Взрыв в Рыковских копях под Юзовкой

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Взрыв в Рыковских копях под Юзовкой
Дата создания: 1908, опубл.: 1908. Источник: Журнал «Нива». 1908. №31


Нива. 1908. №27-52.pdf

При медленном разложении органических веществ между, многими другими продуктами, образуется газообразный углеводород, так называемый болотный газ, или, по химической терминологии, метан. Свое первое народное название газ получил потому, что он, как это с незапамятных времен наблюдалось людьми, образуется на болотах. Здесь, в самом деле, имеются наиблагоприятнейшие условия для его образования: масса отжившего и медленно гниющего под водою растительного вещества. Пузырьки этого газа можно заметить на поверхности воды любого болота; они срываются со дна и всплывают наверх. Если расшевелить болотное дно, например, воткнув в него палку, то газ вырывается из болотной тины целыми струями, от которых бурлит вода. При этом газ модно собрать в большом количестве. Для этого надо наполнить бутылку водою, опустить ее под поверхность воды болота, там перевернуть горлом книзу, вставить в горло воронку и в заключение энергически расшевелить палкою дно болота прямо под воронкою. Газ струею поднимется кверху, войдет через воронку в бутылку и постепенно вытеснит из нее воду.

Очень легко убедиться в том, что собранный газ горюч: стоит только поднести к горлу бутылки огонь — и газ сейчас же вспыхнет и будет гореть довольно светлым пламенем. Если этот газ смешать с воздухом и зажечь эту смесь, то она дает шумную вспышку, а если опыт произвести с большим объемом смеси, то произойдет настоящий взрыв. Бочка такой смеси при взрыв произведет уже грохот, не уступающий пушечному выстрелу.

Как известно, каменный уголь образуется при тех же условиях, при которых образуется болотный газ. Не подлежит сомнению, что в то время и в том месте, где постепенно образовывались пласты каменного угля, образовалось и огромное количество болотного газа. Конечно, часть этого газа выделилась, ушла в воздух, но некоторая часть задержалась в толще каменного угля. И наверное он еще и теперь продолжает образовываться из самого угля. При разработке каменноугольного пласта этот задержавшийся в нем газ, как это с несомненною положительностью установлено практикою каменноугольной промышленности, может выделяться с скопляться большими массами в тех ходах, которые проделываются при ломке угля. Смешавшийся здесь с воздухом газ дает ужасные взрывы, при которых гибнут десятки и сотни горнорабочих и которые разрушают подземные сооружения.

Так как предупредить скопление газа нельзя и нельзя обойтись без оснащения, работая глубоко под землею в тесных ходах, то взрывы газа в каменноугольных копях всегда были, есть и, вероятно, еще очень долго будут. При современном состоянии науки и техники имеются лишь некоторые предупредительные средства для заблаговременного распознавания скопления газа. Прекрасным указателем наступающего скопления газа служит общеизвестная лампа Деви и все ее позднейшие видоизменения. Известно, что горящий газ, будучи пропущен через частую металлическую сетку, гаснет, т.е. перестает гореть по другую сторону сетки. Поместите такую сетку посреди пламени свечи: внизу останется пламя, а поверх сетки его не будет. Между тем горючие газы проходят через сетку; стоит поднести зажженную спичку к верхней части сетки и газы тотчас вспыхнут. Отсюда понятно, что если пламя лампы заключить в колпак из частой металлической сетки и внести эту лампу в помещение, наполненное горючим газом, то газ, пройдя через сетку к пламени, там, внутри сетки загорится, но пламя наружу не проникнет; газ будет гореть лишь внутри сеточного колпака. На этом начале и основано устройство некоторых предохранительных ламп. Когда внутри их свет явно усилится, то это значит, что в помещении скопился газ. Тогда лампы надо тушить, всем рабочим немедленно выбираться вон, а все пространство копи энергически проветривать, чтобы удалить газ.

Услуга этих ламп особенно драгоценна, потому, что трудно иными путями обнаружить присутствие зловредного газа. Людям он не слышен, не ощутим. У него нет ни цвета, ни вкуса, ни запаха, и он безвреден для человека в том количестве, в каком уже страшно опасен, как взрывчатое вещество. Люди начинают чувствовать себя нехорошо только тогда, когда в воздухе помещения находится около 10% болотного газа; и эта дурнота сразу проходит, как только человек выбирается на свежий воздух. Но предохранительные лампы полезны при постепенном, медленном выползании газа из толщ каменного угля. А могут быть и случаи, когда сразу, при отвале крупного пласта, хлынет из какой-нибудь пустоты в пласт целая масса газа; и тогда малейшая неосторожность какого-нибудь беспечного рабочего, не поостерегшегося с огнем, может мгновенно вызвать страшную катастрофу.

