним и Карлом по некоторым вопросам возникли разногласия, резко выступил против Карла. Венеды со свойственной им неверностью изменили Людовику. Император Лотарь, когда два года до того скончалась христианнейшая королева Ирменгарда, взял себе на ложе двух служанок из королевского поместья, одна из которых, именем Дода, родила сына, которого он приказал наречь Карломаном. Также и другие его сыновья аналогичным образом предавались прелюбодеяниям. Пираты данов, отправившись вверх по реке от Намнетов (совр. Нант), в месяце ноябре, а именно в шестой день до Ид (8 декабря), безнаказанно подступили к городу Туроны (совр. Тур) и подожгли его вместе с церковью святого Мартина и другими соседними местечками. Но поскольку об этом было с достоверностью известно заранее, мощи блаженного Мартина были перенесены в монастырь Кармарик (совр. Кормери) при этой церкви, а оттуда – в город Аврелиан (совр. Орлеан).

Булгары, взяв в союзники склавов и, как говорят, будучи привлеченными подарками от наших людей, с яростью выступили против Людовика, короля Германии, но заступничеством Господа были побеждены. Также и греки с не меньшей яростью устремились против Людовика, короля Италии, сына Лотаря, из-за дочери Константинопольского императора, которую тот просватал, но отказался взять в супруги. Также римляне, стесненные набегами сарацин и мавров, предъявили жалобу императору Лотарю на то, что их защита находится в полном небрежении.

854 год.[править]

Карл, подозревая своего брата Людовика в неверности, прибыл к Лотарю в поселение Леодий (совр. Льеж). После долгих переговоров о взаимной нерушимой дружбе, наконец, перед всеми присутствовавшими взаимной клятвой на святынях утвердили ее, вверив друг другу своих детей, знать и королевства. Между тем Людовик Младший, сын короля германцев Людовика, был испрошен аквитанами у отца, перешел через Лигер (совр. Луара) и был принят теми, которые просили его. Карл во время Четыредесятницы поспешно отправился в Аквитанию, где оставался вплоть до пасхальных торжеств. Его же люди только и занимались тем, что грабили, жгли, уводили в плен людей, не сдерживая свою алчность и дерзость даже по отношению к самим церквям и алтарям Божьим. Лотарь переговорил на Рейне со своим братом Людовиком о братском отношении к Карлу. И сначала жестоко отбранив друг друга, под конец пришли к согласию и во имя мира заключили союз. Карл, в немалой степени встревоженный этим, вернулся, не закончив никаких дел, из Аквитании и пригласил брата Лотаря в свой дворец Аттиниак (совр. Аттиньи (Арденны)). Прибыв туда, они подтвердили то, что заключили ранее.

Даны, обосновавшиеся на Лигере (совр. Луара), подошли к крепости Блезу (совр. Блуа). Спалив ее, решили идти на Аврелиан (совр. Орлеан), чтобы сделать то же самое. Когда же епископ Аврелиана Агий и епископ Карнута Бурхард собрали против них корабли и воинов, они отступились от задуманного и вернулись в низовья Лигера (совр. Луара). Также и другие пираты данов опустошили Фризию, соседствующую с Саксонией. Лотарь и Карл направили послов к брату Людовику ради мира и согласия и для того, чтобы тот отозвал своего сына из Аквитании. Карл вновь пришел в Аквитанию. Пипин, сын Пипина, который, будучи постриженным, принял в монастыре святого Медарда обличие монаха и дал клятву оставаться там, вошел в Аквитанию и большая часть народа той страны стеклись к нему. Король Карл, оставив дела с Пипином, изгнал из Аквитании своего племянника Людовика и вынудил его вернуться к отцу. Карл, брат Пипина, уже будучи рукоположенным в диаконы, ушел из Корбейского монастыря. Король Карл назначил своего сына Карломана к церковному пострижению. Даны, затеяв внутренний раздор между собой, настолько неистово в течение трех дней с упорством сражались друг с другом, что был убит король Хорик и другие короли вместе с ним и была перебита почти вся знать. Пираты норманнов, обосновавшиеся на Лигере (совр. Луара), вновь спалили огнем город Андекавы (совр. Анже).

855 год.[править]

Лотарь пожаловал всю Фризию своему сыну Лотарю. Из-за этого Рорик и Годефрид вернулись на родину, то есть в Данию, в надежде обрести королевскую власть. Лотарь занедужил, из-за чего Людовику и Карлу представился случай вернуться к согласию.

Норманны овладели Бурдегалой (совр. Бордо), городом Аквитании, и прошли везде, где пожелали. Карл по просьбе аквитанов дал им своего сына Карла, назначив его королем. Также Карл с почетом принял Эдилвульфа, короля англосаксов, направлявшегося в Рим, одарил его всем королевским и приказал проводить с почестями, достойными королей, до границ своего государства. Лотарь предъявил претензии к Карлу, подозревая его в неверности. В королевстве Карла с ведома его самого возбуждалось много противного католической вере.

