Введение в археологию. Часть I (Жебелёв)/26

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Введение в археологию. Часть I. История археологического знания — V. Археология в России. — 26. „Археологическая карта“ России
автор Сергей Александрович Жебелёв (1867—1941)
Опубл.: 1923. Источник: Commons-logo.svg С. А. Жебелёв Введение в археологию. Часть I. — Петроград, 1923.


[98]
V.

26. Россия, принимая во внимание огромные размеры ее территории, разнообразный этнический состав населения, многообразную смену культурных течений и влияний исторического существования, представляет самую благоприятную почву для археологического исследования, как по богатству сохранившихся вещественных памятников, так и по их разнообразию, а в некоторых случаях и исключительному научному значению.

Территория России, как показывают рассеянные по ней памятники первобытной культуры, пережила свою эпоху, или эпохи, доисторического быта. В область истории территория России вступает с VII в. до Р. Х. — в пределах Кавказа еще ранее, — когда на северном побережье Черного моря появляются греки, распространившиеся местами также и по кавказскому берегу. Об этом „греческом“ периоде сохранилось много упоминаний, и кратких и пространных, в произведениях греческих и римских [99]писателей[1]. Археологические исследования, произведенные в различных пунктах греческих и, позднее, римских поселений на юге России, дали большой, разнообразный и ценный материал, в виде вещественных памятников и остатков сооружений, равно как очень много древних и греческих и латинских надписей и монет[2]. Большое обилие археологического материала дали и многочисленные, главным образом, курганные погребения жителей степной полосы, современников греческих колонистов Причерноморья. Эти погребения обозначаются обыкновенно наименованием „скифские“, по имени народа, создавшего в причерноморских степях сильное государство, существовавшее до III в. до Р. Х., а затем, вплоть до появления в степях Причерноморья тюркских племен, невыходившего за пределы Таврического полуострова. В степной полосе, в долинах Кубани, Дона, Донца, Днепра, Буга и Днестра, господствовали тогда продвигавшиеся на запад сарматские племена, разделявшие, в западной части этой территории, власть с племенами фракийскими, кельтскими и, может быть, германскими. [100]

Различные места Прикавказья и Закавказья, Донской и Терской областей, Туркестана, губерний Вятской, Пермской, Казанской и др., также Сибири, дали огромный запас самых разнообразных вещественных памятников, глухо относимых к эпохе так наз. Великого переселения народов. Средневековые Крым и Кавказ обнаружили неисчерпаемое количество христианских памятников, относящихся к области как, главным образом, византийско-восточной, так, отчасти, и западно-европейской средневековой культуры. Наконец, со времени образования Русского государства, длинною непрерываемою вереницею тянутся вещественные памятники искусства и старины, разбросанные на необ‘ятном пространстве территории России. Богатство и разнообразие этих памятников вряд ли поддаются какому-либо учету. Нужно только отметить, что при наличности многочисленных восточных племен, в ней обитавших, наряду с теми древностями, которые приходится огульно окрестить термином „русские“, особую группу занимают древности, которые, ради краткости, можно обозначить термином „восточные“.

Вот какова, в самых грубых и общих чертах, „археологическая карта“ России. В археологическом отношении, повторяем, Россия представляет страну исключительного значения, могущую соперничать разве только с Италией. И если археология сравнительно лишь недавно пустила в России глубокие корни и заняла свое определенное место, то об‘яснение этому запозданию должно усматривать в хорошо всем и каждому знакомым общих условиях развития русской жизни.

Примечания[править]

  1. Эти упоминания сопоставлены В. В. Латышевым в его „Scythica et Caucasica. Известия древних писателей, греческих и латинских, о Скифии и Кавказе“, где приведены соответствующие греческие и латинские тексты и дан их русский перевод.; I т. сборника обнимает греческих писателей (П. 1893). II т. — латинских писателей (П. 1906). Первоначально труд В. В. Латышева печатался в ЗРАО. Незадолго до своей смерти (1921 г.) неутомимый исследователь прошлых судеб России предпринял составление III т. „Scythica et Caucasica“, куда должны войти известия византийских писателей о Скифии и Кавказе. Материалы для этого тома отчасти уже собраны, и издание его должно быть непременно осуществлено, лишь только представится к тому возможность, так как в нем одинаково заинтересованы и археологи и историки и филологи. Необходимо также завершить и издание подготовленного В. В. Латышевым систематического указателя к первым двум томам.
  2. Все надписи, греческие и латинские, с переводом их на русский язык и с необходимыми об‘яснениями, найденные на северном побережье Черного моря, об‘едннены в монументальном издании, предпринятом Русским Археологическим Обществом, В. В. Латышева „Inscriptiones antiquae orae septentrionalis Ponti Euxini graecae et latinae“ (цитируется сокращенно IOSPE), I т. которого, заключающий надписи Тираса, Ольвии, Херсонеса Таврического и др. мост от Дуная до Боспорекого царства, вышел в 1885 г., II т. — надписи Боспорского царства — в 1890 г., IV т. — надписи, найденные в 1885—1900 г., в 1901 г. Третий том I0SPE, куда должны войти надписи на ручках амфор и вообще на предметах утвари, обработку которого, более четверти века тому назад взял на себя Е. М. Придик, увидеть изданным в свет нашему поколению, очевидно, не суждено, если обработка материала, который должен войти в III т., не будет передана кому-нибудь другому. Пока мы ждали появления III т., В. В. Латышев успел издать второе издание I т. I0SPE (1916) и подготовить материал для второго издания II т. Им же издан „Сборник греческих надписей христианских времен из южной России“ (1896), нуждающийся в переиздании, материалы для которого также В. В. Латышевым оставлены. В переиздании нуждается и „Сборник греческих и латинских надписей Кавказа“, составленный И. В. Помяловским в 1881 г.