Перейти к содержанию

Вести из монголо-сычуаньской экспедиции/1908 (ВТ)/Низовье Эцзин-гола

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
[7]
II
Низовье Эцзин-гола
А. Чернова

Низовье Эцзин-гола представляет глубокий интерес с геологической стороны. Воды его, несущиеся с величественных высот Нань-шаня и питаемые их снеговыми массами, крайне непостоянны в своем нижнем течении. По мере того как река, покинув предгорья Нань-шаня, все более и более подвергается жгучему дыханию прилегающей к ней пустыни, она теряет массу воды и в нижнем течении разбивается на многочисленные рукава, воды которых собираются в замкнутых бассейнах. Гидрографический режим этой местности, будучи взят в связи с ее прошлым, представляет поучительную картину.

Теперь он из года в год, на глазах человека, быстро меняется в своих деталях. Путешественники, посетившие бассейн Эцзин-гола, доставили те или иные данные о его характере. Часто они давали и расспросные сведения, особенно богатые в работе Г. Н. Потанина[1]. Будучи сопоставлены во времени, все имеющиеся данные о системе Эцзин-гола позволяют сделать известные выводы об историческом прошлом местности. Но геологические знаки, написанные в скрижалях самой природы, дают возможность [8]заглянуть еще в доисторическое прошлое страны и подойти к решению вопроса, каким образом слагалась та площадь земной коры, которую потом видоизменяли воды Эцзин-гола.

В предварительном отчете об экспедиции 1892—94 гг. В. А. Обручев подробно описывает впадину, названную им Притяньшаньской[2]. Она тянется вдоль южного подножия всего Восточного Тянь-шаня, отделяя его от горной системы Бей-шаня. Продолжением этой впадины на восток В. А. Обручев считает низовье Эцзин-гола и ограничивает ее здесь горами Боро-ула с южной стороны, горами Тосту и Ноин-Богдо с северной.

Для решения вопроса, как и когда образовалась эта впадина, еще мало данных. Я думаю, что основные контуры ее уже обрисовались к тому времени, когда она была затоплена водами Хан-хая. Последнее оставило во впадине свои осадки, вообще трудно отличимые от последующих толщ, отложенных во впадине теми замкнутыми бассейнами, которые продолжали существовать после отступления Хан-хая. Подобные осадки встречены в нескольких пунктах, как В. А. Обручевым на пересечении впадины по меридиану низовья Эцзин-гола[3], так и на нашем пути, лежавшем к востоку от первого. Дальнейшие процессы, имевшие место в описываемой местности, состояли, с одной стороны, из усыхания и дробления оставшихся замкнутых бассейнов, с другой стороны, из развития деятельности преимущественно двух агентов — проточной воды и ветра. Конечные результаты, созданные работой этих деятелей, были существенно противоположными. Вода, притекающая к наиболее пониженным частям впадины, приносила с собой обломочный материал, состоявший как из частиц, родина которых лежала далеко за пределами впадины, так и из тех веществ, которые заполняли самую котловину. Так как последние состояли из относительно рыхлых ханхайских и древних озерных отложений, то они были легко [9]доступными для денудации и представляли именно то поле, в которое врезывались водные артерии, сбегающие к центральным пунктам котловины. Но в то время как деятельность воды вела к накоплению обломочного материала, ветер выдувал его из впадины и уносил далеко за ее пределы. Теперь мы застаем котловину в один из моментов борьбы между этими двумя могущественными деятелями. Изложение тех изменений, которым подвергалась описываемая страна в историческое время, удобнее начать с нынешнего ее состояния.

Воды Эцзин-гола в настоящее время собираются в двух крупных бассейнах: западном Гашун-норе (Гашиун-нор) и восточном Сого-норе (Сохо-нор)[4]. Первое из них является соленым, как показывает и его название. Вода его, по словам монголов, не годится для питья и рыбы в нем не водится. Второе озеро пресное. Как я лично убедился, воду его можно пить, хотя она несколько солоновата. В Сого-норе водится рыба, по-видимому, только одного вида, который нам удалось добыть в трех экземплярах. Окружность Сого-нора достигает верст пятидесяти, тогда как Гашун-нор имеет по крайней мере вчетверо большую периферию.

В дальнейшем изложении, чтобы не затемнять общей картины, я буду иметь в виду только главные рукава, на которые дробится Эцзин-гол в своем низовье. В урочище Баин-богдо, почти уже прорвавшись через хребет Боро-ула, Эцзин-гол распадается на две ветви. Западная из них, под именем Мерин-гола, течет в Гашун-нор и несет бо́льшую часть воды. Восточная ветвь — Ихэ-гол — в дальнейшем течении разбивается на три рукава. Западный из них — Даши-обонын-гол — больше остальных и опять-таки впадает в Гашун-нор. Два других рукава — средний Дунду-гол и восточный Мунынгын-гол — текут в Сого-нор. Таким образом, Гашун-нор получает воды в несколько раз больше, нежели восточное озеро. Из перечисленных рек мы видели только рукава Ихэ-гола, наполненные весенней водой. Они несут массу илу, частью [10]песку, так что вода, взятая из реки, отстаивается только в течение нескольких дней. Ширина, a тем более глубина этих рукавов, непостоянна, изменяясь даже в течение суток. Мунынгын-гол имеет около двадцати метров ширины и до трети метра глубины. Даши-обонын-гол в месте переправы имел около шестидесяти метров ширины и в более глубоком месте его вода заливала стремена. Дунду-гол и по величине занимает среднее место между крайними рукавами.