В месяце августе скончался предстоятель Апостольского Престола Лев и ему наследовал Бенедикт. В этом же месяце было видно, как две звезды: одна большей величины, а другая меньшей – прошли с западной стороны неба на восток, так чередуясь друг с другом десять раз, что, когда была видна большей величины, меньшая несколько раз вообще не показывалась. Император Лотарь, будучи застигнутым недугом и потеряв надежду остаться в живых, пришел в монастырь Прумию, расположенный в Арденском лесу. Полностью оставив мир и государственную власть, был пострижен, смиренно приняв монашеское житие и обличье. Разделив между сыновьями, которые оставались с ним, государство, так что его тезке Лотарю досталась Франция, а Карлу – Провинция (совр. Прованс), через шесть дней, в четвертый день до Календ Октября (26 сентября), ушел из жизни и был погребен, как того и желал, в этом же монастыре. Аквитаны, собравшись в середине месяца октября в городе Лемовики (совр. Лимож), единодушно утвердили королем Карла Дитя, сына Карла. Когда он был помазан епископом, возложили на него корону королевства и вручили скипетр. Норманны, войдя в Лигер (совр. Луара) и сойдя с кораблей, попытались пешим маршем подступить к городу Пиктавы (совр. Пуатье Пуатье), но, встретившись с аквитанами, потерпели такой разгром, что из более чем трех сотен ускользнули немногие. Рорик и Годефрид, когда удача нисколько не улыбалась им, оставались в Дорестаде, владея большей частью Фризии. Людовика, короля германцев, донимали частые отпадения склавов.

856 год.[править]

Зима выдалась очень суровой и сухой, случился большой мор, который унес большое количество людей. Король Италии Людовик, сын Лотаря, потребовал у своих дядей Людовика и Карла доли отцовского королевства во Франции, утверждая, что пожалованием деда, императора Людовика, ему причитается Италия. Аквитаны, отвергнув Карла Дитя, которого недавно поставили королем, поставили из монахов подобно королю Пипина, который, бежав из монастыря святого Медарда, был вызволен из-под охраны. Король Карл, примирившись с (герцогом) бретонцев Хериспогием, помолвил его дочь со своим сыном Людовиком, отдав ему Ценоманское герцогство до дороги, которая ведет из Лютеции Паризиев (совр. Париж) в Цезаредун Туронов (совр. Тур). Знать покойного Лотаря, помазав, поставили королем Франции его сына Лотаря. Пираты данов в четырнадцатый день до Календ мая (18 апреля), подступив к городу Аврелиану (совр. Орлеан), разграбили его и безнаказанно вернулись. Почти все графы из королевства короля Карла составили с аквитанами заговор против него, пригласив Людовика, короля германцев, для осуществления своего замысла. Когда он надолго задержался в походе на склавов, где потерял большую часть своего войска, они, не выдержав его промедления, примирились с королем Карлом. И аквитаны, отвергнув Пипина, приняли обратно Карла Дитя, сына короля Карла, и вернули его в Аквитанию. В середине августа другие пираты данов вновь вошли в Секвану (совр. Сена). Опустошив и разграбив города по обе стороны реки, а также расположенные в отдалении монастыри и поместья, избрали удобное для постоянной стоянки место, соседствующее с Секваной (совр. Сена), которое называется Жёфосом, где спокойно провели зиму. Эдилвульф, король восточных англов, возвращаясь из Рима, в Календы октября (1 октября) во дворце Вермерии (совр. Вербери) взял в жены дочь короля Карла Юдифь, с которой был помолвлен в месяце июле. Когда епископ Дурокорта Ремов Гинкмар благословил брак и возложил на ее главу корону, объявил ее королевой, что ни у него, ни у его народа не было ранее в обычае. Когда по-королевски была сыграна свадьба и произведен обмен подарками, он на корабле отправился c ней в Британию, подвластное ему королевство. Император Италии Людовик и его брат Лотарь, король Франции, встретились в Урбе (совр. Орбе) с их родным братом, отроком Карлом, где настолько разошлись при делении на доли отцовского королевства, что едва не начали решать дело между собой оружием. И все же выделили согласно отцовской воле своему брату Карлу Провинцию (совр. Прованс) и Лугдунское герцогство, когда знатные люди вырвали его из рук брата Лотаря, который стремился постричь его в клирики. Сарацины из Беневента, хитростью войдя в Неаполь, опустошили его, разграбили и до основания разрушили.

