Волостное делегатское собрание крестьянок (Арманд)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Волостное делегатское собрание крестьянок
автор Инесса Федоровна Арманд
Опубл.: 1920. Источник: az.lib.ru

Арманд И. Ф. Статьи, речи, письма.

М., Политиздат, 1975.

ВОЛОСТНОЕ ДЕЛЕГАТСКОЕ СОБРАНИЕ КРЕСТЬЯНОК[править]

Вопрос о волостном делегатском собрании крестьянок вызвал на последнем Всероссийском совещании губернских организаторов по работе среди женщин очень оживленную дискуссию.

Еще раньше в самом Центральном отделе мнения по этому вопросу разделились. Большинство отдела высказалось против волостных делегатских собраний, и только небольшое меньшинство высказалось за них.

Последнее совещание показало, что жизнь вполне оправдала мнение меньшинства отдела. Представительницы с мест, высказавшиеся по этому вопросу на совещании, все без исключения отстаивали необходимость делегатских собраний в волостях, без которых, по мнению некоторых из выступавших, наша работа в деревне вообще висела бы в воздухе. А из докладов с мест видно, что в тех губерниях, где нашими отделами велась работа среди крестьянок, всюду возникали и волостные делегатские собрания, и нигде эти собрания не сеяли той розни между крестьянином и крестьянкой, которой так опасались противники делегатских собраний.

Деревня еще очень отстала и темна, это верно, и в связи с этим часть крестьян на первых порах с неудовольствием смотрит на то, что бабы посещают какие бы то ни было собрания, и вообще занимаются общественным делом (то же самое на первых порах замечалось и среди отсталых слоев рабочих). Некоторые крестьяне даже заявляют нашим товарищам: «Что вы делаете? Благодаря вашим собраниям бабы совсем от рук отобьются!» Бывало немало случаев, когда темный крестьянин избивал жену, дочь, даже вовсе их изгонял из дому за то, что они ходят на собрания коммунистов или сами становятся коммунистками.

Отсталость и глубоко укоренившиеся предрассудки деревни свойственны, конечно, не только одним мужчинам. Матери-крестьянки тоже не пускают дочерей на собрания. Например, я знаю такой случай, когда крестьянки одного села хотели утопить свою односельчанку за то, что она одной из первых в селе стала коммунисткой и выступала перед ними с коммунистической проповедью.

Путь женщины к коммунизму, полному освобождению, особенно труден и тернист, потому что ей приходится для этого пробивать толщу предрассудков, накопившихся веками, которые не так-то легко изжить. А вследствие общей темноты деревни, особой отсталости семейных форм — путь крестьянок особенно труден. Неправы, конечно, товарищи, которые утверждают, что в деревне у нас и сейчас существует родовая семья. В такой абсолютной форме это утверждение неверно. Но несомненно, что в деревне осталась еще масса мусора, масса обломков старой семьи… По закону Советской республики крестьянка, как и работница, получила полное равноправие. Но она совершенно не умеет еще пользоваться своими правами и по-прежнему находится под властью мужа, отца, свекра. Эта отсталость семейных форм отстраняла крестьянку от всякой общественной жизни в гораздо большей мере, чем работницу. Работнице мешали, конечно, семья и хозяйство. Но работница жила в городе, работала на заводе, участвовала в забастовках и демонстрациях, ходила на митинги и собрания. Работница за последнее десятилетие прошла уже известную политическую школу. Крестьянка ничего не видала, кроме своей избы и своего поля, и от общественной жизни она была абсолютно отстранена. Потому-то смешно говорить, что к крестьянке не нужно особого подхода, как утверждают некоторые товарищи. Ей-то как раз он нужен в большей мере, чем кому бы то ни было другому.

Но некоторые товарищи возражают, что не нужно специальной работы среди крестьянок, так как по своему уровню развития крестьяне и крестьянки одинаковы, между ними нет той разницы, которая существует между рабочим и работницей. Во-первых, само это утверждение не совсем-то верно. Обособленность деревни от города давит на крестьянку в гораздо большей степени, чем на крестьянина. Это было и раньше, это есть и в гораздо большей степени сейчас. Сейчас крестьянин, призванный на красный фронт, проходит в Красной Армии определенную политическую школу. Крестьянка ничего этого не имеет. Достаточно вспомнить, что в деревне большой процент безграмотных женщин, а безграмотные мужчины — только старики, чтобы понять разницу.

К тому же целью нашей работы среди женщин в деревне не является приравнивание крестьянки к уровню сознательности крестьянина. Наша цель — привлечение крестьянки к великой борьбе, к великому строительству, начатому сейчас рабочими и работницами. И именно потому, что крестьянки до сих пор существовали в атмосфере особенно отсталых форм, мы должны добиться их пробуждения, повести среди них специальную работу, применить по отношению к ним наш специальный подход, наши специальные методы пропаганды, и в первую голову наш метод пропаганды делом, т. е. пропаганды путем непосредственного привлечения к советскому строительству.

Что такое делегатские собрания? Это отнюдь не отдельные организации работниц и крестьянок, и это в нашей пропаганде необходимо подчеркивать. Это один из лучших органов нашей пропаганды, благодаря которому мы получаем возможность длительного влияния на делегаток (делегатские собрания должны собираться систематически) и, следовательно, возможность провести среди них путем систематических бесед определенное политическое воспитание, а из лучших среди них подготовить работников. Сейчас это особенно важно как раз в деревне, где мы не можем как следует провести работу как раз из-за недостатка работников. Но главное значение делегатских собраний даже не столько беседы и доклады, которые проводятся на них, сколько пропаганда делом, путем непосредственного привлечения делегаток к работе при том или другом отделе. Мы к этому уже привлекли работниц. Мы то же самое должны сделать и для крестьянок, и на эту сторону дела нам, конечно, следует обратить особое внимание. В этой работе хорошо начинать с привлечения крестьянок к строительству детских яслей, детских садов, родильных приютов и к распределению красноармейского пайка.

Но смешно было бы, конечно, ограничиться только этим. Нужно также привлекать крестьянок к работе при ссыпных пунктах, к контролю за правильным распределением продуктов на местах и прочее.

Делегатские собрания проводились уже в некоторых губерниях — в Тамбовской, Вятской, Петроградской, Калужской, в некоторых уездах Ярославской и Московской губерний и т. д. И, по отзывам товарищей, они всюду очень помогали их работе. Делегатские собрания, между прочим, дают значительный толчок дифференциации крестьянок. В некоторых губерниях уже при выборах на делегатские собрания кулачек отстраняют и от них выборов не производится. И такой способ предпочтителен. В других местах выбирают от всех, но тогда дифференциация происходит уже на собрании и кулачки отпадают.

В Московской губернии был такой любопытный случай. На одном волостном делегатском собрании присутствовала и небольшая кучка кулачек. После доклада о Коммунистической партии кулачки вышли и устроили свое сепаратное совещание. Когда они вернулись в зал, одна из них заявила, что они за самодержавие и за старый строй. В ответ на это остальные крестьянки заявили, что только что говорившая ни в каком отношении не выражает общего мнения, что они за Советскую власти и хотят идти рука об руку с работницами. Кулачкам пришлось покинуть собрание. Один такой факт имеет, конечно, громадное значение для политического развития крестьянок.

Из всего этого следует, что в волостях мы должны проводить делегатские собрания крестьянок. К этому же заключению пришло и Всероссийское совещание губернских организаторов отделов работниц.

Елена Блонина
"Коммунистка", 1920. № 1—2, стр. 34—35