Из Сого-нора в Гашун-нор идет сухое русло — Хундылэн-гол (Понеречная река). Когда по нему текла вода, туземцы не помнят. На чертеже положение этого русла обозначено пунктиром. По словам одних монголов, оно идет непосредственно в Гашун-нор; по словам других, — соединяется с Даши-обонын-голом. Последнее я считаю более вероятным.

В продолжение четырех лет, предшествовавших осени 1907 года, Ихэ-гол совсем не имел воды. Вода в его руслах падала, по-видимому, постепенно. Сначала они пересыхали только в летние месяцы, причем, по словам торгаутов, Мерин-гол не пересыхал. Позже вода приходила в рукава Ихэ гола только весной. Когда они совершенно пересохли, то жители принуждены были копать колодцы. В прошлом году торгоуты наняли китайцев для того, чтобы они запрудили ближайший из трех рукавов Мерин-гола. В результате этих работ русла Ихэ-гола вновь наполнились водой. Соответственно с убылью воды в рукавах Ихэ-гола сокращался в своих размерах и Сого-нор. Начало его усыхания туземцы связывают с последним нашествием дунган, можем быть, только потому, что последнее было еще на памяти стариков. Площадь прежнего озера была больше нынешней приблизительно раза в два. Наша стоянка в урочище Торцо была верстах в шести от юго-восточного берега Сого-нора. По словам монголов, вода прежнего озера как раз доходила до нашей стоянки. Действительно, отсюда к берегу озера тянется низкая полоса с явными признаками недавнего пребывания на ней воды. Она вся затянута камышом, среди которого местами встречаются мелкие солончаковые впадинки. 9 марта, за три дня до нашего приезда, пришла большая вода. Таким образом, мы застали половодье в низовье Эцзин-гола и [11]на наших глазах вода выступала из берегов Мунынгын-гола, заливая прилегающую к ней часть упомянутой низины. Вода наполнила преимущественно крайние рукава Ихэ-гола и это обстоятельство подтверждает рассказы монголов о постоянном колебании уровня воды в руслах этой реки.

Самое озеро оставалось еще покрытым льдом. Последний кое-где оттаял только от берегов, да среди озера были большие полыньи, покрытия массами пролетных птиц. Так как на северном берегу озера были видны высокие обрывы, сложенные, вероятно, из ханхайских отложений, то нужно думать, что воды прежнего Сого-нора заливали преимущественно низину, прилегающую к нынешнему озеру с юга. Та часть этой низины, которую можно было видеть со стороны Торцо, обозначена на чертеже пунктиром. Отсюда она уходит к устьям Мунынгын-гола и Дунду-гола, значительная часть течения которых, по-видимому, тоже была залита водой прежнего озера.

Еще раньше, чем Ихэ-гол дробится на три рукава, от него отделяется сухое русло Нарин-хул (Тонкая нога), показанное на чертеже пунктиром. Прежде это была река Нарин-гол. О ней в октябре 1893 года В. А. Обручев пишет: «…дорога пересекает главный современный рукав Эцзин-гола, называемый Нарин-гол, достигающий до двадцати саж. ширины и 1—1,25 арш. глубины…»[5]. Вода исчезла в этом рукаве, по словам монголов, также пять лет тому назад в течение всего двух-трех дней и с тех пор не появлялась.

Из данных, приведенных В. А. Обручевым, видно, что в то время, когда он посетил низовья Эцзин-гола, Ихэ-гол имел значительно большее количество воды, нежели Мерин-гол. Подобное же соотношение между этими рукавами было семь лет спустя, когда вокруг озер и по нижнему течению реки проезжал А. H. Казнаков[6]. Интересно указание последнего относительно Хундылэн-гола, который будто бы имел воду и сливался с Ихэ-голом [12](Даши-обонын-голом?)[7]. Крайне интересно указание В. А. Обручева на целую сеть маленьких озер, примыкавших к восточному берегу Гашун-нора и оставшихся к западу от его маршрута, который прошел между Гатун-нором и Сого-нором[8]. Теперь между последними совсем нет озер. Так как с усыханием Сого-нора Гашун-нор возрастал, то, очевидно, его воды поглотили упомянутые мелкие озера.

Из расспросных сведений, касающихся Сого-нора, я приведу только некоторые. А. Н. Казнаков пишет: «Сохо-нор — озеро непостоянное. Монголы говорили мне, что теперь уже пятый год, как в нем много воды; раньше же озеро пересыхало»[9]. У Г. Н. Потанина находим: «О Суху-норе мне сказали, что оно теперь высохло[10]. По другому показанию, вода в озере бывает, когда вода в Эздине прибывает; в другое же время озеро осушается»[11].