857 год.[править]

Пираты данов в пятый день до Календ января (28 декабря) напали на Лютецию Паризиев (совр. Париж) и предали ее огню[30]. Те же, которые оставались в низовьях Лигера (совр. Луара), разграбили Туроны (совр. Тур) и все его окрестные места вплоть до крепости Блеза (совр. Блуа). Некоторые из аквитанов, побуждаемые некими франками, которые плели заговор против Карла, отложились от Карла, бывшего еще в детском возрасте, и присоединились к Пипину. Король Карл и Лотарь, его племянник, данными взаимно клятвами заключили союз, аналогично поступили Людовик, король Германии, и Людовик, император Италии. Пипин присоединился к пиратам данов, опустошил город Пиктавы (совр. Пуатье Пуатье) и разорил многие другие места в Аквитании. Лотарь, распутствуя с наложницами, бросил свою жену-королеву.

В городе Колония Агриппина (совр. Кельн), когда в церкви блаженного Петра присутствовал епископ Гунтарий, сверху обрушилась, сверкая молниями, тяжелая черная туча. И молния, похожая на огонь, неожиданно по кровельному навесу войдя в церковь, убила одного священника и одного диакона, а также одного из мирян и исчезла под землей.

Также в Августе Треверов (совр. Трир), когда епископ Теутгауд вместе с клиром и народом проводил богослужение, ужасная туча, обрушившись сверху, громом и молниями навела ужас на всех в церкви, сокрушила колокольню и наполнила церковь таким мраком, что люди едва могли узнать друг друга. Было также видно, как рядом с алтарем бегал огромный пес, когда неожиданно разверзлась земля.

Даны, заняв Секвану (совр. Сена), все опустошали, не встречая сопротивления. И подступив к Лютеции Паризиев (совр. Париж), сожгли базилику блаженного Петра и святой Геновефы (совр. аббатство святой Женевьевы) и все остальные, за исключением кафедрального собора святого Стефана и монастыря святого Винсента и святого Германа (совр. аббатство Сен-Жермен-де-Пре), а также монастыря святого Дионисия (совр. аббатство Сен-Дени), лишь за которые, чтобы не были сожжены, была выплачена большая сумма солидов. Другие из данов силой захватили эмпорий, который называется Дорестадом, и разграбили весь остров Батавов (совр. Бетюве) и другие окрестные места. Хериспогий, герцог бретонцев, был убит бретонцами Саломоном и Альмаром, которые давно рассорились с ним. Некоторые из знатных людей короля Карла, объединившись с аквитанами, совершили многие грабежи и натворили много бед. Фротбальд, епископ Карнута, когда его в этом городе теснили даны, обратился в бегство. И когда переправлялся вплавь через реку Автуру (совр. Эр (приток Сены)), погиб[31], утонув в пучине.

858 год.[править]

В лето восемьсот пятьдесят восьмое, когда Карл вошел на остров Секваны (совр. Сена), называемый Оскеллом, где подвергся большой опасности, как о том тогда стало известно от многих, и когда его брат Людовик пошел на него со всеми войсками, но по Божьей милости с позором вернулся обратно[32]. Ночью и днем на праздник Рождества Господня в Могонциаке (совр. Майнц) случилось сильное и продолжительное землетрясение, за которым последовал сильный мор людей.

На территории … море выбросило некое дерево, вырванное с корнем, ранее неведомое в провинциях Галлии. На нем не было листьев, а вместо веток были сучки, похожие на отчасти широкие, но весьма длинные стебли, вместо же листьев – нечто похожее на треугольники, цветом, как человеческие ногти или тонкие кости рыб. И они так были расположены на верхушках этих стеблей, словно были прикреплены, как казалось, снаружи, подобно тем, которые обычно бывают снаружи прикреплены по окружности как украшение, будучи изготовленными из различных металлов, к фалерам людей или лошадей.

В Сенонском паге, в церкви святой Поркарии, когда в воскресенье пресвитер служил мессу, внезапно вошедший волк, пробежав, всполошил присутствовавший народ. Под конец, сделав то же самое среди женщин, исчез.

Эдилвульф, король западных саксов, скончался. Его вдову, королеву Юдифь, взял в жены[33] его сын Эдельбольд. Бернон, предводитель части пиратов, которые обосновались на Секване (совр. Сена), прибыл к королю Карлу во дворец Веримбрею (совр. Вербери) и, отдавшись под его власть, с готовностью принес присягу верности. Другая часть этих пиратов взяли в плен Людовика, аббата монастыря святого Дионисия (совр. аббатство Сен-Дени), вместе с его братом Гозленом и назначили им для выкупа тяжелый побор, на что были израсходованы средства многих Божьих церквей и монастырей[34] королевства Карла по его приказу. Но когда этого оказалось недостаточно, этим же королем и всеми епископами, аббатами, графами и прочими влиятельными людьми без промедления для пополнения вышеназванной суммы были внесены денежные средства. Графы же короля Карла, объединившись с бретонцами и отложившись от Карла, изгнали его сына Людовика вместе с его сторонниками с земли Ценоманов, вынудив перейти Секвану (совр. Сена) и бежать к отцу.