Надо, ради полноты, упомянуть еще и о другой причине взрыва, могущего разразиться в каменноугольной копи. Всякое горючее твердое тело, если его измельчить в пыль, в неосязаемо-мелкий порошок, в смеси с воздухом взрывает подобно горючему газу и легко может причинить пожар. Кому не известно, как ярко вспыхивает мгновенно струя плаунового семени (Semen Lycopodii), если его вдунуть в пламя свечи? В доброе старое время таким нехитрым способом в театрах воспроизводили закулисную молнию. Известны огромные пожары на мельницах, происшедшие от взрыва мучной пыли. Точно так же и в каменноугольных копях могут быть от воспламенения мельчайшей угольной пыли, пропитывающей воздух подземных ходов копи.

Страшное бедствие от взрыва не то газа, не то угольной пыли произошло недавно у нас а Донецком каменноугольном бассейне, на копях, так называемый Рыковских, находящихся близ Юзовки. В настоящее время эти копи принадлежат богатому Екатерининскому Обществу, хозяевами которого со стороны финансовой состоят французские капиталисты. Это глубочайшая из наших каменноугольных копей, доходящая до глубины 200 сажень[1]. Донецкие копи изобилуют болотными газами, а Рыковская в этом отношении пользуются особенно дурно. славною. Там была крупная катастрофа еще в 1899 году, когда погибло до сотни народа. На этот раз бедствие приняло гораздо более крупные размеры.

Несчастье произошло 18 июня, в 8 часов вечера. В 6 часов вечера произведена была смена рабочих, и в глубину шахты спустили свежую смену, в состав которой входило 388 человек. Немногие из них благополучно выбрались на свет Божий! Никто не заприметил и не запомнил никаких особых указаний, по которым можно было бы опасаться несчастья. Партия, бывшая раньше на работе в шахте, не имели никаких поводов предупреждать сменщиков ее о какой бы то ни было опасности… В 8 часов вечера далеко по окрестностям прокатился зловещий рокот подземного взрыва. Местное население, знающее что мог означать этот грохот, кинулось к месту, откуда он раздался. Из жерла шахты хлынуло пламя. Раздался протяжный свисток — сигнал бедствия.

Немедленно к месту происшествия, вместе с толпами обезумевших от страха родственников работавшей под землею смены, явились спасательные артели с разных рудников. Спуск в шахту тотчас после взрыва грозил смельчакам страшную опасностью. Однако, такие смельчаки все-таки нашлись и, рискуя жизнью, устремились в подземелье. Их скоро подняли обратно: большинство лишились чувств из-за спертого воздуха. Но, одному из них все-таки удалось кое-что рассмотреть и расследовать: он мог указать где лежат убитые взрывом люди. Приступили к расчистке шахты, которая после ужасного взрыва, конечно, всегда загромождается обломками. Скоро, по счастью, удалось окончить эту расчистку и приняться за розыски и извлечения рабочих. Много людей нашли в главной продольной галереи копи. Здесь, между прочим, напали на группу, состоявшую из восьми человек живых и мало пострадавших. Они все накрыли лица мокрыми тряпками, сквозь которые и дышали. В другом месте нашли человека уже едва живого, но его удалось привести в чувства; нашли кое-кого живых и мало пострадавших и еще в разных местах. Но из остальных живых немного было не пострадавших. Были изуродованные, обожженные, были мгновенно помешавшиеся. Всех их извлекли и окружили заботливым врачебным уходом. Работа спасательных артелей шла 18, 19, 20 и закончилась лишь 21 июня. За 19 июня удалось извлечь 218 трупов, 20-го — еще 19 трупов. 20 числа хоронили 218 человек, 21-го — еще 25, 22-го — 14. Все рабочие были застрахованы, и совету съезда горнопромышленников юга России предстоит выдать семьям погибших до полмиллиона, а по другим известиям — до 700 тысяч рублей.

Но, следует думать, что эти ужасные бедствия составляют печальную привилегию нашего отечества. Они бывают везде, где широко развито горное дело, а особенно в местах обширной добычи каменного угля. Вообще при горных работах на долю собственно взрывов рудничного газа приходится от 1/5 до 1/4 общего числа погибших. Затем, по размерам бедствия, наша последняя катастрофа, хотя и принадлежит к числу крупнейших, но первенство и тут остается не за Россией, а за Англией. Там, в 1866 году, при взрыве газа в копях Oaks colliery, в Иоркшайре[2], погибло 360 человек.

Нива. 1908. Катастрофа на Рыковском руднике 01.jpg
Общий вид похоронной процессии
Ряды гробов с трупами погибших

Примечания[править]

  1. 432 метра
  2. Йоркшире