К показаниям монголов нужно относиться очень осторожно, но в данном случае они все сходятся с положительными данными, свидетельствующими о непостоянстве описываемой водной системы. Перейдем теперь к еще более отдаленному времени.

К востоку от Ихэ-гола находятся развалины древнего города Хара-Хото (Хара-байшин). С северной стороны крепости видно несколько сухих русел, идущих с WSW на ONO. Когда существовал город, неизвестно. Торгоуты, пришедшие на Эцзин-гол, уже застали его в развалинах. Выкопанные нами из развалин письменные памятники, монеты и проч. должны осветить историю города. По словам торгоутов, сухое русло, идущее мимо развалин, отходит от Ихэ-гола в урочище Боток-беэрек и тянется верст на восемьдесят дальше Хара-Хото. Оно называется Хара-байшингэн-гол и на чертеже показано пунктиром. Воды его образовывали, очевидно, озеро, так как на предполагаемом месте последнего находится впадина Хадан-хошу, величина которой, [13]по рассказу проводника, превышает размеры Сого-нора. В настоящее время на дне впадины будто бы песчаные бугры с тамариском, хотя сам проводник там не был.

С рассказом проводника интересно сопоставить одно из расспросных сведений, сообщаемых Г. Н. Потаниным: «…лежит небольшая горка, которую попросту зовут Хадан-хошу („каменный мыс“)… Подле Хадан-хошу добывают соль. Сверху лежит слой в пол-аршина толщиной, который ломают кабанами; ниже другой слой, около фута толщиной, состоящий из рассыпчатых кристаллов, и прикрытый тонким слоем глины и гуджира…»[12].

По преданию торгоутов, войско (богдыхана?), пришедшее воевать с жителями Хара-Хото, покорило их тем, что запрудило воду, идущую к городу. По рассказу проводника, до тех пор не было будто бы ни Сого-нора, ни Гашун-нора. Когда отвели воду, то и образовались названные озера, первое раньше, нежели второе. Я не думаю, чтобы рассказ проводника был согласен с действительностью. Вероятно, одновременно с Хара-байшингэн-голом были рукава и к западу от него, так что войско воспользовалось уже готовыми руслами.

Из вышеизложенного о системе низовья Эцзин-гола можно сделать некоторые общие выводы. Указанная впадина Хадан-хошу продолжает собою к востоку котловину, в которой собираются в настоящее время воды Эцзин-гола, a вместе они являются продолжением обширной притяньшаньской впадины. Предстоящий переход через Аламань по кратчайшей дороге, ведущей с низовья Эцзин-гола в Дынь-юань-ин, может быть, выяснит продолжение этой впадины еще далее к востоку.

Благодаря постоянному изменению всей водной системы нижнего Эцзин-гола, наблюдения над последней получают особенный интерес. Мне кажется, что будь эта местность ближе к культурным странам, в ней была бы уже устроена станция с систематическими наблюдениями над ее водным режимом. В каком же направлении идет изменение последнего? С давних пор в котловине происходит борьба между водой и ветром. По мере того как климат делается [14]более континентальным, эоловые процессы принимают все большее участие в выработке рельефа местности. С одной стороны, они состоят в том, что ветер сглаживает те выдающиеся пункты впадины, образование которых обусловлено эрозией, с другой стороны, он выдувает из впадины как продукты своего разрушения, так и тот материал, который предварительно был переработан эродирующими процессами. В результате совместной деятельности обоих агентов ханхайские и древние озерные отложения подверглись сильному разрушению. Замкнутые бассейны, остающиеся еще на дне впадины, не являются уже постоянными. Они меняются не только в своих относительных размерах, но даже вообще меняют свои места. На протяжении известного исторического времени происходим перемещение водных артерий нижнего Эцзин-гола с востока на запад. Теперь очередь за Сого-нором. Как промежуточный бассейн, уровень которого, по-видимому, выше Гашун-нора, оно обречено на гибель. И торгоуты только временно, благодаря искусственным сооружениям, могут одержать победу над силами природы.



Примечания[править]

  1. Тангутско-тибетская окраина Китая и Центральная Монголия. Том I-ый. Изд. Императорского русского географического общества.
  2. Орография Центр. Азии… Известия Императорского российского географического общества, том XXXI, вып. III, стр. 301.
  3. Центр. Азия, Северный Китай и Нань-шань. Издание Императорского российского географического общества. Том II.
  4. Для наглядного представления о системе нижнего Эцзин-гола к заметке прилагается схематический чертеж.
  5. Центр. Азия… Том II, стр. 401.
  6. Предварит. отчет о поездке черезь Гоби… Известия Императорского русского географического общества, том XXXVI, вып. II, 161 стр.
  7. Ib., стр. 157.
  8. Ib., стр. 405. Ср. карту-маршрут № 11.
  9. Ib., стр. 157.
  10. Путешественник прошел к западу от Гашун-нора в первой половине августа 1886 года.
  11. Op. c., стр. 477.
  12. Ib., стр. 478, 2-ая сноска.