Король Лотарь утвердил дружбу со своим братом Карлом, королем Провинции (совр. Прованс), дав ему из своего королевства две епископские доли, то есть Беликскую и Тарантасийскую. Аналогичным образом Карл вверил своему брату Лотарю свое королевство на том условии, что, если он уйдет из этой жизни до того, как женится и породит сыновей, ему по праву наследования будет наследовать Лотарь.

В месяце мае в поселении Леодии (совр. Льеж), где покоятся мощи святого Ламберта, неожиданно с ливнями вылилось столько воды, что бурным натиском снесло в реку Мозу (совр. Маас) каменные дома и стены, а также всяческие строения вместе с людьми и со всем, что в них находилось, до самой церкви на гробнице святого Ламберта. Даны подступили к Саксонии, но были отброшены обратно. Бенедикт, Римский понтифик, умер. На его место больше при поддержке присутствовавшего короля Людовика и его знатных людей, чем по выбору клириков был поставлен Николай. Король Лотарь, понуждаемый своими людьми, вновь принял брошенную жену, но не допустил ее на брачное ложе, а передал под охрану. Карл в месяце июле вступил на остров Секваны (совр. Сена), называемый Оскеллом, намереваясь взять в осаду находившихся на нем данов, куда к нему из Аквитании прибыл его сын Карл Дитя. С ним он принял Пипина, ставшего мирянином, и пожаловал тому графства и монастыри в Аквитании. К этому же острову в месяце августе поспешно направился и Лотарь, чтобы оказать помощь дяде. Пробыв там до девятого дня до Календ октября (до 23 сентября) без каких-либо успехов в проведении осады, они, наконец, вернулись домой. Между тем графы из королевства короля Карла привели короля германцев Людовика, которого приглашали в течение пяти лет. Придя в Календы сентября (1 сентября) в королевское поместье Понтигон (совр. Понтьон), через Каталаун (совр. Шалон-ан-Шампань) и Кед он прибыл в Агединк Сенонов (совр. Санс). Придя оттуда в Аврелианский паг и приняв из Аквитании, Нейстрии и от бретонцев тех, которые обещали прийти к нему, почти тем же путем вернулся в Кед. Король Карл, узнав про это, через Каталаун (совр. Шалон-ан-Шампань) поспешно прибыл в поместье Бреону (совр. Бриен-ле-Шато), куда к нему стеклись знатные люди Бургундии и где он ожидал преследовавшего его Людовика. Обменявшись посланниками, они не пришли ни к каким мирным соглашениям. Наконец, на третий день, то есть в канун Ид ноября (12 ноября), когда с одной и другой стороны были построены боевые порядки, Карл, видя, что его покидают его люди, отступил и ушел на землю Бургундии. Людовик же, приняв тех, которые отложились от Карла, прибыл в Августу Трикассов (совр. Труа), где раздал пригласившим его графства, монастыри, королевские поместья и владения и вернулся в Аттиниак (совр. Аттиньи (Арденны)). Туда для встречи с ним прибыл Лотарь. Когда между ними были заключены соглашения, он вернулся в свои владения. Людовик же через Дурокорт Ремов (совр. Реймс) и Лаудунский паг прибыл в Августу Веромандуев (совр. Верман), чтобы, разумеется, отпраздновать торжества Рождества Господня в киновии святого мученика Квинтина (совр. Сен-Кантен). Между тем некий монах[35] из монастыря святого Винсента и святого исповедника Германа (совр. аббатство Сен-Жермен-де-Пре), возвращаясь из города Испании Кордубы (совр. Кордова), принес с собой мощи блаженных мучеников: диакона Георгия и Аврелия, – а также главу Наталии и поместил их в поместьи Агманте (совр. Эсман)[36] в ковчежцы для сохранения.

859 год.[править]

Даны опустошили места за Скальдой (совр. Шельда). Народ из разных сословий, живущий между Секваной (совр. Сена) и Лигером (совр. Луара), сговорился между собой против данов, обосновавшихся на Секване (совр. Сена), и оказал им стойкое сопротивление. Но поскольку их сговор был составлен неосмотрительно, наши были легко перебиты более могущественными[37]. Король Карл, собрав силы, напал на ничего не подозревавшего своего брата Людовика и изгнал его из пределов своего королевства. Король Лотарь поспешно отправился к своему дяде Карлу и в воскресный день начала Четыредесятницы во дворце Арше (совр. Шарлевиль-Мезьер) они принародно данными взаимными клятвами верности вновь скрепили союз. Карл пожаловал мирянам некоторые монастыри, которыми ранее обычно управляли клирики. Пираты данов, совершив дальний морской поход, а именно проплыв между Испанией и Африкой, вошли в Родан (совр. Рона). И опустошив некоторые города и монастыри, остановились на острове, который называется Камарией (совр. Камарг). Король Карл провел в различных местах соборы епископов. И заседая с королями Лотарем и Карлом, своими племянниками, в поместьи Сапонарии, в четырех милях от Туля Левков (совр. Туль), на соборе епископов[38], предъявил грамоту с обвинением Гуанилона, архиепископа Агединка Сенонов, но рассмотрение дела из-за отсутствия епископа Гуанилона было отложено. Оттуда он без промедления отправился на переговоры со своим братом Людовиком на острове Рейна между Конфлюэнтами (совр. Кобленц) и Андернахом. Проведение переговоров было отложено на восьмой день до Календ ноября (25 октября) в городе Базилее (совр. Базель). Когда Людовик прибыл туда, Карл из-за отсутствия Лотаря прервал начатый путь и вернулся обратно. Почти все аквитаны вернулись к Карлу Дитя. Пипин объединился с графом Робертом и бретонцами.

В месяце августе, в сентябре и октябре в ночное время на небе были видны такие сполохи, что от востока до севера было постоянное сияние дневного света и из него исходили кровавые, быстро перемещавшиеся столпы. Даны, вновь придя, грабежами и поджогами опустошили монастырь святого Валариха и город Самаробриву Амбианов (совр. Амьен), а также их окрестности. Также и другие из них с аналогичным неистовством напали на остров Рейна Батавию (совр. Бетюве). Те же, которые остановились на Секване (совр. Сена), ночью напав на город Новиомаг (совр. Нуайон), захватили в плен епископа Иммона с другими знатными людьми: как клириками, так и светскими. Опустошив город, они увели их с собой и перебили в пути. Они же за два месяца до того убили в некоем поместье Эрменфрида Белловакского, а в предшествующем году убили Бальтфрида, епископа Байокассов[39]. Из страха перед этими данами мощи блаженных мучеников Дионисия, Рустика и Элевтерия были перенесены в Маврипский паг, в вольное поместье Новигент (совр. Ножан-сюр-Сен), и в одиннадцатый день до Календ октября (21 сентября) были со старанием помещены в ковчежцы.

Лотарь выделил своему брату, королю Италии Людовику, некую долю своего королевства, а именно ту, что находится за горами Юра, то есть Генаву (совр. Женева), Лозанну и Седун (совр. Сьон) с епископскими владениями, монастырями и графствами, за исключением приюта, который находится на горе Юпитера (совр. Сен-Бернар Большой Сен-Бернар), и Пипинского графства.

Гуанилон, епископ Сенонов, без разбирательства со стороны епископов примирился с Карлом. Римский понтифик Николай вынес католическое определение о Божьей благодати и свободном выборе, об истинности двойного предопределения и крови Христовой, что она была пролита за всех уверовавших, и утвердил это как положение веры.

860 год.[править]

Зима выдалась долгой и суровой из-за непрекращавшихся снегопадов и морозов, продолжаясь от месяца ноября вплоть до апреля. Лотарь, относясь к своей королеве Теутберге с неумолимой ненавистью, вынудил ее[40] признаться в присутствии епископов, что ее брат Хукберт соединен с ней содомским грехом, отчего тотчас была присуждена к покаянию и брошена в монастырь. Король Карл, привлеченный тщетным обещанием данов, обосновавшихся на Сомме, приказал произвести сбор со средств церквей и монастырей, со всех мансов и даже с небогатых торговцев, распорядившись, чтобы для этого были оценены все их дома и движимое имущество и со всего этого был взыскан установленный платеж. Ибо эти даны пообещали, что, если он даст им, отвесив, три тысячи либр серебра, они пойдут против тех данов, которые подвизались на Секване (совр. Сена), и либо изгонят их оттуда, либо уничтожат.

Рассказывают, что в канун апрельских Нон (4 апреля) с наступлением ночи, когда, стало быть, уже народилась луна, на ее середине появилась некая рогатая тень, имевшая ту же форму, что и свечение луны, то есть по краям она светилась, а в середине была темной. Говорят, что в восьмой день до Ид апреля (6 апреля) взошедшее солнце аналогичным образом было в середине подернуто тенью. Когда она спустилась в его нижнюю часть, вскоре сверху нависла другая тень и аналогично пробежала по диску в его нижнюю часть. И это было в десятый день после новолуния.

Даны, обосновавшиеся на Сомме, когда им не был дан вышеназванный платеж, приняв заложников, отправились на кораблях к англосаксам. Потерпев от них поражение и быдучи принужденными отступить, направились в другие земли. А те даны, которые находились на Родане (совр. Рона), все опустошая, дошли до города Валенции (совр. Валанс). Разграбив все окрестности, они повернули обратно, возвращаясь на остров, на котором ранее устроили стоянку.

Короли Людовик, Карл и Лотарь в Календы июня (1 июня) собрались в крепости, которая называется Конфлюэнтами (совр. Кобленц). Проведя там длительные переговоры о взаимном мире, наконец, данными клятвами утвердили согласие и дружбу. На императора Италии Людовика напали, сговорившись, его люди. И сам он лютовал на них и на беневентанцев, грабя и совершая поджоги.

Даны, которые были на Родане (совр. Рона), напали на Италию и захватили. разграбили и опустошили Пизу и другие города. Король Лотарь, боясь своего дядю Карла, объединился с королем Германии Людовиком и ради этого союза передал ему часть своего королевства, а именно Алезацию. Жена Лотаря, боясь ненависти и интриг своего мужа, бежала к своему брату Хукберту в королевство Карла. Король Карл пожаловал монастырь святого Мартина своему сыну Людовику.

861 год.[править]

Даны в январе месяце[41] предали огню Лютецию Паризиев (совр. Париж) и монастырь святого Винсента и святого исповедника Германа (совр. аббатство Сен-Жермен-де-Пре), подвергли преследованию и взяли в плен купцов, бежавших на кораблях вверх по Секване (совр. Сена). Также другие пираты из данов пришли и опустошили Теруанский паг.

В четвертый день до Календ апреля (29 марта) луна после восьмого часа ночи вся подернулась чернотой. Карл приказал своему хромому сыну Лотарю стать клириком в монастыре святого Иоанна.

Примечания[править]

  1. Буке пишет: «Об этом посольстве слова Лиудольфа, современника событий, в «Житии святого Севера, епископа Равенны», которое опубликовано Болландом: «Император Людовик направил к своему сыну Лотарю, который в то время находился в Тицине, для восстановления мира и дружбы между ними Отгария, епископа Могонциака, (нем. Otgar von Mainz) и Хильдуина, предстоятеля Веродуна, а также двух графов, одного из которых звали Варином, а другого – Адальгизом». Это посольство было успешным. Ибо Лотарь, склоненный силой переданных ему аргументов, без промедления направил к отцу для установления мира послов. В это же время в Могонциак были перенесены мощи святых Севера, Винцентии и Инноцентии (нем. Innocentia), которые много веков покоились в епархии Равенны». См. (XLV), стр. 197, прим. (a).
  2. … требуя денег за тех … – В подлиннике: petentes summam eorum. Перевод предположительный.
  3. При переводе выбран вариант текста (VI): de statu sanctae Dei ecclesiae plurimum tractatum est.
  4. Этот собор был созван 7 февраля 836 года. Документы собора см. в (XXXVI), в кол. 1700 и далее.
  5. См. (XXXVI), кол. 1727.
  6. Фиск – он же феод, бенефиций. См. (X): Fiscus.
  7. Вариант текста (VI): В лето от Воплощения Господня 839 оставил мир людей аббат монастыря святого Ведаста Адалонг. Император Людовик, когда прошли праздники…
  8. … неоднократно … –В подлиннике: celerrime. При переводе использован вариант текста (VI): creberrime.
  9. Об этом посольстве сообщает и «Хронография» Константина Багрянородного (см.(XLV), стр. 235, lib. 3, 37): «Тогда же император Феофил, не снося душой позор поражения, которое ему нанесли агаряне, направил к королю Франции патриция Феодосия, имя которого было Бабутзик, прося послать оттуда к себе крепкие подкрепления и многочисленное войско. Ибо полагал, что его люди никогда не бывали побеждены из-за недостатка сил или малодушия и что это с ними всегда случалось из-за того, что они отказывались сражаться или (что то же самое) из-за предательства. И уж, несомненно, он познал бы на опыте и почувствовал силу народов, помощи которых просил, (ибо король франков благожелательно принял посольство и не отказывался направить воинов) и неудачливый Феофил (такое ибо он получил имя из-за того, что всегда терпел поражения в сражениях) с новым войском вновь отправился бы в поход на агарян, если бы Феодосий, которого он направил, не скончался до того. Ибо его смерть стала причиной того, что подкрепление франков не прибыло в царский город».
  10. Феодосий был патрицием, а не архиепископом, что, помимо вышеупомянутой «Хронографии» Константина Багрянородного, подтверждаeт также и Скилица (см. (LVII), стр. 79).
  11. … другая (доля) включает часть … – В подлиннике: alteram partem. Перевод сделан, исходя из возможного чтения: altera partem.
  12. … были наказаны конфискацией имущества из-за его выступлений, совершенных против отца …– В подлиннике: propter motūs illius nuper a se separatis et rerum proprietate multatis. При переводе выбран вариант текста (VI): propter motūs illius nuper in sese patratos rerum proprietate multatis.
  13. В (VI): … которых по обычаю предков в присутствии вверившихся себе и своему сыну людей связал присягой верности своему сыну Карлу.
  14. В (VI) добавлено: «Аббатом монастыря святого Ведаста был поставлен Фулькон».
  15. Стеллинги (лат. stellinga) – саксы, отвергавшие христианство и стремившиеся жить по древним языческим законам. В государстве франков считались бунтовщиками. Слово происходит от слова «stel» – «старый» и «ling» – «сын». См. (X): Stellinga.
  16. В (VI) добавлено: «Аббатом монастыря святого Ведаста стал Ратольд. В лето 843-е, когда скончался император Феофил, править стал Михаил с матерью Феодорой».
  17. В (VI) добавлено: «Вне этих границ ему по снисходительности брата Карла достался лишь Атребат (совр. Аррас)».
  18. В (VI) добавлено: «Когда скончался аббат Ратольд, аббатство было поручено мирянину Матфриду».
  19. Левка (лат. leuca) – галльская мера длины, равная 1500 шагам или 12 стадиям. См. (X)
  20. … гневе … – В подлиннике: iter. При переводе использована конъектура, предложенная Перцем: iram. См. (IV), стр. 441, прим. b.
  21. … в поместьи святого Ремигия … – То есть в поместьи епархии Ремов. См. (IV), стр. 442, прим. 90.
  22. Потерпев урон … – В подлиннике: conterritus. При переводе использован вариант текста (VI): contritus.
  23. При переводе этого предложения использована конъектура, предложенная Перцем. См. (IV), стр. 443, прим. b.
  24. Посох, как и скипетр, был символом королевской власти, отличаясь от скипетра своей длиной. Передача посоха была символом инвеституры, то есть передавая посох брату, король вверял ему свое королевство. См. (X): Baculus2.
  25. … королевство, жену и детей … – В подлиннике: regum uxores et liberos. При переводе выбран вариант теста (см. (VI): regnum, uxorem et liberos.
  26. Об этом несчастье сообщает замечательное письмо Агия, аббата Вабрского монастыря (фр. Abbaye de Vabres), которое он написал в начале десятого века и в котором рассказывает об основании Вабрского монастыря: «Во времена, когда из северных земель Европы было нашествие народа маркоманов (Marchomanorum), свирепейшего из варваров, и когда они вступили в Галлию, святая Церковь подвергалась жесточайшим нападениям. Ибо, когда никто не сносил безумства варваров, было немало бедствий: почти во всех пагах вдоль Галльского Океана были порушены церкви, разорены города, опустели монастыри. Ярость нападавших была такова, что, кого из христиан они смогли захватить, они либо убивали мечом, либо предпочитали оставлять для получения выкупа, если кто устрашился убийства безвинных. Некоторые же из христиан, испытав жесточайшие преследования, покинули дома и отеческую землю, отправившись для поселения на восток. Но многие предпочли лучше умереть от разящего оружия, чем невредимыми оставить отеческие лары. Многие другие, в сердцах которых вера не пустила глубокие корни, отринув купель святого возрождения и обратившись к тьме языческого обмана, присоединились к поганым, разделив с ними их порочность. … Итак, был в провинции Галлии, в паге Петрокория, монастырь, именем Пальнат, в котором почитатели Бога усердно служили Христу, не имея ничего собственного помимо того, что было дозволено уставом святого Бенедикта. Другие же, более богатые, монастыри этой провинции, в которых многие из монахов, испытывая превратности судьбы, из-за угрозы голода стали пренебрегать уставом святого Бенедикта …» См. (I), стр. 66, прим. (a).
  27. Ср. с договором между братьями, заключенным в 878 году.
  28. 1Тим. 1:5.
  29. … кто уличен каким-либо епископом в общественном преступлении, достойном смертной казни, либо отлучен им … В подлиннике: … qui pro aliquo capitali et publico crimine a quolibet episcopo corripitur, vel excommunicationis crimen faciens … При переводе использован вариант текста (см. (XV), кол. 45-46.): qui pro aliquo capitali et publico crimine a quolibet episcopo corripitur, vel excommunicatur, aut ante excommunicationem crimen faciens etc.
  30. Пасхазий Радберт в 4 книге на плач Иеремии (см. (LV), стр. 269) оплакивает это ужасное бедствие: «Кто когда-либо мог бы поверить и кто когда-либо мог бы подумать, что может произойти такое на нашей земле, которое по прошествии времени мы все увидели случившимся, скорбели и оплакивали его, охваченные великим страхом? С того времени и до сего дня мы в не меньшем страхе из-за того, что пираты, собравшиеся из разных родов, приходят на земли Паризиев, всюду вдоль берега сжигая Божьи церкви. Кто когда-либо, вопрошаю я, поверил бы, что разбойники из разных народов когда-либо решились на такое или кто мог бы сказать, что столь славному королевству, столь хорошо защищенному и обширному, столь густо заселенному и крепкому предстояло быть униженным такими людьми и втоптанным в грязь? Утверждаю, что никто из королей земли не представлял себе такого и ни один из жителей нашего мира не мог слышать такого, что в наши Паризии войдет враг». См. (I), стр. 72, прим. (c).
  31. В синодике епархии Карнута, часть которого издал Мабиллоний (см. (XLIX), стр. 550.), его смерть отнесена на последующий год и говорится, что Фротбальд был убит: «В лето от Воплощения Господня 858-е, шестого индикта, погаными, обосновавшимися на Секване, в Карнуте было устроено большое избиение, в котором погибли епископ Фротбальд, пресвитер Стефан …» . В картулярии (см. (L), стр. 45.) монастыря святого Петра Карнутского (фр. Abbaye Saint-Père-en-Vallée) говорится, что епископа с канониками и монахами жестоко посекли мечом в канун Ид июня (12 июня). См. (I), стр. 73, прим. (a).
  32. Джанет Нельсон (англ. Janet Laughland Nelson) предполагает, что эти слова могут не принадлежать Пруденцию, а быть позднейшей вставкой. См. (V), стр. 85, прим. 1.
  33. Ингульф в «Истории» так говорит (см. (LI), стр. 17.) об этом браке: «Эдельбольд, забравшись на брачное ложе отца – о чем никогда ранее у народов и не слыхивали, – взял в супруги от отца Эдилвульфа собственную мачеху Юдифь, бывшую ранее дочерью короля франков, женившись на ней, хотя все его земляки были в высшей степени потрясены этим преступлением». См. (I), стр. 73, прим. (d).
  34. Мабиллоний (см. (XIII), стр. 65.) замечает: «От монастыря святого Дионисия были даны шестьсот восемьдесят пять либр золота, три тысячи двести пятьдесят либр серебра, помимо его вассалов и их жен и детей. Это можно прочитать в конце Аквисгранского правила каноников в кодексе святого Никасия Ремского». См. (I), стр. 73, прим. (f).
  35. Этот монах – Усвард (лат. Usuardus, фр. Usuard), автор мартиролога (см. (LII).). Историю перенесения мощей Георгия, Аврелия и Наталии (см. (LIII.), стр. 620.) составил монах киновии святого Германа в Паризиях Аймоин (лат. Aimoinus, фр. Aimoin de Saint-Germain-des-Prés.). См. (I), стр. 74, прим. (d).
  36. Аймоин (см. (LIII.), стр. 629.) пишет: «Путь же лежал в поместье Агмант, входившее в наши владения, в котором подвизалась, собравшись из-за враждебных преследований со стороны поганых, большая часть братьев». Как можно прочитать (см. (LIV), стр. 115.) во второй книге о чудесах святого Германа, написанной Аймоином, монахи бежали туда, забрав мощи святого Германа. См. (I), стр. 74, прим. (e).
  37. … наши были легко перебиты более могущественными. – В подлиннике: a potentioribus nostris facile interficiuntur. При переводе была использована конъектура, предложенная Chrétien Dehaisnes: … a potentioribus nostri facile interficiuntur. См. (VI), стр. 98, прим. (1).
  38. Документы собора см. в (VIII), в кол. 674 и далее.
  39. Мабиллоний пишет (см. (XIII), стр. 75.): «Из документов собра в Тузиаке (см. (VIII), кол. 702 и далее) известно, что епископ Новиомага Иммон и Эрменфрид, епископ Белловакский, были живы в октябре следующего года, ибо они оба подписали их. Однако среди имен подписавших имеется и имя преемника Иммона Райнельма, который мог подписать решения собора после его проведения, что бывало нередко. Во всяком случае, решения собора подписали два епископа Автиссиодура: Аббон и Христиан». См. (I), стр. 75, прим. (d).
  40. … вынудил ее … – При переводе использована конъектура, предложенная Перцем. См. (IV), стр. 454, прим. b.
  41. Большего доверия заслуживает монах монастыря святого Германа Аймоин, который жил в те времена и который во 2 книге, 10 параграфе «Истории чудес святого Германа Парижского» (см. (LIV, стр. 115) сообщает, что это бедствие случились в день святой Пасхи. См. (I), стр. 76, прим. (d)


Wikisource-logo.svg Перевод выполнен участником Georgos Therapon (Ю. В. Фарафонов), впервые опубликован в Викитеке и доступен на условиях свободной лицензии CC-BY-SA 3.0, подробнее см. Условия использования, раздел 7. Лицензирования содержимого.